А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красный дракон" (страница 4)

   – Ну так убей мерзкую тварь!
   – Нет! – громыхнул король. – Змеёныш – трофей войны. Он мне нужен. Отойди, Крафт. Грифон долго и внимательно смотрел мне в глаза.
   – Ты помнишь своё имя? – спросил он наконец.
   – Отец назвал меня Вингом, – ответил я. – Ты ведь помнишь моего отца, Крафт? Красный дракон, чья голова сейчас торчит на копье твоего хозяина. Ты убил его в спину. Крафт сузил зрачки.
   – Воистину, ты отродье Ализона… – протянул он, убрав лапу. Встать я не смог; у меня были сломаны несколько рёбер. Грифон задумчиво отошёл к эльфу и что-то ему сказал. Минас широко открыл глаза и повернулся к королю, но тут моё тело не выдержало и я потерял сознание. Это было первое и последнее моё поражение. С того дня я поставил себе цель – стать воином. И я достиг этой цели. Раз в неделю меня вытаскивали из пещеры и тащили в казармы. Там молодые грифоны возбуждённо пушистили перья, споря о том, кто из них первым нападёт. Меня привязывали цепью к столбу и одевали на шею удавку. Когда я в ярости швырял окровавленного врага на землю, люди оттаскивали меня в сторону, не давая убить. Словно хищного зверя. Так прошло ещё два года. Я подрос, стал значительно сильнее. Постоянные драки до того закалили моё тело, что оно превратилось в сплошные мускулы и сухожилия. Боевое исскуство достигло предела для самоучки; теперь я мог одним движением кисти переломить грифону
   хребет. Я никогда так не делал, предвидя что последствия будут тяжелы, но я просто НЕ МОГ заставить себя проигрывать. Меня очень боялись.
   Долго не понимал, почему Родрик до сих пор не расправился со мной, пока однажды орк не рассказал, что прошедшие меня грифоны славятся на весь Уорр как лучшие бойцы в армии. От ярости я едва не разбил голову
   о стену – я помогал врагу! На следующей тренировке я хладнокровно убил одного за другим пятерых грифонов, и тренировок больше не было. Жизнь столь мне опротивела, что я с радостью встретил весть о
   решении короля уничтожить дракона. В ту ночь я долго смотрел на звёзды из трещины в потолке моей темницы, и думал об отце.
   «Я держался сколько мог, отец» – сказал я ему. – «Но надежды более нет. Её огонь погас навсегда». Помню, как спокойно я спал в ту ночь. Прошли годы, но я и сегодня словно наяву вижу сон, посетивший меня тогда. Я стоял на поле боя, весь в крови врагов. Рядом с отцом.
   – Почему ты сдался, Винг? – сурово спросил он.
   – Я не могу больше, отец! – вскричал я. – Кто способен выдержать подобные испытания?! Это выше сил дракона! Отец помолчал.
   – Сын мой, я всегда говорил, что тебя ждёт великая судьба. И я повторю это сейчас. Ты прав, нет дракона, который выдержал бы подобное. Это выше наших сил. Но не выше ТВОЕЙ силы, Винг. Ибо ты наделён великой Силой. Мать знала это, когда прикрывала тебя своим телом. И я знал. Мы смеялись, идя на смерть, ибо верили в тебя!
   – Какая сила, отец?! Что ты имеешь в виду?
   Он грустно улыбнулся и пропал. На его месте возник усмехающийся Крафт.
   – Выродок Тьмы, я убил твоего отца в спину, как пса! И теперь ты никогда не узнаешь тайну своего рождения. От ярости я зарычал и протянул руки к горлу грифона. Но я не смог достать его! Я бился в невидимой паутине, а Крафт хохотал, глядя на моё бессилие. Ярость сожгла мой разум, я упал на колени и впился когтями в землю. Тысячи Крафтов хохотали, их издевательский смех сотрясал мир. И тогда в душной мгле, окутавшей меня, само собой вспыхнуло СЛОВО. Я ахнул, ощутив его гармонию, его совершенство. Слово вобрало в себя всю мою ненависть. Всю мою ярость и боль. Тогда я встал, и посмотрел в глаза врагу. И СКАЗАЛ. То, что последовало, описать нельзя. Чудовищная мощь выплеснулась из меня, словно цунами, поток энергии разметал грифона на столь маленькие частицы, что он просто перестал существовать. Я в изумлении
   осмотрел себя. Раны зажили, крылья вновь сверкали. Я чувствовал в себе невероятную Силу, она заполняла меня, плескалась огненными волнами в сердце, истекала из глаз, исцеляя раны! И тогда я понял, что имел в виду отец. Я был магом. Я был первым драконом, способным повелевать Силой, давшей начало нашему миру. От радости я засмеялся и… проснулся. Удар был жесток. Я бросился на камни подземелья и вопль мой сотряс своды темницы.
   – За что?! От бессильной ярости я заплакал и упал на пол, потеряв сознание. Пришёл в себя я только под утро. С трудом подняв израненное тело, я сел, прислонившись к стене. Над головой змеилась трещина, в ней горели недосягаемые звёзды, чей свет был столь холоден и безразличен.
   – Небо, за что ты так поступаешь со мной? – спросил я у звёзд. – Неужели ты получаешь наслаждение, дав несчастному надежду и отбрав её столь жестоко? Как может кто-то обожествлять тебя, небо? Как?! Я плакал и царапал когтями скалы. Потом, обессиленый, закрыл глаза. И тогда передо мной огнём вспыхнуло СЛОВО. Боги, я помнил его!!! Несколько мгновений я пытался взять себя в крылья. О, как я страшился возможной неудачи! Я твёрдо решил, что если Слово не сработает, я покончу с собой, разбив голову о камни. И, наконец, СКАЗАЛ.
   Энергия не шла ни в какое сравнение с той, что я видел во сне. Она была лишь жалким подобием волны, разметавшей врагов. Но она БЫЛА!!!
   Наяву!!! Я ощутил прилив сил, раны мои сами собой исцелились. И это не было сном. Встав на ноги, я огляделся. Темницу заполнило алое сияние – это светились мои глаза. Оглядев себя, я увидел, что вновь стал похож на
   дракона, а не на скелет в чешуе. Впервые за четыре года плена я ощутил силу в крыльях, и понял, что Магия восстановила искалеченные мышцы, которые мне раз в месяц подрезали люди. Я расправил крылья и мощно взмахнул ими, взвихрив тучу пыли. Ветер приподнял меня над камнями!
   – Небо, я вновь живу! – прошептал я. И, рассмеявшись от счастья, обратил взор на дверь. Теперь я сказал СЛОВО куда твёрже, и толстая каменная дверь взорвалась обломками, и перестала существовать, а я с
   изумлением обнаружил, что силы мои только прибавились. Все маги Уорра, произнося заклинания, тратили Силу, и чем сильней было заклятие, тем больше. Но я – я Силу получал! Так умел лишь один маг в истории – Диктатор Скай, легендарный создатель Вселенной. Но даже в легенде он погиб тысячелетия назад, пытаясь свершить некое величайшее колдовство. В План вкралась ошибка, и Сила взорвала его, с тех пор наполнив Вселенную… Я, последний живой дракон, обрёл Силу великого Ская! Впрочем, тогда, в подземелье, я не задумывался надо всем этим. В тот час я понял лишь одно: годы мучений кончились. Впереди меня ждала полноценная жизнь, и я отлично знал, чему её посвятить. Чуть успокоив сердце, я вышел в широкий коридор рудников. Трудившиеся там рабы-орки пали на колени при виде меня.
   – Встаньте, несчастные друзья мои. – произнёс я тихо на их языке, и они встали. – Боги бросили нас. Они раз и навсегда поставили на нас крест. Но сегодня случилось чудо. Я осознал себя, и получил наконец представление о том, кто я на самом деле. Внемлите мне, друзья – теперь мы сами расквитаемся с богами за вероломство. Бегите на север, в горы. Расскажите всем, что алый дракон Винг, сын Вождя Ализона – более не жалкая игрушка врагов. Рабы смотрели на меня с недоверием, но я уже тогда понимал, что
   способен повелевать. И орки поклонились молодому дракону, а ведь я был на много лет младше любого из них. И мы вместе вышли из рудника, раскрасив за собой стены в цвет моих крыльев. Я проследил, как последний орк скрылся во тьме, направляясь на север. И взлетел, помчавшись на юг. Полёт… Я почти забыл, что это значит для дракона. Четыре года в подземелье, в цепях, с подрезанными и искалеченными крыльями, убили память о наслаждении свободой неба. Новая Сила переполняла меня, я
   летел с огромной скоростью, часто выделывая различные трюки, и кричал, кричал… Помню, что восторг от свободы едва не свёл меня с ума, но я вновь выдержал. Это мне крепко выжгли в душе – выдержку и терпение. На рассвете я приземлился возле небольшой рощи и задумался. Теперь я понимаю, что уже тогда был весьма необычным драконом. Но
   до сих пор сам иногда поражаюсь своему хладнокровию в те дни. Любой на моём месте бросился бы мстить, и погиб бы, взяв несколько вражеских жизней. Я же принялся разрабатывать план. До сих пор прекрасно помню всё, о чём размышлял тогда.
   В первую очередь мне было необходимо убежище. Такое, где я смог бы охотиться, а на меня не могли. Затем, мне требовалось знание. Сила сама по себе – просто поток расплавленного металла. Знание мага – форма, способная придать жидкому потоку нужную структуру. Но тот, кто пользуется Силой, не зная Магии, может очень сильно обжечься… Знания – это не слишком сложно. Я умел читать и писать почти на любом языке Уорра, за исключением эльфийского. Достаточно было найти проезжего мага и отнять у него книгу заклинаний. Потом, с их помощью, я смогу проникнуть в Библиотеку Ронненберга и забрать все тома Мудрости Древних. Но убежище… Драконы жили только на далёкой земле Локх, посреди
   необъятных просторов океана Ардар. Там остались наши города, наши поля и горы. Океан был столь велик, что ни один дракон не мог его преодолеть; Локх окружал пояс бурь, где вечно бушевали жестокие шторма. Корабли людей давным-давно прекратили попытки одолеть водную пустыню и добраться до нашего дома. Много столетий люди даже не знали про Локх… Мой отец, ареал-вождь Ализон, вместе с другими драконами сумел найти цепочку коралловых рифов и преодолел морские просторы. Драконы летели на разведку новых земель, хотели основать первый город за океаном… И попали в рабство к эльфам, на много лет позабыв, как выглядит земля с высоты. Вырваться из плена сумел только мой отец. Сегодня я хорошо понимаю, каким невероятным шоком оказалась для
   Ализона жизнь раба. Драконы никогда не знали рабства, даже такая мысль не смогла бы у нас зародиться. Теперь мне ясно, почему Ализон, освободив драконов из плена, призвал их к оружию и, встав во главе армий погибшего Владыки, атаковал страны рабовладельцев. Ни один дракон не смог бы удержаться, УВИДЬ ОН то, что видел отец… Но совет нашего ареала, Ареопаг, отказался слушать Ализона, когда
   он требовал прислать побольше драконов. Ареопаг запретил помогать отцу и приказал его воинам возвращаться. Очень многие, даже второй вождь восстания, мудрый Тандер, подчинились Ареопагу. Они НЕ ЗНАЛИ, к чему стремился Ализон, НЕ МОГЛИ понять, что иногда даже война способна приблизить мир! Никогда раньше драконы не знали войн. О, небо, пусть
   никогда и не узнают… Сражаясь за свободу, погибли мои отец и мать. И на всю жизнь огнём прожгли меня слова ареал-вождя Ализона, сказанные им перед смертью. Отец сказал: «Ты последняя надежда нашего дела, сын, ибо больше некому его продолжать. Не дай погаснуть надежде…»
   Слова эти пылали в моей душе, когда я сражался за жизнь. Слова эти пылали в моей душе, когда я убивал. Слова эти пылают в моей душе и сейчас, годы спустя, когда мудрость погасила кровавое пламя ненависти своим спокойным дыханием. Отец и около сотни молодых драконов, согласных с ним, отказались вернуться на Локх. А вскоре это стало невозможно: маги Ронненберга уничтожили секретный путь через океан. Ни один дракон не смог бы
   теперь явиться на помощь отцу. В то время я ещё не знал этого, и думал что жители Локха бросили Ализона на смерть, отказавшись помочь в
   трудную минуту. Небо, как же я ошибался! Но тогда, полный боли и горя, я решил не лететь домой и самому продолжить дело отца. Даже в одиночку. Сейчас, много лет спустя, я понимаю, как прав был Ареопаг, запретив драконам помогать Ализону. Нельзя было принести войну в
   мирные горы нашего народа. А она непременно пришла бы, завывая хриплым голосом убийцы, размахивая окровавленными крыльями с клинками в суставах.
   …Ещё я хорошо помню первые дни на свободе. Помню, как встретил на дороге трёх воинов, которые погнались за мной, стреляя из луков. Впервые за долгие годы я поел свежего мяса, и от ненависти издал вопль, улетевший к холодному небу. Кто виноват, что я стал убийцей?!
   Кто сделал из меня куклу, способную лишь плясать на ниточках богов?! И я повторил страшную Клятву, данную два года назад самому себе. За следующую неделю я сумел отыскать подходящее логово. Это была горная пещера, в совершенно прекрасном месте, далеко за границами Арнора. Родрик наверняка искал меня, рассылал во все стороны грифонов
   – о, боги, в те дни я мечтал, чтобы меня нашли! Иногда даже мрачно думал, что следует самому показаться врагам… В пещеру я натаскал листьев, смастерил стол, ложе. В лесах у подножия гор жило множество дичи, но я охотился только по ночам и никогда не убивал больше, чем требовалось для еды. Я навсегда запомнил, что чувствует зверь, и часто плакал, убивая жертву. Каждый олень, нашедший смерть в моих когтях, вырывал мне из сердца кусочек милосердия, и скоро его там не осталось вовсе. Я хорошо помню первые месяцы в пещере. Тогда я часто пробовал
   Силу, но никогда не давал ей волю – ибо у меня была Цель, которой я не мог рисковать. В четырнадцать лет я был мрачным, сильным драконом кроваво-красного оттенка, и глядя в воды озера понимал, что отец гордился бы мной. Всей душой я ощущал свою Силу и знал, что стану
   величайшим драконом Уорра. Иногда я плакал, лёжа в пещере, и вспоминал
   отца, мать, сверстников… Но чаще я тренировался, и Сила моя росла, а тело все более одевалось в броню, подобную той, куда я загнал свою душу. Через два года я был взрослым, очень сильным и опытным убийцей. И в ярости крушил скалы, ибо не об этом мечтал в объятиях матери, ибо не так представлял свою жизнь… Скоро люди заметили меня, и с тех пор не было месяца, чтобы
   какой-нибудь герой не являлся убить чудовище. Я никогда не оставлял их в живых; безопасные для дракона-мага, такие «герои» могли успешно охотиться на последних выживших друзей отца, и мне приходилось их уничтожать, хотя каждая смерть вонзала отравленный шип в мою душу. Однажды пришли двое, один из которых был магом. Я с радостью
   заметил книгу заклинаний и убил их сразу, при помощи Силы, хотя обычно я позволял охотникам вызывать меня на «честный бой», под которым все
   они, почему-то, понимали отравленное оружие, ловушки, стрельбу в глаза и прочие методы, ставившие «героя» в равные условия с жертвой…
   Книга дала мне многое. Я впервые ощутил, что Сила людей и эльфов – лишь жалкая тень Могущества, которым обладал я. Даже Владыка не смог бы с первого раза, без обучения, превратить камень в золото. Я сделал это одной лишь мыслью, и понял, что не нуждаюсь в заклинаниях. У мага было ещё много интересных вещей, но взял я только стопку пергамента и стило, решив записывать историю своей жизни, дабы черпать оттуда ненависть. Вот и сейчас я пишу эти строки, сидя в пещере, под сиянием магического золотого шара. Знания из книги дали мне некоторое облегчение жизни – теперь я спал на мягких подушках, в пещере горел магический свет, а главное – мне более не нужно было убивать, чтобы жить! Это величайшее знание тоже пришло во сне. На сей раз мне явился дух матери, и я с горем смотрел на её призрачные крылья, вспоминая их пламенеющий огонь, столь нежно ласкавший меня годы назад.
   – Винг, ты сошёл с правильного пути. – тихо сказала мать. Я потянулся к ней, но она удалялась в туман, и я плакал.
   – Сила – источник жизни для всех, сынок. Не достойно дракона отнимать жизни невинных созданий, даже ради собственной.
   – Но мама! Я умру! Неужели ты хочешь оставить все несчастья, всю боль и кровь нашего рода без отмщения?! – в отчаянии крикнул я. Но голос матери исцелил меня, погрузил в бальзам мою истерзанную душу.
   – Помни, Винг: Сила – источник Жизни. Она должна дарить жизнь, а не
   отнимать. Ты дракон, ты Вождь драконов, ты величайший маг нашего мира. Не смей сдаваться! – голос неожиданно перешёл к отцу, и я вздрогнул.
   – Ализон, скажи, как?!
   – Думай, сын. Это в ТВОЕЙ власти, не в моей. Но Сила есть Жизнь, и недостойно питать её кровью невинных жертв. Поток нежности подхватил меня и я проснулся, с лаской вспоминая свой сон. И тогда, в предрассветные часы, я ощутил мудрость, и понял, что мне предначертано даже большее, нежели месть и победа. Я встал, и в душе сами собой возникли нужные Слова… С тех пор я более не охотился. Сила служила мне энергией, Сила питала меня, заменяла воду и пищу. Я понимал, что теперь завишу от внешних источников Магии, но никто не смог бы заставить меня убивать, когда была возможность обойтись без этого. Никто!
Конец первого листа
   В тишине вечернего леса долго царило молчание. Молодые маги недоверчиво смотрели друг на друга, не в силах изгнать из воображения страшные картины. Диана невольно прижалась к брату.
   – Это писал дракон? – спросила она тихо.
   – Не может быть… – неуверенно ответил Стиг. Рукопись потрясла и его.
   – Я… Никогда не задумывалась… – прошептала Диана. Стиг молча глядел на пожелтевшие от времени листы пергамента.
   – Чтение продолжим утром, – сказал он наконец. – Иначе нам не заснуть.
   – Д-да… – девушка чуть дрожащими руками собрала листы рукописи и бережно обернула фольгой. – Утро вечера мудренее.
   – Спи, – молодой маг ласково провёл рукой по волосам сестры. – Я немного посторожу.
   Молча кивнув, Диана свернулась на траве, положив голову на колени брату. Тот машинально продолжал гладить коричневые волосы. Солнце опускалось за далёкие горы. На лес падала ночь.
2
   Три года спустя именно я нашёл Винга. Подробности этой истории известны
   всем, и нет смысла их повторять. Напишу только, что я чувствовал тогда, лёжа на земле, придавленный тяжелой лапой дракона, глядя в его бездонные глаза. Я чувствовал, что грядёт ужас. Кошмар, в сравнении с которым Владыка и даже Ализон были жалкими червями. Винг, с его могучей, невообразимой Силой, казался мне в те дни воплощённым Злом. И я до сих пор горжусь своим поведением. Но больше всего меня поразил сам дракон. Он не мог, не имел права быть таким… таким… величественным, йакс побери! Винг казался подлинным
   королём, куда более похожим на мой идеал монарха, нежели мелочный и жестокий Родрик. Когда мы вернулись в Кастл-Рок после встречи с драконом, я долго бродил при луне по стенам Белого дворца. Мне было плохо, но не по причине смерти магов и Элессара. Хотя я скорбел о них.
   Мне было плохо, поскольку я терял самого себя. Все мои идеалы трещали по швам. Я понимал, что сам никогда не сумел бы ПРОСТИТЬ даже сотую долю тех
   пыток, что выпали на долю Винга. А Винг… Он узнал меня. Он знал, что я сын
   Крафта, убийцы его отца! И он меня отпустил! Дракон произнёс те самые слова,
   которые пришли мне в голову после ранения крыла – что нельзя судить детей за грехи отцов. Это сказал ДРАКОН. Сказал МНЕ. Много дней затем мне снились невероятные глаза Винга, полные боли. Я вспоминал, как он бился на цепи, как слуги волокли безвольное окровавленное тело обратно в темницу… И думал: а смог бы я выдержать? Смог бы я после подобного не стать зверем? Ибо Винг зверем не стал… О, он мог быть каким угодно врагом моей страны, но только не зверем. Когда я вспоминал этого великолепного дракона, мне становилось стыдно за людей, считавших Винга отродьем Тьмы.
   Впрочем, понимание пришло много позже. А в те дни я нуждался в совете. И отправился к единственному, кто мог мне помочь. К отцу. Крафт отдыхал от поисков в своём дворце, на берегу озера Рамаган. Мы встретились вечером, наедине, под свист холодного осеннего ветра. По перьям отца пробегали волны.
   – Да, Игл? – спросил он, не повернув головы. Я долго собирался с мыслями прежде чем начать. Крафт ждал.
   – Дело в той встрече, отец.
   – Слушаю.
   – Отец… Я не понимаю. Драконы – отродья Тьмы. Они Зло! Но Винг… Я не знаю, отец. Он не может… не должен быть таким! Крафт серьёзно спросил:
   – Каким, Игл? Собравшись с силами, я выпалил:
   – Благородным! Крафт помолчал.
   – Почему ты так решил?
   – Он… Он узнал, что я твой сын. Он держал лапу на моём горле, смотрел в глаза и повторял про себя: «Так ты сын Крафта…» Понимаешь?! Отец отвернулся. Я ждал, ждал, но не выдержал:
   – Отец… Я в смятении! Только очень благородный воин мог так поступить! Скажи – ты сумел бы простить сына убийцы твоего отца?! Я – нет! – твёрдо добавил я. Крафт вздохнул.
   – Я не смогу помочь тебе, сын. Подобные мысли грызут и меня.
   – Тебя?! – от изумления я сел на хвост. Перья сами собой встопорщились.
   – Да, меня! – мрачно ответил Крафт. – Всё оказалось гораздо сложнее, чем я думал. Годами я сражался с силами Тьмы, и всё было понятно – они Зло, мы Добро, Злу надо противостоять. Но теперь… Грифон помолчал.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация