А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красавицы и чудовища" (страница 7)

   Глава 9

   Адам проснулся поздно. Он закоченел как пингвин, и с дрожью выполз из под деревьев на солнце. Около часа нежился, перекатываясь со спины на живот, расправляя и склыдывая крылья. Потом вскочил. Настроение у принца было великолепным. В синем небе ни облачка, ветер утих, вулкан мирно дымился вдали. Солнце грело землю, словно на миг вернулось лето. Адам потянулся как кот, с наслаждением разглядывая свой корабль. ЕГО корабль!
   Принц резко поднялся на задние ноги, приняв боевую стойку. Он уже несколько дней не тренировался, пора это исправить... Сегодня он решил припомнить разработанную им систему боя без оружия.
   Адам замер, припав на левую ногу и полурасправив крылья. Руки ладонями вперёд замерли на уровне груди, хвост горизонтально струился над песком. Принц закрыл глаза, концентрируя энергию для единственного удара. Про это он читал в книге о великом герое Джихане.
   Изумрудные светящиеся глаза медленно открылысь. Резкие отточеные движения. Удар, удар, разворот в прыжке. Тройной удар ногой, разворот и подсечка хвостом, прыжок и удар руками, сальто вперёд и страшный удар хвостом сверху. Адам не имел ни малейшего понятия о боевом исскустве своего народа, и все приёмы придумал сам, читая описания схваток с чудовищами. Он не знал, что по существу создал собственный стиль. Принц просто получал удовольствие от своей ловкости и силы, а этого ему было не занимать.
   Наконец, Адам завершил комплекс упражнений, проведя сложный приём с быстрым вращением ногами и хвостом. Кровь бурлила, сердце гулко стучало в груди. Адам был счастлив, и собирался немедленно начать разбирать корабль. Однако тренировки и холодная ночь вызвали голод. Принц недовольно рыкнул. Припомнив пустые кладовые в замке, он рыкнул громче, но есть-то хотелось... Скрепя сердце, Адаму пришлось отложить работу.
   Принц взмыл в воздух и со свистом помчался на юг острова, где жило множество зверей. Он ненавидел охоту. Но она была частью его судьбы.
***
   Был уже поздний вечер, когда Редклиф вернулся. Ева грелась у костра. C трудом пересилив себя, она всё же поела жаренную свинину, вызвав у старого моряка насмешливое фырканье. Юнгу капитан накормил сам. Сечас Смитсон храпел как слон, развалившись возле костра, Дик тоже дремал, и бедная Ева чувствовала себя не слишком уютно. Одна, в ночном лесу... Она с трудом удержалась от радостного возгласа, когда могучая фигура Ричарда возникла в круге света.
   – Сир Редклиф, вы заставили нас ждать, – укоризненно сказала принцесса. Рыцарь был очень серьёзен.
   – Простите, миледи, мне нужно поговорить с капитаном.
   Он разбудил Смитсона. Тот заворчал было, но при виде лица воина сразу умолк. Мужчины отошли от костра.
   – Ну?
   Рыцарь отвёл глаза.
   – Боюсь, твоему брату не померещилось.
   Моряк торжествующе ударил кулаком об ладонь:
   – Тысяча китов, а ты сомневался!
   – Нет, я дракона не видел, – оборвал Редклиф. – Но я нашёл замок, в котором несомненно жил дракон. Или живёт до сих пор.
   Капитан нахмурился.
   – Замок?
   – Да. Древний, полуразрушенный дворец. Некогда это было, наверно, грандиозное королевство – такого огромного замка я ещё не видел.
   – А причём тут дракон?
   Рыцарь невесело усмехнулся.
   – В замке я ощутил слабый запах животного. Все стены главного зала увешаны картинами, среди которых есть одна, где умело зарисован красивый крылатый дракон. На кухне лежит толстый ствол дерева, изборожденный дюймовыми царапинами. Очевидно, зверь чешет об него когти.
   Моряк вздрогнул.
   – Кроме того, в замке царит ощущение, будто хозяин только что вышел, – продолжил Ричард. – В камине тлеют угли, на столах нет пыли. В главном обеденном зале лежит груда огрызков от колбасы, крысы пируют вовсю. Колбаса неумело сделана, и к тому же испортилась, но факт налицо. Ну и наконец, Билл, на берегу моря я видел громадные следы когтистых лап, и обломки корабля исчезли.
   Смитсон отшатнулся.
   – Ты не шутишь?
   – Нет.
   – На кой хрен дракону сдался мой разбитый бриг?
   – Это надо не у меня, а у него спросить.
   Моряк задумался.
   – Что делаем?
   Рыцарь помолчал.
   – Замок очень большой, Билл. И свыше половины комнат находятся за рухнувшей стеной. Там узкие проходы, никакой дракон не пролезет.
   Смитсон прищурился.
   – Эй, сэр рыцарь, ты что – намерен поселиться в одном доме с драконом?
   – Это не такая глупая идея, как ты думаешь, – возразил Редклиф. – Мы будем всегда видеть...
   Моряк прервал его:
   – Я вовсе не считаю это глупой идеей, Ричард. Это отличная идея. Но ты уверен, что зверь нас не почует?
   – Не уверен. Только это неважно. Важно, что на острове есть замок. Мы поселимся там, станем следить за драконом, и при первом удобном случае убьём. А потом – остров наш.
   Смитсон расхохотался.
   – Мне нравится ход твоих мыслей, парень. Я, пожалуй, взял бы тебя в команду.
   Рыцарь сдержанно улыбнулся и отправился уговаривать принцессу. Это оказалось весьма непросто.
***
   В замке принца встретил слабый, незнакомый запах. Адам слегка заинтересовался им, побродил по залам, поискал. Судя по всему, вчера кто-то заходил в ворота, однако испугался хозяина.
   Принц не смог по запаху узнать животное, но его это не встревожило. Поспешно зажарив результат своей охоты, козу, Адам проглотил ее, обжигаясь горячим мясом, подхватил сундук с самодельными инструментами и взмыл в воздух. Его ждали корабль, работа и надежда. Принц был полон энергии.
   Работал до вечера, пару раз погружаясь в океан, чтобы остыть. Понемногу Адам понимал, сколь сложная вещь – корабль. Он не имел даже отдаленного представления о шпангоутах, растяжках корпуса и накладной обшивке, переборках и рёбрах жёсткости. Принц испытал настоящий шок, обнаружив, что палуба на самом деле была сложным многоярусным устройством, которое составляло единое целое с корпусом. Ему чуть не стало плохо при виде внутреннего устройства обшивки, с её скелетоподобным каркасом, досками, уложенными внахлёст и закреплёнными без единого гвоздя – клиньями из мочёного дуба.
   По запаху Адам определил, что корпус пропитан различными смолами. Больше всего принца поразила сама корабельная древесина. Не зная о процедурах подготовки сосны к использованию в воде, Адам был потрясён, когда заметил что доски в пробоинах не имеют ни щепок ни трещин. Это напоминало дыру в металле – острые зазубренные края. Ничего подобного принц не ожидал.
   Устало опустившись на груду песка, Адам задумался. Надежда, что «Сокрушитель чудовищ» будет хоть немного напоминать это чудо кораблестроения, быстро пропадала. Ему никогда не осилить подобную работу без нормальных инструментов и знаний. Можно и не тратить время.
   Но он не сдастся. Ни за что. Он починит этот корабль, пусть даже на это потребуется ещё двадцать лет работы. И покинет проклятый остров. Если надо, выломает палубу к чёрту и загрузит корпус едой. Вода ему не нужна...
   Принц знал, что люди не могут пить морскую воду. Он слишком часто читал о муках жажды. Адам с трудом это понимал – для него не было разницы между пресной и океанской водой. Разве что пресная была вкуснее.
   Сам по себе деревянный корабль не утонет, а шторм можно переждать в воде или над тучами. Рано или поздно, он доплывёт хоть куда-то...
   Приняв такое решение, Адам покрепче привязал остов судна к деревьям. Оттащил детали подальше от воды, полетал над берегом в поисках обломков. Всё, что нашёл, тоже перетащил в бухту. Постоял там, глядя на гору предметов, назначения большинства из которых он не знал.
   – Времени у меня навалом... – но ему совсем не полегчало от этой истины. Уставший, промокший, Адам вернулся домой и поднялся к себе в башню.
   Покрутившись на груде перин, которые он, предвидя зиму, натаскал со всего замка, принц тяжело вздохнул и свернулся клубком у камина. Понемногу пришел сон. Адаму снились трое маленьких людей, гуляющих по залам его замка. Даже во сне принц улыбнулся: принцесса, рыцарь и бывалый моряк. Точно как в книжке «Остров Дракона», которую он читал месяц назад. Только там был ещё и волшебник.
***
   – Как красиво... – Ева, стараясь не дрожать, разглядывала огромную картину на стене. Набросок был выполнен углём, мастерски. Автор сумел в немногочисленных штрихах передать стремительное движение и грацию своего натурщика.
   А натурщик представлял собой необычайно гармоничное создание. Мощные лапы, стройное, налитое мышцами тело, изумительно красивая голова и, конечно, крылья. Дракон стоял на задних лапах, в довольно необычной позе. Картина изображала, как он приседал на левой ноге почти до пола, вытянув правую прямо вперёд и обернув хвост полукольцом вокруг ног. Правая лапа (хотя, Ева была вынуждена употребить слово «рука» – именно рука, а не лапа) была горизонтально вытянута вперёд, пять когтистых пальцев словно предупреждали – «не подходи!» Второй рукой дракон держал тонкий и длинный прямой меч, держал над головой, горизонтально, остриём вправо. Голова была чуть приподнята в гордом движении, и принцесса внезапно поняла – это боевая стойка, вызов на поединок. Она вздрогнула.
   – Сэр Редклиф, это...
   – Да, миледи, это дракон. Правда, я никогда не слышал, чтобы драконы пользовались оружием, но если вы посмотрите туда... – он указал.
   Ева едва не вскрикнула. В углу зала, который Смитсон уже успел прозвать «драконником», на большой деревянной подставке стоял грубо сделанный меч в два человеческих роста. Рядом лежал очень странный блестящий предмет с неумело приделанными украшениями в виде драконьих крыльев. Девушка не сразу поняла, что это шлем.
   – О, боже, сир Ричард...
   Рыцарь нервно подкрутил ус. Они приблизились к оружию и принцесса, не веря глазам, коснулась полированного металла.
   – Доспехи? – она оглянулась. – Дракон носит доспехи?!
   Смитсон фыркнул:
   – Да уж, видать местный ящер будет поумнее того, которого Артур завалил. Голым против копья только придурок и попрет, даром что дракон. Эй... – капитан ухмыльнулся. – А может, Артур придурка-то и искал?..
   Ричард холодно заметил:
   – Капитан, король Артур – герой и основатель нашего ордена. Будь почтительней.
   Моряк поперхнулся, но спорить не стал. Они продолжили осмотр замка.
   – Сир Ричард, а где сейчас дракон? – спросила Ева, заметив на полу возле камина обглоданные кости козы. Рыцарь указал рукой вверх.
   – Насколько я могу судить, крепко спит в башне.
   Принцесса ужаснулась:
   – Так он здесь?!
   – Да, миледи. Но он спит. Кроме того, разве я не с вами?
   Ева вцепилась Ричарду в руку:
   – Уйдёмте отсюда, я приказываю!
   – Миледи, мы должны найти себе убежище. Приближается зима. Мы погибнем, если не поселимся здесь. А дракон пусть вас не волнует, я убью его в ближайщие дни.
   – Но, сир Редклиф...
   Капитан крякнул.
   – Слушай, милашка, хочешь идти – иди. А мои старые кости плохо переносят осенние ливни. Дьявол, это только большая ящерица!
   Принцесса с дрожью огляделась. Что ей делать?! Эти люди не повинуются своей принцессе! Она понимала, что сейчас не время устраивать сцены. Но Ева запоминала всё. О, они вернутся домой...
   – Сюда, – рыцарь протиснулся в тёмную щель. Некоторое время они шли по мрачному коридору, раздвигая паутину. Наконец, глазам людей открылся небольшой зал, где разрушений было меньше, чем в других комнатах замка. Маленькие бойницы в стенах давали свет, мебель покосилась от старости. Ева содрогнулась.
   – Здесь мы должны жить?!
   – Недолго, миледи. Я уверен, ваш отец уже снаряжает спасательный корабль.
   Девушка осмотрелась.
   – Где мои покои? Вы, надеюсь, не ждёте что я стану жить в одной комнате с двумя мужчинами?
   Смитсон хихикнул:
   – А ты зря не считаешь Дика за мужчину... Он хоть и мал, да не таких как ты обламывал.
   Ева задохнулась от возмущения, и в этот раз Редклиф её поддержал.
   – Капитан, поосторожней в выражениях, – гневно сказал рыцарь. – Я лично убью любого, кто посягнёт на честь принцессы.
   Старый моряк хмыкнул.
   – Ну, мне уже поздно думать об этом, а с Диком она и сама справится.
   Редклиф нахмурился.
   – Уж не имеешь ли ты в виду, что я могу...
   – О нет, нет. Конечно нет. Ни в жизнь. – но глаза Смитсона утверждали обратное. Ричард сурово сжал губы.
   – Мы должны сохранять порядок и дисциплину, если не хотим стать зверьми. Капитан, идите за мальчиком. Я останусь охранять принцессу от дракона.
   Смитсон так посмотрел на Еву, что та покраснела до ушей, засмеялся и ушёл. Бледный от оскорбления, Ричард с трудом заставил себя убрать руку с меча.
   – Миледи, он не стоит вашего гнева, – глухо сказал рыцарь. – Но мы не можем его покинуть. Без Смитсона нам не выжить, если корабля долго не будет.
   – Я понимаю, сир, – принцесса вздохнула.
   Пока капитан отсутствовал, рыцарь перетащил мебель, соорудив посреди комнаты перегородку для принцессы. Единственную кровать он, разумеется, предоставил девушке. А сам отправился на поиски дракона, предупредив Еву, чтобы та никуда не уходила.
***
   Принц проснулся задолго до рассвета и недовольно выглянул в окно башни. На чёрном небе мерцали звезды, словно глаза сотен серебряных драконов, луна одиноко парила в высоте. Адам тяжело вздохнул.
   Вчерашний запах до сих пор не пропал, даже, казалось, усилился. Принц не хотел вставать, но сон улетел окончательно. Недовольно рыкнув, Адам откинул одеяло.
   В камине еще тлели угли. Он подбросил дров, раздул весёлое пламя и немного погрелся, распуская то одно, то второе крыло. Принца не отпускало странное чувство, будто за ним следят. Адам потряс головой. Что за чушь.
   Потянулся, почесал когти о камни. Ещё раз выглянул во двор. Погреться, или лететь к кораблю? Заколебавшись, принц вспомнил о времени. Поскольку до рассвета делать было нечего, он решил спуститься в зал и порисовать. Адам любил рисовать. Краски кончились ещё семь лет назад, с тех пор он рисовал углём. Это дало ему навык стремительной гравюры, и порой он сам поражался, как удачно выходили некоторые наброски.
   В зале странный запах был сильнее. Адам ударил кремнем о каминную полку, раздул огонь. Побросав в камин целую кучу дров, он подождал пока пламя разгорится, положил перед собой белую мраморную плиту и улёгся на пол рядом с очагом. В прыгающем свете костра его охватывало ощущение нереальности, желание совершить нечто... нечто... нечто невозможное. Адам не понимал, что это и есть столь часто воспеваемое в книгах вдохновение. Он редко воспринимал литературу как отражение реальности.
   Подняв кусок угля, принц задумался. Что нарисовать? Он вспомнил о корабле, и решение было принято. Взглянул на мрамор. Перед мысленным взором Адама тот превратился в синее море, где плыл неописуемо прекрасный белый парусник. Принц затаил дыхание.
   Быстрыми штрихами набросал контуры корабля, двумя движениями обозначил парус. Лёгкое касание уголька – и под кораблём протянулась гладь океана. Развернув «кисть» широкой стороной, Адам превратил контурный рисунок в гравюру. Отодвинулся, осмотрел. Нет, чего-то не хватает.
   Добавил на задний план свой остров, каким он видел его с высоты. Картина стала хороша, но ему опять чего-то не хватало. Адам задумался.
   Покой... Вот что мешает. Картина была слишком спокойна. По ровному морю плыл корабль, в небе парили чайки. А так не бывает!
   – Жизнь – борьба со штормами... – прошептал Адам. И взметнулась угольная пыль.
   Час спустя он приложил плиту к стене, отступил на шаг и осмотрел свою картину. В душе было тепло и радостно. Парусник на рисунке отчаяно сражался с ветром, чуть затемнённая поверхность формировала ощущение грозовых туч. Неожиданная белая нить мрамора поразительно походила на молнию, хотя спроси любого, где сходство – и все промолчали бы. Из вулкана на горизонте поднимался чёрный дым, картина дышала тревогой и опасностью. Адам долго смотрел на своё творение.
   – Так оно и будет... – прошептал он едва слышно. – В день, когда я решусь, будет шторм!
   Тихий шорох привлёк внимание принца. Он обернулся. В дальнем конце зала, во тьме, какое-то животное поспешно спряталось за кучу обломков. Адам принюхался. Да, тот самый запах. Он улыбнулся.
   – Похоже, у меня появились гости? – принц неслышно двинулся вперед.
   Животное замерло за рухнувшей стеной. Адам не мог туда пролезть, а пугать гостя не хотел. Поэтому он, недолго думая, сходил к камину за остатками козы и положил кость на пол, как можно ближе к обломкам. Сам же вернулся к огню. Расположившись поудобнее, принц уложил голову на хвост и принялся ждать, прищурив глаза. Он рассчитывал, что животное посчитает его спящим.
   Ждать пришлось долго. Адам уже собирался вставать, когда шорох заставил его застыть на месте. Животное осторожно выглянуло из-за обломков. В темноте было плохо видно, поэтому Адам перевел свои глаза на тепловидение и...
   Зверь оказался довольно большим, с леопарда размером. Он напоминал человека. Очень напоминал. Так напоминал, что Адам вернул обычное зрение и едва не закричал.
   Это был человек! Точно как на картинках, и как те несчастные, что погибли в буре. Но этот человек был живой!
   Принц вздрогнул. Поднял голову, широко открыл глаза. Человек немедленно исчез.
   Адам вскочил:
   – Человек! Не бойся меня!
   Нет ответа. Принц взволнованно хлестнул себя хвостом.
   – Не бойся, прошу! Я друг!
   Тишина.
   – Ты понимаешь меня? – Адам дрожал от волнения. Но ответа не было. Надежда уменьшалась.
   – Человек! Ты кто? – недоверчиво позвал принц.
   Опять тишина. Плюнув на осторожность, Адам подбежал к завалу и принялся его разбирать, возбужденно помахивая хвостом. Он не заметил, как за его спиной, в полутьме, вдоль стены скользнула тень сира Ричарда Редклифа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация