А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "''Магия'' – энциклопедия магии и колдовства" (страница 6)

   АФРИКАНСКАЯ МАГИЯ

   Африканская магия это искусство, в основе которого лежат на родные традиции и верования.
   Например, азанде верят, что некоторые люди являются колдунами и способны причинять вред благодаря некой присущей им способности. Колдун не совершает ритуальных действий, не издает звуков и не обладает медицинскими познаниями. Акт колдовства является психичес ким. Они убеждены также, что колдуны способны причинить им боль, совершая вредоносные магические действия. Для защиты от первого я второго азанде обращаются к предсказателям, оракулам и знахарям. Предметом настоящей книги и будут отношения между этими убежде ниями и ритуалами.(По материалам Э. Эванса и др. (Прим. авт.))
   Я начинаю с описания колдовства, потому что оно представляет собой непременную основу всех других верований. Когда азанде обра щаются к оракулам, они спрашивают их главным образом о колдунах. Когда они обращаются к прорицателям, то делают это с той же самой делью. Их родственные замкнутые объединения противостоят тому же врагу.
   У меня не было трудностей ни в определении того, что думают азанде о колдовстве, ни в наблюдениях за борьбой с ним. Эти мысли и действия лежат на поверхности их жизни и доступны каждому, кто хотя бы несколько недель поживет в их селениях. Любой член племени явля ется знатоком колдовства. Нет необходимости обращаться к специали стам. Не нужно даже расспрашивать азанде об этом, достаточно просто наблюдать и слушать, чтобы получить информацию из повседневных ситуаций их жизни. Мангу, колдовство, вот одно из первых слов, ко торое я услышал в стране азанде, и слышал его ежедневно в течение многих месяцев.
   Азанде верят в то, что колдовство представляет собой некоторую субстанцию, находящуюся в теле колдуна, и эта вера распространена среди многих народов Центральной и Западной Африки. Страна азаи де находится на северовосточной границе зоны распространения этих представлений. Однако трудно сказать, с каким именно органом азанде связывают колдовство. Я никогда не видел человеческую колдовскую субстанцию, но мне описывали ее как овальную черноватую опухоль или мешок, в котором иногда находятся различные маленькие предме ты. Говоря о ее виде, азанде часто указывают на локоть согнутой руки, а описывая ее местоположение, показывают на нижнюю часть мечевид ного хряща, который, как считают, "покрывает колдовскую субстан цию". Азанде говорят: "Она прикреплена к краю печени. Если человеку разрезать живот и проткнуть ее, она лопается с громким шумом".
   Я слышал, как некоторые говорили, будто она красноватого цвета и содержит в себе семена тыквы, кунжута и других съедобных растений, похищенных колдуном с огородов его соседей. Азанде знают, где рас положена колдовская субстанция, поскольку иногда находили ее при вскрытии трупов. Я думаю, это была тонкая кишка, извлекаемая в оп ределенный период пищеварения. Именно этот орган подразумевается в описаниях вскрытии азанде, и он был показан мне на животе одной из моих коз. Если при вскрытии по обе стороны мечевидного хряща сде лать два горизонтальных разреза, то колдовская субстанция либо тот час же исчезает, либо потом обнаруживается в кишках.
   Это понимание не подтверждает мнения моего друга ГайераАн дерсона относительно того, что "наличие червеобразного отростка можно считать симптоматичным признаком" колдовства. С другой стороны, оно согласуется с утверждением мра Лагае, что колдовская субстанция заключена в органе, имеющем величину в несколько санти метров и расположенном рядом с печенью или желчным пузырем. По мнению де КалоннБьюфайкта, она может находиться в увеличенном желчном пузыре, а Хатереу говорит, что" она располагается вблизи же лудка в самом начале кишечника, хотя, добавляет он, азанде именуют мангу вообще любую деформацию органов, особенно деформацию же лудка. Майор Ларкен пишет: "Если человек колдун, то в его животе можно найти круглый волосатый шар, который иногда обладает зуба ми и выглядит весьма страшно". Майор Брок сообщает, что, согласно описаниям азанде, колдовская субстанция "подобна пасти с огромны ми острыми зубами", и предполагает, что колдун может "страдать от аппендицита и внутреннего воспалительного процесса".
   У колдуна нет какихлибо внешних отличительных признаков, од нако люди азанде говорят: "Колдуна можно узнать по его красным гла зам. Когда видят такого человека, то называют его колдуном, и это от носится также к женщинам с красными глазами. Но бывает и так: если они спрашивают знахаря относительно некоторого человека, и знахарь говорит им, что этот человек колдун, то родственники больного дают ему птичье крыло, чтобы он с помощью этого крыла сбрызнул больного. Этот человек считается колдуном".
   Говорят также, что если из тела умершего человека еще до его по хорон начинают выползать личинки, то это свидетельствует о том, что умерший был колдуном.
   Колдовство не только имеет физический признак, оно также пере дается по наследству. Оно наследуется по прямой линии от родителей к детям. Сыновья колдунамужчины все будут колдунами, но его дочери не будут колдуньями, в то же время дочери женщиныколдуньи будут колдуньями, а сыновья нет. Мр Лагае цитирует следующие выска зывания азанде: "Если у человека в животе имеется колдовская суб станция и он рождает мальчика, то у этого мальчика также будет кол довская субстанция, т. к. его отец был колдуном. Точно так же и с жен щинами. Если у женщины в животе имеется колдовская субстанция и она рождает ребенка женского пола, то эта девочка также будет наделе на колдовской субстанцией, т. к. ее мать была колдуньей. Таким обра зом, если человек родился без колдовской субстанции, то эта субстан ция не может проникнуть в него".
   Убеждение в биологической передаче способности к колдовству от одного из родителей ко всем детям одного с ним пола является состав ной частью воззрений азанде относительно процессов зачатия и их эс хатологических верований. Считается, что зачатие происходит благо даря гармонии физических свойств мужчины и женщины. Если душа мужчины сильнее, родится мальчик; если сильнее душа женщины, ро дится девочка. Таким образом, ребенок наследует физические качества обоих родителей, однако девочка в большей мере наследует душу мате ри, а мальчик душу отца. Тем не менее в определенных отношениях ребенок наследует черты только одного из родителей в соответствии со своим полом. Это относится к наследованию половых особенностей, телесной души и колдовской субстанции. Существует некоторое не определенное убеждение, которое едва ли можно представить в виде последовательного учения, что у человека имеются две души телесная и психическая. В момент смерти телесная душа становится тотемным жи вотным рода, а психическая духом и ведет призрачное существова ние у истоков рек. Многие утверждают, что телесная душа мужчины превращается в тотемное животное отцовского рода, а телесная душа женщины в тотемное животное материнского рода.
   На первый взгляд может показаться странным признание наследо вания по материнской линии в обществе с жестким патриархатом, но ведь колдовская субстанция, как и телесная душа, является частью тела и может передаваться по наследству вместе с мужскими или женскими особенностями отца или матери.
   Для нас кажется очевидным, что если некий мужчина колдун, то все члены его рода являются ipsofacto колдунами, поскольку у азанде род состоит из группы лиц, биологически связанных по мужской линии,. Азанде понимают смысл этого аргумента, но не согласны с его заклю чением, ибо это сделало бы противоречивым все их представления о колдовстве. На практике они признают колдунами только ближайших родственников колдуна по отцовской линии. Лишь в теории они рас пространяют подозрение в колдовстве на всех родственников колдуна. В глазах всего мира получение вознаграждения за убийство с помощью колдовства делает колдунами весь род виновного в этом человека. Од нако если после его смерти выясняется, что в его теле нет колдовской субстанции, то весь род освобождается от подозрений. Здесь мы вновь рассуждаем следующим образом: если после смерти человека в его теле не найдено колдовской субстанции, то ее нет и во всех членах его рода. Однако азанде не принимают этого мнения.
   Дальнейшая разработка своих верований позволяет азанде не признавать того, что представляется нам логическим следствием веры в биологическую передачу способности к колдовству. Если безуслов но доказано, что некоторый человек колдун, то его родственники для обоснования своей добропорядочности могут воспользоваться тем самым биологическим принципом, который ставит их под подо зрение. Они соглашаются признать этого человека колдуном, но отри цают, что он принадлежит к их роду. Они скажут, что он был незакон норожденным, поскольку у азанде человек всегда принадлежит к роду своего родителя, а не отца. Я уже говорил, что они могут заставить его мать, если она еще жива, сказать, кто был ее любовником, и избить ее, восклицая при этом: "Зачем ты получила колдовство, изменяя мужу?" Чаще же они просто провозглашают, что колдун должен быть незаконнорожденным, т. к. в их телах нет колдовства, поэтому он не может быть их родственником. Они могут подкрепить такое заявление ссылкой на случаи, когда при вскрытии тел их умерших родственни ков не было обнаружено колдовской субстанции. Другие вряд ли со гласятся с таким доводом, но их никто и не спрашивает. Верования азанде включают в себя также представление о Том, что даже если человек является сыном колдуна и несет в себе колдовскую субстанцию, он может не пользоваться ею. В течение всей его жизни она может оставаться недействующей, "холодной", как выражаются азан де, и человека вряд ли можно считать колдуном, если его колдовская сила никогда не функционировала. Поэтому перед лицом этого факта азанде склонны рассматривать колдовство как индивидуальную особен ность, несмотря на то, что она связана с кровным родством. В то же время во времена царствования короля Гбудве два рода абакунде и авундуа пользовались репутацией колдунов. В области правителя Гангуры эту репутацию приписывали родам абока и абанзума. Однако никто не думает чеголибо плохого о человеке, который принадлежит к одному из этих родов.
   Азанде воспринимают противоречие не так, как мы, поскольку у них отсутствует теоретический интерес к предмету, и те ситуации, когда им приходится выражать свои верования относительно колдовства, не ставят перед ними проблем. Человек никогда не спрашивает оракула, который один лишь способен распознать наличие колдовской субстан ции в живых людях, является ли колдуном определенный человек. Он спрашивает только, не колдует ли против него этот человек в данный момент. Вообще стараются узнать, не колдует ли кто-то в данных конк ретных обстоятельствах, совершенно не интересуясь вопросом о том, не рожден ли колдуном данный человек. Если оракул говорит, что некий человек в данный момент наводит на вас порчу, то тогда вы узнаете, что он колдун; если же оракул говорит, что в данный момент он вам ничем не вредит, то вы не узнаете, колдун он или нет, и не интересуетесь этим вопросом. Даже если он колдун, вам это безразлично, поскольку не вы его жертва. Колдовство интересует представителя племени азанде лишь как элемент конкретных обстоятельств и в связи с его собственны ми заботами, а не как устойчивая особенность некоторых людей. Когда он заболевает, то обычно не рассуждает таким образом: "Сначала по смотри, кто из известных колдунов живет поблизости, а затем назовем их имена оракулу". Он не рассматривает вопрос с такой точки зрения, а задумывается над тем, кто из его соседей испытывает к нему недобрые чувства, и стремится узнать у оракула, не колдует ли ктонибудь из них против него в данный момент. Интерес азанде сосредоточен исключи тельно на проявлениях колдовства в конкретных ситуациях.
   Небольшие несчастья быстро забываются, и на тех, кто их причи нил, пострадавший и его сородичи смотрят как на людей, которые при бегли к колдовству в данном конкретном случае, но не считают их кол дунами. Только те лица, на которых оракул постоянно указывает как на ответственных за болезни и утраты, считаются несомненными кол дунами, а в прежнее время колдун становился особо отмеченным чле ном сообщества, только если он кого-нибудь убивал…
   Смерть обусловлена колдовством и должна быть отомщена. Все другие действия, связанные с колдовством, сконцентрированы в акте мщения. В данном случае достаточно указать на то, что до прихода ев ропейцев месть осуществлялась незамедлительно либо посредством убийства колдуна и выплаты возмещения, либо посредством смерто носной магии. Колдунов убивали довольно редко, ибо король давал разрешение наказать колдуна только в том случае, если он совершал второе или третье убийство, либо убивал знатную персону. Под влас тью Британии сохранился лишь магический метод.
   По-видимому, месть в меньшей степени является результатом страха и ненависти, чем выполнением религиозного долга и источником дохо да. Я никогда не слышал, чтобы в наши дни родственники умершего человека, требующие мести, выказывали какиелибо враждебные чув ства по отношению к семье человека, которого должна была поразить их магия, или чтобы в прошлом когда-либо существовала длительная вражда между родом умершего и родом колдуна, который должен был выплатить компенсацию за убийство. Сегодня, если человек погубит коголибо с помощью колдовства, ответственность за преступление возлагается на него одного, а не на его род. В прошлом родственники помогали ему уплатить компенсацию, но делали это не в силу коллек тивной ответственности за преступление, а в силу социальных обяза тельств по отношению к родственнику. Его родственники со стороны жены и кровные братья также принимают участие в уплате компенса ции. Как только магия поражает колдуна или, если речь идет о про шлом, как только его убивают или получают компенсацию, инцидент исчерпан. Кроме того, столкновение между родом умершего и родом /колдуна не касается других людей. Они сохраняют социальные связи с обоими родами.
   Сегодня чрезвычайно трудно получить какуюлибо информацию о жертвах магии мщения. Сами азанде ничего о них не знают, если только они не являются ближайшими родственниками убитого человека. Просто однажды замечают, что его родственники перестали соблюдать траур ные предписания, и благодаря этому узнают, что их магические дей ствия привели к желаемому результату, однако бесполезно расспраши вать их, кто же был жертвой этих действий, т. к. они вам этого не ска жут. Это их частное дело, хранимое в тайне родственниками и королем, который должен получить сведения о действии их магических проце дур, поскольку необходимо, чтобы его оракул подтвердил утверждение их оракула, прежде чем им разрешат прекратить траур. Кроме того, здесь речь идет о приговоре оракула, а по таким вопросам его откровений раскрывать нельзя. Если бы посторонним людям стали известны имена тех, кто пал жертвой магии мщения, вся процедура мести оказалась бы бесполез ной. Здесь можно заметить, хотя ниже это будет понятнее, что если ста нет известно, что за смерть Х мщение настигло колдуна Y, то вся проце дура становится абсурдной, т. к. за смерть Y его родственники должны мстить колдуну Z. В самом деле, некоторые представители племени азан де излагали мне свои сомнения относительно честности короля, конт ролирующего оракулов, а некоторые из них даже замечали, что сущест вующая система ошибочна. Во всяком случае, ее ошибочность остается скрытой, поскольку все хранят молчание о жертвах магии мщения. В прошлом было иначе, ибо человек, обвиненный королевским оракулом в убийстве посредством колдовства, либо сразу же выплачивает ком пенсацию, либо его убивали. В обоих случаях дело считалось закончен ным, поскольку человек, уплативший компенсацию, не мог доказать, что он не колдун, а если его убивали по приказу короля, то за его смерть нельзя было мстить. Не разрешалось проводить вскрытие его тела для обнаружения колдовской субстанции.
   Когда я просил азанде обосновать их систему мести, они обычно отвечали, что король, оракул которого объявляет, что У умер от магии родственников X, не назовет имени Z до тех пор, пока его оракул не обнаружит, умер ли он от магии родственников Y. Когда родственники Y просят короля назвать имя Z до того, как высказался оракул, он отка жется сделать это и скажет им, что, насколько ему известно, К умер во искупление преступления, поэтому мстить за его смерть не нужно. Не которые азанде, разъясняя существующую систему, говорили, что в умерщвлении, возможно, участвуют и колдовство, и магия мести. Ма 38 гия мести отчасти объясняет окончание траура одной семьи, а колдов ство отчасти объясняет объявление мести другой семье, т.е. они пыта ются объяснить противоречие в своих верованиях мистическим языком самих верований. Однако я вынужден был довольствоваться таким объяснением, выражающим общую теоретическую возможность отве тить на мои возражения. Поскольку имена жертв мести сохраняются в тайне, противоречие остается скрытым, оно могло бы обнаружиться только в том случае, если бы можно было принять во внимание все слу чаи смерти, а не тот или иной из них. Поэтому до тех пор, пока азанде способны подтвердить обычай и поддержать семейную честь, они не испытывают интереса к более широким аспектам мести. Они понимают мои возражения, но эти возражения нисколько не беспокоят их.
   Азанде не обсуждают между собой проблем колдовства и не объе диняют своих знаний о мести. Поэтому у них так мало обобщений по поводу колдовства, что они очень редко способны сказать, какие роды среди их соседей были колдунами.
   Вожди должны осознавать данное противоречие, поскольку им из вестна причина каждой смерти на их территории. Когда я спрашивал вождя Гангуру, почему смерть некоторого человека он приписывает одновременно и действию магии мщения, и действию колдовства, он улыбался и признавал, что не все хорошо в существующей системе. Не которые вожди говорили мне, что они не разрешают мстить за смерть человека, если им известно, что он умер от магии мщения, однако мне кажется, что они говорили не правду. Этого нельзя узнать достоверно, т. к. даже если вождь сказал родственникам умершего человека, что он умер от магии мщения и за него нельзя мстить, то он сделал бы это тай но, и они сохранили бы эту тайну. Они заявили бы своим соседям, что будут мстить за смерть своего родственника, а через несколько месяцев сняли бы траур в знак того, что месть совершилась, поскольку они не хотят, чтобы стало известно, что их родственник был колдуном.
   Следовательно, если родственники А мстят за его смерть, совершая магические обряды против В, а затем узнают, что родственники В сняли траур в знак того, что им также удалось отомстить, то они считают, что эта вторая месть была обманом. Так они избегают противоречия…
   Азанде часто говорят об аборо кикпа (людях желчного пузыря), и хотя эта органическая особенность аналогична колдовству, их следует различать. Считается, что у некоторых людей желчный пузырь чрезвы чайно велик, что служит причиной заметных психологических особенно стей. В эту категорию попадают злобные, обидчивые, раздражительные люди. Они "размышляют" и неохотно идут на примирение, не желая простить тех, кто их задел. Например, когда вы приходите на общее собрание и все встречают вас приветственными возгласами, а кто-то лишь взглянет на вас и ничего не скажет, вы приписываете его грубость желчному пузырю и ищете повод высказать ему свое недовольство. Не которые считают, что люди желчного пузыря способны причинить мел кие неприятности, скажем, сделать так, что вы ушибете палец о пень, уколетесь о колючку или временно потеряете расположение двора: "При дворе обходятся с вами сурово, т. к. вы потеряли расположение вождя. Вы разговариваете с вождем, но не видите одобрения в его гла зах". Когда человек выказывает злобу по отношению к вам, то лишь последующие события могут ответить на вопрос, кто ончеловек 39 желчного пузыря или колдун. Если у вас произойдут серьезные непри ятности, то вы тотчас же заподозрите колдовство, но если все ограни чится мелкими неудачами, вы подумаете, что это был человек желчного пузыря.
   Азанде обычно говорили мне, что каждый является человеком желч ного пузыря в том смысле, что каждый имеет желчный пузырь, однако у некоторых людей он развит в большей степени, чем у многих других. Показывая такого человека, они советуют избегать его. Поведение лю дей желчного пузыря по отношению к соседям можно сравнить с пове дением человека, которого мы называем "гулякой". Люди желчного пузыря совершенно отличны от колдунов. Никто особенно не задумывается о дурной натуре людей желчного пузыря. Их могут избегать, однако не боятся, что такой человек причинит комуто вред, если он одновременно не является колдуном. Если же такой чело век колдун, то его порочная натура способна вызвать любое несчастье, даже смерть. Недоброжелательство не вызывает беспокойства, если за ним не кроется колдовство, а если в человеке, который явно выразил к вам свою неприязнь, вы подозреваете колдуна, то вы можете обратиться к оракулу с вопросом, не пытается ли он причинить вам вред с помощью колдовства. Иногда оракул отвечает, что данный человек не колдует против вас, и специально добавляет, что он человек желчного пузыря. Оракул делает вид, будто он убивает птицу, это указывает на колдовство, а затем оставляет ее живой. Человек желчного пузыря и колдун проявляют одни и те же особенности, но только колдун спосо бен вызвать серьезные неприятности…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация