А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "''Магия'' – энциклопедия магии и колдовства" (страница 5)

   Именно в таком приблизительно графическом выражении являлись мне эти два аспекта мира и вещей. Я мог бы, пожалуй, утверждать, что сверху и снизу мир изображался в разных масштабах, и эти два масштаба для меня никогда не встречались, никогда не переходили один в другой, оставались несоизмеримыми. В этом как раз и состояла главная трудность, и я постоянно ее ощущал. Я понимал, что если бы мне удалось перекинуть мост от того, что внизу, к тому, что вверху, или, еще лучше, в противоположном направлении, т.е. сверху вниз, я постиг бы все, что находилось внизу, ибо, начиная сверху, т.е. с фундаментальных принципов, было бы легко и просто понять все, находящееся внизу. Но мне никак не удавалось соединить принципы с фактами; как я уже сказал, хотя все факты быстро погружались в усложненные иероглифы, эти последние все же сильно отличались от верхних принципов.
   Ничто из того, что я пишу о своих экспериментах, ничто из того, что можно еще о них сказать, не будет понято, если не обратить внимания на их постоянный эмоциональный тон. Эти опыты вовсе не были моментами покоя, бесстрастия и невозмутимости; наоборот, они были пронизаны эмоциями, чувствами, почти страстью.
   Самой необычной вещью, связанной с экспериментами, было возвращение, переход к обычному состоянию, которое мы называем жизнью. Этот момент чем-то очень напоминал смерть, по крайней мере, как я ее себе представляю. Возвращение обычно происходило, когда я просыпался утром после эксперимента, проведенного прошлым вечером.
   Эксперименты почти всегда завершались сном; во время сна я, верояно, и переходил в обычное состояние и просыпался в знакомом мире – в том мире, в котором мы просыпаемся каждое утро. Но теперь этот мир имел в себе что-то чрезвычайно тягостное, представал невероятно пустым, бесцветным, безжизненным. Казалось, все в нем стало деревянным, как если бы он был гигантской деревянной машиной со скрипучими деревянными колесами, деревянными мыслями, деревянным настроением и деревянными ощущениями. Все было страшно медленным, все едва двигалось или двигалось с тоскливым деревянным скрипом. Все было мертвым, бездушным, бесчувственным.
   Они были ужасны, эти минуты пробуждения в нереальном мире после пребывания в мире реальном, в мертвом мире после живого, в мире ограниченном, рассеченном на куски, после мира целостного и бесконечного.
   Итак, благодаря своим экспериментам я не открыл каких-либо новых фактов, зато приобрел новые мысли. Когда я обнаружил, что я так и не достиг своей первоначальной цели, т.е. объективной магии, я начал думать, что искусственное создание мистических состояний могло бы стать началом нового метода в психологии. Эта цель была бы мною постигнута, если бы я умел изменять состояние своего сознания, полностью сохраняя при этом способность к наблюдению. Но как раз это оказалось совершенно невозможным. Состояния сознания менялись, но я не мог контролировать эту перемену, никогда не мог сказать наверняка, каков будет результат эксперимента, не всегда даже был в состоянии наблюдать, т. к. идеи следовали одна за другой и исчезали слишком быстро. Пришлось признать, что, несмотря на открытые новые возможности, мои эксперименты не давали материала для точных выводов. Главный вопрос о взаимоотношениях субъективной и объективной магии и об их отношении к мистике остался без ответа.
   Но после этих экспериментов я стал по-новому смотреть на многие вещи. Я понял, что философские и метафизические системы, совершенно разные по своему содержанию, на самом деле могли быть попытками выразить именно то, что мне довелось узнать и что я пытался описать. Я понял, что за многими научными дисциплинами о мире и человеке, возможно, скрываются опыты и ощущения, сходные с моими, даже идентичные им. Я понял, что в течение сотен и тысяч лет мысль человека все время кружила вокруг чего-то такого, что ей никак не удавалось выразить.
   Во всяком случае, мои эксперименты с неоспоримой ясностью установили для меня возможность соприкосновения с реальным миром, пребывающим по ту сторону колеблющегося миража видимого мира. Я понял, что познать этот реальный мир можно; но во время экспериментов мне стало ясно, что для этого необходим иной подход, иная подготовка. Сопоставив все, что я читал и слышал об этом, я не мог не увидеть, что многие до меня пришли к тем же результатам; и весьма вероятно, что многие пошли значительно дальше меня. Но все они неизбежно встречались с теми же самыми трудностями, а именно, с невозможностью передать впечатления от живого мира на мертвом языке. Так было со всеми, кроме тех, кому известен другой подход. И я пришел в выводу, что без их помощи сделать что-либо невозможно…

   ТАЙНА КОЛДОВСКОЙ СИЛЫ

   Голландский психиатр Ван Хевен рассказывает о ситуации, кото рую он наблюдал в Новой Гвинее (бывшая колония Голландии). Моло дой папуас оскорбил колдуна. Последний на пути своего обидчика по ложил "бифиет" ("заговоренный предмет"). Перешагнув через него и узнав от соплеменников, что он заговорен, молодой человек впал в бо лезненное состояние (перестал общаться с окружающими, чемлибо ин тересоваться) и через два дня умер.(По материалам В. Лебедева, И. Черняка и др. (Прим. авт.))
   …В негритянских племенах есть такие колдуны, которые, чтобы из вести со света человека, вырезают из дерева его фигурку. Затем еже дневно загоняют в нее по маленькому гвоздику. И вот человек каждый день испытывает боль в том месте, куда вбивается гвоздик.
   В тот день, когда колдун забивает гвоздь в сердце фигурки, человек умирает…
   Колдун, несомненно, позаботится о том, чтобы его жертве сообщи ли, в какое место и когда будет вбит в его "двойника" гвоздь. Сила вну шения и целый ряд других обстоятельств сыграют свою роль.
   Известно, что в XIX веке некоторые суеверные польские крестьян ки погибали от панического ужаса перед "завиткой" узлом, обнару женным на растущих злаках.
   Одна женщина украла у своей соседки несколько кусков льняного полотна. Та сделала на поле укравшей "завитку", желая ей смерти. Ког да виновница заметила, что "завитка" находится у нее в хлебе, она по бледнела, в голове ее зашумело, и она едва добралась до дома. Через три дня она умерла…
   В 1957 году английский врач Фрэнсис Кенс сделал доклад в Коро левском обществе в Лондоне (английская Академия наук) о нескольких случаях смерти негритянок, которых якобы околдовали.
   Как видим, в приведенных примерах нет прямого воздействия кол дунов на человека. "Черная магия" здесь реализуется опосредованно.
   Однако люди могут умереть не только в результате направленных действий колдуна, но и при нарушении табу.
   Английский этнограф П. Фрэзер в своей работе "Золотая ветвь", посвященной магии и религии, рассказывает, что вождь племени Казембе, которое существовало на территории Анголы, казался своим подчиненным столь священным, что никто без особых ритуалов не мог дотронуться до него, чтобы его насмерть не поразила магическая сила. Вожди, о которых идет речь, совмещали функции колдунов или просто были ими. Это табу распространялось также и на королей.
   На островах Тонга бытовало верование, что если ктолибо при коснется к вещам верховного вождя, а затем, без очистительного обря да, к своей пище, то обязательно умрет. Один из вождей племени в Новой Зеландии оставил на краю дороги остатки своей трапезы.
   Проходивший мимо туземец съел эти остатки. Но не успел он по кончить с едой, как ему с ужасом сообщили, что съеденная им пища принадлежит вождю.
   "Я хорошо знал несчастного преступника, рассказывал европе ецпутешественник. Это был человек замечательный, мужественный, покрывший себя славой в межплеменных войнах. Но как только роко вая весть достигла его ушей, у него начались исключительной силы су дороги и спазмы в животе, которые не прекращались до самой смерти, последовавшей на закате того же дня".
   "Однажды, пишет Фрэзер, причиной смерти нескольких лю дей явилось огниво вождя, которое тот потерял. Найдя его, несколько мужчин зажгли с его помощью свои трубки, а узнав, кому оно принад лежало, умерли от ужаса".
   Всемирно известный врач А. Швейцер рассказал о молодом здоро вом африканце, который умер в госпитале от паралича дыхания после того, как он случайно, садясь в пирогу, раздавил паука, считавшегося тотемным животным его племени.
   Во многих источниках случаи смерти при опосредованном воздей ствии колдунов и нарушениях табу объясняются суеверным стра хом. Исследования этнографов показывают, что люди постоянно испытывают чувство страха перед духами, колдунами, природными стихиями.
   Точка зрения, что люди в вышеприведенных наблюдениях умира ют от страха, казалось бы, нашла свое подтверждение в наблюдениях за потерпевшими кораблекрушение.
   В 1912 году ушел в свое первое и последнее плавание суперлайнер "Титаник" с тремя тысячами пассажиров на борту. Столкнувшись с айсбергом, "Титаник" начал тонуть.
   Первые суда подошли к месту катастрофы через три часа после того как лайнер исчез под водой. Поразило то, что в спасательных шлюпках уже было много умерших и сошедших с ума.
   Французский врач А. Бомбар считает, что, когда корабль тонет, человеку кажется, что вместе с кораблем идет ко дну весь мир, уже ухо дит все его мужество и весь его разум. И даже если он найдет в этот миг спасательную шлюпку, он еще не спасен. Потому что больше не жив.
   Окутанный ночной тьмой, влекомый течениями и ветром, трепещу щий перед бездной, боящийся и шума, и тишины, он за какиенибудь три дня окончательно превращается в мертвеца.
   "Жертвы легендарных кораблекрушений, пишет он, погиб шие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек" вы умерли от страха…"
   Об одном из самых популярных колдовских рецептов на острове Ява удалось узнать в Индонезии. Рецепт замысловат и требует обяза тельного наличия только что родившегося ребенка.
   В дом родителей новорожденного приходит шаман, тщательно со бирает с ладошек дитяти капельки пота, прихватывает отвалившуюся пуповину и немного первого испражнения младенца (естественным выделениям человека индонезийцы вообще приписывают чудодейственные свойства). Плюс немножко волос с головы родившегося. Все это перемешивается, разбавляется травкой с непереводимым названием и какое-то время выдерживается, после чего хранится как целебное средство.
   Когда захворавший житель деревни обращается к колдуну, тот произносит над ним никому более не известное заклинание, в ходе ко торого духам покровителям больного якобы передается большое количество энергии знахаря. После этого нуждающийся получает дозу снадобья, на которое колдун должен предварительно плюнуть. Если после лечения бедолага выживает (а такое, как ни странно, бывает нередко вероятно, большую роль играет самовнушение, ин донезийцы в подобное исцеление свято верят), честь и хвала колдуну.
   Если же нет значит, болезнь была неизлечимой.
   По словам специалистов, и по сей день колдуны, а также знатоки черной и белой магии, способные управлять потусторонними силами, на ряде островов пользуются уважением, а многие их откровенно поба иваются. Как считают индонезийцы, эти люди заклинаниями могут не только вылечить, но и навлечь злых духов, навести порчу на ребенка. Так что лучше понапрасну их не гневить…
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация