А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Аластор-2262" (страница 10)

   – Касагэйв то ли не в меру застенчив, то ли слепой, – заметил Карбо. – Даже когда совсем рядом проходишь с его лодкой, он чуть приподнимет голову и больше ни гу-гу.
   – Воображает, что слишком уж большой он аристократ, – презрительно фыркнув, сказала Клара. – Он, видите ли, слишком благородный, чтобы знаться с таким простым людом, как мы. Мы, видите ли, никогда даже не нюхивали тех вин, какими он балуется.
   – А вы видели его слугу? – спросила Карренс, сестра Клары. – Ну и страхолюдина! По-моему, он – то ли горилла с Полгона, то ли вообще какая-то переводня. Его ноги никогда не будет в моем доме – чтоб я так жила!
   – Что верно, то верно, – все тем же непререкаемым тоном продолжала Клара. – У этого слуги вид отъявленного негодяя. Попомните: рыбак рыбака видит издалека! Льют Касагэйв, можете не сомневаться, такая же дрянь, как и его слуга!
   Ао Гилвег протестующе взмахнул руками.
   – Будет! Будет! Хоть немножко пошевелите-ка мозгами! Ведь ничего еще не доказано в отношении любого из этих двоих. По правде говоря, их даже ни в чем не обвиняют!
   – Он незаконным образом присвоил себе Эмбл! Разве этого недостаточно?
   – Его, может быть, ввели в заблуждение. Кто может поручиться, что это не так? А он, возможно, честен и ни в чем не повинен.
   – Честный и невиновный человек отказался бы от незаконного приобретения!
   – Точно! А может быть, Льют Касагэйв как раз и есть такой человек! – Ао повернулся к Глиннесу. – Ты обсуждал этот вопрос с самим Льютом Касагэйвом? Думаю, что нет.
   Глиннес скептически поглядел в сторону острова Эмбл.
   – Я, пожалуй, мог бы переговорить с ним. Но остается один непреложный факт: даже самый честный человек потребует вернуть его двенадцать тысяч озолов, которые я пока что еще не в состоянии ему предложить.
   – Отошли его к Глэю, которому он уплатил деньги, – посоветовал Карбо. – Ведь ему же надо удостовериться в том, что его права владения островом абсолютно законны до истечения годичного срока. Не то плакали его денежки, если вдруг возьмет и объявится Шира!
   – Все это очень странно, действительно, очень странно… Неужели он абсолютно точно знал, что Ширы нет в живых? Если это так, то наводит на самые жуткие размышления.
   – Чушь! – воскликнул Ао Гилвег. – Бери лучше-ка быка за рога – ступай и поговори с этим человеком. Вели ему освободить принадлежащую тебе собственность, а за своими деньгами пусть обращается к Глэю, к тому, кому он их давал.
   – Клянусь дюжиной дьяволов, вы правы! – обрадовался Глиннес. – Все это совершенно ясно и очевидно – ему абсолютно нечем крыть! Завтра же утром я все это именно так и разъясню ему.
   – Не забывай о судьбе Ширы! – сказал Карбо Гилвег. – У этого человека, может быть, нет ничего святого!
   – Возьми на всякий случай с собой оружие, – посоветовал Ао Гилвег. – Ничто так быстро не успокаивает, как крупнокалиберный бластер.
   – В данный момент у меня нет никакого оружия, – пожаловался Глиннес. – Эти негодяи-треване дочиста меня обобрали. И все же, я сомневаюсь в том, что мне понадобится оружие. Если Касагэйв – а я на это надеюсь – достаточно благоразумен, мы быстро достигнем взаимопонимания.
   Причал Рабендари и остров Эмбл разделяло всего лишь несколько сотен метров спокойной воды, расстояние, которое Глиннес перекрывал бессчетное число раз. Никогда раньше этот путь не казался ему таким долгим.
   На острове Эмбл царила тишина. Только серый катер Касагэйва указывал на его присутствие на острове. Глиннес пришвартовал свой скутер и выпрыгнул на причал с той раскованностью движений, какую позволяли ему до сих пор еще нывшие ребра. В соответствии с этикетом, перед тем, как начать подниматься по дорожке, он нажал кнопку звонка.
   Особняк на Эмбле во многом напоминал особняк Генсифера: высокое белое здание довольно вычурной архитектуры. Во всех стенах были предусмотрены выступы с высокими окнами, крыша покоилась на пилястрах с многочисленными желобами и сама по себе представляла оригинальное сооружение с четырьмя куполами из матированного стекла и позолоченным шпилем в центре. Из дымовой трубы в небо не поднималось ни струйки дыма, ни единого звука не доносилось изнутри. Глиннес нажал кнопку дверного звонка.
   Прошла минута. За окном в одном из эркеров почувствовалось какое-то движение, затем дверь приоткрылась и из нее выглянул Льют Касагэйв – мужчина значительно старше Глиннеса, тонконогий, сутулый, в обычном для чужеземца костюме свободного покроя из серого габардина. Серебристые волосы обрамляли болезненно-бледное лицо, на котором выделялись большой острый нос, вытянутые, плотно обтянутые кожей скулы и глаза цвета серого гранита и такие же холодные и равнодушные. Выражение лица Касагэйва свидетельствовало о немалом и быстром уме его владельца, но совсем не казалось лицом человека, который способен пожертвовать двенадцатью тысячами озолов во имя абстрактной справедливости.
   Касагэйв молча уставился на Глиннеса, ожидая от него разъяснения причины его появления, не задавая сам каких-либо вопросов и даже не поздоровавшись.
   – Прошу прощения, но у меня не очень-то хорошие новости для вас, Льют Касагэйв, – вежливо произнес Глиннес.
   – Обращаясь ко мне, называйте меня, пожалуйста, лордом Эмблом.
   У Глиннеса от изумления едва не отвалилась нижняя челюсть.
   – «Лордом Эмблом»?
   – Именно так я предпочитаю называться. Глиннес с сомнением покачал головой.
   – Я вовсе не исключаю вашей принадлежности к высшим аристократическим кругам, тем не менее, вы никак не можете быть «Лордом Эмблом», поскольку остров Эмбл не является вашей собственностью. Это как раз та нехорошая новость, которую я имел в виду.
   – Кто вы?
   – Глиннес Халден, сквайр Рабендари и владелец острова Эмбл. Вы дали моему брату Глэю деньги за собственность, правами владения которой он злоупотребил. Положение неприятное. Я, разумеется, не стану взыскивать с вас плату за то время, что вы здесь прожили, но боюсь, что вам придется подыскивать другое местожительство.
   Брови Касагэйва сошлись на переносице, глаза сделались узкими щелками.
   – Вы порете чушь. Я являюсь подлинным лордом Эмблом, прямым потомком того лорда Эмбла, которого незаконно заставили расстаться с собственностью предков. Продажа ее с самого начала была недействительной. Хотя бы вследствие того, что титул Халденов был недостаточно высок для вступления в права владения подобной собственностью. Будьте благодарны за полученные вами двенадцать тысяч озолов. При желании я мог бы ничего не заплатить.
   – Вот те на! – вскричал Глиннес. – Остров был продан моему прадеду. Эта сделка зарегистрирована в нотариальной конторе в Уэлгене и не может быть аннулирована!
   – Я в этом не уверен, – ответил Льют Касагэйв. – Вы – Глиннес Халден? Для меня это имя ничего не означает. Шира Халден – вот то лицо, у которого я приобрел собственность, а ваш брат Глэй выступал в роли посредника.
   – Шира мертв, – сказал Глиннес. – Эта сделка с самого начала не что иное, как мошенничество. А вам я предлагаю взыскать свои деньги с Глэя.
   – Ширы нет в живых? Откуда вам это известно?
   – Он мертв, по всей вероятности, убит мерлингами. А его тело они уволокли в воду.
   – «По всей вероятности?» Такой оборот не предусмотрен законоположением. Заключенная мною сделка совершенно законна, и такою и останется, если вы не докажете обратное или сами не умрете, тогда в этом случае вопрос станет спорным.
   – В мои намерения не входит умереть, – сказал Глиннес.
   – А разве это только от нас самих зависит?
   – Вы мне сейчас угрожаете?
   Касагэйв в ответ только издал короткий, сухой смешок.
   – Вы сейчас находитесь на острове Эмбл без моего на то разрешения. У вас есть десять секунд на то, чтобы его покинуть.
   Голос Глиннеса задрожал от бешенства.
   – Как раз наоборот – это я даю вам три дня – повторяю, три, и ни днем больше – для того, чтобы убраться восвояси с принадлежащей мне территории!
   – А что после? – язвительно спросил Льют Касагэйв.
   – Сейчас это вас не касается. Узнаете, если посмеете остаться здесь далее назначенного мною срока.
   Касагэйв издал пронзительный свист. Послышались чьи-то тяжелые шаги. За спиною у Глиннеса появился великан ростом намного выше двух метров и весом в полтора центнера. Кожа у него была цвета тиковой древесины, черные волосы скорее напоминали мех. Касагэйв резким движением кулака с оттопыренным большим пальцем показал на причал.
   – Или сейчас же в свою лодку, или в воду.
   Глиннес, все еще ощущая боль от побоев, не рискнул подвергнуть себя еще одному избиению и медленно побрел вниз по дорожке. Лорд Эмбл? Какая пародия! Так вот что побудило Касагэйва заняться генеалогическими изысканиями!
   Оттолкнувшись от причала и выйдя на середину протока, Глиннес обошел на небольшой скорости остров Эмбл со всех сторон. Никогда еще он не казался ему таким привлекательным. Что если Касагэйв проигнорирует трехдневный предельный срок – а он именно так и собирался поступить? Глиннес печально покачал головой. Угрозами применить силу он только навлечет на себя крупный штраф. Вот если бы удалось доказать факт смерти Ширы, то тогда все стало бы на свои места.

   Глава 9

   Акади жил в старинном особнячке затейливой архитектуры на самой оконечности мыса, известного под названием Акулий Зуб и омываемого с трех сторон водами Залива Клинкхаммер, в нескольких милях от Рабендари. Акулий Зуб представлял из себя высокую скалу из выветрившихся черных горных пород, бывшую, скорее всего, конусом какого-то древнего вулкана, но со временем обильно поросшую кустарниками и карликовыми помандерами, а с тыльной стороны – еще и зарослями стройных деревьев, в чем-то напоминающих гигантских часовых. Особнячок Акади, каприз какого-то давно забытого лорда, вздымал к небу пять башен, каждая из которых отличалась от других высотой и архитектурным стилем. Одна была покрыта шифером, другая – черепицей, третья – зеленым стеклом, четвертая – свинцовыми листами, пятая – синтетическим покрытием. Верхний этаж каждой из башен представлял из себя особый рабочий кабинет с набором специфической для каждого из них аппаратуры и приспособлений и прекрасным обзором в том или ином направлении. Акади попеременно пользовался этими кабинетами в зависимости от того, какое было у Акади настроение. Акади без тени смущения потворствовал своим причудам, а непостоянство возвел в ранг добродетели.
   Ранним утром, когда клочья тумана еще клубились у самой поверхности воды, Глиннес направил свой скутер вверх по течению фарванского русла, а дальше – вверх по реке Заур, пока не свернул круто на запад и, пройдя по узкому, густо поросшему камышами протоку Вернис, вышел в залив Клинкхаммер, гладь которого отражала вдвое вытянутый в длину пяти-башенный особняк Акади.
   Сам Акади только-только поднялся с постели, смятые волосы свисали не расчесанными прядями, глаза – едва ли наполовину открыты. Тем не менее он приветливо поздоровался с Глиннесом.
   – Только, пожалуйста, не обременяй меня своими делами до завтрака. Я пока что еще довольно смутно воспринимаю окружающий меня мир.
   – Я пришел повидаться с матерью, – сказал Глиннес. – И в ваших профессиональных услугах не нуждаюсь.
   – В таком случае говори, что хочешь.
   Марча, всегда поднимавшаяся очень рано, показалась Глиннесу чем-то недовольной и держалась натянуто. С сыном она поздоровалась без особого проявления чувств, подала Акади на завтрак фрукты и чай со сдобными булочками и налила чаю Глиннесу.
   – Начинается день, – произнес Акади, – и я в какой уже раз с удовольствием отмечаю, что мир существует и за пределами этой комнаты. – Отпив чаю, он затем спросил:
   – Ну, а каковы твои дела?
   – Такие, как и следовало ожидать. Мои неприятности не исчезают по мановению руки.
   – Иногда, – заметил Акади, – неприятности бывают такие, которые сам себе создаешь.
   – В моем случае именно так оно и есть, – сказал Глиннес. – Я прилагаю все свои силы к тому, чтобы вернуть себе то, что мне принадлежит, и сберечь, что осталось, но своими действиями только еще больше подзадориваю своих недругов.
   Марча, хлопоча по кухне, слишком уж вызывающе старалась показать свое безразличие к этому разговору.
   – Виноват, в основном, разумеется, Глэй. Заварил всю эту кашу, а сам в кусты. Такое поведение я расцениваю непростительным. И это еще называется Халден и мой родной брат!
   Тут уж Марча не выдержала.
   – Сомневаюсь, что его так уж интересует, Халден он или нет. А что касается братских чувств, то они должны быть взаимными. Ты-то, позволь тебе напомнить, нисколько не помогаешь ему в его заботах.
   – Слишком дорого они мне обходятся, – сказал Глиннес. – Глэй может позволять себе делать подарки ценою в двенадцать тысяч озолов, потому что эти деньги никогда ему не принадлежали. Мне удалось скопить почти три с половиной тысяч озолов, но закадычные дружки Глэя – Дроссеты, отняли их у меня. Я остался нищим.
   – У тебя остров Рабендари. Ничего себе нищий!
   – Наконец-то ты признаешь, что Ширы нет в живых.
   Акади примирительно поднял руки.
   – Будет, будет! Давайте лучше отправимся пить чай наверх, в Южную Ложу. Поднимайся по лестнице, но будь осторожен – ступеньки узкие.
   Они забрались в самую низкую и наиболее просторную башенку, откуда просматривался весь Клинкхаммерский Залив, Вдоль темных панелей Акади развесил старинные хоругви, в углу стояла целая коллекция красно-керамических ваз причудливой формы. Акади поставил чайник и чашки на бамбуковый стол и жестом руки предложил Глиннесу подтянуть к столу еще одно из старинных бамбуковых кресел со спинкой из расходящихся веером прутьев.
   – Когда я предлагал твоей матери войти в мой дом, я не рассчитывал при этом на семейные раздоры в качестве приданого.
   – Сегодня утром я, наверное, немного не в духе, – признался Глиннес. – Дроссеты подстерегли меня в темноте, крепко отделали и забрали все мои деньги. По этой причине я не сплю по ночам, внутри меня все кипит и выворачивается от ярости.
   – Положение отчаянное, мягко говоря. Ты планируешь какие-нибудь контрмеры?
   Глиннес стрельнул в Акади скептическим взглядом.
   – Все мои помыслы на это только и направлены! Но все, что приходит мне в голову, оказывается неприемлемым. Я мог бы убить одного или двух Дроссетов и закончить жизнь на прутаншире, но денег-то от этого у меня не прибавится. Мог бы подсыпать снотворного в вино и перерыть всю их стоянку, пока они спят, но у меня нет такого снотворного, а даже, если бы и было, то каким образом я мог бы проверить, что они все выпили этого вина?
   – Подобные подвиги придумать куда легче, чем осуществить, – заметил Акади. – Но позволь мне изложить вот какую мысль. Тебе известно существование такого места, как Урочище Ксиан?
   – Никогда там не бывал, – сказал Глиннес. – Насколько я понимаю, это место погребения треван.
   – Даже куда более. Птица Смерти прилетает из Долины Ксиан, и умирающий слышит ее пение. Души умерших треван находят отдохновение в сени огромных омбрилов, которые больше нигде не растут на Мерланке. Так вот – вся суть как раз в этом! – если ты найдешь фамильный склеп Дроссетов и утаишь у себя одну из погребальных урн, Ванг Дроссет пожертвует целомудрием своей дочери, чтобы вернуть ее.
   – Меня не интересует – или, скажем, едва ли интересует – целомудрие его дочери. Я только хочу вернуть свои деньги. Но ваша мысль достойна самого пристального внимания.
   Акади протестующе поднял руки.
   – Ты очень любезен. Но это предложение столь же абсурдное и бредовое, как и все остальные. Реализация его сопряжена с непреодолимыми трудностями. Вот, например, первая же из них: каким образом тебе удастся узнать местонахождение склепа? Спросить разве что у самого Дроссета. Если ты ему настолько по душе, что он готов поделиться с тобой главной тайной своего существования, то тем более он не откажет тебе ни в твоих озолах, ни в услугах своей дочери. Но, допустим, что ты так очаруешь Ванга Дроссета, что он поделится тайной, и ты отправишься в Долину Ксиан. Каким образом удастся тебе избегнуть Трех Ведьм, не говоря уже о призраках?
   – Не знаю, – ответил Глиннес. Какое-то время чаепитие сопровождалось обоюдным молчанием, затем Акади спросил:
   – Ты познакомился с Льютом Касагэйвом?
   – Да. Он наотрез отказался покинуть остров Эмбл.
   – Естественно. Такие, как он, не выбрасывают на ветер двенадцать тысяч озолов.
   – Он утверждает, что он – лорд Эмбл.
   Акади даже чуть приподнялся, глаза его забегали, лихорадочно заработал ум. Такой поворот дела давал Акади по-настоящему богатую пищу для размышлений. Несколько опечаленный, он покачал головой и снова устроился в кресле поудобнее.
   – Невероятно. Просто невероятно. И, в любом случае, совсем не к месту. Боюсь, тебе придется смириться с утратой острова Эмбл.
   – Я не в состоянии смириться даже с малейшей утратой чего-либо! – с жаром воскликнул Глиннес. – Будь то хассэйд, будь то остров Эмбл, по мне все равно – я никогда не сдамся просто так! То, что мое – то мое!
   Акади поднял ладонь.
   – Успокойся. Я поразмыслю над этим на досуге и, кто знает, что еще может прийти мне в голову? Гонорар – пятнадцать озолов.
   – Пятнадцать озолов! – возмутился Глиннес. – За что? Все, что вы сделали, это посоветовали мне успокоиться.
   – Я дал тебе тот нейтральный ответ, который зачастую столь же ценен, как и целая развернутая программа действий. Например, предположим, ты у меня спросил бы: «Можно ли перемахнуть отсюда в Уэлген одним прыжком?» Я бы изрек только одно слово «Невозможно!», чтобы уберечь тебя от изнурительных и бесполезных тренировок, и этим оправдал бы гонорар в двадцать или даже в тридцать озолов.
   Глиннес сумрачно улыбнулся.
   – В данном конкретном случае вы не уберегли меня от каких-либо бессмысленных действий. Вы не сказали мне ничего такого, чего бы я уже не знал. Вы должны рассматривать нашу беседу как чисто дружескую.
   Акади пожал плечами.
   – Ну что ж, будь по-твоему.
   Они спустились на нижний этаж, где Марча с увлечением читала издававшийся в Порт-Мэхьюле журнал «Светская хроника».
   – До свидания, мама, – сказал Глиннес. – Спасибо за чай.
   Марча оторвалась от журнала.
   – Очень рада, разумеется, встрече с тобой, – бросила она вслед Глиннесу и снова зарылась носом в журнал.
   Пересекая по пути назад Клинкхаммерский Залив, Глиннес задумался над тем, почему Марча недолюбливает его, хотя в глубине души прекрасно знал ответ на этот вопрос. Не Глиннеса недолюбливала Марча – ей не по нраву был Джат и его «вульгарное поведение». Его попойки, зычное пение, грубые ласки и вообще отсутствие должного лоска. Глиннес, хотя и был более воспитанным и покладистым, чем его отец, напоминал ей Джата. Между ними никак не могли возникнуть по-настоящему теплые отношения. Ну и ничего страшного, подумалось Глиннесу. Он тоже не питал такой уж особой любви к матери…
   Глиннес направил скутер в Сеурское горло реки Заур, огибавшее Муниципальный остров с северо-востока. Повинуясь какому-то не вполне осознанному импульсу, он сбавил скорость и свернул к берегу. Уткнувшись носом лодки в камыши, он привязал ее к стволу плакучей ивы и вскарабкался на ближайшее же возвышение на берегу, откуда легко просматривался остров.
   В трехстах метрах от него, рядом с рощицей черных свечных орехов, раскинули свои три палатки Дроссеты – все те же прямоугольники тускло-оранжевого, черного и грязно-бордового цвета, которые так резали глаза Глиннеса на Рабендари. Сидевший на скамейке Ванг Дроссет склонился то ли над дыней, то ли над «казальдо». Тинго в лиловой косынке на голове сидела на корточках перед костром, разделывая какие-то клубни и бросая их в котел. Молодняка – ни Эшмора и Харвинга, ни даже Дьюссаны – нигде не было видно.
   Глиннес наблюдал за старшими Дроссетами в течение пяти минут. Ванг Дроссет разделался с «казальдо» и шелуху бросил в костер. Затем, опершись ладонями о колени, повернулся к Тинго и что-то ей сказал. Она же продолжала и дальше готовить похлебку.
   Глиннес вприпрыжку спустился к скутеру и на полной скорости помчался домой.
   Через час он снова вернулся. Когда Глэй жил среди треван, он одевался точно так же, как и они. Теперь в эту одежду облачился Глиннес, не забыв и характерную для треван чалму. На днище скутера со связанными ногами и обмотанной тряпьем головой лежал молодой «прыгун». Туда же Глиннес поставил три пустые картонные коробки, несколько хороших железных кастрюль и еще прихватил лопату.
   Причалив лодку к берегу в том же самом месте, он сразу же поднялся на возвышение и осмотрел стоянку Дроссетов в бинокль.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация