А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красный дракон" (страница 5)

   – Теперь я уже не так в этом уверен, Игл. Ализон и его армия – они почти не отличались от нас. Ализон был величайшим полоководцем Уорра. Я в большем смятении чем ты, Игл, ведь я знал Ализона много лет и не раз говорил с ним. И я убил его, Игл. Убил в спину.
   – Что?! – я вскочил на ноги, выпустив когти.
   – Да, сын. Мало кто слышал об этом, но Минас нанёс свой знаменитый удар в спину Ализону, бросив его на землю. И тогда, раненного, дракона добил я. Я пошатнулся. Воздушный замок моих мечтаний с грохотом взорвался, и каждый обломок кричал:"Нет!»
   – Нет… Нет! Ты герой, Крафт! Герой, а не убийца! Отец встал, положив крыло на моё плечо.
   – Может быть. Но пойми, Игл – не всегда герои нужны. Я убил врага, принеся победу своей стране. Я сделал бы это ещё раз, и ещё сотню раз. Не важно, что чувствует герой – важно, что он делает. Я принёс Арнору победу. Так ли уж важно, в лицо или в спину? Я отступил пару шагов назад.
   – Отец! Как ты можешь говорить подобное?! Чем же мы тогда отличаемся от сил Тьмы?! Крафт мрачно произнёс, глядя в озеро:
   – Вот и я думаю над этим, Игл.
3
   Утром Диана проснулась раньше брата. Несколько минут девушка молча смотрела на рукопись, пытаясь предугадать, что они узнают сегодня. Она одновременно страшилась правды и тянулась к ней; полные горя и муки, слова дракона были так непохожи на всё, что твердили учителя в Башнях… Душой мага Диана чувствовала: рукопись правдива от первой до последней строчки. Писавший её дракон, действительно величайший маг в мире, каким-то образом сумел передать свои чувства при помощи слов, отразил всю страсть и горе, боль и надежду, питавшие сердце.
   – Проснулась? – в голосе Стига слышалась неуверенность. Девушка закрыла глаза.
   – Ты тоже ощутил… это?
   – Что? – Стиг вздрогнул.
   – Эмоции, – прошептала Диана. – Боль… Чувства дракона… Молодой маг помолчал.
   – Ощутил, – ответил он наконец. – Продолжим чтение? Девушка с таким удивлением взглянула на брата, что тот молча поднял второй лист и придвинулся ближе. Шелестели листья, пели птицы. Пергамент на ощупь чем-то напоминал тонкую, светлую чешую.
Лист второй
   …Не помню, сколько прошло времени, но настал день, когда я вышел из пещеры и вздохнул полной грудью. Чувство Силы переполняло душу, пора было начинать. Крылья бросили меня в воздух, Сила придала скорость и я понёсся на запад, в великий город магов Ронненберг. Там хранилась единственная в мире Книга, содержавшая мудрость Древних.
   Легенды гласили, что если Тёмные силы прочтут её, наступит конец миру. Я, сейчас, смеялся над наивностью людей. Но в то же время я не мог не признать, что пророчество было истинным. Ибо я нёс на своих красных крыльях конец тому миру, что окружал меня. Книга лишь ускорит неизбежное и даст мне наслаждение. Что может сравниться с учением, со Знанием? Варварам никогда этого не понять. Маги понимали, но для них Сила была одновременно проклятием, ибо они приносили в жертву многое… Только я был Повелителем Силы, а не слугой её. Только мне было дано наслаждаться сознанием своей мощи, но я был достаточно рассудителен, чтобы держать её в узде. Я всегда отличался терпеливостью. В воздухе было восхитительно. Я парил в лучах Солнца, наслаждаясь
   свободой и Силой. Думать о смерти не хотелось. Я всё время помнил, что бессмертен, и только люди заставили драконов узнать, что значит – смерть. Ничего. Теперь я заставлю людей узнать, что значит – Жизнь.
   На горизонте показались три точки. Магическим зрением я понял, что это грифоны, и почувствовал восторг! Впервые после освобождения я видел грифона, и из горла само рванулось рычание. Сказав Слово скорости, я как молния помчался к добыче. Приблизившись, увидел трёх молодых грифонов, один из которых был
   мне знаком. Я когда-то сломал ему крыло, и после этого мне сломали оба
   – в качестве назидания. Ненависть уступила место холодной решимости. Я давно перерос бешенство и мог контролировать себя в совершенстве.
   На спинах грифонов сидели эльфы, и вот к ним я испытывал подлинную ненависть. Грифоны служили эльфам, как лошади; было бы несправедливо убивать их за то, что они выполняли приказы. Война давно кончилась, а моя месть была вовсе другого плана. Только Крафт… О, Крафт… Тем временем один из эльфов заметил меня и закричал. Грифоны зависли в воздухе, их райдеры в ужасе перекликались на своём певучем языке. Подлетев к жертвам, я стал описывать вокруг них круги.
   – Дракон! Откуда ты появился?! – в изумлении крикнул мне старший эльф на общем языке. Усмехнувшись, я ответил на эльфийском:
   – Это ли спрашивает жертва у охотника?
   Они побледнели, а грифоны сбились в кучу. Я указал им на землю, но говоривший со мной эльф издал боевой клич и бросился вперёд, наклонив длинное копьё. Я поджёг копьё в его руках; грифон в ужасе закричал, едва не рухнув наземь. Теперь они послушались и молча приземлились.
   – Куда вы летите, твари? – спросил я совершенно спокойно. Райдеры побелели от оскорбления, вперёд вышел высокий эльф в белых доспехах. Его грифон, тот самый, встал рядом.
   – Не смей оскорблять нас, отродье Тьмы. Убей сразу. – напряжённо сказал эльф. Я улёгся в траву и молча ждал ответа. Они переглянулись.
   – Ты плохо знаешь свой язык, тварь? – спросил я, наслаждась видом их лиц. Грифон, издав яростный вопль, бросился прямо на меня, но я прижал его к земле и невольно вздрогнул, припомнив Крафта. Эльф зарычал от ненависти.
   – Что, тварь? – спросил я. – Тебе не безразличен твой раб? Грифон гордо смотрел мне в глаза. И хотя тело его слегка дрожало, голос бы твёрд:
   – Убей меня, дракон. Ты не дождёшься мольбы о пощаде. Только отродья Тьмы, вроде тебя, способны бросить гордость в грязь и растоптать её, спасая свою шкуру! Я взглянул на молодого грифона, и внезапно понял, что не могу его
   ненавидеть. Он был точно как я тогда – гордый, страстно жаждущий жизни и всё же готовый на смерть… Возможно, даже моложе меня. И тогда я сказал:
   – Я не просил пощады в когтях у Крафта. Он широко раскрыл глаза, а эльфы и два других грифона отпрянули.
   – Ты?! Ты тот жалкий змеёныш, которого пощадил мой отец?! – не веря самому себе, спросил грифон. Я стиснул зубы. Он сын Крафта! О, какую месть я мог бы свершить прямо сейчас… Но я никогда не сделаю этого. Судить детей за грехи отцов умеют только люди.
   – Так ты сын Крафта… – тихо сказал я. Грифон гордо смотрел мне в глаза. Я отпустил его, и он моментально отпрыгнул, встав рядом с бледными эльфами. Я стиснул зубы. Месть… Это ли путь для меня? «Да!» – твёрдо ответил я сам себе. Но убивать живых существ,
   только за то, что несколько представителей их вида были моими врагами? Это более чем недостойно. Только виновные в преступлениях найдут смерть от моей руки.
   – Кто из вас убивал драконов в Последней войне? – спросил я, и СКАЗАЛ Слово правды. Они упали на колени, сражённые мощью заклинания.
   – Я, – ответил эльф, до сих пор молчавший.
   – Как твоё имя?
   – Элессар.
   – Я казню тебя, Элессар, во имя преступлений, которые ты совершил
   против моего народа. – негромко произнёс я и взглянул на эльфа. Взгляд
   мой заставил доспехи расплавиться, спустя мгновение на земле дымилась кучка пепла. Все в ужасе вскрикнули.
   – Вас я отпускаю, ибо недостойно воина мстить тем, кто не совершал
   против него преступлений, – сказал я тихо. – Войны кончились, и ВЫ мне пока не враги. Встав, я расправил крылья.
   – Запомните, твари: красный дракон Винг, сын Вождя Ализона, жив. И помнит каждый миг своей жизни в темнице Родрика. Прощайте. С этими словами я стал невидимым. Меня интересовало, о чем они будут говорить. Один из эльфов подбежал к останкам Элессара. Дотронувшись до еще горячего пепла, он согнулся от горя и упал на колени, сотрясаясь в беззвучном плаче. Грифон Элессара погладил его крылом.
   – Не плачь, Элерион. Не плачь… – но сам грифон плакал. – Клянусь, Элерион: я найду этого дракона. Не будь моё имя Старр, если я не сделаю этого… Сын Крафта в ярости крикнул:
   – Вот что бывает, когда проявляешь милосердие к врагу! Если бы мой отец… Старр прервал его:
   – Игл, не надо. Боги не дали нам предвидеть будущее. Тогда я тоже не убил бы змеёныша – он был беззащитен и слаб. Крафт поступил достойно. Игл вскинул орлиную голову и взмахнул крыльями.
   – Старр, ты говоришь о драконе! Они не заслуживают жизни, они – Зло! Их надо убивать, где только не встретишь! Грифон возразил:
   – Игл, только богам дано решать, кому жить, а кому нет. Боги решили, что Элессар умрёт от когтей грязного дракона. Я не знаю, почему они так решили, но не нам оспаривать их волю. Если бы они не планировали создать драконов, их бы не было. Помни об этом, Игл. Грифоны опустились на землю рядом с неподвижным Элерионом и умолкли. Слёзы блестели в уголках их орлиных глаз. Я с некоторым удивлением слушал врагов. Они мало чем напоминали злобного Родрика или Крафта, но их нетерпимость… Смогу ли я когда-нибудь победить ЕЁ? Не знаю. Даже мои силы не безграничны. Но пока существуют на свете боги, пока жрецы отравляют души достойных воинов ядом нетерпимости и взаимной ненависти – до тех пор не будет мне покоя, и не найдёт МОЯ душа успокоения и счастья. Зачем должны
   враждовать живые и разумные существа? Зачем должны они слепо повторять
   заблуждения предков, внушённые им с детства? Только ослепнув мог Старр назвать меня «грязным драконом», ибо я был красив по всем меркам – и
   людей, и эльфов, и грифонов, и всех остальных обитателей Уорра. Только ослепнув, закрыв наглухо свой разум, мог Игл сказать то, что он сказал. В глубокой задумчивости я взлетел, и продолжил свой путь в город магов. Радости от акта возмездия я не чувствовал.
***
   Прервав чтение, Стиг резко выпрямился:
   – Игл! Я видел этого грифона!
   – Я тоже, – взволновано добавила Диана. – Он правит грифоньей страной, Арр'ткасом. Но ведь прошло столько лет! Молодой маг ударил кулаком о ладонь.
   – Здесь какая-то тайна… И мы узнаем её.
   – Читай дальше! – поторопила девушка.
***
   …Летел я три дня, ибо не спешил. Усталость – удел смертных, не
   мой. На утро четвёртого дня я увидел на горизонте башни Высшей Магии – их было семь, и каждая следующая ровно вдвое превосходила предыдущую высотой. Седьмая башня, башня Магистра, служила хранилищем Книги Древних. Приблизившись к городу, я опустился на поляну и принял вид рыжеволосого эльфа в красной тунике. Это заклинание было моим
   собственным развитием узнанного из магической книги Слова Превращения. Я трансформировал заклятие, превращавшее человека в дракона, и использовал Силу для неограниченной длительности. Никто, ни один маг не сумел бы распознать во мне дракона. Так, спокойно и уверенно, вошёл я в город Ронненберг.
   – Стой, эльф. Расскажи, кто ты, и зачем пришёл в наш город? – вежливо спросил стражник у ворот.
   – Моё имя Эльвинг. Я пришёл обучиться магии, ибо у меня есть все способности хорошего волшебника. Стражники переглянулись. Один из них задумчиво потёр подбородок.
   – Долго никто из вашего народа не являлся к Магам с подобной просьбой… Мы рады вновь видеть друзей с Запада. И меня пропустили. Я с горечью думал, идя по улицам, что вот – я, дракон, спокойно общаюсь с людьми. Просто потому, что они не видят моего облика. Насмешкой звучали пословицы, что судить о человеке надо
   не по одежде. Неужели тело столь многое значит? Неужели материя всегда будет торжествовать над духом, держа его в рабстве, навязывая свои предрассудки?! Размышляя подобным образом, я внезапно увидел мага. И узнал его в ту же секунду. Это он сидел за столом Родрика, с улыбкой наблюдая за моими муками. Это он участвовал в войне, помогая своей жалкой магией
   убивать моих родичей. Ненависть вернулась, но я крепко задумался. Годы
   размышлений в одиночестве дали мне мудрость, и я понимал, что ответить убийством на убийство – не самое достойное дело. Тем не менее, отпускать мага было нельзя. Я догнал его и поклонился.
   – Прошу прощения, не вы ли знаменитый Тириох, придворный маг короля Родрика? – спросил я. Старый волшебник с улыбкой кивнул.
   – Да, молодой эльф. Это я. Чем могу быть полезен? Я чувстовал неуверенность. Месть… сейчас она уже не казалась столь желанной. Но, боги, как могу я ПРОСТИТЬ?!
   – Я пришёл по рекомендации друга, райдера Элессара. Хотел бы пройти испытания в Башнях и получить посох мага. Старец удивился.
   – Мага? Ты хочешь сказать, что владеешь Силой? Как тебя зовут, мальчик?
   – Эльвинг. Да, я хорошо владею Силой. Он весьма заинтересовался.
   – Пойдём со мной, Эльвинг.
   Мы прошли через площадь к дверям первой, самой низкой Башни. Здесь маги обучались только простейшим заклинаниям Первого Круга – таким, например, как зажечь факел или заморозить воду. И ещё здесь проверяли претендентов… Тириох постучал в дверь, она сама открылась. Поднявшись по винтовой лестнице, мы прошли в большую комнату, заполненную книгами. Вдоль стен стояли столы, над ними склонились около десятка учеников Первого Круга, они учили Древний язык. Для драконов он был родным. Навстречу поднялся высокий волшебник в сером одеянии – Учитель Первого Круга. Они с Тириохом обнялись, а я внезапно заметил шесть зарубок, украшавших посох старого мага. Это значило, что Тириох не прошёл Седьмую Башню и не мог стать Учителем.
   – Тириох, чем мы заслужили такую честь? – спросил серый маг, отпуская старца. Тот показал на меня.
   – Вот, Маркиус. Его зовут Эльвинг, он хочет стать магом. Учитель взглянул на меня с интересом.
   – Уверен ли ты, что избрал правильный путь? – спросил он серьёзно.
   – Магия – это на всю жизнь, мальчик. Ты не сможешь более стать воином, боги забирают нас навсегда. Я молча поклонился. Меня забавляла ситуация – я, воин, был более могуществен, чем все семь Учителей. А боги… Для них у меня пока нет времени.
   – Хорошо. Я испытаю тебя и скажу, есть ли в тебе задатки Силы. – решил Маркиус. Все ученики повернулись к нам. Серый маг указал на стул, я сел. Он занял место напротив и положил на стол чёрную мраморную плиту.
   – Коснись руками этих золотых точек – указал маг. Я поступил, как он просил, и с интересом взглянул на плиту. Та засветилась мрачным
   красным светом, всё сильнее, и внезапно разлетелась на мелкие осколки. Маркиус вздрогнул, а Тириох нахмурился.
   – Красный… Это не цвет Добра, – произнёс он мрачно.
   – Однако, и не Зла, – задумчиво протянул Маркиус. – Но ты силён, Эльвинг! Пожалуй, даже я не сумел бы сломать Зеркало так быстро. Я усмехнулся, протянув руку ладонью вниз, над обломками плиты. Сила прошла сквозь меня, я ощутил каждый осколок. И тогда я сжал пальцы в кулак. Красное сияние на миг сделалось ослепительным, и на
   столе лежала целая плита. Маги отшатнулись от меня, как от… дракона?
   – Эльф, ты уже изучал магию и в немалом объёме! – сурово произнёс Маркиус. – Где?
   – У меня был хороший учитель, о Маркиус. Но он погиб в когтях
   дракона. Я пришёл сюда чтобы пройти испытание и получить посох. Во имя мести… – и это была чистая правда. Маги переглянулись.
   – Дракон? – Тириох рассмеялся. – Ты шутишь, Эльвинг. Драконов больше нет!
   – Есть, – коротко ответил я и создал в воздухе иллюзию: себя самого, а у моих ног – того мага, чья книга дала мне начальные познания. Я даже не узнал его имени. Тириох вскрикнул, Маркиус схватился за голову.
   – О, сколь плохую весть ты принёс, Эльвинг! Я мрачно произнёс:
   – Пусть вас не беспокоит этот дракон, мудрейшие. Он моя добыча, – с этими словами я стёр иллюзию.
   – Прошу, подвергните меня испытанию в Высшей Башне. Я хотел бы получить посох сегодня. Они так удивились, словно я стал грифоном.
   – Сегодня? – Маркиус покачал головой. – Это невозможно, Эльвинг. Ты
   не обучен почти ничему. Да, ты силён, но до посоха мага тебе ещё расти и расти. Почувствовав досаду, я встал и произнёс Слово правды. Маркиус устоял, всех остальных швырнуло на колени.
   – Маркиус, Книга Древних – где она? Маг побледнел и отступил к стене, попытавшись произнести защитное заклятие. Я чуть приспустил Силу; его прижало к камням, посох разлетелся вдребезги.
   – Ответь.
   – Она… она… НЕТ! – его голос был полон внутренней борьбы.
   – Ответь.
   – Она… в покоях Магистра… шкатулка… золото… – он потерял сознание. Я наложил на всех магический сон и вышел из башни.
Конец второго листа
   – Но… нам ничего не рассказывали об этом! – изумлённая Диана оглянулась на брата. – Почему?! Стиг сгибал и разгибал пальцы.
   – Мы выясним, – пообещал он. – Непременно выясним. А сейчас вставай, пора возвращаться. Впереди ещё долгий путь. Диана неохотно отложила третий лист пергамента.
   – Может, почитаем ещё немного?
   – Нет, – Стиг покачал головой. – Надо вернуться быстрее, чтобы до экзамена ещё оставалось время. Я чувствую, эта находка изменит нашу жизнь.
   – Она уже изменила, – спокойно ответила девушка. Стиг промолчал. Собрав вещи, молодые маги вновь обратились в волков и продолжили свой путь. До обжитой земли, где с волчьим обликом волей-неволей предстояло распрощаться, бежать оставалось несколько часов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация