А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Селестинские пророчества" (страница 4)

   И мы обустроились. Мы обнаружили, что можно плавить руды металлов и делать из них всевозможные приспособления. Мы открыли источники энергии – сначала пар, затем бензин, электричество и атом. Мы создали современное сельское хозяйство, наладили массовое производство, и теперь в нашем распоряжении огромные запасы материальных благ и обширная сеть их распределения.
   Зов прогресса, желание каждого человека до выяснения истины обеспечить собственную безопасность и достигнуть поставленных перед собой целей – все это привело нас к благополучию. Мы решили создать для себя и своих детей условия для обустроенной и приятной жизни, и в результате нашей деятельности за каких-то четыреста лет было создано общество, которому доступны все жизненные блага. Проблема заключается в том, что итогом нашего целеустремленного и навязчивого желания покорить природу и создать для себя как можно больше удобств стало загрязнение естественных систем планеты и доведение их до крайнего истощения. Так дальше продолжаться не может.
   Добсон был прав. После Второго откровения обретение нами нового понимания действительно казалось неизбежным. Мы близки к достижению цели, поставленной перед нашей цивилизацией. Мы осуществили коллективное решение и с завершением строительства благополучной жизни освободились от своих страхов, чтобы раскрыться для чего-то еще. Я почти воочию видел, как замедляет свой бег современность по мере того, как мы приближаемся к концу тысячелетия. Не отпускавшая нас в течение четырех веков цель достигнута. Мы создали средства материального обеспечения и теперь вроде бы готовы, – а на самом деле размышляем, стоит ли этим заниматься – разобраться в смысле своего существования.
   Лица окружавших меня пассажиров были озабочены, но мне казалось, что я заметил проблески понимания. Интересно, обратили ли они внимание на странные стечения обстоятельств?
   Самолет начал снижение. Стюардесса объявила о скорой посадке в Лиме. Я назвал Добсону свой отель и поинтересовался, где остановится он. Историк назвал свой и добавил, что от моего это милях в двух.
   – Что вы намерены делать? – поинтересовался я.
   – Я как раз об этом размышлял, – ответил он. – Первым делом собираюсь посетить американское посольство и сообщить, что меня привело сюда, просто чтобы отметиться.
   – Неплохо придумано.
   – Потом хочу поговорить с как можно большим числом местных ученых. Исследователи из университета Лимы уже сообщили мне, что им ничего не известно о Манускрипте, но есть и другие ученые, которые проводят раскопки на руинах древних построек, и может быть, они захотят что-то рассказать. Ну а вы? Каковы ваши планы?
   – У меня их нет, – признался я. – Вы не будете возражать, если я присоединюсь к вам?
   – Конечно, нет. Я как раз собирался вам это предложить.
   Самолет приземлился, мы получили багаж и договорились встретиться позже в отеле у Добсона. Я вышел на улицу в редеющие сумерки и подозвал такси. Воздух был сухой, дул резкий порывистый ветер.
   Когда моя машина тронулась, я заметил, что за нами двинулось еще одно такси и пристроилось сзади. Несколько раз мы поворачивали, однако такси по-прежнему следовало за нами, и мне удалось разглядеть фигуру единственного пассажира на заднем сиденье. От охватившей меня нервозности засосало под ложечкой. Мой водитель понимал по-английски, и я попросил его ехать не прямо к отелю, а немного покататься поблизости. Я сказал, что мне хочется посмотреть город. Водитель без лишних слов согласился. Такси все так же висело на хвосте. Что это могло значить?
   Когда мы подъехали к отелю, я предупредил водителя, чтобы он оставался в машине, а сам открыл дверцу и сделал вид, что расплачиваюсь. Преследовавшая нас машина остановилась поодаль, ехавший в ней человек вышел и неторопливо направился к входу в отель.
   Я вскочил обратно в машину, захлопнул дверцу и велел ехать дальше. Когда мы рванули с места, мой преследователь вышел на улицу и наблюдал за нами, пока мы не скрылись. В зеркале заднего вида я разглядел, как напряглось лиио водителя, не сводившего с меня глаз.
   – Извините, что так получилось. Я решил устроиться в другом месте.
   С вымученной улыбкой я назвал ему отель, где остановился Добсон, хотя в глубине души мне хотелось отправиться обратно в аэропорт и первым же рейсом вернуться в Штаты.
   Когда до отеля оставалось каких-нибудь полквартала, я попросил остановиться.
   – Ждите здесь, – приказал я водителю. – Я скоро вернусь.
   На улице было полно людей, в основном местных жителей. Однако то тут, то там навстречу попадались и американцы, и европейцы. При виде туристов я почему-то почувствовал себя в большей безопасности. Метров за пятьдесят до отеля я остановился. Что-то было не так. Пока я стоял и озирался, неожиданно раздались выстрелы, и в воздухе разнеслись истошные вопли. Люди передо мной бросились на землю, и я увидел стремительно бежавшего в мою сторону Добсона. В его глазах застыл испуг, он был в панике. Один из его преследователей выстрелил в воздух и крикнул Добсону, чтобы тот остановился.
   Приблизившись и с трудом узнав меня, Добсон воскликнул:
   – Бегите! Ради всего святого, бегите!
   Меня охватил ужас. Я повернулся и бросился по переулку. Дорогу мне преградил деревянный забор метра два высотой. Подбежав, я изо всех сил подпрыгнул, ухватился за верхнюю часть досок и подтянулся. Перед тем как спрыгнуть на другую сторону, я бросил взгляд в переулок. Добсон отчаянно мчался вперед. Прозвучало еще несколько выстрелов. Он споткнулся и упал.
   Сломя голову я устремился вперед, перепрыгивая через кучи мусора и кипы картонных коробок. На какой-то миг мне показалось, что я слышу за собой преследователей, однако оглянуться не хватило духу. Переулок выходил на другую улицу, где было полно народу, и никто, по всей видимости, ни о чем не подозревал. Добежав до улицы, я с колотящимся от страха сердцем решился-таки бросить взгляд назад. Там никого не было. Я торопливо зашагал вперед, стараясь смешаться с толпой. «Почему Добсон бежал? – спрашивал я себя. – Неужели его убили?»
   – Постойте, – услышал я громкий шепот. Я бросился было бежать, однако кто-то догнал меня и схватил за руку. – Да подождите же минуту, прошу вас, – снова послышался шепот. – Я видел все, что произошло. Попытаюсь помочь вам.
   – Кто вы? – проговорил я с дрожью в голосе.
   – Я – Уилсон Джеймс, – представился незнакомец. – Объяснения потом. Сейчас нам нужно поскорее убраться отсюда.
   Что-то в его голосе и внешности заставило меня забыть о страхе и решиться пойти за ним. Вскоре мы зашли в небольшой галантерейный магазинчик. Мой спутник кивнул человеку за прилавком и провел меня в пахнущую плесенью подсобку. Потом он притворил дверь и опустил шторы.
   Моему спасителю было за шестьдесят, хотя выглядел он значительно моложе, может, потому, что у него были необыкновенно живые, полные огня глаза. Кожа коричневая от загара, черные волосы. Его можно было принять за перуанца, но по-английски он говорил почти как американец. На нем были светло-голубая футболка и джинсы.
   – Здесь вы на какое-то время будете в безопасности. А почему они гнались за вами? Я промолчал.
   – Мне кажется, вы здесь из-за Манускрипта, – предположил он.
   – Откуда вам это известно?
   – Полагаю, ваш приятель оказался с вами здесь по той же причине?
   – Да. Его зовут Добсон. Как вы догадались, что нас двое?
   – У меня комната выходит в переулок, по которому вы бежали; я выглянул в окно и увидел, как они гонятся за вами.
   – Они застрелили Добсона? – спросил я, похолодев от одной лишь мысли о том, что могу услышать в ответ.
   – Не знаю, – проговорил Джеймс. – Было не разобрать. Но я увидел, что вам удалось уйти от погони, и кинулся вниз по черной лестнице, чтобы показать вам безопасное место. Я подумал, что смогу вам помочь.
   – Но зачем?
   Какое-то мгновение он смотрел на меня так, словно не знал, что ответить. Потом лицо его потеплело.
   – Вам этого не понять, но я стоял там, у окна, а в голове вертелись мысли об одном старом друге. Его уже нет в живых. Он умер, так как считал, что люди должны знать о Манускрипте. И когда я увидел происходящее, то понял, что должен помочь вам.
   Уилсон оказался прав – я ничего не понял. Но было такое ощущение, что он говорит чистую правду. Я хотел было задать еще один вопрос, но он заговорил снова:
   – Это можно обсудить попозже. А сейчас я считаю, что лучше перебраться в более безопасное место.
   – Погодите, Уилсон, – проговорил я, – мне нужно выяснить, как вернуться в Штаты, только и всего. Как это сделать?
   – Называйте меня Уил, – предложил он. – Думаю, что не стоит и пытаться пробраться в аэропорт. Во всяком случае, сейчас. Если вас по-прежнему разыскивают, там-то будут искать в первую очередь. У меня есть друзья, которые живут за городом. Они спрячут вас. Выбраться из страны можно несколькими способами, на ваш выбор. Когда вы будете готовы к этому, вас проведут через границу.
   Уил открыл дверь и огляделся по сторонам, потом вышел на улицу. Вернувшись, он сделал мне знак следовать за ним. Мы выбрались из магазинчика и направились к джипу голубого цвета, на который указал Уил. Когда мы садились в него, я обратил внимание на аккуратно уложенные на заднем сиденье, – будто в дальнюю дорогу – продукты, палатки и дорожные сумки.
   Ехали молча. Откинувшись на сиденье рядом с водителем, я пытался обдумать положение. От страха у меня внутри все сжималось. Такого поворота событий я не предполагал. А если бы меня арестовали и бросили в перуанскую тюрьму или просто-напросто убили? Необходимо было, как следует взвесить ситуацию. Одежды у меня не было, но зато были деньги и кредитная карточка, к тому же я почему-то сразу проникся доверием к Уилу.
   – Что же такого вы с этим – как бишь его – Лобсоном, натворили, что эти люди начали вас преследовать? – неожиданно спросил Уил.
   – Насколько мне известно, ничего, – ответил я. – Я познакомился с Лобсоном в самолете. Он историк и направлялся сюда, чтобы провести официальное изучение Манускрипта. Он представляет группу известных ученых.
   – А властям было известно о его приезде? – На лице Уила было написано удивление.
   – Ла, он известил правительственных чиновников, что ему потребуется помощь. Трудно поверить, что его пытались арестовать: ведь у него не было с собой даже списков Манускрипта.
   – А у него они есть?
   – Только первые два откровения.
   – Вот уж не знал, что списки Манускрипта есть и в Штатах. Откуда они у него?
   – В один из предыдущих визитов сюда ему сказали, что какой-то священник знает о Манускрипте. Найти его не удалось, но за домом священника он обнаружил спрятанные списки.
   – Хосе… – погрустнел Уил.
   – Кто? – не понял я.
   – Это тот самый друг, о котором я вам рассказывал, его больше нет. Он был твердо убежден, что о Манускрипте должно узнать как можно больше людей.
   – Что с ним случилось?
   – Его убили. Кто – неизвестно. Тело нашли за много миль от дома, в лесу. Но я склонен думать, что это дело рук его врагов.
   – Среди власть имущих?
   – Кое-кого в правительстве иди церкви.
   – Неужели Церковь решилась бы на такое?
   – Все может быть. Церковь втайне настроена против Манускрипта. Есть несколько священников, которые разбираются в этом свидетельстве и исподволь выступают за него, но им приходится быть очень осторожными. Хосе же рассказывал о Манускрипте открыто любому, кто проявлял к этому интерес. Еще за несколько месяцев до гибели моего друга я просил его вести себя поосмотрительнее и не раздавать списки Манускрипта всем подряд. Он же отвечал, что поступает так, как считает нужным.
   – А когда впервые стало известно о Манускрипте?
   – Перевели его три года назад. Но никто не знает, когда он был найден. Мы считаем, что оригинал долгое время находился у индейцев, а потом его обнаружил Хосе. Он умудрился в одиночку перевести его. Конечно, когда церковники выяснили, о чем говорится в Манускрипте, они постарались изъять рукопись. Теперь мы располагаем лишь списками. Думаем, что оригинал уничтожен.
   Мы выбрались на восточную окраину города и теперь ехали по узкой дороге в две колеи. Мы миновали обшитые досками небольшие строения, потом обширное пастбише, огороженное дорогостоящей оградой.
   – Лобсон рассказывал вам о первых двух откровениях? – спросил Уил.
   – Он говорил о Втором. И у меня есть приятельница, поведавшая мне о Первом. Она тоже беседовала со священником, наверное, с Хосе.
   49– Вам понятны эти два откровения?
   – Думаю, что да.
   – Вы осознали, что в случайных встречах зачастую заложен более глубокий смысл, чем мы думаем?
   – У меня такое впечатление, что вся эта поездка представляет собой цепь случайных событий.
   – Такое начинает происходить, когда пробуждаешься и приобщаешься к энергии.
   – Приобщаешься?
   – Это из того, о чем говорится далее в Манускрипте.
   – Вот бы послушать об этом, – заинтересовался я.
   – Об этом потом, – проговорил он, кивком показывая, что заворачивает на посыпанную гравием дорожку. Впереди, метрах в тридцати, виднелся неприметный деревянный дом. Проехав по дорожке, Уил остановил машину под раскидистым деревом справа от него.
   – Мой друг работает на хозяина крупной фермы, которому принадлежит в округе большая часть земельных угодий, присматривает за этим домом, – сообщил он. – Мой друг – весьма влиятельный человек и тайный сторонник Манускрипта. Здесь вы будете в безопасности.
   На веранде зажегся свет, и из дома выскочил коренастый коротышка, как потом выяснилось, перуанец. Он улыбался во все лицо, и что-то оживленно говорил по-испански. Подбежав к джипу, он через открытое окно похлопал Уила по спине и бросил на меня доброжелательный взгляд. Уил попросил его говорить по-английски, а потом представил нас друг другу.
   – Ему нужно помочь, – кивнул на меня Уил. – Он хочет вернуться в Штаты, но при этом требуется осторожность. Хочу вот оставить его у тебя.
   Перуанец не сводил с Уила глаз.
   – А ты что, снова за Девятым откровением?
   – Да, – отозвался Уил, вылезая из джипа.
   Я открыл дверцу и обошел вокруг машины. Уил с приятелем о чем-то разговаривали, не спеша, направляясь к дому. О чем у них был разговор, я не слышал.
   Когда я приблизился, перуанец объяснил, что ему нужно идти готовиться, и ушел. Уил повернулся ко мне.
   – А что он имел в виду, когда спрашивал у вас насчет Девятого откровения? – спросил я.
   – Существует часть Манускрипта, которая так и не найдена. В оригинале текста восемь откровений, но там упоминается еще об одном – Девятом. Многие ищут его.
   – И вам известно, где оно?
   – Не совсем.
   – Как же вы собираетесь найти его?
   – Так же, как Хосе нашел первые восемь, – улыбнулся Уил. – Так же, как вы открыли для себя первые два, прежде чем встретить меня. Если кому-то удается приобщиться и накопить достаточно энергии, то случайности начинают следовать одна за другой.
   – Расскажите, как это получается, – попросил я. – Из какого это откровения?
   Уил посмотрел на меня так, словно оценивал мои умственные способности:
   – Метод приобщения заключен не в каком-то отдельном откровении, он содержится во всех главах. Помните, во Втором откровении рассказывается о том, что в мир будут посланы исследователи, чтобы при помощи научного метода понять, в чем смысл жизни людей на этой планете? И что они вернутся не сразу?
   – Помню.
   – Так вот, остальные откровения представляют собой полученные, в конце концов, ответы. Однако это не просто результат научных изысканий. Ответы, о которых я говорю, получены в различных областях знаний. Открытия, сделанные в области физики, психологии, мистики и религии, сливаются в одно новое представление, в основе которого лежит понятие о случайных стечениях обстоятельств.
   Мы уясняем для себя более подробно, что значат стечения обстоятельств, каково их воздействие, и по мере этого с каждым новым откровением обретаем совершенно иное мировоззрение. – В таком случае мне хочется услышать о каждом откровении, – признался я. – Не могли бы вы растолковать их мне, пока вы еше здесь?
   – Насколько мне известно, таким образом их не постичь. Вы должны открывать для себя каждое из них по-разному.
   – Но как?
   – Это приходит само. Если я просто возьму и расскажу вам об этом, то ничего не выйдет. Может, у вас и будут сведения о каждом из откровений, но не будет самих откровений. Их предстоит обрести с вашим собственным жизненным опытом.
   Не говоря ни слова, мы пристально смотрели друг на друга. Уил улыбнулся. Разговаривая с ним, я ощущал невероятный жизненный подъем.
   – А почему вы отправляетесь за Девятым откровением именно сейчас?
   – Время пришло. Я был в здешних местах проводником, знаю их и обладаю пониманием всех восьми откровений. Когда я стоял у окна, выходящего в проулок, и думал о Хосе, я уже принял решение еще раз отправиться на север. Девятое откровение там. Я знаю это. Человек я немолодой. К тому же мне было видение, что я уже нашел его и постиг сказанное в нем. Мне известно, что это самое важное откровение. Оно дает возможность более широко взглянуть на все остальные главы древней рукописи и раскрывает перед нами истинный смысл жизни.
   У ил вдруг замолчал и посерьезнел:
   – Я мог бы уйти на полчаса раньше, но меня не оставляло щемящее чувство чего-то не сделанного. – Он снова помолчал. – И как раз тогда я увидел вас.
   Мы долго-долго смотрели друг на друга.
   – Вы считаете, я должен ехать с вами? – спросил я.
   – А как вам кажется?
   – Не знаю, – неуверенно проговорил я. В голове пронеслось все мое путешествие в Перу: Чарлин, Добсон, а теперь вот Уил. Приехав сюда просто из любопытства, я нежданно-негаданно оказался в роли беглеца, которому приходится скрываться и который даже понятия не имеет, кто его преследователи. Но что самое странное, в эти минуты, вместо того чтобы, холодея от ужаса, пребывать в полной панике, я испытывал восторг. Мне следовало напрячь все свои умственные способности, чтобы найти путь домой. Я же, по сути дела, хотел одного – отправиться вместе с Уилом, что означало подвергать себя, вне сомнения, еще большей опасности.
   Прикинув все за и против, я пришел к выводу, что выбирать мне, по существу, не приходится. После познания Второго откровения для меня стал невозможным возврат к прежним занятиям. Чтобы сохранить в себе новое знание, я должен был идти вперед.
   – Ночь я проведу здесь, – сказал Уил. – Так что у вас есть время до утра, чтобы принять решение.
   – Оно уже принято, – заявил я. – Я поеду с вами.
   Энергия материи
   Мы поднялись на рассвете и все утро ехали на восток практически в полном молчании. В самом начале пути Уил обмолвился, что мы двинемся прямо через Анды в район, который называется высокогорной сельвой и представляет собой покрытые лесами предгорья и плато. Больше Уил, не проронил ни слова.
   Я пытался было задавать вопросы о его прошлом и о том, куда мы направляемся, но он вежливо уходил от них, сказав, что должен следить за дорогой. В конце концов я тоже погрузился в молчание, чтобы вволю полюбоваться пейзажами. С горных перевалов открывались потрясающие виды.
   Около полудня, добравшись до последней из высившихся над нами горных цепей, мы сделали остановку на
   53одном из перевалов. Перекусили бутербродами, не выходя из машины и глядя на простирающуюся перед нами безжизненную долину. На другой стороне вздымались холмы поменьше, покрытые зеленой растительностью. У ил сообщил, что мы заночуем в усадьбе Висьенте, старинном поместье XIX века, которое некогда принадлежало испанской католической церкви. Сейчас, пояснил он, его друг, владелец Висьенте, использует усадьбу как место для проведения деловых встреч и научных конференций.
   После этого короткого объяснения мы тронулись в путь и в течение часа не сказали друг другу ни слова, пока не добрались до Висьенте. Въехав в поместье через большие каменные ворота со стальной решеткой, мы проследовали дальше на северо-восток вверх по узкой, усыпанной гравием дорожке. Я еще раз попробовал задать несколько наводящих вопросов о самом поместье и о том, почему мы приехали именно сюда, но Уил, как и прежде, отмахнулся от моих расспросов, только на этот раз без обиняков предложил мне полюбоваться окружающей природой.
   Красота Висьенте пленила меня. Кругом раскинулись пастбища и сады во всем своем многоцветий. Трава казалась необыкновенно зеленой и сочной, она густым ковром покрывала землю даже под огромными дубами, которые росли на пастбище примерно через каждые тридцать метров. Чем-то эти великаны привлекали внимание, но чем именно – понять я не смог.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация