А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Плавающий город" (страница 7)

   Глава пятнадцатая

   На следующий день было первое апреля. Атлантический океан, зеленый, как луг, освещенный первыми лучами весеннего солнца, был великолепен. Волны весело разбегались, а в молочно-белом кильватере, подобно клоунам, кувыркались морские свинки.
   Встретившись с Корсиканом, я узнал, что привидение на этот раз не пожелало появиться. Вероятно, ночь была для него недостаточно темна. Тут мне пришло в голову, что Питферж просто хотел обмануть нас с первым апреля, как это принято в Англии, Америке и Франции. То и дело слышался смех обманывающих и выражения неудовольствия обманутых. Местами даже завязывалась драка, но, к счастью, она не приводила ни к каким серьезным последствиям, так как у саксонцев кулачный бой никогда не кончался боем на шпагах. Всем известно, что дуэль в Англии строго преследуется; даже офицеры и солдаты не имеют права драться ни при каких условиях. Виновник подвергается самому строгому и тяжкому наказанию, и мне помнится даже, что доктор называл мне одного офицера, который десять лет тому назад был сослан на каторгу за убийство противника во время дуэли. Понятно, что при такой строгости законов дуэль не входит в обычай у англичан.
   В этот ясный, солнечный день капитану легко удалось составить следующее объявление:
   Широта………48°47′
   Долгота………36°48′
   Расстояние же только 250 миль.
   Инженер объяснил слабость давления недостаточной вентиляцией новых печей. Мне же казалось, что это зависело от колес, диаметр которых был слишком мал.
   Около двух часов, однако, корабль пошел скорее. Я узнал об этом, взглянув на жениха и невесту, которые, стоя на правом борте, заметно чему-то радовались и хлопали в ладоши. Улыбаясь, смотрели они на едва заметный белый пар, поднимавшийся из труб парохода и доказывавший, что давление увеличивалось. Молодые люди были в эту минуту так же счастливы, как Папин в то время, когда стала подниматься крышка его знаменитого котла.
   – Дымится, дымится! – воскликнула молодая девушка.
   – Пойдемте скорее к машине! – сказал жених, увлекая ее за собой.
   Дэн Питферж подошел ко мне, и мы отправились за влюбленной парочкой.
   – Какое счастье быть молодым! – сказал он.
   – И любимым, – прибавил я. Остановившись около люка винтовой машины, мы заглянули туда!
   В глубине этого огромного колодца работали четыре длинных горизонтальных поршня, при каждом движении смазываясь маслом.
   Молодой человек вынул часы и стал считать обороты винта, в то время как невеста его следила за секундной стрелкой.
   – Минута! – воскликнула она.
   – Тридцать семь оборотов, – отвечал он ей.
   – Тридцать семь с половиной, – заметил доктор, тоже следивший за винтом.
   – Даже с половиной! Слышите, Эдуард? – сказала она жениху.
   Затем, повернувшись к доктору Питфержу, она промолвила с ласковой улыбкой:
   – Благодарю вас, милостивый государь.

   Глава шестнадцатая

   При входе в зал я увидел афишу следующего содержания:
...
ПРОГРАММА
   I отделение
   Ocean Time …………………………… Mr. Mac-Alpine
   Songs: Beatiful of the sea ……………… Mr.Ewing
   Reading ……………………………… Mr. Affelcet
   Piano solo: Chant du Berger ……………… Mrs.Alloway
   Scotsh song ………………………… Docteur T…

   Антракт 10 минут

   II отделение
   Piano solo …………………………… Mr. Paul V.
   Burlesque. Lady of Lion ………………… Docteur T…
   Entertaiment …………………………… Sir James Anderson
   Song: Happy moment ……………………… Mr. Norville
   Song: Your remember …………………… Mr. Ewing

   ФИНАЛ
   Национальный гимн
   Как видно, это был настоящий концерт с двумя отделениями, антрактом и финалом.
   – Вот тебе и на! Концерт без Мендельсона! – услышал я позади себя чей-то недовольный голос.
   Обернувшись, я увидел простого слугу, который был очень огорчен отсутствием пьес его любимого композитора.
   Поднявшись на палубу, я встретил Корсикана. Он сказал мне, что Мак-Эльвин давно куда-то ушел из своей каюты. Не желая оставлять Фабиана в полном одиночестве, я отправился разыскивать его. Он стоял на носовой части корабля. Я подошел к нему, и мы разговорились, но о своем прошлом он опять не проронил ни слова. Минутами он молчал, и, поглощенный своими мыслями, казалось, не слушал меня. Во время прогулки нам несколько раз попадался Гарри Драке. Он, по обыкновению, громко разговаривал и размахивал руками. Мне показалось, что он упорно следит за Фабианом. Вероятно заметив это, Мак-Эльвин спросил меня:
   – Кто этот господин?
   – Право, не знаю, – сказал я.
   – Какой несимпатичный человек! – прибавил он. Я чувствовал, что встреча двух врагов неизбежна и весь вопрос был лишь во времени.
   Наступил вечер. Публика заполнила ярко освещенный зал, в котором должен был состояться концерт. В полуоткрытые люки просовывались широкие, смуглые лица и большие черные руки матросов. В дверях толпились слуги. Публика сидела на диванах, креслах и складных стульях, лицом к роялю, который был хорошо укреплен между двумя дверьми, ведущими в дамскую каюту. Время от времени корабль покачивало; стулья и кресла скользили, сидевшие на них цеплялись друг за друга, но без шума. Никто не боялся упасть, так как в зале была страшная теснота.
   Вечер начался чтением «Ocean Time». Это был ежедневный политический, коммерческий и литературный журнал, издаваемый пассажирами. Американцы и англичане очень любят заниматься этим делом. Публика довольствуется малым, а потому и редакторы не очень затрудняются составлением журнальных статей.
   Для француза этот первоапрельский номер не представлял особенного интереса; остроты его, мне кажется, могли нравиться только тем, кто их писал. Тем не менее американец Мак-Альпин, поощряемый аплодисментами публики, с увлечением читал журнал, последними новостями которого были следующие:
   – Нам сообщают, что президент Джонсон отказался от своей должности в пользу генерала Гранта.
   – Мы слышали из достоверных источников, что папа Пий Девятый назначил своим преемником императорского принца.
   – Говорят, что Фердинанд Кортес угрожает судом императору Наполеону Третьему за покорение им Мексики.
   После чтения «Ocean Time» господин Ивинг, красивый мужчина, обладавший тенором, спел довольно грубо, чисто по-английски, «Beautiful of the sea». Следующим номером было опять чтение, но оно показалось мне совсем неинтересным. Англичанка госпожа Алловей бесцветно исполнила на рояле «Le chant du Berger» и в заключение первого отделения доктор Т. пропел шотландскую комическую песенку.
   После десятиминутного антракта, во время которого никто не вставал с места, началось второе отделение. Француз Поль В. сыграл два прелестных вальса; ему много аплодировали. Молодой брюнет, корабельный доктор, прочел комическую сцену, представлявшую собой пародию на драму «Lady of Lion», которая была в большой моде в Англии.
   Затем следовал «entertaiment». «Что подразумевает под этим название сэр Андерсон: лекцию или проповедь», – думал я. Но оказалось, ни то, ни другое. Сэр Андерсон встал, улыбаясь, со своего места, вынул из кармана колоду карт, засучил рукава и стал показывать фокусы. Со всех сторон раздались аплодисменты и крики «ура».
   После номеров господ Норвилля и Ивинга по программе следовало: «God Sare the Queen», но американцы стали уговаривать Поля В. сыграть им французскую национальную песню. Мой покладистый соотечественник тотчас заиграл неизбежную «Partant pur la syrie»; часть публики, требовавшая Марсельезу, запротестовала, и послушный пианист, не заставляя себя долго просить, тотчас перешел на песню Руже Делиля, которая имела огромный успех. Затем все присутствующие встали и протяжно запели свой национальный гимн, в котором подданные просят Бога о сохранении здоровья королевы.
   Концерт кончился, и все стали расходиться. Я поискал глазами Фабиана, но его не было.

   Глава семнадцатая

   В ночь с понедельника на вторник море было очень бурное. Перегородки снова затрещали, и товарные тюки опять начали путешествовать с места на место.
   Около семи часов утра я поднялся на палубу. Шел дождь, и ветер становился все сильней. Вахтенный офицер приказал спустить паруса. Корабль сильно качнуло. Весь этот день, 2 апреля, на палубе никого не было. В залах тоже было пусто. Пассажиры сидели по своим каютам, а некоторые даже не выходили ни к завтраку, ни к обеду. Играть в вист или в шахматы не было никакой возможности, так как столы ускользали из-под рук игравших. Одни читали, растянувшись на диванах, другие спали. На палубе расхаживали матросы в клеенчатых накидках. Помощник капитана, закутанный в непромокаемый плащ, стоял на вахте. Несмотря на страшный ливень и шквал, его маленькие глазки горели от удовольствия; очевидно, он любил бурю.
   Серый туман окутывал корабль. Птицы с криком носились над нами. В десять часов показалось трехмачтовое судно, но национальности его нельзя было определить.
   К одиннадцати часам ветер стих, дождь перестал, и сквозь тучи стали проглядывать кусочки голубого неба. Запись показывала следующее:
   Широта 46°29′
   Долгота 42°25′
   Расстояние 256 миль.
   Несмотря на усилившееся давление пара, быстрота хода не увеличилась вследствие того, что корабль шел против ветра. В два часа туман стал опять сгущаться и, наконец, дошел до того, что офицеры не видели с мостика людей, находившихся на носу корабля.
   Туман очень опасное явление на море. Благодаря ему часто происходят столкновения, которые гораздо страшнее всякого пожара. Вот почему во время туманов офицеры и матросы относятся с особенными вниманием к исполнению своих обязанностей. Около трех часов внезапно появилось трехмачтовое судно, менее чем в двухстах метрах от «Грейт-Истерна»; столкновение казалось неизбежным, и только благодаря поспешности, с которой вахтенные дали сигнал рулевому, «Грейт-Истерн» успел повернуть и обойти встречный корабль.
   К вечеру, несмотря на сильный ветер, качка значительно уменьшилась, так как мы приближались к Ньюфаундлендской мели. В этот день был объявлен «entertainment» сэра Андерсона. К назначенному часу публика собралась в зал. Но на этот раз капитан уже не показывал карточных фокусов. Он рассказал присутствующим о прокладке кабеля и познакомил их с помощью фотографических снимков с главными машинами, которые способствовали успеху в этом деле. По окончании лекции троекратно раздались громкие крики «ура», относившиеся главным образом к одному из основателей этого предприятия, Киру Филду, бывшему в это время в зале.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация