А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Билл, герой Галактики: Последнее злополучное приключение" (страница 12)

   Глава 13

   Билл заложил крутой вираж, обогнул пару воронок и побежал дальше; чутье бывалого солдата подсказывало ему, когда шарахаться в сторону, а когда – нырнуть в ближайшую воронку. Прогремел взрыв. Билл оглянулся и помахал рукой охранникам.
   – Давайте сюда! – крикнул он, перепрыгнул через перевернутый аэрокар и присел на корточки, дожидаясь приятелей.
   Сиду с Сэмом не хватало сноровки. По счастью, имперские звездолеты вели бомбардировку на удивление вяло. Охранники без единой царапины добрались до машины и собрались было перевести дыхание, но Билл не дал им такой возможности. Ведомые Героем Галактики вырви-глазнийцы преодолели последние несколько метров, которые отделяли их от подъезда одного из немногих уцелевших зданий; внутри того помещался бар.
   Сид с Сэмом тут же повалились на стулья. Билл решительно направился к стойке.
   – Три супербургера, три двойных пива, и поживее, – распорядился он, а затем повернулся к своим спутникам: – Ребята, что вам заказать?
   На улице прогрохотал очередной взрыв, от которого задребезжали стекла; девушка за стойкой упала на пол. Когда она поднялась, Билл прибавил, будто ничего и не произошло:
   – Порцию чили, тарелку сосисок и бутылку колы.
   Он поставил все, что получил, на поднос и возвратился к охранникам.
   – Елки-палки, Билл, нам повезло.
   – Точно. Кто бы мог подумать, что бар открыт! Я не пробовал бургера с… с… пожалуй, вообще никогда. Разве что видел в рекламных роликах. – Билл одним махом проглотил первый бургер и промыл пищевод первой бутылкой пива.
   Девушка за стойкой включила головизор. Над стойкой возник миниатюрный президент Гротски, который, как показалось Биллу, слегка похудел со времени их встречи и сильнее прежнего смахивал на Сида, Сэма и прочую компанию.
   – События развиваются так, как мы и предполагали, – заявил Гротски. – Обе стороны несут серьезные потери, с неба падает всякая дрянь – бомбы, ракеты, шрапнель, обломки самолетов и звездолетов. Я настоятельно рекомендую всем оставаться дома. Если же вам необходимо куда-либо отправиться, воспользуйтесь метрополитеном, к станциям которого ведут подземные ходы. Что касается меня, я намерен отсидеться в своем бункере.
   – Елки-палки, Сид, сдается мне, старик Миллард подрастерялся.
   – Нет, Сэм, ты ошибаешься. Просто у него хлопот полон рот.
   – Что ж, по крайней мере, ему нечего беспокоиться о своем желудке после порции сосисок в забегаловке. – Сэм потыкал вилкой одну сосиску. – По-моему, мясом тут и не пахнет.
   – Ишь чего захотел, – буркнул Билл, к подбородку которого прилипли крошки эрзац-бургеров. – Знаешь, приятель, тебе не мешало бы послужить в имперской армии. Там кормежка похлеще здешней.
   – Теперь понятно, почему вы так агрессивны, – проговорил Сид.
   – Г-р-р-р! – прорычал Билл, проглатывая последний кусок. – Хорошо! Куда едем?
   – На нейтронную шахту. Уж в ней-то мы наверняка будем в безопасности. Все тамошние сооружения находятся под землей, даже барак для почетных гостей. Откровенно говоря, я ночью почти не спал: бомбы падали слишком близко.
   – Ерунда! Разве за квартал от гостиницы – это близко? – В результате недельного путешествия по местностям, которые пострадали от налетов, Билл практически перестал обращать внимание на бомбежки. Лично по нему никто не стрелял, вследствие чего жизнь на поверхности планеты рисовалась Биллу в более розовых тонах, нежели пребывание на борту «Мира на небеси». Впрочем, в глубине души он уже предвкушал тот миг, когда очутится в толще земли, где можно будет не опасаться ничего на свете.
   Сэм собрал подносы и отнес их туда, где стоял рециркулятор, который перерабатывал остатки пищи и грязную посуду в хваленые супербургеры. Между тем по головизору начали передавать последнюю пресс-конференцию генерала Мудрозада.
   – А вот и Уорми! – воскликнул некий младший офицер.
   Военный оркестр заиграл генеральский марш, репортеры разразились аплодисментами, а на подиуме, выйдя из-за кулис, появился неустрашимый Уормвуд Мудрозад. Некоторое время он благосклонно внимал восторженной овации, затем произнес: «Спасибо, спасибо». Шум в зале постепенно стих.
   – Сколько вырви-глазнийцев поместится в электрической лампочке? – справился генерал у корреспондентов.
   – Сколько? – гаркнули те в унисон.
   – Двое, и то, если будут совсем маленькими.
   Журналисты старательно захохотали. Мудрозад мановением руки призвал к тишине.
   – За минувшие двадцать четыре часа имперские войска выпустили по планете Вырви-глаз свыше двенадцати миллионов ракет: общее же количество выпущенных реактивных снарядов и бомб приближается к ста пятидесяти миллионам. Оборона мятежников, я разумею, в целом была практически подавлена еще пять дней тому назад, однако сегодня бунтовщики выстрелили по нашим кораблям шестью ракетами. Что касается бомбовых ударов, мы наносили их по предприятиям оборонной промышленности. Я захватил с собой пленку, отобранную наугад и ни в коем случае не смонтированную, чтобы показать вам последствия одной из наших атак.
   На том месте, где только что стоял генерал, появилось изображение, которое Билл и охранники уже имели возможность лицезреть раньше. Ракета, охарактеризованная на сей раз как реактивный снаряд с дистанционным управлением, неотвратимо сближалась с красным крестиком. На здании, которое ей предстояло поразить, было написано: «Ракетная фабрика – легитимная военная цель».
   – Мы получили сообщение, которое пока не подтвердилось, о том, что пострадала девочка-подросток. Она получила незначительные ушибы по причине выброса мусора с борта одного из наших бомбардировщиков. Если это так, общее количество жертв мирного населения с момента начала кампании составит два человека. Все прочие цифры – вражеская пропаганда. Стрелок имперского крейсера «Бим-бом» натер мозоль на пальце, которым нажимал на спусковой крючок. Таким образом, потери наших доблестных войск составляют семь человек. Корабли же целы все без исключения. Все прочие сведения – вражеская пропаганда. Кампания разворачивается в полном соответствии с планами командования. Всякие слухи – вражеская пропаганда.
   Сэм кинулся вдогонку Сиду и Биллу, которые направились к двери.
   – Подожди, – сказал Билл и ткнул пальцем в небо, откуда этаким диковинным градом валились на землю отстрелянные гильзы и многочисленные обломки. Где-то высоко над головами прогремел взрыв. – Истребитель, – пробормотал Билл и уточнил: – Ваш. – Мгновение спустя взрыв повторился. – Снова ваш. – Наметанный глаз Билла различал в затянутом клубами дыма небе черных мошек, которые на деле были самолетами. Сид и Сэм благоразумно помалкивали, ибо понимали, что в боевом опыте им с Биллом не тягаться. Звуки, которые доносились снаружи, воспринимались как нечто вроде музыкального сопровождения: «Тра-та-та! Ба-бах! Бах-ба-бах! Бам! Тюк! Тюк!» Наконец раздался взрыв громче предыдущих. – Эсминец, – произнес Билл, – имперский. Теперь можно идти.
   Бронированный лимузин поджидал их на стоянке в паре сотен ярдов от бара, поскольку ближе подъехать не удалось. За время отсутствия людей машина не получила существенных повреждений, лишь прибавилось несколько вмятин на крыше; что касается правой фары, она разбилась день или два назад.
   Путешествие до нейтронного рудника протекало сравнительно спокойно. Дважды на лимузин обрушивался шквальный заградительный огонь, один раз его снесло с дороги взрывной волной от разорвавшейся неподалеку бомбы; потом пришлось преодолеть вброд, одну за другой, две реки, мосты через которые были предусмотрительно уничтожены, и шесть раз сворачивать на бездорожье и ехать прямиком по дворам и огородам, ибо в тех местах шоссе превратилось в зыбучие пески. Несмотря на вынужденные задержки, Билл, Сид и Сэм добрались до цели менее чем за четыре часа, за которые проделали путь протяженностью в пятьдесят миль.
   Нейтронный рудник выгодно отличался от большинства шахт своим внешним видом: у входа в забой – никаких механизмов для выдачи на-гора руды или того, что добывают в той или иной конкретной шахте. Ведь нейтроны чрезвычайно малы, а потому громадное их количество может разместиться в крайне ограниченном объеме. Посему нейтронный рудник, единственный во Вселенной, выглядел снаружи подобием подземного гаража, который неизвестно с какой радости охраняют вооруженные часовые, а дорога к которому упирается в массивные огнеупорные ворота.
   Сразу за воротами начиналось просторное, хорошо освещенное помещение. Билл оказался в шахте во второй раз в жизни. Много лет назад, в ходе подготовки к экзаменам на должность техника-удобрителя – заветнейшая негормональная мечта Билла, которой, похоже, не суждено было сбыться, – он посетил гуановый рудник. Контраст между двумя шахтами был поистине разительным. Прежде всего, на нейтронном руднике отсутствовала пыль от сухого птичьего помета; Билл, невзирая на то что обожал все и всяческие удобрения, не мог не признать, что это – завидное преимущество.
   По правде сказать, нейтронная шахта сильно смахивала на какую-нибудь фабрику, по крайней мере – на верхних уровнях. Троица миновала небольшой гараж и очутилась в приемной, где сидела секретарша в облегающем десантном комбинезоне. Девушка полностью проигнорировала появление посетителей, однако Билл обнаружил, что лично он просто не в состоянии ответить презрением на презрение. Секретарша выглядела слегка полноватой, но это ее нисколько не портило. Она олицетворяла собой в глазах Билла образ идеальной женщины, то есть была женщиной.
   Билл устремился к столу, за которым восседала девушка, однако на полдороге его перехватил Сид.
   – Сид и Сэм, президентские телохранители, а также Билл, знаменитый военнопленный, к директору. Он нас ждет.
   Секретарша оторвалась от головизора, по которому шел фильм из разряда «мыльных опер», сняла наушники, тряхнула светлыми кудрями, перекатила во рту жвачку и оглядела вновь прибывших с головы до ног.
   – Вам нужно переодеться. Здесь не кабак, а нейтронная шахта. – Она позвонила в колокольчик и крикнула: – Франт! – Из ниши в стене выехал маленький робот. – Он проводит вас в раздевалку. Тут все ходят в комбинезонах. Не вздумайте расстегиваться и воровать нейтроны. Понятно? – Не дожидаясь ответа, девушка повернулась к роботу: – Отведешь их в комнату 8, проследишь, чтобы переоделись, а потом снова приведешь сюда. Ступай. – Она вновь взялась за наушники.
   – А как насчет багажа? – поинтересовался Сэм.
   – Я не вижу никакого багажа, – отозвалась секретарша, снова сняв наушники и посмотрев на мужчин.
   – Он в машине.
   – Багажом займетесь после встречи с директором, которая состоится через десять минут, вернее, через девять с половиной. – Девушка решительным жестом надела наушники и включила головизор. На столе перед ней заметались крохотные полуодетые прозрачные фигурки.
   Робот-проводник пересек приемную и повернул за угол. Мужчины догнали его в тот самый миг, когда он входил в лифт, после чего, шагая по пятам друг за дружкой, выбрались из лабиринта коридоров и попали в крошечный номерок, который не имел ничего общего с гостиничным, за исключением названия и того факта, что также состоял из двух спален и гостиной. Вся мебель была из пластимента; похоже, ее штамповали поточным способом. Она отличалась надежностью – по ней можно было без опаски дубасить хоть кузнечным молотом – и той мягкостью, какую обычно приписывают камню.
   – На переодевание у вас две минуты восемнадцать секунд, – сообщил робот. – Затем мы вернемся в приемную. И. о. капрала Билл, ваша комната справа. – Робот втянул ноги, на груди у него открылась дверца, за которой, как выяснилось, помещался секундомер.
   Билл опрометью кинулся в свою комнату, срывая по дороге одежду. Выбрать комбинезон не составляло труда – тех было всего два, и оба чистые. Шеврон на рукаве привел Билла в восторг.
   По истечении отведенного срока все трое вновь направились за роботом, пытаясь сообразить на ходу, каким образом осуществляется герметизация швов. Попытки оказались безуспешными, в силу чего Билл и охранники, когда подошли к столу секретарши, поддерживали костюмы обеими руками.
   Девушка закатила глаза, потом встала.
   – Смотрите, – сказала она, – все очень просто, – и принялась показывать на себе. Билл старался не пропустить ни единого движения, однако интересовал его вовсе не процесс. – Нажимаете здесь и здесь, проводите ладонью тут, соединяете вместе, там натягиваете, тут приглаживаете. Ясно?
   Лица Сида и Сэма выражали полнейшее непонимание. Билл весь светился от счастья. Так или иначе, им все же удалось застегнуться.
   В это мгновение на столе секретарши затрезвонил звонок, в углу приемной приотворилась дверь.
   – Директор вас сейчас примет, – произнесла девушка и вновь повернулась к головизору.
   Едва они прошли сквозь дверной проем, дверь захлопнулась, и мужчины оказались в тесном помещении размерами с их собственный номерок. Стены из пластимента, одна-единственная скамья… Они осторожно уселись на скамью и уставились на квадратное пятно на стене.
   – Добрый день, добрый день, добрый день! – взревел спрятанный неизвестно где динамик. – О, извините! Секундочку, я только убавлю громкость. Для меня большая честь приветствовать вас на нашем руднике.
   – Может, я чего-то не понимаю? – прошептал Билл, оглядевшись по сторонам.
   – Вполне возможно, – отозвался Сид.
   – Точно, – подтвердил Сэм.
   – Вы меня не видите? – удивился голос. – Я здесь. Елки-палки, я же забыл включить экран! – Квадратное пятно тускло замерцало, потом на нем появилось изображение сидящего за столом человека. – Так лучше, не правда ли?
   Если не считать венчика жиденьких волос, человек был совершенно лыс и выглядел весьма упитанным, но в остальном, вне всякого сомнения, принадлежал к той самой компании, в которую входили президент Миллард Гротски, Сид, Сэм и прочие телохранители. Тот же овал лица, те же аккуратно подстриженные черные усики… Интересно, подумалось Биллу, может, лет этак тридцать или сорок тому назад на Вырви-глазе спятил какой-нибудь клонировочный автомат?
   Кроме того, директор тоже говорил «елки-палки». Билл даже не стал спрашивать почему.
   – Елки-палки, Билл, а ты совсем не изменился, – сказал директор.
   – Мы с вами разве встречались?
   – Нет. Я видел тебя в выпусках новостей. Меня зовут Снорри Якамото. Искренне рад познакомиться.
   Билл окинул взглядом похожую на келью комнатку, затем уставился на экран. За спиной директора виднелись настоящая деревянная мебель, пластиковые панели на стенах и окно, в которое светило солнце.
   – Взаимно. Хороший у вас кабинетик.
   – Спасибо. Елки-палки, у меня, к сожалению, не получится встретиться с вами лично, однако я распорядился, чтобы вам создали все условия. Сильвия должна обо всем позаботиться.
   – Сильвия?
   – Моя секретарша. Она просто чудо.
   С таким заявлением Билл не мог не согласиться.
   – Вечером состоится праздничный ужин, а завтра у вас экскурсия по шахте. Что скажете?
   – Замечательно, – откликнулся Билл без какого бы то ни было энтузиазма в голосе.

   Ужин вполне оправдал предчувствия Билла. Столовая на руднике выглядела точь-в-точь как солдатская едальня. Правда, вместо дневальных прислуживали роботы, но на том разница и заканчивалась. Предполагалось, что блюда подаются разные, однако куски подозрительно смахивали один на другой, поскольку все были мышиного цвета.
   Приглашенные, которые явились на ужин после напряженного рабочего дня, держались каждый особняком и старались не вступать в разговоры. Билл ухитрился занять место рядом с Сильвией, единственной, кстати, женщиной в компании, но всякий раз, как только его рука начинала двигаться в направлении ее колена, она награждала Билла оплеухой, причем делала это походя, не отрываясь от головизора.
   Короче говоря, когда ужин завершился, Билл испустил облегченный вздох.
   – Елки-палки, Билл, – сказал Сэм, когда они отправились в гараж, чтобы забрать из лимузина свои вещи, – не переживай. Отдохнем завтра.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация