А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Испытание героя" (страница 12)

   12

...
   Как мы уже на протяжении последнего часа сообщали, экстренная новость заключается в том, что на планете Робинзон произошло террористическое нападение или взрыв, и похоже, что к этому причастен Синдикат Дракона. На этот час детали происшедшего скудны, но первоначальные сведения свидетельствуют о том, что Артур Штайнер-Дэвион, младший брат Архонта, должно быть был ранен в этом инциденте, который произошел как раз в тот момент, когда он выступал перед антиСиндикатской демонстрацией на Робинзоне. Подождите – я только что получил это сообщение. О мой Бог – …
Новости за минуту новосной выпуск, Торин, Донегальская Вещательная Компания, 5 декабря 3062

   Экол Сити, Торин
   Провинция Скай
   Лиранский Альянс
   8 декабря 3062

   Арчер двигался вдоль улицы Западная Катульпа, как уже делал так много раз за свою жизнь. Звонок от Кати был кратким, но, по крайней мере, он знал, что ее не допрашивали. На этот момент его и ее секреты были в безопасности. Как только он и его люди начнут действовать, им придется вытащить Катю, иначе Лиранцы используют более «настойчивые» методы, чтобы сломать ее. Она сказала, что ей сообщили о том, что ее переведут в другое здание несколько позже. Очевидно, городская тюрьма была забита теми, кого Блюхер и Фиск считали потенциальными подрывниками.
   Неожиданно он заметил, что все больше и больше людей оказывалось на улице, которая обычно была почти пуста в этот час. Он видел, что они начинают собираться маленькими группами, все возбужденно говорили, а кто-то даже кричал. На их лицах отражался страх, злость и смятение. Что-то было не так. Совсем не так.
   Арчер подошел к одной из групп и тронул одну из женщин за плечо. – Что происходит? – спросил он.
   Вы не слышали? Это было по всем новостям.
   Арчер качнул головой, но его сердце дрогнуло. Еще одна террористическая атака?
   Принц Виктор Дэвион объявил, что Архонт ответственна за смерть их брата, Артура, на Робинзоне. Он объявил, что имеет доказательство того, что она пытается обвинить Синдикат. Он призвал всех лояльных ему людей выступить рядом с ним, чтобы сместить его сестру.
   Арчер, казалось, застыл прямо на этом месте, а женщина даже сдавила его руку, чтобы вернуть его к реальности. Это не сработало.
   Арчер слышал новости о смерти Артура день назад, это была трагедия. Он не имел представления о том, какое доказательство имелось у Дэвиона о причастности Катрины Штайнер, но Арчер не сомневался, что оно имелось. Дэвион не мог сделать подобного заявления не имея за спиной доказательств. Мрачная истина попала в цель. Катрина Штайнер наконец зашла слишком далеко, в этот раз она зажгла фитиль полномасштабной гражданской войны.
   В отдалении он увидел двоих молодых людей, которые выясняли отношения, пихаясь друг с другом. Все вокруг него говорили о том, что это значит. Некоторые говорили, что это не может быть правдой. Другие возражали, что это так, Катрина Штайнер не подходила для того, чтобы держать власть.
   Виктор Дэвион потерял свой трон, когда был далеко от дома, но стал главой КомГвардии, которая бы дала ему огромную мощь, если ему захотелось использовать ее для своих целей. Он не делал этого до сих пор. Объявив свои намерения сместить свою сестру, он не сможет повернуть назад.
   Стоя на улице Катульпа всего в квартале от своего офиса, Арчера понял, что сейчас был поворотный момент в истории. Оказывалось, что все вокруг него в этот четкий момент времени навсегда изменит его жизнь. Он снова продолжил движение, очень быстро, почти побежал. Каждый запомнит этот день, запомнит, где бы он или она не будет в этот момент. Момент, которого он ждал, наконец, пришел. Случилось то, за чем люди могли пойти, по крайней мере, достаточное их число, чтобы поддерживать партизанское движение. Теперь пришло время сделать шаг. Теперь или никогда.
   За несколько минут он достиг свой офис в Кристифори Экспресс. Он захлопнул двери за собой в тот момент, когда Катерина бросилась, чтобы принести ему кофе и подобрать его пальто, которое он не глядя бросил на кресло. Очутившись за столом, он активировал встроенную систему связи. Он вызвал канал прямо на персональный коммуникатор Дариуса Хопкинса. Сержант Майор ответил уже через мгновение привычным выражением, – Хопкинс.
   Это Призрак Один, – произнес Арчер, только сейчас садясь на стул.
   Все чисто. – Это значило, что они могли безопасно говорить.
   Орел высоко, – медленно и четко произнес Арчер.
   Принято, Призрак Один. Орел высоко. – Это была кодовая фраза, которую они выработали просто для того случая, если Лиранцы прослушивают коммуникации. – Мы будем готовы через двадцать минут.
   Арчер активировал свой настольный компьютер и ввел свой код. Катерина Дениэльс вошла с его чашкой кофе, но он качнул головой.
   Катерина, – сказал он, на секунду отвлекаясь от компьютера, – Вы слышали новости?
   Она медленно кивнула. – Да, сэр.
   Хорошо. Я хочу, чтобы вы связались со всеми наемными рабочими Кристифори Экспресс. Мы в любом случае закрываемся. Я приготовил все для электронного перевода денег на их счета до тех пор, пока не закончатся средства, но этого не произойдет еще месяцы. Я также приготовил заявление и сохранил его в вашей персональной директории. Пожалуйста, достаньте его и распространите. Если кто-то будет спрашивать, то вы не имели представления о том, что происходит… никто не знал. Это мои собственные действия, а не Кристифори Экспресс.
   Да, сэр, – сказала она, ее голос звучал почти по военному. – Джек и я присоединимся к вам и другим сегодня ночью. Я уверена, что несколько других тоже придут.
   Ограничитесь только вами двоими. Нет нужды рисковать шеями каждого.
   Система связи на его столе замигала и прогудела, показывая, что пришло сообщение. Взглянув вниз, он увидел, что заголовок протокола сообщения свидетельствовал о том, что оно пришло с командного поста Пятнадцатой Гвардии Арктурана, расположенного на другом конце Экол Сити.
   Арчер еще раз взглянул на Катерину, когда система снова привлекла его внимание. – Это Блюхер. Скорее всего он прикажет мне активировать Милицию, чтобы помочь ему справится с неприятностями. – Он не ответил на звонок, просто стоял и смотрел на зеленую мигающую лампочку.
   Сэр? – спросила Катерина. – Вы не собираетесь ответить?
   Арчер улыбнулся. Это была первая истинно полная улыбка, которую он позволил себе с момента смерти Андреи, и это было восхитительно, как будто она наполнила его жизнью и энергией. Потянувшись к верхнему ящику стола, он вытащил оттуда конверт, который был уже подписан. Потом он достал что-то из кармана брюк и положил это в карман. – Это мой ответ Полковнику Блюхеру. Я не прошу многого, Катерина, но не доставите ли вы это ему лично?
   Она улыбнулась в ответ и взяла конверт, держа его близко у груди. – С удовольствием, сэр.
   Спасибо вам за все. Подождите немного перед тем, как достичь форта. Мне нужно что-то вроде часа. А когда вы справитесь, я передам диск с информацией для СМИ. – Он показал серебристый информационный диск и вставил его в записывающую систему.
   Это началось, ведь так? – почти с болью в голосе спросила она.
   Да. Войны легко начинаются, но чтобы закончить их требуется большое искусство. – Арчер сел, приготовясь записать свое сообщение людям Торина.
   Вскоре после того, как он прибыл на базу Милиции Торина, Арчер прошел прямо в ангар для Роботов, заряжаясь энергией все сильнее от царящей здесь активности. Он влез в свой боевой костюм. Тот потускнел от долгих лет использования, но предоставлял ему ощущение комфорта, которого не могли дать многие вещи. Ящики были уже погружены на транспортеры, БоевыеРоботы готовились, везде, куда бы он ни посмотрел, его люди широко улыбались, поднимали пальцы вверх и кивали в знак поддержки. Он бы хотел дать моменту захватить его, но он понимал и тяжесть того, что происходило. Гражданская война была наихудшей из всех. Брат против брата. Друг против друга. Отец против своего ребенка. Энтузиазм вокруг него заражал, но Арчер знал, что некоторые из этих хороших людей умрут от рук тех, кого они должны будут сохранить сражаясь.
   Дариус Хопкинс управлял движением машин в центре ангара, когда Арчер подошел ближе. Они быстро обменялись салютами, потом Арчер сразу перешел к делу. – Как много времени?
   Еще десять минут, – сказал Хопкинс, в то же время протягивая лист пехотинцу, который ожидал приказа. – Хорошо, что мы начали перемещение части нашего оборудования раньше, иначе бы это застопорилось.
   Все дело в планировании, – сказал Арчер, глазами пробегая по ангару. – Признаки Гвардии Арктурана.
   Наши люди на линии связи просматривают их сообщения. Пока ничего. Это застало их врасплох также как и нас. Мы получили несколько сообщений для вас от Полковника Блюхера, все помечены, как сверхсрочные. Наконец, он поговорил с Гаупманом Снидер, как с вашим заместителем. Приказ явиться на базу Гвардии и принести все оборудование.
   Хорошо. Пока все будет выглядеть как будто мы собираемся подчиниться приказам, Блюхер ничего не заподозрит. Вы говорили с оставшимися семьями? – Это была важная часть плана. Также как и с людьми Кристифори Экспресс, Арчер не хотел оставлять за своей спиной невинных, который Фиск или Блюхер могли бы использовать против него или других членов его команды.
   Только несколько человек еще не переместили свои семьи в убежище.
   Хорошая работа, Сержант Майор, – сказал Арчер.
   Говоря о «плане», там указана диверсия, чтобы мы могли вырваться из города до того момента, как Гвардия сможет среагировать. Вы никогда не подчеркивали, что за диверсия это будет.
   Мой робот готов? – спросил Арчер показывая пальцем на Penetrator`а за спиной.
   Он был первым подготовленным к запуску. Вы можете отправляться, – ответил Хопкинс. – Ну так в чем же заключается та диверсия о которой мы говорили?
   Арчер улыбнулся. – Если мой Робот готов, то готова и диверсия. Я выхожу через пять минут. Ты и остальные выдвигайтесь через пять минут после этого. Пользуйтесь заранее спланированными маршрутами выхода из города. Разделитесь на звенья, двигайтесь быстро, доберитесь до базы и затаитесь.
   Разделение Милиции на части по всему городу, когда они выйдут, будет рискованным, но это создаст иллюзию, что Арчер имеет больше людей, что он на самом деле имеет. В ближайшие дни и недели, Милиция Торина будет нуждаться в поддержке людей. Начало будет положено этим маленьким представлением… которое начинается сейчас.
   Так вы скажете, что у вас на уме? – давил дальше Хопкинс.
   Арчер улыбнулся. – Я бы сказал, но ты только будешь возражать.
   Бормоча что-то себе под нос, Хопкинс вернулся к работе. – Вот об этом я и беспокоюсь, – Арчер был уверен, что расслышал его слова правильно.
   Демонстрации возникли по всему Экол Сити. Некоторые были небольшими, люди спонтанно выходили на улицы, говоря о том, что Архонт должна уйти. Люди поддерживающие Катрину тоже вышли на улицу, протестуя. Не было планов этого, не было организации, просто хаос. В то время, как основные улицы были пусты, другие были забиты толпами демонстрантов, каждая сторона пыталась перекричать противников. Восстание еще не вырвалось, но это было только делом времени.
   Казармы полиции и тюрьма были в одном и том же четырех стенном здании рядом с центром города. Вокруг него возвышался специальный барьер против таких опасностей как толпа или машины с бомбами, которые не могли подобраться слишком близко, чтобы нанести повреждения. В этой части города протесты были незначительны, а полиции было достаточно, чтобы держать обе стороны от того, чтобы вцепиться друг другу в горло. Однако, напряжение царило в воздухе, и облака затянули город в серую дымку.
   Арчер привел своего Penetrator`а к краю защитного периметра вокруг казарм полиции, легко сокрушив две секции бетонного барьера, как будто для того, чтобы сказать, что защита здания не могла соперничать с мощью БоевогоРобота. Он нацелился на диски спутниковых антенн на крыше и открыл огонь по ним из пульсирующих лазеров. Изумрудные потоки грубой энергии ударили стойки и диски, разрывая их, разрушая, плавя и отбрасывая силой взрыва. Во все стороны полетели искры, когда большая башня начала заваливаться на бок.
   Примерно дюжина полицейских – возможно, все оставшиеся в здании – выскочили через переднюю дверь. Они были снаряжены для разгона непорядков и вынесли наружу свое оружие, смесь ружей, установок для огня гранатами со слезоточивым газом и пистолетами, которые они нацелили на кокпит. Это заставило Арчера вспомнить старое выражение о том, что не надо идти с ножом против пистолета. Даже используя ракетные установки, полиция не будет ровней его Penetrator`у, если тот ответит всей своей огневой мощью. Никто из них не выстрелил, когда они стояли на ступенях здания, но никто и не опустил оружия.
   Он включил внешнюю систему громкоговорителя, расположенную в бронированном плече Робота. – Приведите Шефа Дуннинг, – а потом подключил внешний микрофон.
   Высокий человек, мускулистый и подтянутый вышел вперед. Он нес ручной мегафон и, казалось, нисколько не испугался возвышающегося орудия смерти. – Это Шеф Дуннинг.
   Майк, это я, Арчер.
   Последовала пауза. Арчер и Дуннинг были школьными товарищами и хорошими друзьями перед тем, как Арчер уехал с Торина, чтобы начать свою карьеру в армии. Они все еще встречались на ленч каждый месяц, но, казалось, Арчеру придется пропустить следующий раз.
   Арч, – послышался голос начальника. – Какого черта ты тут делаешь? Ты разбил мою систему коммуникации.
   Прости, я не могу сказать большего, Майк, но мне приходится просить тебя освободить пленных, которых ты держишь для Блюхера.
   Снова долгая пауза. Шеф Дуннинг опустил мегафон, на секунду вздрогнув. – Арчер, ты ставишь меня в странную ситуацию. Почему бы тебе ни спуститься, и мы могли бы обговорить это.
   Арчер проверил часы в своем кокпите. – прости, Майк, у меня мало времени. Мой протест не против тебя, а против правительства Штайнера. Освободи этих пленных, и я покину город. Если ты не освободишь их, мне придется сделать несколько дыр в стене, чтобы они смогли выбраться. Я не хочу никому причинять вреда, но пленные должны быть освобождены.
   Арч, снова произнес его старый друг, – Я не могу сказать тебе, как много законов ты сейчас нарушаешь.
   Время терялось, времени Арчер не имел. Он обезопасил первичную систему коммуникации, но это не было единственным путем, каким полиция могла послать сообщение. К этому моменту сообщение о том, что БоевойРобот Милиции атаковал казармы полиции, должно достичь пост Гвардии Арктурана. Они не замедлят явиться сюда.
   Арчер прицелился в большой дуб в тридцати метрах от шефа полиции и выстрелил одним лазером. Краткий зеленый огонь поджег дерево, заставляя влагу внутри него немедленно закипеть. Дуб взорвался, поднимая огонь и дым в воздух. Трое полицейских побежали, но Дуннинг даже не мигнул во время этого представления.
   Майк, выпусти их или я начну делать двери по своему собственному усмотрению.
   Мне придется ответить перед Блюхером.
   Ты всегда можешь присоединиться к нам, – почти шутливо произнес Арчер.
   Дуннинг опустил мегафон и, повернувшись, сказал что-то своим людям. Один из них побежал в здание. – Придержи огонь, Арчер. Они выходят.
   Пять минут ушло на то, чтобы пленные наконец вышли наружу. Полиция отошла в сторону. Большая часть заключенных смотрели на его Робота с ужасом, некоторые широко улыбались. Один из них выступил вперед и махнул рукой. Это была Катя Чаффи.
   Без задержки она стала карабкаться по держателям в его кокпит. Он распахнул дверь как раз вовремя, чтобы она скользнула в тесноту его Penetrator`а. Как только он увидел, что больше задержанные не выходили наружу, он снова включил систему внешней связи.
   Шеф, отпусти их.
   Дуннинг махнул своим людям, чтобы они опустили оружие.
   Пленные, – сказал Арчер, – новые дни начались здесь, на Торине, и по всему Альянсу. Вы были задержаны без причин. Теперь я отпускаю вас.
   Он отключил микрофон, а освобожденные пленные разбежались в разных направлениях по окружающим улицам. Кто-то из полицейских пытался последовать за ними, но это было невозможно проделать. Арчер двинул своего Робота и начал двигаться прочь.
   Я так понимаю, что ситуация изменилась? – спросила Катя, устраиваясь в прыгающем за его спиной сиденье.
   Катя, – сказал он, маневрируя между зданиями и следя за относительно пустыми улицами, – это еще слабо сказано.
   Полковник Блюхер увидел, как Лютер Фиск вошел в комнату тактического руководства базы. Он ответил на Салют Фиска, потом повернулся к голографическому отображению Экол Сити, находящемуся над большим командным и контрольным столом. Столетиями раньше столы с песком использовались для того, чтобы протестировать выкладки операций. Теперь голографические, руководимые компьютером проекции обеспечивали подобную информацию.
   Комната была относительно темной, подсвеченной только тонкой лампочкой, различный персонал яростно работал за стенными коммуникационными мониторами. Самый яркий свет шел от голографического изображения города. Блюхер посмотрел на Фиска и мог видеть, что тот действительно наслаждался всем этим. Именно этого он желал все это время, но только потому, что не знал, на что похожа война, особенно гражданская.
   Что известно о Роботе, которого видели у городской мэрии?
   Фиск слегка дрогнул. – Информация скудна. В такой ситуации, сложно собрать достаточно хорошую информацию, сэр. По вашим приказам я отослал два звена, чтобы оцепить зону. Наши коммуникации отключены в данной зоне, и я приказал им выяснить, что там произошло.
   Блюхер кивнул. Ситуация вроде такой легко менялась. Тактические данные было сложно отсортировать, и в этом не было вины Фиска. Ситуация разгорелась за несколько часов после обвинений, которые Виктор Дэвион выдвинул, против Архонта, обвинив ее в смерти ее брата. Он знал, что формальная реакция с Таркада скоро последует, и он не сомневался, что она будет состоять из отрицаний и контратак на Принца Виктора. Катрина Штайнер никогда не отступится от трона. Он был уверен, так же как и в своем собственном имени. Она будет сражаться до последнего вздоха – последнего вздоха таких солдат, как он сам – чтобы удержать свою власть. Он уважал это в ней, думая о том, как сильно она была похожа на свою бабушку.
   Он знал, что улицы призывали Катрину сойти с трона, что она оскорбила свое право править, но Блюхер поклялся в верности Архонту, дал клятву, которую считал почти священной. Это было в основании его чувства чести и верности. Его персональные мнения не весили ничего в этом равновесии. Когда закончатся выступления, он хотел, чтобы его честь осталась бы нетронутой.
   Что с Милицией? Они уже прибыли?
   С этим проблема, – сказал Фиск. – Когда я связался с группой, которую послал осмотреть их базу, они сообщили, что люди Кристифори подняли все свои силы и, на самом деле, вышли уже двадцать минут назад.
   Блюхер удивленно поднял бровь. – Они должны были бы быть здесь уже.
   Да, сэр. Они должны. Очевидно, что они сюда не направлялись.
   И я только сейчас получаю эту информацию?
   Сэр, улицы все в смятении. Я думал, что они увязли в пробках.
   Блюхер не был удовлетворен. – Не пытайтесь думать за меня, Фиск. Мне не нужна фильтровка данных.
   Сержант подошел к ним и отдал честь, потом протянул Полковнику конверт. – Это было доставлено женщиной к главным воротам. Она сказала, что это было предназначено вам, сэр.
   Блюхер кивнул и потянул за угол, пока тот не разорвался. Внутри был единственный листок бумаги и два металлических объекта. Бумага оказалась требованием Милиции Торина на назначение Арчера Кристифори Лейтенант Полковником. Оно было порвано почти пополам. Потом Блюхер достал и сжал в левой руке два маленьких кружочка. Это были знаки отличия Кристифори.
   Блюхер ничего не сказал. Он бросил разорванный листок на пол и протянул знаки Фиску. – Мне кажется, что вы должны взять это.
   Этот предатель, – прорычал Фиск.
   Блюхер тряхнул головой. – Он не предатель, Фиск. Он патриот, по крайней мере, так он думает. Теперь он наш враг. Враг, которого вы создали. Я надеюсь, что вы готовы к этому, потому что если нет, то он убьет нас обоих.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация