А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красавицы и чудовища" (страница 8)

   Глава 10

   Синтия была пьяна. Она уже пятый час сидела в грязной деревенской таверне, опустошая бутыль за бутылью, и собиралась пить, пока не свалится под стол, подобно свинье, родство с которыми она ощущала сегодня всей душой. Хоббитянка вернулась домой вместе со своим чеширским джетом, Синтия их отпустила. Королева никому не хотела показывать слабости.
   Копоть и пыль, покрывавшие ее с головы до пят, разорваная одежда и короткие волосы мешали людям узнать владычицу Камелота. Синтия уже сломала руки двоим мужланам, вздумавшим пригласить ее поразвлечься.
   В голове царила пустота. Синтия не видела ни единого пути к победе. Со смертью Сибел оборвались все связи, которыми славилась старая королева Камелота, верные рыцари находились за тридевять земель. Ни одна соседняя держава не сделает ставки на Синтию. Рассчитывать на такую глупость смешно. С гибелью Сибел и ее наследницы, Камелот стал богатой, жирной добычей, почти беззащитной и готовой к разграблению. Можно было попробовать найти потомственных всадников Белого Пера, которые служили Камелоту испокон веков, но их клан давно ослабел. В лучшем случае, они смогут выставить два десятка воинов. И что это изменит? К тому же, Синтия больше не доверяла коням. Разумная лошадь, недовольная своим статусом лошади – что может быть надежнее в битве...
   Шум отвлек ее от мрачных мыслей. Мужики, посетители таверны, со смехом и ругательствами собрались вокруг какого-то путника, только что вошедшего в дверь. С трудом приведя мысли в порядок, Синтия встала, покачиваясь от выпитого вина.
   – Что здесь происх... ик! ...дит? – буркнула она. Люди с опаской постронились, они уже видели, как эта баба поступает с приставалами.
   – Орка поймали! – выпалил какой-то мальчишка. Синтия моргнула. Перед ее мутными от вина глазами, на полу, сидело маленькое мохнатое существо, покрытое грязью и коростой засохшей крови. Шею орка перехватывал ошейник, цепь держал тот самый путник. Взглянув на его лицо, Синтия чуть не сплюнула, столь пошлая мина ей предстала.
   – Продаешь? – буркнула она.
   Охотник кивнул.
   – Двадцать шиллингов.
   – Держи, – Синтия сунула руку в карман и невольно вздрогнула, когда ее пальцы провалились в аккуратный разрез. Деньги – все, что забрала она из Камелота – бесследно исчезли.
   Несколько секунд королева стояла молча, закрыв глаза. Пыталась справиться с бешенством. Но вино, смешавшись с переживаними последних дней, бросилось ей в голову, и Синтия на все плюнула. Ей хотелось выплеснуть ярость, ей НУЖНО БЫЛО выплеснуть ярость, а более подходящего момента искать было глупо. Открыв глаза, королева свирепо улыбнулась.
   – У меня украли деньги, – сказала она, скрестив руки за спиной. – Это сделал кто-то из вас. В моем кармане было сорок золотых стерлингов. Я хочу, чтобы здесь, на столе, передо мной, прямо сейчас, появилась эта сумма, иначе я сниму с вас шкуры, продам их любому чернокнижнику и все равно получу свои деньги назад.
   Люди зашептались. Из-за стола поднялся высокий чернобородый мужик в кузнецком кожаном фартуке.
   – Не много ли на себя берешь, девка? – спросил он сурово. Синтия перебрала плечами и молча двинулась вперед.
***
   – Не бубни, – мрачно буркнула королева, дернув за цепь. Орк послушно умолк. Синтия поморщилась, коснувшись царапины на руке. Какой позор, о, божественное целомудрие... Ее, способную в одиночку справиться с полсотней лучших воительниц мира, успел поцарапать мужчина! Правильно она сделала, когда сожгла таверну. Эти мужланы не понимают ни уроков, ни слов. Деньги так и не вернули...
   – Ну, где твой лес? – резко спросила королева. – Далеко ещё?
   Измученный орк едва стоял на ногах, но упорно ковылял за Синтией. Он плохо говорил на общем языке, так что им пришлось отправиться к лесу, где был пойман пушистик. Сейчас, в ответ на вопрос, мохнатик поднял громадные изумрудные глаза и моргнул, беспомощно, по-детски. Давно протрезвевшая Синтия внезапно сообразила, что орк слишком мал даже по сравнению с ее лесным знакомцем. Детеныш?
   – Сколько тебе лет? – спросила королева. Орк прошептал какое-то непроизносимое слово и показал ладошку с растопыренными пальцами. Синтия от души выругалась.
   – Да ты дорогу-то знаешь? Куда идти?
   Пушистик закивал. Вздохнув, королева подтащила его за цепь, подняла на руки и стремительно зашагала дальше, постепенно перейдя на легкий бег. Орк сжался, старась не мешать своей спасительнице.
   Добежав до развилки, Синтия остановилась. Налево уходила накатанная, широкая дорога; тропинка по правую руку заросла чертополохом и травой.
   – Направо? – спросила королева, заранее зная ответ. Однако орк замотал головой и указал прямо, в чащу между дорогами. Синтия молча продолжила бег.
   Когда деревья заслонили небо, орк принялся пищать, желая привлечь внимание. Королева остановилась. Пушистик жестами дал понять, что его надо опустить на землю. Пожав плечами, Синтия так и сделала.
   Оказавшись в траве, орк подбежал к ближайщему дереву, приник к коре всем телом и заверещал так, что королеве пришлось заткнуть уши. Некоторое время орк продолжал вопить, потом умолк, словно прислушиваясь к ответу, и вновь закричал. Синтия уселась в траву.
   – Как скоро твои родичи будут здесь? – спросила она, не надеясь на понимание. Однако ответ неожиданно пришел сзади:
   – Мы уже здесь, – произнес знакомый мягкий голос. Синтия спокойно обернулась.
   – Ты тот, с кем я говорила в Шервуде, или другой?
   – Другой, – большой орк спрыгнул с дерева. Ещё двое подбежали к малышу. Синтия открыла рот: в лапке одного из пушистиков мелькнуло что-то блестящее, и стальной ошейник с шипением распался надвое. Спасенный детеныш и оба орка моментально исчезли в листве.
   – Я хочу поговорить с вашим вождем, – сказала королева, немного опомнившись. Старший орк уселся перед ней и обернул вокруг себя хвост.
   – Говори.
   – Ты вождь? – недоверчиво спросила Синтия.
   – У нас нет вождей. Мы – народ. Слышит один, услышат все. Я слушаю.
   Королева глубоко вздохнула.
   – Мой замок сожгли, людей перебили. Моя мать была распята над воротами. Это сделали драконы, эльфы и грифоны.
   – Нет, это сделали другие люди, – возразил орк. – Драконы и грифоны только изготовили оружие, а эльф там был всего один. Его звали Ррх'ак, он командовал отрядом, штурмовавшим ворота.
   Синтия подалась вперед:
   – Откуда вы знаете?!
   – Мы многое знаем.
   – Это не ответ!
   – Других ответов у нас нет.
   Королеве пришлось загнать гнев поглубже. Она не имела права гневаться.
   – Ррх'ак был убит, когда нес меня по лесу...
   – Мы никого не убиваем, принцесса. – орк покачал головой. – Мы не играем в смерть. Эльф вскоре очнулся, увидел, что ты исчезла, и немедленно вернулся к драконам. Боясь разоблачения, они уничтожили Камелот, чтобы не рисковать главным планом.
   Синтия на миг закрыла глаза. Выходит, если бы не она... О, богиня... Нет, это не ее вина! Во всем виноват Буран, будь проклято яйцо, из которого он вылупился!!! Судорожно вздохнув, Синтия заставила себя успокоиться. Если она хочет победить, ей потребуется свежая голова и выдержка.
   – Я больше не принцесса. Теперь я королева Камелота.
   – Прости, мы упустили это из виду, – орк поклонился, прижав правую лапку к груди. – Да здравствует королева. Зачем ты хотела с нами поговорить?
   – Я спасла вашего детеныша.
   – Мы благодарим тебя за это.
   – Мне нужна помощь.
   – Мы никого не убиваем.
   – Я не прошу убивать.
   – Мы слушаем.
   Синтия с силой втянула воздух:
   – Я хочу спуститься в Провал, к Непрозрачной Двери. Я хочу говорить с вкх... С тем, что там находится.
   Повисла напряженная тишина. Орк молча смотрел на королеву, в его огромных глазах не отражалось эмоций. Синтия прилагала все силы, чтобы сохранять внешнее спокойствие.
   – Мы не можем тебе отказать, – сказал наконец пушистик. – Вкхтк'цт нам не принадлежит. Но мы можем просить тебя передумать. Мы очень просим об этом.
   Синтия покачала головой.
   – Я должна.
   Вновь повисла тишина. Внезапно орк кивнул, словно соглашался с невидимым советчиком, и посмотрел королеве в глаза.
   – Мы предлагаем альтернативное решение.
   – Что?!
   – Другой путь. Мы согласны указать на тех, кто погубил Камелот, и помочь тебе отомстить.
   Синтия недоверчиво моргнула.
   – Но вы же никого не убиваете.
   – Есть случаи, когда это правило приходится забывать, – ответил орк. – Лучше нарушить традицию, чем допустить тебя к Непрозрачной Двери.
   Королева прищурила глаза.
   – Вот как? Что же, по-вашему, я могу там натворить?
   – Много чего, – отозвался пушистик. – Ты согласна на наше предложение?
   Синтия глубоко задумалась.
   – Как именно вы поможете отомстить? – спросила она после долгой паузы. Орк покачал головой.
   – Это неважно. Твои враги умрут, твой принц вернётся, спарится с тобой и подарит Камелоту наследницу чистых кровей. Взамен мы просим больше никогда не просить нас о встрече с вкхтк'цт.
   Королева помолчала.
   – А если я откажусь? Если буду настаивать на встрече?
   – Тогда мы проведем тебя к Непрозрачной Двери, – сурово ответил орк.
   Синтия на миг зажмурилась.
   – Я рискну.
   Пушистик опустил голову.
   – Это очень плохо, – сказал он печально.

   Глава 11

   Адам твердо решил разыскать выживших людей. С этой целью он притащил из пещеры, где работал с металлами, громадный каменный молот, и принялся за работу. А поскольку логическое мышление у всех сородичей принца было великолепно развито, план Адама отличался системностью и вниманием к деталям.
   В начале принц срубил два десятка деревьев и тщательно заложил все наземные выходы из замка. Для надежности он слетал к вулкану, набрал сырой глины и за несколько часов так обмазал баррикады, что те стали неотличимы от крепостной стены.
   Теперь план вступил во вторую стадию. Поднявшись высоко в небо, Адам аккуратно, во всех подробностях зарисовал замок, отметив крестиками каждый дымоход. К сожалению, дым ниоткуда не шёл. Вернувшись в библиотеку, принц перенес план на пергамент и чернилами зарисовал там все комнаты, куда мог попасть. Затем, размешав в чернильнице медную пыль, добавил комнаты, о которых знал, хоть и не мог в них проникнуть. Посмотрел на получившийся рисунок, в глубокой задумчивости свернул хвост улиткой и рыкнул. От недовольства.
   Судя по плану, почти половина замка находилась вне досягаемости хозяина. На всякий случай, Адам полетел к берегу моря, встал там на скалу и зарисовал замок сбоку, отметив каждый этаж номером. Когда он, вернувшись, наложил планы друг на друга, вышло, что из трех этажей первый доступен ему почти целиком, на втором имеется несколько неизвестных помещений, а третий этаж – где располагалась библиотека – более чем наполовину оставался неизведан.
   От злости Адам укусил сам себя за хвост. Чувствительно укусил. Получалось, за четырнадцать лет он не исследовал до конца даже собственный дом! Это было непростительно и глупо. Впрочем, сожалеть о прошлом ещё глупее; следовало заботиться о будущем. Закинув на спину молот, принц свернул план трубочкой, сунул его меж рогов, вышел из библиотеки и угодил прямиком в ловушку.
   Его спасла случайность; проходя через дверь, Адам зацепился рукоятью молота за притолоку и обернул голову, чтобы поправить инструмент. В этот миг петля из корабельного троса, которая должна была сдавить его горло, со свистом скользнула по чешуе и застряла в потолочной балке. Снаружи послышался грохот: очевидно, рухнул противовес.
   От неожиданности принц громко вскрикнул, попятился, потерял равновесие и сел на хвост, уронив молот. Ему потребовалась почти минута, чтобы прийти в себя и проанализировать случившееся. Итак, люди по-прежнему находились в замке и, если в неизвестных комнатах нет подземного хода, никуда из замка не денутся. Это плюс. Минус состоял в том, что люди, очевидно, посчитали хозяина замка врагом и решили от него избавиться. Это Адаму очень не понравилось.
   Он и раньше, читая книги, поражался, сколь мало уважения люди питали к местам обитания «чудовищ». Благородные, прекрасные герои, явивишись домой к «зверю», почти всегда возмущались, если тот осмеливался защищать своё логово. Право завоевателя – кажется, так это называлось?
   Адам недоверчиво покачал головой, сообразив, что теперь сам оказался в роли «монстра», в чье логово вторглись «герои». Судя по всему, пришельцы считали замок своей собственностью, а принца – досадным недоразумением, а не хозяином. Поразительно. Следовало немедленно объяснить, сколь глубоко они заблуждаются!
   Однако Адам был далеко не глуп; одиночество крепко впечатало свои уроки ему в душу. Тот, кто выжил на диком острове в течение четырнадцати лет и лишился родителей раньше, чем научился говорить, не может остаться наивным глупцом.
   Принц отлично сознавал опасность. Уж что-что, а про охоту на «монстров» он знал вдесятеро больше любого настоящего охотника, благо оное действо составляло главный стержень любого рыцарского романа. Петля на пути зверя была ещё относительно безобидной ловушкой; гораздо опаснее мог оказаться яд в пище или предательская атака ночью. О всяких мелочах, вроде ям с отравленными кольями, приманок, разрывавших зверю внутренности, или таранов с шипами напротив логова, Адам даже не вспоминал. Он ведь не дракон, с которым надо так поступать. Он принц!
   Тем не менее, рисковать Адам не хотел, и принял решение покинуть замок. Высоко на склоне вулкана имелась маленькая пещерка, где принц любил отдыхать в жаркие летние дни. Там он устроит свой временный лагерь, пока не отыщет людей и не объяснит им их ошибку. К счастью, извержение до сих пор не началось, зато дыма и слабых подземных толчков было в избытке. Тем лучше – люди, незнакомые с характером местного вулкана, не рискнут преследовать Адама так близко от кратера. Следовало забрать из замка самое необходимое, в первую очередь оружие и книги...
   Составив план действий, Адам бережно упаковал свою рукопись в шкатулку из красного дерева, захватил несколько книг, чтобы не скучать в пещере, и стремительно покинул библиотеку, двигаясь с предельной осторожностью. В кои-то веки опыт, который он ненавидел – охотничий – сослужил добрую службу. Внимательно осматривая путь, принц беззвучно спустился в главный зал, где вчера оставил шлем и свой меч.
   Оружие и сейчас было там. Вместе с одним из пришельцев.
***
   – Мне уже лучше, миледи, – смущенно пробормотал юнга. – Капитан предупреждал, чтобы мы не жгли дрова днём, дракон может увидеть дым...
   Ева погрозила ему пальцем.
   – Лежи смирно, – она вытащила тряпку из теплой воды. – Твой капитан слишком много о себе воображает. Я не собираюсь мерзнуть из-за его блажи, и тебе не дам. Сейчас будет немного больно...
   Принцесса осторожно отвернула полу грязной робы, все ещё надетой на мальчика, и положила теплую тряпку на его изуродованный бок. Юнга закусил губу.
   – Дуэнья учила меня врачевать раны, – с некоторой гордостью объяснила Ева. Дик сделал жалкую попытку улыбнуться, но боль была слишком сильна. Принцесса тревожно подалась вперед:
   – Разве тебе не полегчало? Тепло и влага очищают гнилую кровь.
   – Мне... теперь легче... – выдавил юнга.
   Ева сомнительно оглядела его с ног до головы.
   – По тебе не скажешь.
   – Уже лучше, правда, – боль немного опустила, и Дик сумел вызвать на лицо улыбку. – Миледи, капитан говорил, что мне нужен покой.
   – Много он понимает! – фыркнула принцесса. – Тебе нужно тепло.
   – Наверное... – юнга не на шутку встревожился. – Миледи, быть может, вода слишком горяча? Я лучше полежу у камина.
   – Он скоро погаснет, – мрачно ответила Ева. – Пока я грела воду, кончились дрова. В драконьем зале есть целая поленница, но твой капитан отказался перенести ее сюда!
   Дик смущенно опустил взгляд.
   – Миледи, капитан стар... Дрова для него черезчур тяжелы.
   – Как же, – принцесса сузила глаза. – Не выгораживай его, мальчик. Я этого не люблю. Смитсон – грубый, вульгарный варвар. Он оскорбил меня.
   – Он не хотел, – взмолился Дик. – Миледи, капитан со всеми так говорит. Он просто не умеет иначе!
   – Потому я и зову его варваром, – заметила Ева. Обернувшись к глиняной чаше, куда была налита теплая вода, принцесса обмакнула тряпку, и в этот миг сверху послышался грохот, следом за которым раздался короткий, будто придушенный, крик громадного зверя. От неожиданности Ева дернулась, уронив чашу на пол. Вода расплескалась.
   Немного опомнившись, принцесса заставила себя улыбнуться.
   – Ну вот, с драконом покончено, – она встала. – Лежи смирно, я принесу ещё воды.
   – Миледи! – Дик с трудом приподнялся. – Не надо!
   – Надо, – Ева погрозила ему пальцем. – Не перечь мне, мальчик. Тебе нужно тепло.
   Юнга попытался возразить, но принцесса уже вышла из комнаты. Брезгливо морщась, она палочкой отодвинула паутину у пролома в стене. Боже, какое мерзкое место... Драконье логово. Стараясь не запачкать и без того изорванное платье, Ева пробиралась по темному коридору.
   В главном зале никого не было. Принцесса вздохнула, догадавшись, чем сейчас заняты сир Ричард и капитан Смитсон. Ей каждую ночь снилась та свинья, с недоношенными поросятами в брюхе. Нет уж, лучше потом посмотреть на чистую и красивую драконью шкуру. Хорошо отмытую.
   Тряхнув головой, Ева подошла к громадному глиняному чану, куда по спиральной канавке стекала дождевая вода. Смитсон ещё вчера обратил внимание, что дракон не просто смастерил сборщик дождя, но даже устроил фильтр из нескольких слоёв занавесок. В самом деле, сообразительный зверь. Жаль, она так его и не увидела...
   Набрав полную чашу ледяной воды, принцесса обернулась и застыла, встретив взгляд огромных изумрудных глаз с вертикальными зрачками. От страха у нее свело внутренности. Руки словно окаменели, Ева даже не уронила чашу. Молча, едва дыша, она смотрела на чудовище.
   Дракон был сказочно красив. Стройный, стремительный, необычайно гармоничный, зверь поражал воображение с первого взгляда. Его окружала аура мощи, сокрушительной силы. Даже неподвижный, дракон превосходил своей грацией любую кошку, в нем не было ни единой уродливой линии, ни одного штриха, нарушавшего совершенство. Ева ещё не встречала более благородного и прекрасного существа.
   – Женщина, – произнес дракон могучим, рокочущим голосом. – Женщина, не бойся меня.
   Слова разрушили странное оцепенение, сковавшее мышцы принцессы. Содрогнувшись, она уронила многострадальную чашу, попятилась и прижалась к стене, не в силах кричать. Дракон грациозно шагнул вперед.
   – Я принц Адам, хозяин этого замка, – сказал он, оскалив жуткие клыки. – Кто вы?
   Зрелище улыбающегося дракона оказалось последней каплей. Беспомощно всхлипнув, Ева рухнула на пол.
***
   Адам недоверчиво рыкнул. Она потеряла сознание? Почему? В книгах прекрасные дамы нередко падали в обморок, но сейчас для этого, вроде, не имелось причин... Помотав головой, принц напомнил себе, что в замке хозяйничают враги, желающие его смерти. Будет по меньшей мере неосторожно приводить в чувство эту женщину, пока ее спутники могут нанести удар в спину.
   Адам уже направился к выходу, когда ощутил мощный подземный точок. Такого сильного землетрясения не бывало года три. С потолка посыпалась каменная пыль, несколько мелких трещин пробежали по северной стене. Принц совершенно механически распахнул крыло, закрыв беспомощного человека от осколков.
   Вскоре, с небольшим запозданием, послышался мощный гул и почва вздрогнула ещё раз, гораздо слабее. Адам скрипнул зубами. Причины землетрясения были ясны, как день: взорвалась пробка лавы, закупорившая кратер три года назад, во время последнего извержения. Вместе с нею взорвался и план Адама устроить временный лагерь близ вершины.
   Придется лететь в большую пещеру на западном склоне вулкана. Там извержение будет неопасно, но пещера совсем близко от земли, и люди легко смогут в нее забраться, если решат преследовать «чудовище». Проклятие, как невовремя!
   Адам отряхнул крыло от каменной пыли и хотел было продолжить путь, когда ему пришла в голову новая мысль. Эта женщина, потерявшая сознание... Можно забрать её с собой, в пещеру, и спокойно все разузнать! Потом он её отпустит, и женщина расскажет остальным, кто хозяин замка. Вот и решение всех проблем! Улыбнувшись, принц забросил на спину мешок, куда положил свои книги, шагнул вперед и осторожно поднял человека на руки. Женщина была теплой и довольно тяжелой для своих размеров. Придется оставить здесь оружие... Ну что ж, он все равно не собирался его использовать.
   Выглянув за дверь, Адам поспешно спустился по главной лестнице, ударом хвоста распахнул ворота и прыгнул, расправляя гремящие крылья.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация