А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Билл, герой Галактики: Последнее злополучное приключение" (страница 13)

   Глава 14

   – Вау! Вау! Вау!
   Над ухом у Билла затрезвонил будильник:
   – Дзынь! Дзынь! Дзы-ы-ы-ы-ынь!
   Билл так и вскинулся, сел и зашарил вокруг себя в поисках клавиатуры компьютера, забыв спросонья, где находится. Некоторое время спустя до него дошло, что он вовсе не на борту звездолета, а в нейтронной шахте. Билл вздохнул, потянулся и откинулся обратно на пластиментную подушку.
   – Вау! Вау! Вау!
   Билл с размаху треснул по будильнику кулаком. Пластиментное устройство с честью выдержало удар. Билл потер руку и сообразил, что хочешь не хочешь придется встать.
   Будильник тут же замолчал.
   Билл проковылял в гостиную, плюхнулся на кушетку, издал некий звук и слегка приподнялся, чтобы почесать зад.
   Из соседней спальни появился то ли Сид, то ли Сэм – освежившийся в душе, он отчаянно сражался со своим комбинезоном:
   – Елки-палки, Билл, ты чего расселся? Вот-вот заявится робот, а он не будет ждать, пока ты соизволишь проснуться.
   – Гр-р-р-р-р!
   То ли Сид, то ли Сэм схватил Билла за правую руку – то есть за ту, которая росла из правого плеча, – и поставил на ноги.
   – Может, сунуть тебя под душ?
   – Гр-р-р-р-р! Не стоит. – Билл поплелся обратно в свою спальню и вышел оттуда в наполовину натянутом комбинезоне, когда до назначенного срока оставалась ровно минута. Сид – близнецы были вместе, так что Билл различал их без труда – помог ему загерметизироваться.
   – Сегодня вам предстоит осмотреть шахту, – заявил с порога робот. – Следуйте за мной. – Он развернулся и двинулся прочь.
   Сильвия встретила их под вывеской «Доступ».
   – Доступ? – переспросил Билл.
   – Снорри – большой любитель кроссвордов.
   – Понятно, – произнес Билл, который на деле ничегошеньки не понял.
   – Наша нейтронная шахта уникальна, – начала Сильвия свою явно подготовленную заранее речь. – Разумеется, громадное количество различных видов вооружения не требует применения нейтронов, однако они жизненно необходимы в процессе производства нейтронных бомб. Вот почему добыча нейтронов контролируется правительством как стратегическая отрасль промышленности. Похищение нейтронов из шахты является уголовным преступлением, которое карается пожизненной ссылкой на работу на нижние уровни. По завершении экскурсии каждому из вас подарят один нейтрон в качестве сувенира, но если вы прихватите с собой хотя бы один еще, то будете немедленно арестованы.
   Дверь с надписью «Доступ» скользнула в сторону, и люди спустились по пандусу в шахту. Та во многом напоминала фойе второразрядной гостиницы. Единственное ее отличие от верхних уровней состояло в том, что она была не выдолблена, а выдавлена в скале.
   – Как видите, мы не жалеем расходов, стремясь обеспечить нашим работникам наилучшие условия труда. Например, верхние уровни шахты, после того как там истощились запасы нейтронов, были переоборудованы под жилые, конторские и лабораторные помещения.
   Сильвия распахнула дверь и пригласила почетных гостей заглянуть внутрь, а Билла, который в результате сложных маневров оказался у нее за спиной, сильно стукнула по руке.
   – Здесь ученые разрабатывают средства обнаружения нейтронных жил в окружающих породах.
   В комнатке сидело за столами несколько хмурых людей в белых халатах поверх комбинезонов. Сильвия закрыла дверь прежде, чем ученые успели заметить появление посторонних.
   – Лифты опускают шахтеров на рабочие уровни. Что касается уровней, они делятся на три типа: исследовательские, то есть новые штольни глубоко под землей; производственные, то есть те, где исследования завершились; и обустроенные, то есть выработанные и используемые не по прямому назначению. Мы с вами отправимся на главный производственный уровень, который расположен в двух милях от поверхности планеты.
   Спуск проходил в молчании. Билл зевнул, Сэм последовал его примеру; инфекция передалась Сиду и через Сильвию возвратилась к Биллу. Так продолжалось довольно долго. Наконец Биллу надоело зевать и он произнес:
   – Вообще-то я знаменитость. Стоит мне куда-то пойти, люди тут же начинают на меня бросаться. – Сильвия снова стукнула его по руке. – Да я не о том! Почему директор не вышел нам навстречу?
   – Он не проводит личных встреч, – объяснила Сильвия.
   – Не делает исключения даже для президента Гротски, – задумчиво прибавил Сид, – хотя они старые друзья. Президент и назначил Якамото директором, а тот общается только по головизору.
   – Странно, – пробормотал Билл.
   – Снорри утверждает, что боится заболеть, – сказала Сильвия.
   – Я чист как стеклышко! – воскликнул Билл.
   Сильвия презрительно фыркнула.
   – Нет, правда! Я каждый день моюсь в душе. Спросите у Сида с Сэмом, они подтвердят.
   – Неужели? – Сильвия приподняла бровь. – Значит, вот вы чем занимаетесь…
   Выяснение отношений грозило затянуться на неопределенное время. По счастью, лифт достиг нужного уровня. Выйдя наружу, Сильвия вновь принялась изображать из себя экскурсовода. Билл никак не мог решить, нравится ему это или нет.
   – Поскольку нейтроны необычайно малы, в естественных условиях они склонны смешиваться с песчинками, пылью или галькой. Поэтому на производственных уровнях устанавливается в первую очередь такое оборудование, которое отделяет нейтроны от примесей.
   – Примесей? – переспросил Билл.
   – Снорри обожает разгадывать кроссворды. За звуконепроницаемой стеной слева от вас находится сортировочный узел. Ему нет равных в шахте по занимаемой площади. Пожалуйста, держитесь поблизости. – Она в очередной раз стукнула Билла по руке. – Не так близко.
   Когда Сильвия открыла дверь, раздался оглушительный грохот. Лязг, дребезг, скрежет… Транспортеры, краны и вагонетки старались вовсю, но их без труда перекрывал колоссальный сортировочный блок. Он представлял собой огромный агрегат протяженностью в добрых полмили, от одной стены пещеры до другой. Блок щетинился воронками, в которые сбрасывали куски нейтроносодержащей породы: ближе к началу – громадные валуны, ближе к концу – струи песка. За грохотом, который стоял в пещере, голоса Сильвии совершенно не было слышно, поэтому девушка просто указывала на те или иные элементы конструкции агрегата, и все ее понимали, даже Билл.
   Каждая секция блока работала, в общем и целом, по одному и тому же принципу. Порода сквозь воронку попадала на большую решетку с крупными ячейками. Что-то просеивалось, что-то оставалось на решетке. То, что оставалось, дробили и снова засыпали в воронку вместе со следующей порцией, а то, что просеивалось, попадало на другую решетку, уже с более мелкими ячейками, и вся процедура, шумная и невыразимо скучная, повторялась заново. Билл почувствовал, что у него слипаются глаза.
   Когда порода измельчалась до такой степени, что превращалась как бы в текучий порошок, ее высыпали на последнюю решетку, сквозь ячейки которой могли проникнуть только нейтроны. Их поток напоминал дождевые струи. Просочившись, нейтроны падали в специальные контейнеры. Время от времени рабочие перекрывали решетку, меняли полные контейнеры на пустые, а первые запечатывали и передавали вооруженным стражникам. Техники с детекторами нейтронов и большими увеличительными стеклами проверяли всех подряд на предмет случайного или преднамеренного похищения драгоценных частиц, которые, к примеру, вполне могли забиться в швы комбинезона.
   – Далее, – сообщила Сильвия, когда группа выбралась из сортировочной пещеры в холл, где царила поразительная тишина, – мы побываем в тех штольнях, в которых добывается руда.
   Но тут ожила система общественного оповещения.
   – И. о. капрала Билл, будьте добры, снимите трубку любого белого телефона. И. о. капрала Билл, снимите трубку любого белого телефона.
   – Я? – изумился Билл. – Кто знает, что я здесь?
   – Елки-палки, Билл, – отозвался Сэм, – о наших планах писали во всех газетах.
   – Ах да! Ты же мне говорил. Вот что значит читать только комиксы.
   Сильвия отвела Билла к ближайшему аппарату и отошла на приличествующее случаю расстояние.
   – Алло! Билл на проводе.
   – Елки-палки, Билл, где вы?
   – Президент Гротски, это вы? Я в шахте.
   – Нет, Билл, это Снорри. Директор шахты, помнишь? Ты можешь определить, где именно находишься?
   Билл огляделся по сторонам и попытался вспомнить, где побывал.
   – Я снаружи большой пещеры с кучей машин.
   – А, сортировочный узел. Главный производственный уровень. Выходит, у тебя в запасе около пяти минут. За тобой пришли солдаты. Если попробуешь прорваться наверх, попадешь к ним в руки; лучше спрячься где-нибудь внизу. Да, передай то же самое Сэму и Сиду.
   – Прятаться? Зачем? Я знаменитость, а знаменитости не прячутся.
   – Елки-палки, Билл, ты больше не знаменитость, а всего-навсего вражеский солдат. Произошел военный переворот, новое правительство хочет посадить тебя за решетку. Кстати говоря, кто-то ломится в дверь моего кабинета. Удачи, Билл. – Директор Якамото, которому, похоже, оставалось директорствовать не более минуты, повесил трубку.
   – Сильвия! Где тут задний вход?
   – Нигде, – ответила девушка, перекатывая во рту жвачку. – Вход у нас один-единственный. Что стряслось?
   – Военный заговор! Нас с Сэмом и Сидом собираются арестовать! Да и тебя, должно быть, тоже! Мы должны спрятаться!
   – Ишь какой прыткий! Я здесь совершенно ни при чем. А что со Снорри?
   – Он сказал, что кто-то ломится к нему в кабинет.
   – Что ж, пока они не доберутся сюда, я буду работать на него. Но учти, когда появятся новые хозяева, я начну работать на них. Тебе лучше укрыться на исследовательских уровнях, там много не отмеченных на картах проходов и штолен.
   Билл устремился к лифту, увлекая за собой охранников.
   Нижний уровень шахты сильно отличался от главного производственного. Каменные стены, тусклое освещение, никаких кондиционеров – словом, обыкновенная шахта.
   – Сюда, – заявил Билл, предпочтя всем другим первое попавшееся ответвление.
   Мгновение спустя троица затерялась в темноте.

   Глава 15

   – Сэм?
   Тишина.
   – Сид?
   Молчание.
   – Билл? – окликнул Билл.
   – Здесь!
   «Что ж, – подумалось ему, – по крайней мере, хоть я нашелся». Он не имел ни малейшего представления о том, где находится, не подозревал, ни как долго пробыл во мраке, ни как отсюда выбраться; зато твердо знал, что отыскал себя самого.
   Он знал также, что сумел спрятаться от солдат, а это тоже кое-что значило – правда, не слишком много. Ведь солдаты наверняка накормили бы его. Билл изрядно проголодался. С водой было проще: лужи попадались буквально на каждом шагу. А вот голод становился все сильнее, и постепенно Билл дошел до такого состояния, когда начал прислушиваться к мысли о сдаче в плен.
   Точнее, начал прикидывать, каковы могут быть последствия подобного поступка. Он чувствовал, что на подбородке и щеках отросла щетина, из чего следовало, что блуждания в темноте продолжаются по меньшей мере три или четыре дня. Что касается того, когда он в последний раз ел, тут Билл не решался полагаться на память; а в глубине сознания исподволь вызревала мысль о том, что даже пища, которой потчевали в солдатских едальнях, была не столь уж несъедобной.
   Билл брел по коридору, выставив перед собой руки, чтобы избежать по возможности столкновения со стеной. Бум! Что ж, бывает. Он огляделся по сторонам – просто так, проформы ради. На нижних уровнях рудника царила непроглядная тьма, как на дне шахты.
   Что там справа? Разумеется, ничего. А слева? Что за чудеса? Билл различил бледный огонек. Он поспешно протер глаза, испугавшись, что слепнет, однако огонек не исчез. Ну-ка, ну-ка… Все правильно, сказал себе Билл, все так и должно быть. Эта штука называется светом.
   Не раздумывая – что, впрочем, было неудивительно, – он двинулся в направлении далекого огонька.
   Сперва Билл отнюдь не торопился, однако мало-помалу сообразил, что к чему, и резко прибавил шаг. Если он не доберется до огонька, если чего-нибудь не съест, то скоро сыграет в ящик. А если он умрет, это будет означать, что от солдат можно было и не убегать. В конце концов, лучше быть живым в тюрьме, чем покойником на свободе.
   И потом, доля пленника не такая уж плохая, особенно в сравнении со службой в десантных войсках. Главное – тогда не придется страдать от голода, к тому же в кромешной тьме.
   Билл спотыкался и падал, но упорно продвигался все дальше по коридору и все ближе подбирался к огоньку. Тот разгорался ярче и ярче; со временем Билл стал различать стены прохода, приободрился и устремился вперед легкой рысцой.
   Теперь он видел на полу пещеры камни. Билл выбился из сил, стремясь достичь огонька прежде, чем тот погаснет и оставит его умирать в темноте. Отчаяние побудило Героя Галактики перейти на почти нормальный шаг.
   Огонек превратился в крохотный желтый шарик, который манил Билла к себе и сулил неземное наслаждение: от него как будто исходили дразнящие запахи кофе, пива, жареных бобов и ветчины. Билл решил, что грезит наяву по причине нервного напряжения, голода и потери ориентации. Иного объяснения не было; разве что он окончательно спятил.
   Может быть, может быть. Костер в шахте? Галлюцинация, можно не сомневаться! Расспросить, что ли, старика, который сидит у костра, или задать парочку вопросов мулу?
   Билл поразился правдоподобию галлюцинации. Костер распространял тепло, ветчина, которая жарилась на сковороде, шипела и источала божественный аромат, а от старика пахло так, словно он не мылся с самого рождения. Впрочем, вежливым надо быть со всеми, даже с призраками.
   – Здравствуйте, мистер призрак, – произнес Билл. – Меня зовут Билл.
   – А? – Старик чуть приподнял свою широкополую шляпу, сунул большой палец за лямку комбинезона и спросил: – Что стряслось, сынок?
   – Я знаю, вы всего лишь часть миража, созданного моим воображением. Но не найдется ли у вас, чем заморить червячка? Сказать по правде, я здорово проголодался.
   – Сынок, я не призрак. Я старатель. Разве ты не видишь? Мул, борода, комбинезон, ветчина с бобами, костер… Кхе-кхе! Как говорится, все признаки налицо. Да, я старатель, разрази меня гром. Позволь представиться – Габби Остолопс. Где-то тут должен быть профбилет, – призрак зашарил по карманам. – Да ты присаживайся. Вон тарелка, вон ложка.
   Билл кое-как уселся на корточки – в его теперешнем состоянии это было сродни подвигу. Бояться он не боялся, поскольку понимал, что, упав, не ровен час, лицом в огонь, всего-навсего ударится головой о камень, ибо костер – обыкновенная галлюцинация. А головой Билл стукался достаточно часто, чтобы не обращать на подобное никакого внимания.
   Как бы то ни было, оловянная миска произвела впечатление настоящей, а бобы – ну и дела! – обжигали язык и горло. Билл навидался в жизни галлюцинаций, а потому не мог не признать, что эта – чрезвычайно натуральная. Кстати сказать, за время службы Билл приобрел немало полезных привычек, в том числе – способность полностью игнорировать разницу между наваждением и реальностью, разницу, которой в армии практически не существует; поэтому он беспечно наслаждался теплом костра и вкусом пищи, стараясь не думать о привходящих обстоятельствах.
   Среди тех выделялось, в первую очередь, следующее: он медленно, но верно умирал. Билл прикинул, сколько приложил усилий, чтобы избежать столь печального исхода, и слегка обиделся на судьбу, вследствие чего предпочел сменить тему размышлений.
   Он сосредоточился на восприятии наваждения. Удивительно, до чего вкусными оказались иллюзорные бобы! Ветчина была поджарена как раз в меру, а кофе мнился самым настоящим, безо всяких примесей – желудей там или побочных продуктов переработки нефти. Попробовав пиво, Билл решил, что пивнее не бывает. Именно вкус пива окончательно убедил его в том, что все происходит отнюдь не наяву. Он осушил вторую кружку, ощутил, как по телу разливается приятная истома, и пожалел о том, что все вокруг – только иллюзия, в том числе и сытая отрыжка.
   – А ты и впрямь как из голодного края, сынок.
   Билл облизнулся и призадумался. Его накормили воображаемой едой, а теперь не менее воображаемый старатель хочет завести разговор. Похоже, он потихоньку чокается. Как там в поговорке? Коли спятил, то…
   – Почти, – отозвался Билл. – Вы здешний призрак?
   – Знаешь, сынок, я что-то не уверен, хотя на свете случается всякое. Любопытный случай, верно? Ты слыхал такую загадку: «Кто я – человек, которому приснилось, что он стал бабочкой, или бабочка, которой приснилось, что она стала человеком»?
   – Не слыхал, – признался Билл. – И какая разгадка?
   – Неважно. Это древняя буддийская пословица. Но давай поговорим о тебе. Откуда ты взялся? Как долго бродил в темноте без еды и без света?
   – Елки-палки, я и знать не знаю.
   – Интересно, – пробормотал старатель, окинув Билла пристальным взглядом. – Знавал я одного типа, который все время твердил «елки-палки». Правда, ты будешь повыше. А почему ты не знаешь? Сдается мне, такие вещи надо знать назубок.
   Билл чувствовал себя несколько неловко из-за того, что ему приходится развлекать призракa, но выхода не оставалось.
   – Я спустился вниз сразу, как узнал о заговоре. Мы с моими друзьями Сидом и Сэмом убежали от солдат, которые пришли нас арестовывать. Я потерял их – сначала солдат, а потом и Сэма с Сидом. С тех пор я пытаюсь найти хоть кого-нибудь и не попасться на глаза поисковым партиям.
   – А ты встречал поисковые партии?
   – Вообще-то нет, но слышал разные голоса.
   – Понятно. Почему же ты тогда вышел к моему костру?
   – Так вы же не существуете, – объяснил Билл.
   – А, вот оно что! Вполне разумно, – одобрил старик со смешком. – Расскажи мне поподробнее про заговор. Когда он состоялся, кто кого перевернул? Я не вылезал из шахты целый месяц, а потому поотстал от жизни. Снорри Якамото еще работает?
   – Когда мы с ним разговаривали в последний раз, кто-то ломился в двери его кабинета. А свергли президента Гротски.
   – Значит, генералы добрались-таки до Милларда! – Габби как будто принял новость близко к сердцу. – Чурбаны проклятые! Послушай, если за тобой гнались, выходит, ты приятель Милларда?
   – Наверно. Мы как-то пили на пару пиво.
   – Ничего не скажешь, отличная рекомендация! Я помогу тебе, сынок. Выкладывай, чего бы ты хотел?
   «Что за бред? – подумалось Биллу. – Как старик может помочь, если он – обыкновенная галлюцинация? А вдруг выведет из шахты наружу? Точно, надо спросить. Коли уж на то пошло, попытка не пытка».
   – Ум-м-м, – произнес воображаемый старатель и погладил свою воображаемую бороду. – Что ж, хорошо.

   Спал Билл хорошо и по-настоящему, то бишь наяву. Однако когда проснулся, то увидел, что Габби Остолопс со своим мулом по-прежнему здесь, стоят возле угольев костра.
   – Однако от вас не отвяжешься, – пробурчал Билл.
   – Сдается мне, ты прав. Хочешь холодного кофе?
   Билл взял предложенную кружку. Для иллюзорного напитка кофе был на редкость крепким, способным, будь он настоящим, излечить человека от любых галлюцинаций. Поскольку же Билл продолжал видеть перед собой Габби и мула, кофе также принадлежал к причудам воображения.
   Они двинулись по туннелю, который уводил вниз; дорогу освещала лампа, что висела на шее мула, – электрическая, под старинную керосиновую, причем настолько, что внутри колбы даже мерцал хилый язычок пламени. Габби пустился рассказывать о своих невероятных и похожих одно на другое приключениях. Билл поначалу слушал, а потом сообразил, что, раз эти истории сочиняет его подсознание, он вполне может не обращать на них ни малейшего внимания.
   Определить, сколько прошло времени, не представлялось возможным – по крайней мере, без часов. Билл сомневался, что при наваждении время течет с той же скоростью, что и в реальной жизни, однако не стал отказываться, когда призрак предложил остановиться и перекусить, ибо уже начинал чувствовать голод. Он с интересом наблюдал за тем, как горят воображаемые дрова – поклажа мула состояла в основном из вязанок хвороста, ибо отыскать под землей древесину было не так-то просто, – и отметил про себя, что после каждой еды, пускай она не взаправдашняя, у него прибавляется сил. Кофе оказывал примерно такое же воздействие, что было еще более невероятно.
   Если не считать, что Билл зазевался и угодил ногой в кучу воображаемого помета, события развивались весьма благоприятным образом. Герой Галактики сознавал, что на деле он умирает от голода, однако это не мешало ему наслаждаться вымышленной едой. Увлекшись, Билл перестал глядеть по сторонам, а когда спохватился, выяснилось, что он остался в гордом одиночестве и в кромешной тьме. Он судорожно всхлипнул, догадавшись, что смерть совсем близко, а умирать придется одному. По щеке Билла скатилась скупая мужская слеза; он оплакивал загубленную юность, далекий дом на Фигеринадоне-2, своих приятелей Сида и Сэма, которых никогда больше не увидит, и даже безвозвратно сгинувший мираж. Билл горестно рыдал до тех пор, пока не услышал некий звук:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация