А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красный дракон" (страница 17)

   – Молодец, Игл. Ты вёл себя достойно, – произнес наконец король. Затем он подошёл к Кэт.
   – Я надеюсь, что страшная ошибка и вызванная ею вражда навсегда останутся в прошлом, – серьёзно сказал Родрик, глядя на драконочку.
   – Я хочу, чтобы последние остатки ненависти и вражды покинули
   пределы моей страны. Представитель твоего народа, Винг, перевернул все
   наши представления о добре и зле. Мы воевали с драконами Ализона, и мы
   победили. Но, ослеплённые ненавистью, мы перенесли вражду на невинных, и тем уподобились своим врагам. Только Винг сумел вернуть нам зрение, и мы ужаснулись! Я надеюсь, что ты сможешь пойти по его пути и оставить ненависть навсегда. Катана выслушала короля очень внимательно, хотя с каждым словом её глазки раскрывались всё шире. Потом она долго молчала, обдумывая ответ.
   – Когда моих родителей убили люди, я решила, что мир невозможен…
   – медленно начала драконочка. – Я жила в пещере и мечтала о мести. Но
   теперь, когда я встретила Игла, я просто не знаю, во что верить. Самые невероятные мечты моих родителей меркнут в сравнении с реальностью. Мне трудно что-нибудь сказать, ваше величество. Это слишком непохоже на все, чему меня учили. Но я надеюсь, что мир победит, и драконы станут для вас друзьями. Ведь это именно то, чего добивался Ализон –
   мира на Уорре. Я рада узнать, что пусть не он, но его сын достиг своей цели. Родрик улыбнулся.
   – До всеобщего мира еще далеко, Катана, хотя Винг сделал огромный шаг на пути к нему. Сейчас у Арнора небольшие затруднения, но война скоро кончится, и тогда я хотел бы отправить тебя в качестве посла на землю драконов. Ты ведь знаешь, как туда добраться? Кэт неуверенно кивнула.
   – Мне мама рассказывала… Но я там не бывала.
   – Ничего, – улыбнулся король. – Главное, ты успеешь убедиться в отсутствии у нас враждебных намерений, а потом убедить в этом драконов. Я действительно хочу мира, Катана. Драконочка вздохнула.
   – Надеюсь, что это так, ваше величество. Но знайте, драконы всегда мечтали только о мире и прекращении вражды. Именно поэтому Ализон решил помочь Владыке. Не знаю, правильно ли он выбрал, но я точно знаю, что в случае нашей победы войны прекратились бы навсегда. Родрик нахмурил брови.
   – Ализон сделал свой выбор и стал врагом моей страны. Мы победили, защищая родину, и знай – мы бы сделали это вновь. Наша ошибка состоит в том, что мы перенесли ненависть с воинов Ализона на самих драконов, а этого нельзя было делать, ибо таков путь Зла. Король взглянул на меня.
   – Вот сейчас идёт война с эльфами. Но мы воюем не с народом эльфов, а с Элиранией – страной, объявившей нам войну. В наших армиях служит множество эльфов, их никто не считает врагами, верно, Игл? Я с некоторым удивлением кивнул.
   – Разумеется, ваше величество.
   – До меня дошли слухи, что кое-кто из твоих пернатых друзей возомнил, будто настало время мстить эльфам за прощлые обиды, – продолжил Родрик. – Игл, я хочу чтобы ты искоренил эту идею в зародыше, окончательно и навсегда. Мы воюем не с эльфами, а с Элиранией. Разница понятна?
   – Понятна, ваше величество. Неопределенно кивнув, Родрик погладил Катану по крылу, отошел к столу и жестом подозвал меня ближе.
   – Теперь к делу. Мне доложили, ты не одобряешь атаку на порт? Приказав слуге отвести Катану в ее комнату, я приблизился к
   королю. В зал вошли другие высшие офицеры, началось совещание. Длилось оно почти до утра. Два месяца спустя я стоял на стене форта Шелн и наблюдал, как мои армии готовятся к решающей битве. Всё это время боевые действия шли с переменным успехом – в целом, довольно вяло. Эльфы не спеша укрепляли свои позиции на восточном побережье Арнора, мы так же не спеша пытались их оттуда выбить. Редко когда за день случалось более одной схватки, да и те часто кончались взаимным отступлением.
   Исключение составляли морские бои. Там шла настоящая война, нередко корабли топили друг друга. Поддержка с воздуха у противника была организована неплохо, однако их воздушными силами командовали эльфы – а они, в отличие от меня и моих офицеров, не умели летать. Эльфы не применяли тактику подпитываемого нападения, которая считалась классической. Напротив, их отряды грифонов шли плотными группами, без высотного прикрытия, расчитывая на грубое превосходство в числе… И на Корону Мёртвых Царей. Этот талисман, сверкавший на лбу Эльстара, буквально притягивал меня. Я проклинал судьбу за то, что не мог летать, и торопил врачей. Но первый полёт я смог совершить лишь через месяц, и ещё три недели крылья продолжали крепнуть. Мы отоложили многие блестящие операции по причине моего ранения, и это никак не помогало мне иметь хорошее настроение. Крупной удачей была идея с подводной атакой. Король хотел меня наградить, но я отвёл его в сторону и тихо признался, что это придумала Кэт. Родрик рассмеялся и приказал наградить драконочку. После того, как подводные пловцы потопили два грифоносца,
   наступило затишье. Я тщательно готовил контрнаступление, мы с Родриком ночами не выходили из штаба. Моя идея заключалась в многоуровневом
   нападении крупными силами, а главная изюминка состояла в том, что наши
   грифоны должны были идти в бой без всадников, налегке. Мы рассчитывали загнать эльфийских райдеров далеко в море, откуда их грифоны смогут вернуться лишь смертельно уставшими, готовыми к капитуляции. Родрику очень понравился план. Тогда же по всей стране начался сбор и перебазирование зенитных катапульт и стационарных арбалетов к линии
   фронта; мы не собирались устраивать мясорубку, но противник должен был четко уяснить, что шансов у него нет. В ночь перед решающим сражением я стоял на стене Белого Дворца и
   смотрел в чёрное небо. В голове скакали мысли. Имею ли я право решать, кому жить, а кому нет? Имею ли я право обрекать на смерть десятки, а
   то и сотни сородичей? От подобных мыслей я рычал и нервно хлестал себя хвостом.
   – Игл… Ты завтра летишь в бой? Я обернулся. Два красных огонька горели рядом со мной.
   – Да, Кэт. Я лечу защитить то, чему мы научились с таким трудом. Я лечу на защиту дела Жизни от гибели в чёрных когтях слепой Смерти! Драконочка вздохнула.
   – А я могу помочь? Улыбнувшись, я погладил её.
   – Нет, малышка. Там будет страшная битва, многие не вернутся. Она вздрогнула. Прижалась ко мне.
   – Игл, а ты? Ты вернёшся? Я промолчал. Она поняла, но лишь крепче прижалась ко мне.
   – Не улетай, Игл! Не надо! Я чувствую, ты погибнешь!
   – Катана, я должен. И ты это знаешь. Как я смогу смотреть в твои глаза, став трусом и предателем?
   Драконочка всхлипнула. Я прижал её крылом, чувствуя, что во мне что-то меняется… Что-то, бывшее самой сутью моего «Я».
   – Игл, нагнись. Я склонил голову.
   – Что, малышка? Вздохнув, она надела мне на шею свой медальон.
   – Вот. Он тебе поможет. Я верю. Я улыбнулся, поднял её и прижал к груди.
   – Спасибо, Кэт. Она вырвалась:
   – Не надо «спасибо»! – крикнула драконочка. – Ты просто вернись! Не бросай меня опять, как все! Я шагнул к ней, но Катана со свистом распахнула крылья и прянула в ночное небо. В ту ночь я ее больше не видел. А утром настал час битвы. Противник знал, что сегодня мы атакуем. Маги Родрика сообщали, что в районе форта Шелн происходит стягивание сил, ожидается подход элитной дивизии под командованием брата эльфийского короля. Я заранее приказал усилить все подразделения с помощью профессионалов, прошедших Винга. Так обстояли дела к двум часам дня, когда Родрик, сидя сидя на моей спине, отдал приказ наступать. Три отряда по сотне грифонов каждый взметнулись в воздух, возглявляемые Старром, Карфаксом и мной. За нами, на большой высоте, шли еще четыре сотни грифонов, все – без всадников. Противник выслал навстречу плотный отряд из двенадцати сотен райдеров. Вновь понадеявшись на огромное численное превосходство, эльфы даже не попытались рассредоточить на разной высоте заградительные эскадрильи. Двадцать лет назад, с Ализоном, такая беспечность обошлась бы им в сотни убитых грифонов…
   Во главе вражеского отряда мчался огромный серебристо-серый Анубис, на спине которого я ясно различил сверкающую точку.
   – Мальчишка! Он уже проиграл! – крикнул я королю, наращивая темп.
   – Осторожней, Игл! Помни о короне!
   – Она ничего не изменит! Я разгонялся всё сильнее, за спиной слышался нарастающий рёв атакующих армий. От чувства свободы и упоения я закричал, и Родрик ответил, вскинув копьё… Мы ударили так, как и планировали. Два отряда лучших воинов, которые прятались в лесу, в районе битвы, взмыли в воздух и напали с флангов на армию Эльстара. Ряды противника смешались, их райдеры кричали и размахивали копьями, но наши грифоны, гораздо более маневренные и быстрые из-за отсутсвия всадников, легко уворачивались от ударов. Тем временем мои главные силы разделились: Старр повёл свой отряд вверх, Карфакс – вниз, а мы с центральной ударной группой забили
   крыльями, разгоняясь для атаки по всему фронту. Четыре сотни грифонов, шедших на большой высоте, перешли в затяжное пикирование, оглашая
   воздух душераздирающими криками, с земли ударили зенитные катапульты – они стреляли горшками со смесью для фейерверков, относительно безвредной, но очень впечатляюще горящей. Враг не выдержал. Мы с Родриком смотрели, как громадная туча грифонов в панике разворачивается, устремляясь к морю, под защиту неуязвимых эльфийских кораблей. Они еще не знали о главном сюрпризе, который мы с королем подготовили задолго до битвы…
   – Начинайте! – крикнул я. Связной, мчавшийся без всадника рядом с нами, кивнул и на огромной скорости заложил вираж. Теперь дело за магами. И они не подвели. Задача магов была проста – до того проста, что эльфы о ней и не подозревали, иначе заключили бы с Ронненбергом пакт, запрещающий магам создавать иллюзии по просьбе одной из воюющих сторон. С самой высокой башни форта Шелн ударил ослепительный огненный поток. Чудовищные капли жаркого пламени помчались над морем, оставляя
   дымный след, и накрыли все эльфийские грифоносцы, мгновенно обратив их в полыхающие шары, откуда с грохотом вылетали обломки. Взрыв выглядел до того достоверно, что даже я едва не рухнул в воду. Сказать, что эльфийская воздушная армия шарахнулась в сторону – означает ничего не сказать. Они буквально рванулись прочь от форта, прочь от собственных кораблей, которые невредимыми покачивались на волнах. Я расхохотался, Родрик победно вскинул копье. Битва была выиграна! Прошло несколько часов, и армии Эльстара более не существовало. Разрозненные группы райдеров метались в небе, за ними гнались наши воины, не давая садиться, изматывая отяжеленных всадниками грифонов. Небольшой центральный отряд, где летел сам Эльстар верхом на Анубисе, был окружен со всех шести сторон, и мы висели в воздухе, мощно
   загребая крыльями, а их райдеры в панике озирались, сжимая бесполезные теперь копья.
   – Сдавайтесь, и вам не причинят вреда! – прогремел голос короля. Я вылетел немного вперёд, надеясь что друзья не позволят врагам ранить Родрика. Яростный крик разорвал повисшую над полем боя тишину. То был Эльстар:
   – Никогда! Лучше смерть, чем поражения от Зла!
   – Эльстар, ты и есть Зло! – рявкнул я.
   – Ты?! – эльф с ненавистью посмотрел на меня. Его грифон мощно загребал воздух крыльями всего в десятке метров от нас.
   – Да, я! Ты предал и едва не убил того, кто спас тебе жизнь! Так как ты смеешь причислять себя к силам добра? – яростно крикнул я. Родрик промолчал, предоставив мне инициативу.
   – Ты предал дело Света, грифон! – в бешенстве отозвался Эльстар. – Ты служитель Тьмы! Таким, как ты, нет места на Уорре! Неожиданно я почувствовал на груди тепло. Даже не взглянув, я внутренним оком увидел, как медальон засветился рубиновым пламенем. И в голове сами собой, таким же огнём вспыхнули Слова. Голос мой стал мощнее, он заглушил шум ветра в крыльях воинов, и я произнёс: Тот, кто посмотрит вдаль, Может увидеть Свет. Но может он и упасть, И падать во Тьму сто лет! Не только одна лишь Тьма Несёт за собою тень. Без ночи наступит день, И высохнут все поля. Все замерли, слушая древние слова. Райдеры опустили оружие, грифоны втянули когти. Слова неизвестного прорицателя отозвались в каждом из нас, как удар грома, и мы оглянулись на себя.
   – Ты враг, Эльстар! – прорычал я. Слова сами рвались на волю, их подхватил незримый смерч, донеся до всех, кто был на поле боя. Огонь на груди жег перья, но я уже чувствовал, что он проник в меня самого, запалив изнутри! Эльф в ужасе уронил копьё, глядя на мой медальон. Голос его перестал быть самоуверенным:
   – Ты лжёшь! Я борюсь со Злом! Это святое дело! Ты предатель, Игл! В ответ я рассмеялся, сам ужасаясь происшедшей во мне перемене. Словно некто захватил мой разум, некто всесильный, как … как Винг?! Но остановиться я уже не мог. Голос мой прогремел, как удар тысячи гонгов, и все отшатнулись, сражённые его мощью: Может найтись и тот, Кто будет кричать, что он Открыл уже двери в дом – Но нет сада в доме том. Помни, что сад растёт Не только у светлых вод. Может быть, расцветёт Мрачная тьма болот? Эльстар отпрянул, едва не упав со спины грифона.
   – Кто ты?! Откуда знаешь эти слова?! В ответ НЕКТО, говоривший сквозь меня, расхохотался и прокричал: Я – это тот, кто смог Избрать себе путь сквозь тьму! Можешь сказать, я – бог, Можешь кричать, «Пойму»! Суть не в названии ведь: Можешь вопить, «Ты Враг!» Знай: я сжимаю плеть. Ждёт тебя вечный мрак!
   После этих слов наступила мёртвая тишина. Неизвестный, вселившийся в меня, осмотрел поле боя моими глазами, и произнёс голосом, напоминающим раскаты грома:
   – Иди же ко мне, Враг мой. Я долго тебя искал. Эльстар внезапно с воплем схватился за корону и замер, скрюченный невыносимой болью… Но всего лишь мгновение. Затем он поднял взгляд, и Родрик приглушённо вскрикнул – ибо это уже был не Эльстар. На нас смотрел гордый, могучий воин, который просто смял жалкую личность эльфа, поглотил её в себе точно так же, как неизвестный Голос победил меня.
   – Итак, ты и здесь меня отыскал, проклятый ящер, – мрачно, могучим голосом произнёс ТОТ, кто недавно был Эльстаром.
   – Я несу жизнь всем, кто её достоин, Враг. Ты не достоин жизни, ибо не осознаёшь её бесценность, – голосом, подобным грому ответил ТОТ, кто был мной.
   – Я борюсь со Злом, я несу лишь Свет!
   – Все вы так говорите, – усмехнулся не-я. Оба войска молча, с невероятным изумлением слушали разговор двух Сил. Я смотрел на это как бы со стороны – нет, я понимал, о чём речь, но вмешаться не мог. Король уже понял, что я более не хозяин своего тела, и сейчас мрачно всматривался в Эльстара.
   – Предлагаю тебе согласиться на бой, Враг.
   – ТЫ предлагаешь МНЕ?! Я, который был ОН, нахмурился.
   – Я сильнее тебя, Алгол. Я хочу покончить с тобой раз и навсегда, и сделать это сейчас.
   – Жалкая ящерица, ты намерен меня уничтожить? – в голосе бывшего Эльстара прозвучала такая насмешка, что я – я сам, Игл – просто взревел от ярости. Но ТОТ, кто был мной, остался невозмутим.
   – Ты снизошёл до оскорблений, Враг. Значит, ты потерял уверенность
   в своих силах. Сегодня, впервые за тысячи лет, я могу уничтожить тебя. В голосе «Эльстара» прозвучал гнев:
   – Ты столько раз пытался меня убить, дракон, что мог бы и понять – этого никогда не случится. «Я» расхохотался, жестоко и насмешливо.
   – Только лишь тот замкнёт дверь что ведёт во Тьму, кто побывал там сам – иначе он не поймёт. Я – это Тьма, ты прав. Да, я несу лишь смерть. Но вслед за мной придут – те, кто умеет петь. Я только чищу путь, смывая с него всю грязь. Мне не дано Добро. Но у меня есть Власть! Властью своею, я, тебе говорю, что ты – отныне и навсегда, ты смыт с моего пути. Грязных следов твоих, в мире пока не счесть. Но я отмою их – и засияет честь. Ненависть и слепота – это твои следы. Зрение и доброта – это моя вода! «Эльстар» рассмеялся.
   – Ты научился говорить, дракон.
   – Я многому научился, Враг. Теперь оставь это тело, и выйди на
   битву в истинном. Я все равно уничтожу тебя, так имей смелось показать свое подлинное лицо.
   – Я ещё не принял твой вызов.
   – Так ты отказываешься? – насмешливо спросил «я», и неодолимая сила заставила меня приблизится к шокированному Анубису. – Жаль, это был твой единственный шанс. Я, как ты знаешь, не люблю рисковать… – та же сила заставила меня указать рукой в небо. – На орбите весь флот Империи, Алгол. Тебя некому спасать. «Эльстар» заскрипел зубами.
   – Я согласен на бой. Выбери оружие.
   – Оружие – мы сами. Я выбираю бой в настоящем обличье. Эльф жестоко расхохотался.
   – Надеешься на свои когти и зубы, ящерица?
   – В том числе. Бывший Эльстар приподнял голову. На лице его отразилось такое высокомерие, что я едва не зарычал.
   – Да будет так, Скай. То, что последовало за этими словами, описать трудно.
   Я до сих пор сомневаюсь в реальности событий того дня. Это видели обе армии, да. Это видел я сам. Но все было столь невероятно, что разум мой восстаёт против очевидного… После слов бывшего Эльстара наступила мёртвая тишина. Внезапно невообразимая энергия, переполнявшая меня, схлынула. Я едва не упал и забил крыльями, к счастью друзья вовремя подхватили меня и помогли приземлиться. Эльстар тоже пришёл в себя и с воплем обхватил голову руками. Но мне было не до того. Медальон Кэт испарился, как и корона эльфа. Я в ужасе оглядел поле боя в поисках ТЕХ, кто решил выяснить здесь отношения…
   – О, боги, Родрик, что это было?! – дрожащим голосом спросил я у короля. Царила мертвая тишина. Обе армии молча парили в воздухе и смотрели на нас.
   – Думаю, это они и были, Игл – необычайно серьёзно произнёс король.
   – Твоими устами говорил бог.
   – Но какой?! Таких богов нет!
   – Мы ничего не знаем о богах, Игл. Ты ощутил его сам, теперь ты знаешь о нём больше всех нас. За исключением этого… – король кивнул на Анубиса, планировавшего к земле с поникшим Эльстаром в седле. Я шагнул к ним навстречу.
   – Стой! Анубис с трудом приземлился и обернул ко мне голову.
   – Игл, мой райдер беспомощен. Неужели ты потерял остатки чести? Я зарычал, но ответил ему Родрик:
   – Грифон, мы не желаем вреда Эльстару. Он был игрушкой в руках некой Силы. Мы хотим остановить войну. Анубис гордо произнёс:
   – Мы сражаемся за правое дело. Мы не сдадимся.
   – Заключить мир – не значит проиграть, грифон. Он хотел что-то ответить, но не успел.
   Свод небес прорезала молния. Затем ещё, и ещё. Гром ударил с такой силой, что всех нас швырнуло на землю, и просто чудо, что никто не погиб. Поднявшись, я помог встать Родрику, мы взглянули на равнину, залитую мёртвенно-синим светом от постоянных молний.
   – Это то, что я думаю? – тихо спросил Родрик.
   – Надеюсь, что нет, – ещё тише ответил я. К нам подошли Старр, Карфакс и Араминта. Справа встал Анубис, он поддерживал шатающегося Эльстара. Мы переглянулись, и молча обратили взгляды на равнину. За спиной слышался шорох и шелест – это подходили воины, желая наблюдать за невероятными событиями. А события нарастали. Клубок шаровых молний сорвался с небосвода и ударился оземь, со страшным грохотом взметнув ввысь шар огня. Когда пламя рассеялось, все мы невольно отступили. Ибо на равнине стоял дракон. Огромный, могучий, он сверкал всеми оттенками синего цвета, и глаза его даже с такого расстояния казались
   факелами огня. Мощные обводы его тела, налитые чудовищной силой мышцы, гордая линия шеи – все производило впечатление невообразимой Мощи и Власти. Но не добра. Нет, это был воин. Такой, который считает наименее ценной – свою жизнь, а наиболее важной – свою честь… На груди дракона сияла слепящая рубиновая звезда. Я прошептал строку из предсказания:
   – Тот, кто увидит смерть – может увидеть ад… Родрик метнул на меня взгляд, но промолчал. Ибо дракон распахнул колоссальные крылья, по которым струились молнии, и произнёс громоподобным голосом:
   – Я жду, Враг.
   Ответ не заставил себя ждать. Одновременно десять молний сорвались
   с небосвода, скрутившись в ослепительный жгут света. Коснувшись земли,
   шар белого пламени медленно поднялся над ней, образуя из себя огненную фигуру человека. Земля дрожала, грохотал гром. Мы в ужасе переглянулись.
   Едва молнии достигли головы фигуры, как прекратили истекать с неба и обернулись вокруг неё, образовав ослепительное колько, по которому перебегали вспышки серебристого света. Я сразу понял, ЧТО это было… Пламя, окружавшее фигуру, погасло, и на земле стоял высокий человек в сверкающих рыцарских доспехах и с длинными серебряными волосами. Корона Мёртвых Царей сверкала на его голове, прекрасное лицо дышало уверенностью в своих силах и высокомерием. Нет, он тоже не нёс добро…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация