А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Аластор-2262" (страница 13)

   Раздался еще один всплеск – это защитник «Бакланов» отправил в бассейн правого края Часта. А в ушах не переставали звенеть призывные выкрики лорда Генсифера:
   – Опа-на! Опа-на! Вариант тринадцать – тридцать. Глиннес, вперед. Лючо, бери на себя защитника! Опа-на!
   Зеленый свет сменился красным. Теперь Дензель Уорхаунд отдавал распоряжения и вместе с шестом подошел к центральному рву. В это же самое время вперед бросились центральные защитники, сразу оба против одного Глиннеса, но встретили достойный отпор и после нескольких ударов Глиннеса в грудь и по бокам даже столкнулись друг с другом. Глиннес с помощью трапеции перескочил на третью трассу, которая вела прямо к пьедесталу с шейлой, но защитники пришли в себя и один из них бегом бросился к лицевой линии, чтобы успеть прикрыть подходы к пьедесталу. Тем временем оба центральных защитника тоже перескочили вслед за Глиннесом на третью трассу и почти уже догнали его. Вовремя остановившись, он отправил в воду одного из них, а подоспевший на подмогу Сават – другого, после чего они оба устремились к пьедесталу, имея впереди себя только двоих защитников. Снова загорелся зеленый свет. Сзади послышались истошные вопли лорда Генсифера, затем прозвучал гонг. Глиннес обернулся и увидел, что один из форвардов «Бакланов» стоит на пьедестале рядом с Зурани, держа в руке золотое кольцо, служившее пряжкой ее одеяния. Игра прекратилась. Лорд Генсифер нехотя отсчитал выкуп Дензелю Уорхаунду.
   Игроки команд вернулись на свои исходные позиции. Лорд Генсифер произнес раздраженно:
   – Провал – вот точное слово! Нас наказали за то, что мы еще не проснулись как следует. Ведь по сути, они нам не ровня – они выиграли чисто случайно.
   Глиннес едва сдержался, чтобы не процитировать старую прописную истину: в хассэйде не бывает случайностей. Вместо этого он сказал:
   – Давайте давить на них по всему полю, переход за переходом, не позволяя им прорываться к нашим защитникам!
   Ведь «Бакланы», отметил он про себя, выиграли гейм с помощью простейшего финта, благодаря которому один из них вихрем проскочил мимо зазевавшегося Рамоса.
   Лорд Генсифер и на этот раз не обратил внимания на предложение Глиннеса.
   – Повторим «Атаку через центр», только выполним ее на этот раз как полагается! Полузащитники подстраховывают боковые трассы. Края устремляются в брешь, пробитую инсайдами. Не позволим больше этим простофилям окунуть нас в воду!
   Игроки заняли исходные позиции. Раздался гонг и зеленый свет открыл перед «Горгонами» возможность наступательных действий.
   – Тринадцать – тридцать, опа-на! – вскричал лорд Генсифер. – Гоним их до самого кольца на животе у шейлы.
   Снова форварды «Бакланов» не стали мешать Савату и Глиннесу преодолеть центральный ров. На этот раз они, однако, совершили перескок за спиной у Глиннеса и к огромной его досаде подсекли его своими буфами сзади. Он, возможно, все же устоял бы на ногах, если бы не подоспевший на трапеции один из полузащитников не столкнул бы его в бассейн.
   Больше всего на свете ненавидел Глиннес вот такое вынужденное купание. Оказаться в холодной воде само по себе было не очень-то приятно, но хуже всего было то, что холодная ванна унижала его чувство собственного достоинства. В препротивнейшем настроении он побрел по дну бассейна под решеткой из трасс и переходов и, громко шлепая мокрыми подошвами, поднялся по лесенке на лицевую зону «Горгон». Он появился здесь в самый нужный момент и бросился наперерез к одному из крайних нападающих противника, который уже успел проскочить почти к самому пьедесталу. С удвоенной в результате холодного купания яростью он обрушил на противника целый град тычков и боковых ударов и успокоился только тогда, когда тот вверх тормашками полетел в бассейн.
   Зеленый свет.
   – Сорок пять – двенадцать! – вскричал лорд Генсифер. Глиннес аж взвыл – наиболее сложная из всех подготовленных лордом Генсифером комбинаций, «Граната» или двойная диагональ. Ничего не оставалось другого, как тут же рвануться вперед. Вот сейчас он себя покажет! Форварды дружно пересекли ров и, не встретив противодействия на центральном переходе противника, веером разошлись в разных направлениях, поддерживаемые сзади полузащитниками. Единственная слабая надежда на успех, подумалось Глиннесу, заключалась в том, чтобы достичь шейлы «Бакланов» до того, как ошеломленные поначалу соперники подберутся к шейле Зурани. Защитники «Бакланов» чуть сместились, чтобы прикрыть центр. По одному полузащитнику с каждой стороны унесла первая волна атаки «Горгон», и тогда лорд Генсифер послал вперед, через ров, двоих защитников, успев им крикнуть об этом на мгновенье до того, как зажегся красный свет.
   Дензель Уорхаунд все это время стоял, хладнокровно ухмыляясь, под охраной своего бакена. Как только наступил его черед распоряжаться действиями игроков, двое защитников «Горгон» были перехвачены и сброшены в бассейн. Глиннес, Сават и оба края, осознав, какая опасность грозит команде, помчались во весь опор назад, чтобы прикрыть пьедестал. Глиннес достиг своей зоны защиты как раз вовремя и, отогнав одного из «Бакланов» от пьедестала, отправил купаться. Лючо проделал то же самое с другим, но к этому времени уже почти вся команда противника штурмовала базовую зону вокруг пьедестала. Но тут подоспели выбравшиеся из воды защитники, мокрые и злые, и благодаря преимуществу в весе и охватившей их ярости отогнали «Бакланов» назад. Зеленый свет.
   – Сорок пять – двенадцать! – снова завопил лорд Генсифер. – Вот теперь мы их дожмем, ребята – дорога открыта! Вперед!
   Глиннес, прейдя в бешенство от такой бестолковости капитана, все же отказался от дальнейших действий по защите шейлы и бросился выполнять команду капитана с другими нападающими. Легкие, но проворные защитники «Бакланов» кинулись за ними вдогонку… Гонг! Каким-то чудом (благодаря не столько проворству или хитроумию, а вследствие обыкновенного разгильдяйства со стороны защитников «Горгон») одному из полузащитников противника удалось достичь пьедестала и схватиться за золотое кольцо у талии Зурани.
   Дрожащими пальцами лорд Генсифер еще раз отсчитал выкуп. При разборке он даже охрип, настолько разволновался.
   – Вы не выполняете то, что от вас требуется. Нам не победить, если все будут едва ноги переставлять, как лунатики! Мы должны отобрать инициативу у этих парней! Ведь они еще совсем мальчишки! На этот раз давайте, в конце концов, сделаем все, как положено! Еще раз двойная диагональ, и каждый пусть занимается только своим делом!
   Гонг. Зеленый свет. Подбадривающий клич лорда Генсифера «Опа-на!» и «Горгоны» разворачиваются в двойную диагональ своего капитана.
   Двойной гонг, обозначающий остановку в связи с нарушением правил. Это сам лорд Генсифер схватил пальцами буф одного из полузащитников «Бакланов» и был препровожден в штрафной бассейн с тыльной стороны лицевого перехода «Бакланов», где и остался, понуро сгорбившись и еле сдерживая ярость. Временно исполнять по обязанности капитана стал Глиннес, хотя и остался чистым нападающим.
   Прозвучал гонг, снова загорелся зеленый свет. Глиннес не испытывал необходимости громогласно называть проводимую комбинацию, он только чуть приподнял и правую, и левую руки. Повинуясь поданному им знаку, края и инсайды ринулись решительно к центральному рву. Свет сменился на красный. Все еще находившиеся в приподнятом настроении «Бакланы» (как-никак, но они уже дважды подержались за золотое кольцо), сдвинулись влево, и двое из нападающих с помощью трапеций рванулись по диагонали к самой правой трассе, а один из полузащитников перепрыгнул ров. Его и еще одного форварда сбросили в воду, другой предпочел отступить, а Дензель Уорхаунд решил отказаться от атакующих действий, пока не вступят в строй «купальщики». Зеленый свет. Лорд Генсифер, плавая в штрафном бассейне, делал отчаянные жесты, взывая к помощи. Глиннес же умышленно смотрел совсем в другую сторону. Полузащитникам он дал знак отправиться на боковые трассы и послал вперед обоих центральных защитников. Красный свет. «Бакланы» создали численный перевес на левом фланге, но пересекать центральный ров не решались. Хитрый Дензель Уорхаунд перешел к выжидательной тактике, рассчитывая на какой-нибудь опрометчивый маневр противника.
   Зеленый свет. Глиннес отправил форвардов через ров и вызвал к центральному переходу, расположенному непосредственно перед рвом, обоих центральных защитников, создавая постепенное, но неуклонное нарастание численности и силового давления на более быстрого, но не столь физически сильного противника. «Горгоны» образовали мощную цепь на половине поля «Бакланов», противостояние принимало все более упорный характер, что выразилось в том, что в воде оказались оба крайних нападающих «Горгон» и оба инсайда «Бакланов». Лорд Генсифер все это время не переставал истошно вопить о помощи. Используя преимущество в весе и опыте, «Горгоны» все больше оттесняли игроков противника по всем трассам и прижимали их к базовой зоне. Еще трое «Бакланов», один вслед за другим, были отправлены в бассейн, затем еще двое. Наконец, прозвучал гонг – это «Король» Лючо достиг пьедестала и дотронулся до золотого кольца. Мрачный, как туча, лорд Генсифер выбрался из штрафного бассейна и с кислой миной принял выкуп из рук капитана «Бакланов».
   Команды вернулись на исходные позиции. Лорд Генсифер, разозлившись после длительного пребывания в штрафном бассейне, возбужденно вещал:
   – Безрассудная, совершенно безрассудная тактика! Когда команда проигрывает два гейма, защитникам ни в коем случае нельзя пересекать центральный ров – это один из первейших принципов Каленшенко!
   – Но ведь мы первыми достигли кольца, – произнес Лючо, наиболее прямой из всех игроков. – Вот что самое важное.
   – Независимо от этого, – с металлом в голосе отчеканил лорд Генсифер, – мы будем придерживаться тех принципов, которыми я руководствовался при подготовке команды. При красном свете мы прибегнем к «Ложной атаке N 4».
   Лючо был не из тех, кому так легко заткнуть рот.
   – Давайте просто сосредоточим все свои силы у рва. Нам не нужны никакие ложные атаки, отвлекающие маневры и вообще любые ухищрения – надо играть как можно проще!
   – Это хассэйд, а не драка стенка на стенку, – торжественно провозгласил лорд Генсифер. – Мы покажем им такую игру, что у них голова пойдет кругом.
   «Бакланы» с дерзким пылом пошли на приступ центрального рва – Дензель Уорхаунд явно намеревался предупредить тот тактический ход, к которому прибегнули «Горгоны» в предыдущем гейме. Они перепрыгнули ров почти по всей ширине поля, а сам Дензель Уорхаунд установил свой бакен в центре перехода, откуда вытеснить его мог только лорд Генсифер. Правый край Черст отправил в бассейн одного из защитников «Бакланов», а затем и сам последовал туда же. Правую боковую трассу теперь пришлось прикрывать Глиннесу.
   Зеленый свет.
   – Сорок пять – двенадцать! – прокричал лорд Генсифер. – На этот раз, ребята, покажем им класс!
   – Мне кажется, что на этот раз нам самим кое-что покажут, – сказал Глиннес Уилмеру Гаффу. – То есть – Зурани.
   – Капитан – он.
   – Ну что ж, тогда двинулись.
   Дензель Уорхаунд как предчувствовал, что будет разыграна именно эта комбинация. Его форварды вернулись, чтобы устроить «коробочку» Глиннесу, и он снова оказался в воде, сбитый с ног ударом буфа подоспевшего полузащитника. Лючо постигла аналогичная судьба на противоположном фланге. Они оба как можно быстрее ринулись к лестнице, но когда услышали, что треванский оркестр грянул «Гром победы раздавайся!», то поняли, что торопиться уже некуда.
   – Вот и доигрались, – мрачно заметил Глиннес.
   К тому времени, когда они поднялись на площадку, Дензель Уорхаунд все еще стоял на пьедестале, держась за золотое кольцо, а Зурани в смущении глядела в какие-то заоблачные выси.
   – Так где же ваши деньги? Вашу шейлу спасут пятьсот озолов. Пять сотен озолов за ее честь и достоинство – разве это дорого?
   – Я бы заплатил, – заметил Глиннес, обращаясь к Уилмеру Гаффу, – если бы не знал, что это выброшенные на ветер деньги. Все равно лорд Генсифер будет гонять меня по своей двойной диагонали, пока я не утону.
   Музыка звучала все громче и громче, теперь она звучала настолько величественно, что покалывало в затылке и становилось сухо во рту. Толпа затаила дыхание в немом восторге. Лицо Зурани превратилось в застывшую мраморную маску – невозможно было догадаться, что творилось в ее душе. Затрепетав в последний раз на самой высокой ноте, мелодия неожиданно оборвалась. Воцарившуюся мертвую тишину взорвал гулкий бас особого гонга. Один раз, другой, третий. Капитан потянул за кольцо, одеяние Зурани упало к ее ногам, явив взорам зрителей ее съежившееся от страха, еще полудетское голое тело.
   На противоположном конце поля шейла «Бакланов» Бароба Фелис исполнила импровизированный восторженный танец и спрыгнула с пьедестала на руки «Бакланов», с гордо поднятой головой покидавших поле.
   Лорд Генсифер молча принес черный бархатный плащ и прикрыл им Зурани. «Горгоны» также покинули поле. Он же первым нарушил тягостную тишину в раздевалке.
   – Ну что ж, друзья, сегодня – не наш день – это совершенно ясно. «Бакланы» являются намного более приличной командой, чем кажется на первый взгляд. Нам так ничего и не удалось противопоставить их быстроте. Приглашаю всех в мою резиденцию. Не станем это называть празднованием победы, но просто попробуем, каково на вкус доброе сокальское вино…
   В фамильном особняке к лорду Генсиферу вернулось прежнее спокойствие. С приветливой улыбкой на лицо он непринужденно расхаживал среди тех из своих приятелей-аристократов, которые уважали очередную его причуду, посетив стадион в Зауркаше. Вокруг заставленных яствами стоек, под ярко сверкающими диковинными люстрами, у стен, украшенных редкостной по богатству коллекцией знамен и хоругвей царила атмосфера беспечности и веселья.
   – Никак не ожидал от вас такой прыти, Таммас, пока не понял, что вам вздумалось полюбоваться обнаженными прелестями этой толстушки, шейлы «Бакланов»!
   – Ха-ха-ха! Да, я действительно спринтер, когда дело касается прекрасных дам.
   – Мы давно уже знаем, что Таммас – великий спортсмен, но почему, скажите мне, почему «Горгоны» смогли один-единственный раз овладеть кольцом, пока он барахтался в отстойнике?
   – Он там отдыхал, Джонас, всего лишь отдыхал. Зачем трудиться, когда можно отсидеться в чистой холодной воде?
   – Прекрасная команда, Таммас, прекрасная! Ваши ребята делают вам честь. Держите их в крепких руках, чтобы сохранить в надлежащей спортивной форме.
   – Непременно, сэр, непременно. Не беспокойтесь за это.
   Сами «Горгоны» стояли застенчиво где-нибудь в сторонке или, устроившись в укромных уголках с изысканной мебелью, скромно попивали вина, которых никогда не пробовали прежде, и давали немногословные ответы на вопросы, задаваемые друзьями лорда Генсифера. В конце концов к ним подошел и сам лорд Генсифер, теперь уже в весьма благодушном настроении.
   – Что ж, мне некого винить или упрекать. Скажу только то, что видно даже невооруженным взглядом: нет числа возможностям повысить уровень игры, и, звезды мне свидетели, – здесь лорд Генсифер воздел руки к потолку в позе разгневанного Зевса, – мы этого добьемся. От нападающих я требую большего задора и стремительности. От полузащитников – решительной работы с буфами, более быстрой реакции! У вас всех сегодня вдруг заболели ноги, полузащитники? Впечатление было именно такое. А от защитников требуется больше беспощадности, больше взаимовыручки, больше ответственности к порученному делу. Когда противник обрушивается на наших защитников, я хочу, чтобы они думали только о своем доме и своей матери. Вопросы есть?
   Глиннес приподнял голову и устремил куда-то вдаль отрешенный взгляд, затем снова припал губами к бокалу с бледно-зеленым сокальским.
   – Нашим следующим противником будут «Танхинары», – продолжал лорд Генсифер. – Мы встречаемся с ними на стадионе в Зауркаше через две недели. Я не сомневаюсь в том, что с ними все будет иначе. Я видел их игру. Они крайне медлительны. Мы просто обойдем их на пути к пьедесталу. Обычным прогулочным шагом. Мы отберем у них деньги и оголим их шейлу – и будем таковы!
   – Если уж речь зашла о деньгах, – нарочито неторопливо начал Кэндольф, – то сколько их еще осталось в нашей казне после сегодняшнего фиаско? И вот что еще – кто теперь наша шейла?
   – В казне будет две тысячи озолов, – холодно ответил лорд Генсифер. – Шейлой же может быть любое из очаровательных созданий, готовых разделить с нами наш взлет.
   – У «Танхинар» медлительна передняя линия, но имея в тылу таких защитников, как Гилвег, Этцинг, Бэррью и Шэйморан, можно играть в инвалидных креслах.
   Лорд Генсифер оставил это замечание без внимания.
   – Хорошая команда играет в свою игру и навязывает ее противнику. Защитники «Танхинар» не из железа, а из такого же теста, что и мы. Мы заставим их так часто оказываться в воде, что им покажется, что они и впрямь танхинары.[22]
   – Вот за это я поднимаю свой тост! – воскликнул Чэйм, лорд Шадрак. – За одиннадцать промокших до мозга костей «Танхинар» и их голозадую шейлу!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация