А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сказки" (страница 1)

   Сергей Григорьевич Козлов
   Сказки

   Зимняя сказка

   С утра падал снег. Медвежонок сидел на опушке леса на пеньке, задрав голову, и считал, и слизывал упавшие на нос снежинки.
   Снежинки падали сладкие, пушистые и, прежде чем опуститься совсем, привставали на цыпочки. Ах, как это было весело!
   «Седьмая», – прошептал Медвежонок и, полюбовавшись всласть, облизал нос.
   Но снежинки были заколдованные: они не таяли и продолжали оставаться такими же пушистыми у Медвежонка в животе.
   "Ах, здравствуйте, голубушка! – сказали шесть снежинок своей подруге, когда она очутилась рядом с ними. – В лесу так же безветренно?
   Медвежонок по-прежнему сидит на пеньке? Ах, какой смешной Медвежонок!"
   Медвежонок слышал, что кто-то в животе у него разговаривает, но не обращал внимания.
   А снег всё падал и падал. Снежинки всё чаще опускались Медвежонку на нос, приседали и, улыбаясь, говорили: «Здравствуй, Медвежонок!»
   «Очень приятно, – говорил Медвежонок. – Вы – шестьдесят восьмая». И облизывался.
   К вечеру он съел триста снежинок, и ему приснилось, что он – пушистая, мягкая снежинка... и что он опустился на нос какому-то медвежонку и сказал: «Здравствуй, Медвежонок!» – а в ответ услышал:
   «Очень приятно, вы триста двадцатая».
   ... Пам-па-ра-пам! – заиграла музыка. И Медвежонок закружился в сладком, волшебном танце, и триста снежинок закружились вместе с ним. Они мелькали впереди, сзади, сбоку и, когда он уставал, подхватывали его, и он кружился, кружился... Всю зиму Медвежонок болел. Нос у него был сухой и горячий, а в животе плясали снежинки. И только весной, когда по всему лесу зазвенела капель и прилетели птицы, он открыл глаза и увидел на табуретке Ёжика. Ёжик улыбался и шевелил иголками.
   – Что ты здесь делаешь? – спросил Медвежонок.
   – Жду, когда ты выздоровеешь, – ответил Ёжик.
   – Долго?
   – Всю зиму.
   – Вот как?
   – Да, – сказал Ёжик. – Я, как узнал, что ты объелся снегом, сразу перетащил все свои припасы к тебе...
   – И всю зиму ты сидел возле меня на табуретке?
   – Да, я поил тебя еловым отваром и прикладывал к животу сушёную травку...
   – Не помню, – сказал Медвежонок.
   – Ещё бы! – вздохнул Ёжик. – Ты всю зиму говорил, что ты – снежинка. Я так боялся, что ты растаешь к весне!..

   Львёнок и Черепаха

   Глава первая, в которой Львёнок и Черепаха поют песню

   Жил-был в Африке Львёнок. Звали его Ррр-Мяу.
   Вот вышел он однажды погулять по пустыне и встретил Большую Черепаху. Черепаха лежала на солнышке и мурлыкала себе под нос весёлую песенку. «Я на солнышке лежу, – пела Черепаха, – я на солнышко гляжу. Всё лежу и лежу и на солнышко гляжу!..»
   «Какая весёлая песенка!» – подумал Львёнок и подошёл поближе.
   А Черепаха мурлыкала себе под нос, не замечая Львёнка, потому что глаза у неё были закрыты от удовольствия.
   – Носорог-рог-рог идёт, крокодил-дил-дил плывёт, – пела Черепаха. – Только я всё лежу и на солнышко гляжу!
   Львёнок подкрался совсем близко, лёг на песок рядом с Черепахой и приподнял одно ухо, чтобы лучше слышать.
   – Рядом львёночек лежит и ушами шевелит. Только я всё лежу и на солнышко гляжу! – спела Черепаха и открыла глаза.
   – Здравствуй! – сказала она. – Я – Большая Черепаха. А ты кто?
   – А я Львёнок Ррр-Мяу! – сказал Львёнок. Сел на песок и запел:
   – Я на солнышке сижу, я на солнышко гляжу, всё сижу и сижу и на солнышко гляжу!
   – Не сижу, а лежу! – сказала Черепаха.
   – Это ты лежишь! А я – сижу, – сказал Львёнок.
   И они запели вместе:
   – Носорог-рог-рог идёт,
   крокодил-дил-дил плывёт.
   А потом Львёнок спел:
   – Только я всё сижу...
   А Черепаха спела:
   – Только я всё лежу!..
   Они недовольно посмотрели друг на друга и вместе закончили:
   – И на солнышко гляжу!
   – И всё-таки надо петь лежу! – сказала Черепаха. – Это же я придумала!
   – А как же я буду петь лежу, если я сижу? – спросил Львёнок.
   – А ты ляг, и тогда всё будет по правде. Ты будешь лежать и петь: «Только я всё лежу!»
   – А я не люблю лежать, – сказал Львёнок. – Я люблю бегать. Ну, в крайнем случае – сидеть!
   – Но ты же лежал, когда подкрался ко мне!
   – Я лежал, только чтобы подслушать песню, – сказал Львёнок. – Я лежу только в особенных случаях.
   – Ну, а как ты спишь? Сидя, что ли? – спросила Черепаха.
   – Нет, сплю я лёжа. Но когда я сплю, я же не пою!
   – А ты представь себе, что ты спишь и поёшь!..
   Львёнок лёг на песок и закрыл глаза.
   – Давай начнём сначала! – сказал он.
   И они запели:
   – Я на солнышке лежу,
   Я на солнышко гляжу,
   Всё лежу и лежу
   И на солнышко гляжу!
   – И всё-таки это не по правде, – не открывая глаз, сказал Львёнок. – Ведь я сплю с закрытыми глазами и, значит, солнышко видеть не могу!
   – А ты открой глаза, – сказала Черепаха. – И представь, как будто ты спишь с открытыми глазами и поёшь.
   Львёнок открыл глаза, и они спели ещё один куплет.
   – Теперь ты пой одна, – сказал Львёнок. – Ведь я не могу петь сам про себя... И Черепаха спела:
   – Рядом львёночек лежит
   И ушами шевелит.
   Только я всё лежу
   И на львёнка не гляжу.
   – Какая красивая песенка! – сказал Львёнок. – А теперь покатай меня, а!
   Он прыгнул Черепахе на спину, и она покатала его по пустыне.
   – А ты придумаешь завтра новую песню? – спросил Ррр-Мяу, когда они расставались.
   – Конечно! Приходи завтра! – сказала Черепаха.
   И Львёнок пошёл домой, напевая:
   – Носорог-рог-рог идёт,
   крокодил-дил-дил плывёт...
   И по дороге всё время думал: как это всё-таки можно – спать с открытыми глазами и в то же время ещё петь песни?..

   Глава вторая, в которой оживает бревно

   Хорошо, прохладно ночью в пустыне! Львёнок шёл вдоль реки, глядел на далёкие звёзды, пел песню, которую придумала Черепаха, и вдруг споткнулся.
   – Ой, дерево?. Сяду передохну.
   И сел.
   А бревно разинуло зубастую пасть и заскрипело:
   – Хе-хе!..
   – Что? – Львёнок отпрыгнул.
   – Хе-хе... Ты – кто? – скрипнуло бревно.
   – Я – Львёнок Ррр... – начал было Львёнок:
   – Что пел?
   – Песню.
   – Сам... придумал?
   – Не-ет, Черепаха! Я иду, а она – поёт! Я подкрался! А она – про меня петь стала! А вы – кто?
   – Хе-хе!
   – Вы – хе-хе?
   – Хе-хе! – сказало бревно. – А про меня не спела?
   – Про хе-хе? Нет. Про меня, про Крокодила, про Носорога и про...
   – А про Крокодила – что?
   – Про Крокодила? Про Крокодила – вот! – и Львёнок сел на песок и запел, и ему снова стало весело и хорошо, как было, когда они пели с Черепахой:
   – Крокодил-дил-дил плывёт...
   – Хе-хе!.. – довольно хехекнуло бревно.
   – А ещё? – А больше – всё.
   – А про тебя?
   – Ой, про меня много! – сказал Львёнок. – И как лежу, и как на солнышко, и как...
   – Хе-хе!.. Про тебя – много, а про меня – плыву. Я что же, лежать не умею?
   – Умеете, хе-хе.
   – Ты чего дразнишься?
   – Я не дразнюсь, – сказал Львёнок. – Вы же сами сказали – Хе-хе. Разве вы... не Хе-xe? – Хе-хе...
   – Ну вот!
   – Послушай, Львёнок...
   – Меня зовут Ррр-Мяу.
   – Послушай, Ррр-Мяу, у тебя бабушка есть?
   – А что? – А кем она тебя пугает, когда ты, хе-хе... безобразничаешь?
   – Крокодилом.
   – Вот я Крокодил и есть! И бревно схватило бы Львёнка, если бы он не отпрыгнул в сторону.
   – Вы, хе-хе, Крркодил? – Львёнок чуть не упал от смеха.
   – Ну, я тебе покажу, старая калоша, про кого сколько петь! – сползая к воде, хрипело бревно. – Про кого – и лежу, и гляжу, и на солнышко, а про кого – только плыву И ни капельки! Запомнишь Крокодила!
   И тяжёлые крокодильи глаза, светясь изнутри недобрым светом, уплыли вниз по реке.
   «А что, если это и в правду Крокодил? – подумал Львёнок. – Надо завтра сказать Черепахе: не подходи к воде – я видел Крокодила!»
   И Львёнок, пригорюнившись, сел на песок и стал думать, почему этому зубастому бревну не понравилась их с Черепахой песня?

   Глава третья, из которой мы узнаем, что носороги не глухи к искусству

   Но побыть одному Львёнку не удалось. При свете звёзд он вдруг увидел что-то большое и тёмное. Это большое и тёмное приближалось.
   – О! Здравствуйте! – сказало большое и тёмное. – Я – Носорог!
   – Хе-хе... – хехекнул Львёнок.
   – Что вы сказали?
   – Мы? – Львёнок оглянулся. – Мы... ничего.
   – О, вы не думайте, что мы, носороги, глухие к искусству! Это бегемоты толстокожие, а мы... Как вас зовут? Вы так чудесно пели!
   – Мы? – Львенок снова оглянулся. – Я – Львёнок. Меня зовут Ррр-Мяу.
   – Какое звучное имя!
   – Я пел песню. Её сочинила Черепаха. Хе-хе...
   – Что-что?
   – Это так, к слову. От Крокодила осталось. В зубах завязло.
   – От Крокодила? – Носорог оглянулся. – Завязло? А где Крокодил?
   – Хвостик такой, ну... довесочек... – и Львёнок сам не понял, как у него снова выскочило: – Хе-хе...
   – Вы съели Крокодила?
   – Да нет, я...
   – Боже мой! Такой молодой, почти ребёнок, а уже – съел Крокодила! – Носорог огляделся по сторонам.
   – Нет-нет, это невозможно! Вы... вы... вы – герой!
   – Я тут – один, – сказал Львёнок, оглядываясь.
   – Один, и съел Крокодила! Непостижимо! О, теперешние молодые Львы! Они покажут пожилым обезьянам, крысам, быкам и собакам! О! Это кошки с раздувающимися, как паруса, усами!
   – Кошки? – чуть не поперхнулся Львёнок. – Хе-хе...
   – О, не перебивайте меня! – Носорог встал на задние лапы. – Когда я услышал вашу песню, я так и понял: идёт победитель! Кто может встать рядом с маленьким Львом? О, только испытанный в боях Носорог!
   – А Черепаха придумала про вас в песне, – сказал Львёнок.
   – Про меня? В песне? Это немыслимо! Невероятно! Так не бывает! Про меня?
   – Да.
   – Так спойте же скорее! Теперь я понимаю, что не зря жил!
   – Вот слушайте! И Львёнок запел:
   – Крокодил-дил-дил плывёт...
   – Это – про Крокодила, которого вы съели.
   – А дальше – про вас,
   – Пойте же, пойте!
   – Носорог-рог... – начал было Львёнок. – Нет, забыл.
   – О! Вспомните!
   – Там сперва про Крокодила, а потом... Нет, сперва про вас...
   – Ну! Ну! Это будет единственным оправданием носорожьей жизни!
   – Вы... – Львёнок даже зажмурился, чтобы лучше вспомнить. – Вы – идёте...
   – О, всю жизнь! Иду и иду, иду и иду...
   – Да, точно! Вот!.. Нет, не помню... Утром! Встретимся утром! У меня голова болит! Проснусь и вспомню!
   И убежал.
   А Носорог, оставшись один, снова поднялся на задние лапы и, обратив печальные глаза к звёздам, произнёс:
   – Про меня – в песне! Ты, говорит, – идёшь! А ведь как верно: иду и иду, иду и иду... Немыслимо!

   Глава четвёртая, в которой Крокодил съел песню, а Черепаха подумала, что Львёнок испугался и убежал

   На следующее утро Черепаха лежала на песке, ждала Львёнка и сочиняла для него новую песню.
   – Лижет жёлтую волну голубой песок, – подбирая мелодию, мурлыкала Черепаха. – Положи мне, львёнок, лапу прямо на висок.
   Голова болит, болит...
   А в это время из-за куста высунул голову Крокодил.
   «Хе-хе! – подумал он. – Надо подкрасться, чтобы меня не заметили». – И пополз.
   Голова болит, болит, рядом львёночек стоит... – пела Черепаха.
   – Хе-хе!..
   – Это ты, Львёнок?
   – Ага, – сказал Крокодил и разинул страшную пасть.
   – Ой! Что это? – только и успела вскрикнуть Черепаха.
   А Крокодил погладил себя лапой по животу и спросил голосом Львёнка:
   – Как ты себя чувствуешь, Большая Черепаха?
   – Львёночек, где ты? Я ничего не вижу!
   – Я здесь, здесь! – голосом Львёнка сказал Крокодил. И пробормотал: – Тута! Хе-хе.
   – А почему я тебя не вижу?
   – А ты открой глаза, Черепаха!
   – Я открыла!
   – Посмотри налево!
   – Ничего не вижу!
   – Посмотри направо! – а сам подумал: «Мне бы в цирке работать – с детства на разные голоса могу...»
   И – засвистел соловьем.
   – Темно здесь... Ты где, Львёночек?
   – Будет, будет кричать-то! – Крокодил перестал свистеть. – Это я – Крокодил!
   – А где Львёнок?
   – Был. Убежал.
   – За подмогой, – вслух подумала Черепаха.
   – Что?
   – Нет, я ничего...
   – Тогда давай пой! Да чтоб не только плыву, хе-хе, а ещё и лежу, и бегаю, и черепах глотаю. Поняла? Всё-всё, чтоб со всех сторон, как положено!
   – Для этого ты меня проглотил?
   – Aгa!
   – Чтоб я тебе пела?
   – Хе-хе...
   – Не буду!
   – Так не бывает. Вот я Мартышку проглотил, она мне на ночь сказку сказывала. Питончика как-то съел – очень ему понравилось. А ты: «Не буду!» Пой!
   – У тебя что – ум за разум зашёл? – крикнула Черепаха. – Ты же меня съел!
   – Не отпираюсь.
   – Проглотил!
   – Было дело, хе-хе. Я всех сперва глотаю, так удобнее.
   – И хочешь, чтоб я тебе пела?
   – А что ж тут? – сказал Крокодил. – Я – лежу, ты – поёшь.
   – В животе?
   – У меня очень хороший живот, просторный. Все хвалят, кого съел. Жить можно.
   – Жить – можно, петь – нельзя!
   – Ничего, хе-хе, запоёшь!
   – Злодей!
   – Чем это я тебе не угодил?
   – Тарантул!
   – Не ругайся – у меня живот заболит.
   – А мне что до твоего живота? – закричала Черепаха.
   – Как? Ты же в нём сидишь!
   – Ага! Сижу! – и Черепаха запрыгала, и Крокодил зайцем запрыгал вместе с ней по песку.
   – Будет! Будет! – кричал Крокодил. – Что я тебе мячик, что ли, – скакать?
   – Выпусти меня! Слышишь, выпусти! – кричала, прыгая, Черепаха. – Сейчас Львёнок придёт!
   – Вот и хорошо – встретитесь!
   – Не смей трогать Львёнка! – и Черепаха запрыгала ещё пуще.
   – Ox! Ox! – стонал Крокодил.
   – До вечера будешь прыгать! – кричала Черепаха.
   – А я вот за камушек!
   – Не поможет! И вдруг Крокодил закричал голосом Львёнка:
   – Эй! Крокодил! Ты чего это прыгаешь?
   – Львёночек! Хе-хе... Это со мной такая болезнь сделалась.
   – Львёнок! – крикнула Черепаха. – Бей его! Бей! Он меня съел!
   – Ой! Кто это? – спросил голосом Львёнка Крокодил.
   – Не обращай внимания, хе-хе. Это у меня от болезни.
   – Врёт! Врёт! – Черепаха. – Хватай камень! Камнем его, Львёночек!
   – Большая Черепаха, это ты?
   – Я! Я!
   – А... где ты? – голосом Львёнка спросил Крокодил.
   – Да в брюхе же!.. Львёночек!
   – Вот! Вот тебе! Вот! – прыгал и кричал Крокодил. И – своим голосом: Ой! Ой! Ой!
   И вдруг – голосом Львёнка сказал:
   – Большая Черепаха! Он – большой, а я – маленький. Я пойду...
   Черепаха перестала прыгать. Крокодил шмякнулся на песок...
   – Ффу-у!.. Что же не прыгаешь, Черепаха? – спросил Крокодил.
   Черепаха не ответила. И тут появился Носорог.
   – Иду... Иду и иду... Великолепно! – закатив глаза к небу, бормотал Носорог, и – наткнулся на Крокодила. – О! Ты – жив!
   – Я? Хе-хе... А что?
   – О! Разве Львёнок тебя не съел?
   – Было дело, хе-хе... Но – нет.
   – Как же? Я его встретил, он остаточки твои из зубов выковыривал...
   – Остаточки!.. – вздохнула Черепаха.
   – Что ты сказал?
   – Я? Ничего.
   – А мне показалось: кто-то что-то сказал.
   – Все молчат.
   – Крокодил! Ты не видел Большую Черепаху?
   – А тебе зачем?
   – О! Ты не знаешь! Про меня теперь – в песне поют! Что я – иду! Представляешь? Иду! А ведь как верно! И про тебя есть. Ты – плывёшь! И это Большая Черепаха придумала!
   – Хе-хе. Ну, поют... Ну и пусть себе! А зачем тебе Черепаха-то понадобилась?
   – О! Как же? Львёнок про тебя запомнил, а про меня – нет. Иду к нему, а по дороге, думаю, вдруг Черепаху встречу? И она мне сама, понимаешь?
   – Что – сама?
   – О! Споёт! Нет, это выше сил, выше сил!
   И Носорог пошёл, бормоча:
   – Иду... Иду и иду... Великолепно!
   А Крокодил похлопал себя по брюху и сказал:
   – Что же ты молчала, Черепаха? Крикнула бы: вот, мол, я где – туточки... Носорог, он бы меня живо распотрошил...
   Черепаха глухо, тоненько так запела:
   – Лижет жёлтую волну голубой песок...
   – Так не бывает – всё наоборот!
   – ... положи мне лапу, львёнок, прямо на висок...
   – Где Львёнок? Убежал Львёнок.
   – Голова болит, болит, рядом львёночек стоит, как ладошкой океана, лапой шевелит...
   – Какая ладошка? Где океан? Теперь про меня пой!
   – Как ты себя чувствуешь, Львёнок? Как ты спал?
   – Ладно, хе-хе, посплю. А ты пой, пой! Сколько мечтал приёмничек завести! А ты – лучше всякого приёмника: и сытно, и с музыкой. Ну, ты про меня ещё споёшь!
   Крокодил положил голову на песок, закрыл глаза.
   А Черепаха в брюхе у Крокодила еле слышно пела:
   – Голова болит, болит, рядом львёночек стоит, как ладошкой океана, лапой шевелит...
   «Нет, надо всё-таки отсюда уходить, – подумал Крокодил. – Львёнок прибежит – хлопот не оберёшься!»
   И потихоньку уполз.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация