А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красный дракон" (страница 8)

   Глава 4

1
   Диана замерла, не в силах отвести глаз от лица брата. Прошла минута. Наконец, с огромным трудом взяв себя в руки, девушка опустила голову.
   – Мы же обещали друг другу, – сказала она тихо. – Не говорить на эту тему.
   – Молчание не изменит истины, – мрачно ответил Стиг. – Мы оборотни, Диана. Люди считают, что наша способность обращаться волками – магия. Даже Учителя в Башнях не знают правды. Но мы-то знаем… Молодой маг коснулся рукописи.
   – Винг гораздо ближе нам, чем этот надменный Магистр, который не задумываясь убил бы нашу мать, проведай он, что за кровь течёт в её жилах. Без Винга мы бы просто не родились, Диана. Отцу никогда не позволили бы связать жизнь с простолюдинкой, тем более с полукровкой.
   – Замолчи! – девушка резко встала. – Я не хочу говорить на эту тему.
   – Хорошо, – сразу согласился Стиг. – Не будем говорить. Он поднял последний лист рукописи и выжидательно взглянул на сестру. Диана промолчала.
Лист четвёртый
   В небе Арнора парили грифоны, по дорогам ходили люди и эльфы. Жизнь шла своим чередом и лишь изредка, при взгляде на несчастных рабов, мог наблюдатель заметить, что не всё благополучно в этой прекрасной земле. Я, словно вихрь, нёс на своих крыльях свободу, но впервые эта свобода не означала рабство для побеждённых.
   И я встретил грифона в небе. Замедлил полёт и стал видимым. Грифон в ужасе забил крыльями, закричал, райдер едва не выпал из седла.
   – Скажи мне, где сейчас Крафт? – спросил я, повиснув в воздухе. Эльф поднял копьё… и в ужасе отбросил огромную змею, в которую оно превратилось. Я рассеял иллюзию и копьё, сверкая, упало с небес.
   – Разве я напал на вас, арнорцы?
   – Ты Винг! – в смертельном ужасе воскликнул эльф, а грифон широко раскрыл глаза.
   – Да, меня так зовут. Они попытались сбежать. Я приземлился на поле и одним движением притянул их на землю перед собой. Взглянув на своего грифона, эльф гордо скрестил руки на груди; пернатый вскинул голову.
   – Мы не станем твоими рабами! – выкрикнул грифон чуть дрожащим голосом. Я грустно рассмеялся.
   – Неужели вы видите только два выхода из клетки, арнорцы? Почему обязательно надо убивать, или быть убитым? Разве мир невозможен? Они так удивились, что на миг даже перестали бояться.
   – Мир?! С драконом?! С убийцей?! Я помолчал. Да, это будет нелегко.
   – Ответьте на вопрос и летите своею дорогой. Грифон воскликнул в ненависти:
   – Не играй с нами, отродье Тьмы! Я сказал Слово правды и узнал, что Крафт и Минас сейчас покоряют далёкую землю Арахаба, в желании уничтожить последние остатки армий Владыки. Это больно пронзило меня. Пока я предавался размышлениям в пещере, мои друзья гибли, а враги охотились на них! Бросив поражённых эльфа и грифона на поле, я помчался ко дворцу. За минувшие годы, Кастл-Рок, казалось, стал ещё прекрасней. Изумительный белый дворец на вершине огромной одинокой скалы.
   Вспомнив, что находилось в туннелях у подножия, я ощутил давно забытую ненависть. Завидев, как я приземляюсь у ворот, люди пришли в панику. Десятки грифонов взметнулись в воздух, их вожака я мгновенно узнал: Игл, сын Крафта. Грифоны первыми меня атаковали. Потом ещё раз, и ещё. Наконец они поняли, что когти против меня бесполезны. Дождавшись этого мига, я заговорил:
   – Люди, эльфы и грифоны. Я – Винг, сын последнего вождя драконов. Я прилетел сюда не для войны, но ради мира. С трудом приподнявшись, измученный Игл окинул меня презрительным взглядом.
   – Ты, убийца! Мир невозможен, пока ты оскверняешь его своим существованием!
   – Нет, Игл, – ответил я серьёзно. – Мир невозможен, пока все не поймут, что только душа, а не оболочка, определяет личность. Он зарычал:
   – У тебя нет души, дракон. Ты создание Тьмы!
   – Я ничьё не «создание». Я – Дракон, я сам себе бог! А ты, Игл – ты грифон. Они – люди и эльфы. Между нами много общего, ведь все мы
   разумны, все мы – живые. Я прилетел сюда, только чтобы открыть вам эту истину.
   – Ты напрасно пытаешься поколебать нашу веру, змей! – раздался могучий голос короля. Родрик стоял на крепостной стене, в сверкающих доспехах, сжимая огромный двуручный меч.
   – Я не пытаюсь, король, – ответил я совсем тихо, но голос мой услышали все. – Я прилетел сюда, желая уничтожить предрассудки и невежество. С этими словами я поднялся на ноги, расправил крылья и громко
   произнёс Слово Власти. Земля дрогнула. Свод небес прорезали молнии, на замок упал полумрак. Тело моё засветилось красным пламенем. Два
   огненных шара слетели с рогов, разметав ворота замка в пыль, и я вошёл во дворец, и стал в центре широкого двора, под взглядами смертельно напуганных людей.
   – Король! – голос мой перекрыл все звуки. Повисла мёртвая тишина.
   Родрик заколебался, но гордость пересилила и он двинулся ко мне, гордо занеся меч. Я посмотрел на своего врага.
   – Пади на колени, король. Он зарычал, но устоял. Я посмотрел внимательней. Когда Родрик упал на землю, рыцари в ярости закричали, грифоны вновь попытались атаковать. Власть пригвоздила их всех к месту.
   – Родрик. Взгляни на меня. Он поднял голову.
   – Помнишь ли ты день, когда я стоял на этом самом месте? Король через силу кивнул.
   – О, если бы я знал… – процедил он сквозь зубы. Я закрыл глаза. Небо, каким исцелением для моей души был вид Родрика на коленях! О, небо… Небо, почему я столь ничтожен? Почему ищу жалкой мести, торжествуя над слабым?!
   – Встань, король. Он вскочил, вскинув меч. Я сжёг оружие одним взглядом.
   – Скажи, знаешь ли ты, что я сделаю сейчас? Родрик гордо поднял голову.
   – Да, враг.
   – Нет, король, ты не знаешь этого. Я не убью тебя. Не для того, чтобы ответить смертью на смерть, вернулся я в Кастл-Рок после
   стольких лет ада, устроенного тобой. Я прилетел сюда, дабы покончить с этим адом. Отныне красный дракон Винг – новый король Арнора. С этими словами я обратился в высокого юношу с красными волосами, одетого в алую мантию мага. Все отшатнулись.
   – Ты отречёшься от престола в мою пользу, король. Ибо даже ты должен понять, что я несу свободу, а не ненависть. Ты – воплощенное Зло, король, не я. Родрик побелел от гнева.
   – Ты не посмеешь, дракон! Я усмехнулся. С неба ударила пурпурная молния, вспышка света обрисовала в воздухе свиток пергамента. Я протянул его Родрику.
   – Что это? – спросил тот, попятившись.
   – Отречение от престола.
   – НЕТ!!! Все рыцари и грифоны одновременно закричали. Я вскинул голову, мгновенно вернув во двор замка мёртвую тишину.
   – Король Арнора! Я, Винг, сын вождя драконов, убитого тобой, отказываюсь от мести, отказываюсь от пути смерти чтобы исправить несправедливость, царящую в твоей стране. Я освобожу рабов, уничтожу армии, дам несчастным то, чего им не хватает. Я добьюсь равенства и
   уничтожу вражду. Ты недостоин быть королём, Родрик, ибо не видишь этих
   несправедливостей. Я, король Винг, сын Вождя Ализона, принимаю на себя
   власть в стране Арнор и обязуюсь до последней капли крови служить делу справедливости. Только так можно разорвать круг смерти! Повинуясь моей Силе, король протянул дрожащую руку и подписал свиток. Тогда я отпустил его. Родрик упал на колени, закричав от ненависти, крик его подхватили все, кто был на дворе. Секундой позже началась атака. Я долго стоял и смотрел на людей. Их ненависть не укладывалась в разуме. Рыцари раз за разом пытались убить меня, грифоны бросались с яростными криками. Прошло полчаса, и все они отступили в изнеможении, а я спокойно стоял, скрестив руки на груди. И думал. Думал о том, что проиграл, не успев даже начать. Границы
   нетерпимости и ненависти не укладывались ни в какие рамки. Должна была быть причина… Хоть видимость!
   За следующую неделю мой замок непрерывно атаковали армии Арнора. Я не обращал на них внимания, занимаясь перестройкой и оборудованием своего нового дома. Однако, когда катапульты стали дробить то, что я
   создал, я рассердился. И уничтожил оружие у всей армии разом. О, боги, что за этим последовало… Люди бросились на стены с голыми руками. Они кидали камни, ломали ветви деревьев, рычали словно звери. Грифоны были ничем не лучше. Потрясённый, я усыпил их всех и погрузился в раздумья. Подобная вражда не могла возникнуть на пустом месте. Они так
   ненавидели меня, словно драконы унитожили их семьи, их дома, их детей. Словно я одним своим существованием не давал им жить. Как могло возникнуть подобное?! Я хорошо помнил, сколь благородны и честны были
   мои родители. Я сам после ада, устроенного Родриком, нашёл в себе силы не ответить ударом на удар. Это неправильно. Невозможно!
   Приняв решение, я огласил приказ. Армии Арнора разоружались, людям запрещалось убивать других существ, иначе как ради защиты жизни. В ответ на меня напали вернувшиеся в срочном порядке колониальные силы. В тот день я стоял на стене своего замка, в подлинном обличье, и смотрел как тысячи людей, эльфов и грифонов пылают единым желанием –
   убить меня. Неожиданно пришло понимание, что я действительно объединил их всех! В ненависти. Ненависть стёрла грань между разными расами, теперь они были единым народом. И мечтали меня убить. От шока я пошатнулся, закрыв глаза. Неужели одна лишь ненависть способна обьединять? Неужели мне надо стать палачом для всех рас Уорра, чтобы они прекратили враждовать друг с другом?!
   – Нет!!! – вопль мой заставил вздрогнуть небо.
   – Не верю!!!
   – Должен быть способ!!!
   – Смерть не может победить!!! Мне вспомнились слова пророчества: «Тот, кто способен убить – не найдёт.»
   – Рэйдэн… – прошептал я. – Что ты имел в виду, говоря эти слова? Неужели я неправ, и нет в мире места для гармонии? Неужели никто не сможет победить смерть?! Что дОлжно найти, Рэйдэн? Что?! И внезапно из медальона послышался тихий голос. Я в изумлении внимал ему. Тех, кто способен любить – спасёт друг. Только любовь разорвёт мёртвый круг.
   От неожиданности я вскрикнул и схватил медальон. Там медленно гасли рубиновые глаза дракона; я ощутил, как уходит магия.
   – Рэйдэн!!! – закричал я и голосом, и Силой. – Приди ко мне! Я взываю к тебе из тьмы времени, именем твоим, Рэйдэн! И был ответ: «Что ты хочешь, дракон?» Я в изнеможении опустился на стену. О, небо, он ОТВЕТИЛ! «Рэйдэн, скажи, что мне делать?!» «На этот вопрос тебе никто не даст ответа» Нет! «Нет! Не верю! Ты был величайшим магом Вселенной!»
   «Мой учитель был величайшим. Был. Даже он не смог победить смерть, дракон.» Крылья мои поникли. «Но почему? Почему нельзя добиться гармонии? Где ошибка?!» Ответа не было долго. «Ошибка… Ошибкой является само стремление стать богом. Ибо понятие бога – единственное невозможное понятие во Вселенной. Богов
   нет и не может быть. Любой, кто попытается им стать, лишь усилит хаос, даже имей он желание его уничтожить.» Я вскричал: «Но тогда нет смысла у самой борьбы!» «Есть, дракон. Просто надо помнить, что ты не бог. И что возможности – ограничены. Нельзя создать рай для всех, рай – понятие относительное. Даже в раю есть недовольные, ибо это свойство разума. Абсолютная гармония возможна лишь при абсолютном покое. А покой и разум – несовместимые вещи. Ты выбрал разум, дракон. Остальное пойми сам» Я почувствовал, что контакт слабеет, и из последних сил закричал: «Рэйдэн! Подожди! А как ты сам победил смерть?!» В ответ раздался смешок. «А кто сказал, что я мёртв?» – и медальон вновь стал простой драгоценностью. С тех пор прошло три недели, но я всё ещё не мог осознать последствия своего открытия. Рэйдэн жив. Возможно, живы и остальные Диктаторы. Но в нашем мире их нет. Что же мне делать? Искать их, или продолжать одному?
   За минувшие дни, нападения наконец приостановились. Я иногда летал над страной, следя за исполнением своих приказов. Меня боялись, как чумы, но уже не нападали… Ходили упорные слухи, что сам Минас Аннутирит вызван из далёкого похода и везёт некий артефакт, способный меня уничтожить. Я со странным чувством ожидал встречи, продолжая своё дело. И не совсем безуспешно. Орки были выпущены из рудников и поселились на равнине, в городе, который я создал для них за час. Они смотрели на меня, как на бога. Зато я обнаружил, что сконцентрировавшись на ненависти ко мне, люди и эльфы терпимо перенесли освобождение орков. Это произвело на меня гнетущее впечатление, но я давно привык быть мишенью.
   Проблем с обучением становилось всё больше. Любые книги, которые я
   магически размножал и давал людям, немедленно сжигались, а читавшие их обьявлялись еретиками и изгонялись из Арнора. Немало эльфов и людей покинули страну. Я печально следил за этим и с болью понимал, что многим принёс только несчастье. Часто вспоминал я слова Рэйдэна. Он был прав, говоря о невозможности рая. Но я просто не мог жить, зная, что на Уорре есть ещё живые существа, которые испытывали муки, подобные моим. В первую неделю я совершил огромную ошибку, выпустив на свободу узников короля. Многие из них были настоящими преступниками, и в окресностях дворца начался хаос. Я в гневе призвал их всех обратно, СКАЗАЛ Слово правды и уничтожил повинных в убийствах и жестоких преступлениях. В результате меня только сильнее возненавидели.
   Иногда меня пытались убить удивительными способами. Однажды ночью, когда я размышлял в беседке, огромная летающая машина, объятая пламенем, едва не попала в меня и подожгла сад, взращённый во дворе замка. С удивлением и ужасом я обнаружил, что машину пилотировал
   пожилой грифон с отрубленными крыльями; он облил её нефтью и поджёг! Я исцелил несчастного, вернул ему молодость и отправил в другой конец Арнора. Но нападение навсегда запало мне в душу. Я даже не предполагал, что ненависть бывает такой неистовой. Размышляя, чем могла быть вызвана столь страшная вражда, я погрузился в историю Арнора. Напрасно я это сделал. Книги, написанные людьми, заставили меня в гневе расшвырять половину библиотеки по замку. Потом я спустился в беседку, лёг на траву и накрыл голову крыльями. Невозможно. Да, невозможно! Ибо причин для ненависти не было! Я прочитал почти все сказания о драконах, имевшиеся в грандиозной библиотеке Замка. Большинство были простыми сказками, но, о боги,
   подобную сказку мог написать только маньяк! Считалось нормой, что если в мире есть дракон – его НАДО убить. Без причины! Он дракон, живёт в пещере – значит, его надо зарезать, вырвать печень, сьесть язык, натереть доспехи из его чешуи драконьей кровью. Сказки для ДЕТЕЙ. Я полагал вначале, что это именно сказки, ведь отец никому не говорил о
   секретном пути через океан. Но потом понял, что за время существования
   ареала путь неизбежно был бы обнаружен. Мой отец явно был не первым… Мне стало плохо, когда я прочитал цикл рассказов о подвигах драконоборца Ажхана Дрэкхана. О, небо, чем же мы столь ненавистны людям, что у них есть профессия – «убийца драконов»?! Первый раз в
   жизни я в гневе не смог удержать себя и разорвал книгу. Но ещё долго в голове огнём светились строчки, где рассказывалось, как Ажхан «потоптал конём сотню малых змеёнышей, и вызвал на бой чудовище поганое». Причём у входа в пещеру была устроена ловушка, и несчастный дракон, обезумев при виде смерти своих детей, не заметил её. Огромный ствол дерева упал ему на шею и придавил к земле. Тогда герой спокойно («он был храбр и могуч, великий Ажхан!») подошёл к своей жертве (детская книга!!!), и победил в честном бою, пронзив глаза дракона мечом. Автор с особой гордостью писал про героизм Ажхана – тот убил
   беспомощного и едва живого от горя дракона всего одним ударом, «вогнав лезвие глубоко в мозг чудовища». А затем герой снял с несчастного шкуру и съел его язык, научившись тем самым понимать язык зверей и птиц… Что меня шокировало сильнее всего – вовсе не только драконы были объектом подобных извращённых фантазий. Например, в следующих сериях этого цикла, знание языка животных помогало Ажхану охотиться. Теперь он мог говорить со своей верной собакой, и вот что он ей сказал: «Когда завалишь оленя – не убивай его, поскольку мясо испортится на солнце. Порви жилы на ногах и охраняй, пока не подбегу я.» Мне стало так плохо, что целый день я пролежал в углу своих покоев, накрыв голову крыльями и зажмурившись от боли. Это была
   детская книга. Это был герой, и человеческие дети мечтали быть на него похожими! В тот день ярость победила мудрость. Я рычал как зверь, круша стены замка, разнося в пыль скалы! Словно дух мщения взлетел я над Кастл-Роком, и молнии сверкали над моей головой, а за спиной собирались грозовые тучи. Ветер завывал как раненный волк, когда я рассекал небо Арнора, оставляя за собой огненный след из взбешенного воздуха. Я хотел крови, я хотел смерти! Это был первый и последний миг моей жизни, когда я отбросил разум
   и рассудительность, дав волю чувствам. Мне неприятно вспоминать, что я сделал с Ажханом Дрэкханом, когда нашёл его в шатре Родрика. Оказалось, автором цикла был он сам… Вернувшись и придя в себя, я восстановил развалины замка и задумчиво прошёлся по пустым коридорам. Вдоль стен висело множество
   картин, многие так или иначе касались драконов. К примеру, на одной из
   картин предок Родрика с гордостью стоял, поставив ногу на шею молодому зелёному дракону, пронзённому десятком копий. На другой – рыцари носили доспехи с нашитой чешуёй… Первые дни в замке были для меня куда худшей пыткой, чем темница Родрика. Тогда, в подземельях, пытали моё тело. Сейчас, в королевском дворце, пытали мою душу. Часто я спрашивал себя, имеет ли смысл моя попытка. Узнав людей ближе, я более не строил иллюзий. Никогда мне не справиться с подобной ксенофобией и нетерпимостью. Никогда.
   Единственное, чего я добился – отбросил себя самого на годы назад, ибо вновь познал вкус ярости и ненависти. Часто я с болью смотрел с воздуха на мирные сцены жизни арнорцев, а в голове пылали картины тех же людей, безжалостно убивавших любое непохожее на них существо. Даже если оно ничего им не сделало… Теперь я отлично понимал тех драконов, которые, как вытекало из легенд, сами охотились на людей. Страшно тянуло бросить всё, растоптать свои идеалы и превратить Арнор в кровавую смесь костей и мяса. Удерживало лишь сознание, что мне для этого достаточно щёлкнуть когтями. Не будь Силы, я немедленно бросился бы уничтожать врагов. Иногда мне так хотелось этого, что я улетал из замка и часами бродил по горам, с тоской глядя на чистое, синее, столь прекрасное и жестокое небо. Вновь, как и годы назад, неудержимо тянуло к самоубийству. Я плохо помню те несколько дней. Впрочем, не только ненависть явилась плодом моей попытки. К концу третьей недели стало ясно, что Арнор успокаивается. Жизнь постепенно возвращалась в привычную колею, хотя теперь люди и эльфы только и говорили, что о драконах и способах их убивать. Мне было тяжело слушать, но я терпел – мои сородичи на Локхе понятия не имеют о коварстве людей. Как скоро выяснилось, я тоже не имел о нём ни малейшего понятия… С ужасом я узнал, что не все драконы моего отца погибли в войне.
   Некоторые уцелели, но путь домой был разрушен, и с тех пор люди просто охотились на несчастных! Они выслеживали беглецов в горах, где те
   пытались переждать реакцию, и зверски убивали их такими способами, что у меня гребень вставал дыбом. В ход шло всё – от отравленных стрел и ям-ловушек, где жертву сжигали живьём, наливая сверху масло, до кошмарного изобретения неизвестного «героя»: тонкой стальной паутины, которой завешивали вход в пещеру. Несчастный дракон, возвращаясь домой, почти никогда не замечал на тёмном фоне прохода эту жуткую
   паутину, окрашенную в чёрный цвет, и она рвала ему перепонку крыльев в клочья. А люди зверски добивали несчастного, не обращая внимания на мольбы о пощаде. Часто я не выдерживал и вызывал к себе наиболее отличившихся драконоборцев. Им я предлагал испробовать своё «исскуство» на мне, а потом всенародно убивал тем же способом, каким они убивали моих родичей. С отчаянием я понимал, как далеко назад отбрасывает меня каждая казнь, но я просто не мог совладать с собой. В конце концов, я был драконом, и гибель родичей жгла меня куда сильнее, нежели
   угрызения совести. Хотя по отношению ко убийцам никаких угрызений я не испытывал. Скоро меня стали называть «самым жестоким правителем в истории». Не слишком правильно, но слово «правитель» указывало на огромный прогресс. Грифоны переносили меня хуже людей. Игл, а особенно Старр, постоянно нападали, пока мне это не надоело и я не заключил обоих в
   темницу. При этом я ощутил страшную боль, которая была сродни той, что
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация