А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дом стрелы" (страница 21)

   Глава 22
   Машинка «Корона»

   Рука детектива мягко опустилась на плечо Фробишера, призывая молчать, и для этого предупреждения имелись все основания. Подвески люстры сверкали, словно бриллианты, зеркала позади канделябров увеличивали количество лампочек, и посреди ярко освещенной комнаты стояла Бетти. Вечернее платье из черного бархата оттеняло белизну ее плеч; от аккуратно причесанных, отливающих бронзой волос и до черных атласных туфель она выглядела настолько безупречно, словно ее только что извлекли из подарочной коробки. Бетти весело смеялась, глядя на завязанный меток, лежащий на диване, который дергался и извивался, как рыба на берегу. Джим Фробишер понимал, что а мешке кто-то есть, и веселье Бетти казалось ему чудовищно бессердечным. Она даже хлопала в ладоши от радости, и в груди у Джима холодело, когда он слышал эти звуки.
   Вскоре Бетти перестала смеяться.
   – Можешь выпустить ее, Франсина, – сказала она.
   Покуда горничная разрезала ножницами узел мешка, Бетти села за письменный стол спиной к дивану и отперла ящик. Мешок оказался на полу, а на диване осталась Энн Апкотт в усыпанном блестками бальном платье, со связанными за спиной руками и крепко стянутыми лодыжками. Волосы девушки были растрепаны, лицо покраснело. Она жадно хватала воздух и явно не понимала, где находится, глядя на Бетти и Франсину, как будто видела их впервые в жизни. Инстинктивно шевельнув связанными запястьями, Энн закрыла глаза и застыла на диване, так что, если бы не тяжелое дыхание, трое мужчин едва ли поверили бы, что она еще жива.
   Тем временем Бетти достала из ящика сначала пузырек, наполненный до середины светло-желтой жидкостью, а затем маленький сафьяновый футляр, откуда она извлекла шприц и иглу, соединив их.
   – Все готово? – спросила Бетти, вынимая пробку из пузырька.
   – Да, мадемуазель, – хихикнула Франсина, но, бросив взгляд на пленницу, испуганно ойкнула.
   Энн уставилась на нее странным немигающим взглядом. Было невозможно определить, узнает ли она горничную.
   – Не смотрите на меня! – взвизгнула Франсина и, вздрогнув, добавила: – Это ужасно, мадемуазель! Как будто мертвец наблюдает за вами, пока вы ходите по комнате.
   Бетти с любопытством обернулась к дивану, и глаза Энн переместились на нее. Казалось, этого обмена взглядами было достаточно, чтобы Энн пришла в себя. Когда Бетти стала наполнять шприц жидкостью из пузырька, на лице Энн отразилось недоумение. Она попыталась сесть и, обнаружив, что не может этого сделать, напрягла связанные запястья и лодыжки, застонав от боли.
   – Бетти! – прошептала Энн.
   Бетти повернулась, держа шприц наготове. Ее верхняя губа слегка приподнялась, а выражение глаз повергло Фробишера в ужас. Джим уже видел этот взгляд, когда Бетти лежала на кровати миссис Харлоу ради эксперимента Ано, а он задержался в «Сокровищнице» с Энн Апкотт. Тогда этот взгляд казался ему непостижимым, но сейчас был ясен как день. Он означал убийство, и Энн это понимала. Беспомощно лежа на диване, она шевельнула дрожащими губами, с ужасом глядя на Бетти.
   – Это ты сделала так, что меня привезли сюда! Ты нарочно отправила меня к мадам ле Ве. И анонимное письмо тоже написала ты! – Она содрогнулась. – Ты – Бич!
   Энн снова напряглась, тщетно пытаясь освободиться от пут. Бетти поднялась со стула и подошла к ней со шприцем в руке.
   – Что это? – вскрикнула несчастная пленница, увидев шприц. Страх придал ей сверхъестественную силу. Энн удалось встать на пол. – Ты собираешься… – Она оборвала фразу. – Нет! Не может быть!
   Бетти положила руку на плечо Энн, наслаждаясь местью.
   – Как ты думаешь, чье лицо склонялось над тобой в темноте? – тихо спросила она. – Догадайся, Энн! Твой язык слишком опасен. Ты стала чересчур болтливой и любопытной. Что ты делала вчера вечером в «Сокровищнице» с часами в руке, а? Не можешь ответить, дурочка? – Голос Бетти оставался таким же тихим, но теперь в нем звучала смертельная ненависть. – К тому же ты начала мне мешать.
   Рука Ано стиснула плечо Фробишера. Вот подлинное объяснение ненависти Бетти. Энн Апкотт знала слишком много, узнавала все больше и больше и в любой момент могла добраться до истины. Ее исчезновение походило бы на паническое бегство и было бы равносильно признанию. Но куда сильнее этих соображений Бетти побуждало желание избавиться от соперницы.
   – Всю неделю ты путалась у меня под ногами, – продолжала Бетти. – И вот тебе награда за это. Тебя привезли сюда, связанную по рукам и ногам. Водяная лилия! – Она смотрела на свою дрожащую от ужаса жертву в тонком блестящем платье, белых шелковых чулках и атласных туфельках. – Пятнадцать минут, Энн! Этот глупый детектив был прав! Именно через столько времени действует яд отравленной стрелы!
   Глаза Энн широко открылись. Кровь прилила к ее лицу и отхлынула вновь, сделав его еще белее, чем раньше.
   – Яд стрелы! – воскликнула она. – Значит, это была ты, Бетти! О! – Энн упала бы лицом вниз, но Бетти Харлоу толкнула ее на диван. До последнего момента Энн не сознавала, что Бетти повинна в убийстве ее благодетельницы. Теперь ей стало ясно и это, но у нее не оставалось ни малейшей надежды на спасение. Внезапно она разразилась слезами.
   Бетти Харлоу опустилась на диван рядом с Энн, наблюдая за ней с мстительной радостью. Рыдания девушки звучали музыкой в ее ушах. Ей не хотелось, чтобы они прекратились.
   – Ты пролежишь здесь одна в темноте всю ночь, – сказала она, склонившись над Энн. – А завтра Эспиноса похоронит тебя под каменными плитками кухни.
   Вцепившись одной рукой в предплечье Энн, Бетти другой рукой поднесла шприц, но тут послышался пронзительный крик Франсины.
   – Смотрите! – Горничная указала на дверь. Теперь она была открыта, и на пороге стоял Ано.
   Бетти побледнела и застыла, как восковая статуя, глядя на дверь. Потом молниеносным движением она вонзила иглу себе в предплечье и надавила на поршень шприца.
   Фробишер с криком ужаса рванулся вперед, чтобы помешать ей, но Ано оттащил его.
   – Я предупреждал вас, мосье, чтобы вы не вмешивались, – произнес он свирепым тоном, которого Джим еще никогда от него не слышал.
   Бетти бросила шприц на пол и встала в полный рост.
   – Пятнадцать минут, мосье Ано, – с вызовом заявила она, – и вам до меня уже не добраться!
   Детектив презрительно засмеялся и погрозил ей пальцем:
   – Подкрашенная вода не убивает, мадемуазель.
   Бетти покачнулась:
   – Вы лжете!
   – Посмотрим.
   Уверенный тон Ано убедил Бетти. Она метнулась к письменному столу, но детектив не менее проворно схватил ее за запястья.
   – Ну нет, не выйдет! Моро! – окликнул он полицейского, кивнув в сторону Франсины. – А вы, мосье Фробишер, будьте любезны освободить эту молодую леди.
   Моро выволок из комнаты отбивающуюся Франсину Роллар и запер ее в надежном месте. Джим взял ножницы, разрезал веревки на запястьях и лодыжках Энн и развязал их. Отодвинув стул от стола, Ано усадил на него Бетти и поднял одну из веревок, которые Фробишер бросил на пол. Вскоре Бетти оказалась в наручниках и с лодыжками, привязанными к ножке стула, а детектив прижимал носовой платок к кровоточащей ране на руке. Бетти укусила его как дикий зверь, попавший в западню.
   – Да, вы предупредили меня, мадемуазель, во время нашей первой встречи, что не носите часы, потому что ненавидите, когда вам что-то сжимает запястья, – с усмешкой сказал Ано. – Я забыл об этом. Примите мои извинения.
   Вернувшись к письменному столу, он сунул руку в ящик, достал оттуда картонную коробочку и поднял крышку.
   – Пять! Именно так! – Ано подошел к смертельно бледному Фробишеру, стоящему у стены, и показал ему коробочку. – Смотрите!
   В коробочке было пять белых таблеток.
   – Мы знаем, где шестая. Вернее, знаем, где она была. Сегодня я отдал ее на анализ. Цианистый калий, друг мой! Разгрызите одну таблетку – и вы умрете не через пятнадцать минут, а через долю секунды!
   Джим склонился вперед и шепнул на ухо Ано:
   – Оставьте таблетки в пределах ее досягаемости!
   Его первым инстинктивным стремлением было помешать Бетти убить себя. Теперь же он отчаянно молился, чтобы ей удалось это сделать. В глазах Ано мелькнула жалость.
   – Не имею права, мосье. – Он повернулся к Моро: – В углу Мезон-Гренель ждет машина.
   Моро отправился на ее поиски, а детектив подошел к Энн Апкотт, которая сидела на диване, опустив голову, дрожа всем телом.
   – Мадемуазель, – заговорил он, – я должен извиниться и дать вам объяснения. Я никогда не верил, что вы виновны в убийстве мадам Харлоу. Я был убежден, что вы не прикасались к жемчужному ожерелью, задолго до того, как его обнаружил. Я верил каждому слову истории, которую вы рассказали нам в саду. Но я молчал об этом, так как, лишь притворясь уверенным в вашей виновности, мог защитить вас в течение последней недели вашего пребывания в Мезон-Гренель.
   – Благодарю вас, мосье, – отозвалась Энн, тщетно пытаясь улыбнуться.
   – Но я должен извиниться перед вами за происшедшее этой ночью, – продолжал Ано. – Я делаю это со стыдом. У меня не было сомнений, что вас привезут сюда, оставив в нежных ручках мадемуазель Бетти, и я пришел, чтобы избавить вас от них. Но у меня никогда в жизни не было более сложного дела – такого ясного для меня и с таким малым количеством доказательств для суда. Я должен был получить доказательства и был уверен, что найду их сегодня ночью в этой комнате. Однако прошу вас мне верить – если бы я хоть на миг представил себе жестокое обращение, которому вы подвергнетесь, то пожертвовал бы этими доказательствами. Умоляю простить меня.
   Энн Апкотт протянула руку.
   – Мосье Ано, – просто ответила она, – если бы не вы, меня бы сейчас не было в живых. Я бы лежала здесь в темноте и одиночестве, как мне обещала Бетти, в ожидании Эспиносы… и его лопаты. – Она так сильно вздрогнула, что диван покачнулся.
   – Вы должны забыть об этих несчастьях, – мягко произнес Ано. – У вас есть молодость, как я говорил вам раньше. Пройдет немного времени, и…
   Его прервало возвращение Никола Моро в компании комиссара Жирардо и двух жандармов.
   – Франсину Роллар уже увели? – осведомился Ано.
   – Сейчас уводят, – сухо отозвался Моро. – Можете ее слышать.
   Из коридора доносились шарканье ног и женский голос, выкрикивающий ругательства. Потом звуки стихли.
   – Мадемуазель Харлоу не доставит вам столько хлопот, – сказал детектив.
   Бетти съежилась на стуле, отвернувшись и что-то бормоча себе под нос. Она ни разу не взглянула на Джима Фробишера с тех пор, как он вошел в комнату.
   Наклонившись, Моро развязал Бетти лодыжки, а высокий жандарм поставил ее на ноги. Но колени девушки подогнулись – силы покинули ее. Жандарм поднял ее, как ребенка, и направился к двери, но Джим преградил ему дорогу.
   – Стойте! – крикнул он. – Мосье Ано, только что вы сказали, что верите каждому слову истории мадемуазель Энн.
   – Это правда.
   – Значит, вы верите, что мадам Харлоу была убита в половине одиннадцатого вечера двадцать седьмого апреля. А в это время мадемуазель Бетти была на балу у мосье де Пуйяка! Вы должны ее освободить!
   – А как насчет событий этой ночи? – отозвался Ано. – Пожалуйста, отойдите.
   Джим неохотно шагнул в сторону. Когда Бетти выносили из комнаты, он стоял с закрытыми глазами и с таким горестным выражением лица, что Ано довольно неуклюже попытался его утешить:
   – Для вас это был поистине горький опыт, мосье Фробишер.
   – Вам следовало с самого начала все мне рассказать! – огрызнулся Джим.
   – А вы бы мне поверили, если бы я это сделал? – Так как Фробишер промолчал, Ано добавил: – Я рассказал больше, чем вы думаете, и пошел на страшный риск, чего, как я теперь знаю, не имел права делать. – Он повернулся к Моро: – Когда они уйдут, заприте ворота и входную дверь, а ключи принесите мне.
   Жирардо уложил в пакет раствор яда, шприц, таблетки цианида и обрывки веревки.
   – Здесь есть еще кое-что важное, – заметил Ано и, склонившись над письменным столом, поднял большой и плоский черный футляр. – Вы должны это узнать, – обратился он к Джиму, передавая комиссару футляр от пишущей машинки «Корона». Судя по его весу, машинка находилась внутри. – Да, – продолжал детектив, когда дверь за Жирардо закрылась. – Эта комната служила фабрикой производства анонимных писем. Здесь накапливалась информация, здесь печатались письма, отсюда они рассылались.
   – Шантажирующие письма с требованием денег! – воскликнул Джим.
   – Некоторые из них, – кивнул Ано.
   – Но у Бетти Харлоу было достаточно денег. А если бы ей понадобилось больше, она могла только попросить.
   Ано покачал головой.
   – Шантажисту денег никогда не достаточно. Тем более, когда его самого начинают шантажировать.
   Фробишера внезапно охватил гнев. Ведь Ано и он пришли к выводу, что в этих преступлениях замешана целая шайка. Возможно, Бетти была ее членом или даже главой, но неужели остальные должны выйти сухими из воды?
   – Есть и другие! – воскликнул он. – Человек, который ехал на том мотоцикле.
   – Младший брат Эспиносы, – отозвался Ано. – Вы обратили внимание на его акцент, когда остановились у развилки в Валь-Терзон? Больше ему не садиться в свой мотоцикл.
   – А человек, который принес… мешок?
   – Морис Тевне, – усмехнулся детектив. – Молодой многообещающий новичок. Сейчас он в участке. Ему никогда не дождаться от меня доброго слова, которое откроет для него путь в Париж.
   – А сам Эспиноса, который должен был прийти сюда завтра… – Джим осекся, глядя на Энн.
   – И который убил Жана Кладеля, – добавил Ано. – Глупец! К чему использовать каталонский нож каталонским же способом? – Он посмотрел на часы. – Несомненно, Эспиноса уже за решеткой. Как и другие, мосье, о которых вы никогда не слышали. Сеть была раскинута достаточно широко, так что можете не опасаться, что кто-то ускользнул.
   Моро вернулся с ключами и передал их Ано. Детектив спрятал ключи в карман и подошел к Энн Апкотт.
   – Сейчас я не стану донимать вас вопросами, мадемуазель. Завтра вы расскажете мне, почему вы отправились на бал к мадам ле Ве. Это выглядело так, будто вы собираетесь бежать, что, конечно, не было правдой. Завтра вы сообщите мне подлинную причину и то, что произошло с вами там.
   Энн содрогнулась, вспомнив недавние события, но спокойно ответила:
   – Да, я все вам расскажу.
   – Отлично. Тогда мы можем идти.
   – Идти? – удивленно переспросила Энн Апкотт. – Но ведь вы заперли пас в доме.
   Ано рассмеялся. Детектив приготовил сюрприз для девушки, и он обожал сюрпризы собственного производства.
   – Думаю, мосье Фробишер уже обо всем догадался. Этот дом, Отель де Бребизар,[48] по прямой линии находится очень близко от Мезон-Гренель. Между ними находится лишь ряд домов на улице Шарля-Робера. Его построил Этьен Бушар де Гренель, председатель парламента в период царствования Людовика XV, причем этот достойный человек построил его одновременно с Мезон-Гренель. После этого он поселил здесь даму из провинции, у которой дом позаимствовал название – мадам де Бребизар. Никакого скандала не произошло, ибо председатель никогда не являлся с визитами к мадам. И по понятной причине. Между этим домом и Мезон-Гренель он соорудил потайной ход.
   Фробишер был изумлен. Ано похвалил его за проницательность, которой он не обладал. Ум и сердце Джима были заняты событиями этого вечера, так быстро сменяющими друг друга, что ему не хватало времени на размышления.
   – Каким образом вы это обнаружили? – спросил он.
   – Узнаете в свое время. А сейчас удовлетворимся фактами. После смерти Этьена де Гренеля секрет подземного хода был утерян. К тому же потолок, очевидно, обрушился, завалив коридор. В конце восемнадцатого века Отель де Бребизар и Мезон-Гренель оказались у разных владельцев. Но Саймон Харлоу открыл секрет. Он купил Отель де Бребизар, восстановил потайной ход и стал пользоваться им с той же целью, что и старый Этьен де Гренель, ибо мадам Равьяр жила здесь несколько лет, пока смерть мужа не позволила ей выйти замуж за Саймона. Моя маленькая лекция окончена. Пошли!
   Ано поклонился Энн, словно лектор – аудитории, и отпер двойные дверцы большого шкафа в стенной нише. Энн удивленно вскрикнула. За дверцами не было полок, а под приподнятой нижней доской виднелись ступеньки, ведущие вниз, в глубь стены.
   Детектив достал фонарик.
   – Возьмите его, мосье Фробишер, и идите вперед с мадемуазель. Я выключу свет и последую за вами.
   Но Энн подошла к Ано и взяла его за руку.
   – Я пойду с вами, – сказала она. – Я еще не слишком твердо держусь на ногах.
   Оба мужчины понимали, что это всего лишь предлог. Джим Фробишер считал Энн виновной в краже и убийстве, поэтому она отшатнулась от него к человеку, не сомневавшемуся в ее невиновности. И это было не все. Недоверие Джима ранило девушку в самое сердце. Фробишер склонил голову в знак согласия и, включив фонарик, начал спускаться по узким ступенькам. Моро следовал за ним.
   – Вы готовы, мадемуазель? – спросил Ано.
   Обняв ее за талию, он повернул выключатель, и комната погрузилась во мрак. Но луч фонаря освещал ступеньки, и они двинулись следом за Фробишером и Моро. Ано закрыл дверцы шкафа и запер их на задвижку.
   – Не споткнитесь на лестнице, мадемуазель, – предупредил он.
   Когда голова детектива оказалась ниже уровня верхней ступеньки, он велел Джиму остановиться и поднять фонарь, после чего опустил нижнюю доску шкафа. Под ней оказалась свисающая вниз крышка люка. Ано поднял ее и закрыл на засов.
   – Можем идти дальше.
   Еще десять ступенек привели их в маленький сводчатый «холл», откуда тянулся в темноту выложенный кирпичом коридор. Они шли по нему, пока не добрались до ступенек, ведущих наверх.
   – Куда же выходит эта лестница, друг мой? – спросил дно у Фробишера. Его голос отдавался в туннеле гулким эхом.
   Джим, вспомнив вечер, когда он, Энн и Бетти сидели в саду и глаза Энн шарили во мраке среди сикоморов, быстро ответил:
   – В сад Мезон-Гренель.
   Детектив усмехнулся.
   – А вы что скажете, мадемуазель?
   Лицо Энн омрачилась.
   – Теперь я поняла. – Она поежилась и плотнее закуталась в накидку. – Давайте поднимемся и посмотрим.
   Ано возглавил шествие. Опустив крышку люка над верхней ступенькой, он нажал пружину и отодвинул панель.
   – Подождите, – сказал он, вылезая из люка и включая свет.
   Энн Апкотт, Джим Фробишер и Моро выбрались следом за ним из портшеза Саймона Харлоу в «Сокровищницу».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация