А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красный дракон" (страница 10)

   нами, и втроём мы на максимальной скорости понеслись ко Дворцу, видневшемуся на горизонте. С того дня прошел месяц, но я никак не мог поверить в случившееся. Вернувшись во дворец, мы нашли там Родрика, который в глубокой задумчивости
   сидел на троне и читал рукопись! Винг улетел. Он сдался. Он пришёл к выводу, что ненависть невозможно искоренить, и отказался от борьбы, чтобы не усугубить Зло. Король был не просто изумлён – он был шокирован. Дракон перевернул всю
   нашу страну вверх дном. После того, как Родрик прочитал его рукопись, король два дня не выходил из своих покоев. А выйдя, обьявил, что отныне и навеки, любое обвинение, не основанное на действиях обвиняемого, повлечёт за собой осуждение обвинителя. Этот приказ едва не вызвал революцию. Тириох, главный советник, и его сторонники, яростно осудили короля и призвали народ к восстанию под предлогом что Родрика околдовали Тёмные силы. Я, ставший к тому времени начальником гарнизона Дворца, хотел лично убить изменника. Но король приказал привести Тириоха к себе, закрыл дверь покоев, и не открывал до утра. А на утро Тириох вышел самым верным сторонником короля. Я не знаю, что говорил Родрик старому магу. Но тот более не призывал проклятия богов на голову короля, и даже перестал проклинать при каждом удобном случае дракона… Однако всё это мелочи. Крафт уже к вечеру первого дня вылетел на поиски Винга, и пока известий от него не поступало. Армии Арнора спешно вооружались, все кузницы и мастера были заняты по горло. По стране бродили сотни слухов, даже совершенно нелепые вроде идеи о принявшем вид Родрика драконе (а настоящий, мол, давно мёртв). Арнор бурлил. Орки, выпущенные Вингом на свободу, после его исчезновения попытались сбежать за пределы страны. Мой отряд остановил их, и сам Родрик на моей спине прилетел к толпе оборваных дикарей, в ужасе сбившихся в кучу. Мои грифоны стояли по периметру. Король долго рассматривал орков, а потом внезапно обьявил, что он разрешает им поселиться в горном районе Арнора, при условии, что те станут платить стране дань. Орки повалились на колени, и следующие дни я был очень занят, сопровождая ликующую толпу дикарей в горы и следя за порядком. Изменения коснулись и внешней политики страны. Родрик обьявил, что отныне путь Арнора – мирный путь. Мы с трудом верили, что это тот самый король… По истечении трёх недель, вернулся Крафт со своим отрядом. Они облетели половину Уорра и углубились в Океан так далеко, как могли, но не нашли и
   малейшего следа Винга. Наверно, он погиб над морем, направляясь в мифическую землю драконов, бывшую где-то там. Но я надеялся, что он долетел. Сейчас, когда дело дракона продолжили мы сами, даже самые ярые враги Винга более не могли называть его Злом. Рыцари, при упоминании о драконе, мрачно отворачивались. Его история легла страшным бременем на совесть каждого арнорца. Винг показал всем нам, сколь немногим мы отличались от Врага. Ведь теперь никто не мог отрицать, что под прикрытием идей Добра и Света мы, по существу, проводили ту же самую политику, что и Владыка. Это страшно подействовало на воинский дух. В армии ходили мрачные, полные горя слухи, что на войне многие рыцари вели себя более жестоко чем орки. В некоторых отрядах воины потребовали снять своих командиров, и Родрик всегда соглашался. Я горд, что мои грифоны мне доверяли.
   Настоящий шок я испытал, когда отец обьявил об уходе из армии. Я в ужасе
   полетел к нему во дворец и спросил, почему?! Крафт долго не отвечал, а потом произнёс:
   – Игл, я более не могу быть воином. Я потерял уверенность в правоте своего пути, а быть воином, когда ты не уверен – преступление. Я совершил достаточно преступлений в своей жизни, Игл. С меня хватит. Сам Родрик посетил грифона, и уговаривал не оставлять армию. Но отец твёрдо заявил, что после Винга он просто не сможет поднять руку на разумное существо. Так и сказал. Король ничего не ответил, а потом неожиданно протянул Крафту шкатулку с рукописью дракона – самый охраняемый предмет в королевстве.
   Вот этого я никогда не прощу Родрику. Он убил моего отца. На третий день
   после прочтения, Крафта нашли на скалах, разбившегося насмерть. Весь Арнор с горечью провожал героя на кладбище, там выступал Родрик, видные дворяне и рыцари. Я не выступал. Через два дня я стал главнокомандующим воздушными силами Арнора, и переехал в отцовский дворец. Старр поселился со мной. Первым делом я принялся искать рукопись Винга, но в шкатулке лежал листок бумаги, написанный от руки короля: «Игл, не ищи. Родрик.» Я последовал приказу моего сюзерена, и следующие дни заслонили от меня трагедию Крафта. Я реорганизовывал армию по образцу штурмовых отрядов Ализона. Мои друзья, бывшие в элитном подразделении и обучавшиеся у Винга, стали инструкторами, я ввёл обязательное обучение боевому искусству. Тысячи мелочей поглотили нас со Старром, мы почти не спали. Так прошёл месяц, и жизнь в Арноре вошла в привычную коллею. Люди перестали собираться толпами на площадях, брожение в армии я сумел
   прекратить. Родрик совершенно изменился. Он часто выезжал на коне за пределы Замка, и ездил по стране, сопровождаемый всего двумя рыцарями. Каждая его поездка оставляла за собой след слухов и недоумения, ибо король занимался очень странным для него делом – следил за порядком! Понемногу люди стали смотреть на Родрика иначе. Его полюбили, а ведь я даже представить не мог подобное! Часто я размышлял, сидя на веранде своего роскошного дворца и глядя на закат солнца. Винг сдался. Он не смог выдержать бешенную ненависть и нетерпимость наших людей. Но боги, ведь он победил! Он добился успеха во всех своих начинаниях. Мы более не были слепы. Предрассудки и ненависть медленно, очень медленно, отходили в прошлое. Недавно я видел в одном из городов, как орки продавали на рынке овощи, и женщины ругались с ними, словно те были людьми. Эта картина так меня шокировала, что я доложил королю. Родрик только улыбнулся. А я вернулся к исполнению своих обязанностей, и заставил себя не думать о переменах.

   Часть вторая: Бессилие разума

   Глава 1

1
   Я не хотел писать эту историю. Слишком жгучую боль воскресает она во мне, слишком многое заставляет вспоминать. Годы, пронесшиеся с тех пор, накрыли раны вуалью времени, и сегодня, когда я пишу эти строки, каждое слово раскалёнными клещами вырывает на поверхность картины, о которых я мечтал позабыть навсегда. Но я обещал той, кого люблю больше жизни, запечатлеть свою память. Идущие следом не должны повторять наших ошибок. Итак… В день, когда я улетел из королевства Арнор, мне казалось, что жизнь моя кончена. Я более не видел в ней смысла, ибо ждал от будущего только бесконечную боль и отсутствие надежды. Мне хотелось смерти, но я не мог просто взять и сложить крылья. Слишком долгой и отчаянной была борьба. Я летел домой. В тайне я надеялся, что не долечу и смогу наконец
   отдохнуть… Но даже этой надежде не суждено было сбыться. Я летел несколько дней, не уставая, не чувствуя ни малейшего ослабления Силы. Напротив,
   казалось что раны от копья лишь добавили её. Я до сих пор не выяснил, что же это был за талисман, на который возлагали столь большие надежды мои враги. Впрочем, я забегаю вперёд. Тогда я не знал, что копьё Минаса было
   магическим. Я вообще не думал о нём. Красный дракон Винг просто летел домой, надеясь, что некий вихрь или вулкан оборвёт его жизнь. Но вихрь не помог. Дракон долетел. Локх… Земля драконов. Земля, где мы жили испокон веков. Мой ДОМ. Я никогда не бывал там раньше. Впервые за восемнадцать лет я вернулся домой. И нашёл рай. Ибо Локх был именно тем, чем я мечтал сделать Арнор – и не смог. Культура нашей страны ничем не напоминала человеческие страны. Я оказался совершенно не готов к ней, и до сих пор с трудом верю, что сумел адаптироваться. Впрочем, я вовсе не уверен, что сумел…
   На пятый или шестой день полета горизонт перечеркнула тончайшая полоска
   облаков. Сила придала мне скорость и, со свистом рассекая воздух, я помчался к далекому берегу. Берег меня поразил. Я знал, что Локх – горная страна, но не мог и
   представить, до какой степени! Материк возвышался над океаном подобно плато, уходя ввысь на сотни метров, ниспадая в волны отвесными склонами. Лишь крылатое существо могло надеяться узреть живописную равнину, простиравшуюся до колоссальных гор, обрамлявших центральную часть невообразимо огромного континента. Приземлившись на краю грандиозного плато, я задумался. Отец рассказывал, что площадь Локха почти в полтора раза больше площади всего остального Уорра вместе с океанами. Значит, даже мне потребуется больше недели, чтобы пересечь материк. Разумеется, я мог мгновенно переместиться в любую точку планеты с помощью Силы, но в этом случае я лишался возможности исследовать природу и жителей своей родины. Поэтому я взмахнул крыльями и спокойно полетел к горам, не используя магию. Запахи Локха проникли в мою грудь, воздух РОДНОЙ страны наполнил легкие, и я издал вопль счастья, ощутив восторг, знакомый лишь узникам, получившим свободу после многих лет каторги… Земля напоминала сад. Зелёные луга, где бродили стада антилоп, могучие леса, полные птиц и зверей, сапфировые озёра, куда стремились водопады кристально-чистой воды… Мне хотелось петь, я не мог более сдерживать себя
   и нырнул с высоты в одно из самых прекрасных озёр. Вода смыла с меня грязь и кровь, принесённые из Арнора, я вынырнул обновлённым. Душа пела, в глазах горело пламя счастья. Я лёг на траву, раскинул крылья и посмотрел в бездонное небо.
   – Это ли значит жить? – спросил я неизвестно у кого. Ответа я не ждал и не получил. Но в тот час я понял, что имел в виду Рэйдэн, говоря о необходимости познать счастье. Впервые за девять лет надо мной не висела мрачная туча печали и зла, впервые я мог наслаждаться, не терзаясь болью при мысли об отверженных. Более отверженного, чем я сам, представить было трудно. Я лежал на траве, вдыхал ароматы рая и размышлял. Нужна ли мне Сила? Хочу ли я вновь брать на себя ответственность, зная, что в ответ получу лишь боль? «Нет, не хочу» – признался я себе. – «Не сразу…» Мне требовался отдых. Отдых от себя самого. Я мечтал побыть драконом хоть пару лет… «Я не хочу использовать Силу у себя дома» – понимание пришло само, как часто у меня бывало раньше. Я никогда не отгонял подобные мысли, и до сих пор они приносили мне пользу. «Сила и одиночество – суть одно».
   Это я знал слишком хорошо. Итак, решение было принято: отныне я более не маг. Я простой дракон Винг, и да будет так. Жизнь на берегу озера была столь прекрасна, что я не заметил как пролетели три дня. Полностью отказываться от Силы я не стал: магия продолжала служить мне источником энергии, и я не нуждался в пище. Поэтому те дни у озера я помню как одни из самых счастливых в своей жизни. Я
   купался, лежал на золотом песке под лучами не менее золотого Солнца… Я жил как зверь, и был доволен такой судьбой. А на четвёртый день меня нашли. Я до сих пор поражаюсь прихотливым изворотам судьбы, бросающей нам испытание за испытанием в жажде узнать, что из этого выйдет. Ибо нашёл меня не дракон. Первый, кого я встретил на родине, оказался грифоном. Да. Вот так судьба издевается над теми, кто ей ненавистен. Его звали Сапсан, он был совсем юн. Когда он спикировал на берег озера, то вначале я даже не принял его за грифона – решил, что вижу большую птицу. Однако это был грифон, необычно тёмный, почти чёрный. Его крылья украшала яркая белая полоса в виде молнии, перья на шее отливали металлическим блеском. На редкость красивый грифон.
   – Приветствую, уважаемый! – пернатый вежливо поклонился. Удивление моё достигло вершин, поэтому я кивнул и ответил:
   – Приветствую и тебя, грифон. Кто ты?
   – Меня зовут Сапсан, я живу в лесах Хелионесса. А кто ты, уважаемый?
   – Я Винг, дракон. Он улыбнулся, слегка распушив воротник перьев.
   – Приятно познакомиться. Из какого ты города?
   – Я прилетел из-за океана несколько дней назад. От удивления грифон обратился в блестящий пушистый шар.
   – Из-за океана?! Так значит, драконы живут и на других континентах Уорра? Я невольно усмехнулся, но усмешка вышла довольно мрачной.
   – Уже не живут, Сапсан. Я был последним. Он опустился в траву, явно намереваясь слушать мою историю. Я улыбнулся.
   – Нет, не сейчас. Моя рассказ не подходит для такого отличного утра.
   – Почему? – огорчился Сапсан.
   – Я расскажу позже. А сейчас… – я глубоко вздохнул. – Не мог бы ты указать мне дорогу к ближайшему городу? Он вскочил.
   – Конечно! Из драконьих городов самый близкий – Гелиополь, там живет мой
   знакомый. Летим! А выкупаться я и потом смогу… – добавил он уже в воздухе. Я парил в лучах солнца и размышлял, наблюдая за полётом юного грифона. Разумеется, я не мог ожидать что на Локхе обитают только мои сородичи. В столь огромной стране обязательно жили бы и другие народы… Например,
   грифоны. Я отдавал себе отчёт, что после Арнора несколько предвзято отношусь к этим разумным существам. Они вовсе не заслуживали ненависти. Мне придётся научиться смотреть на грифонов, как на друзей – иначе я сам стану судить о душе по оболочке. Хотя забыть Крафта будет весьма непросто…
2
   Утро встретило магов слепящим солнцем, пением птиц, запахом цветов и знакомым шумом пробудившегося города. В парке на зелёных лужайках играли дети, несколько пожилых волшебников беседовали в тени раскидистого дерева. Стиг и Диана медленно шли по дорожке, посыпанной жёлтым песком.
   – Куда сейчас? – спросила девушка, когда впереди показались ворота.
   – В сады Мегары, – коротко ответил Стиг. Кивнув, Диана прибавила шаг, и следом за братом покинула парк. Молодые маги быстро шли по улицам. Горожане, попадавшиеся навстречу, приветствовали их с почтением: волшебников в Ронненберге действительно уважал каждый. В свою очередь, когда у дверей одного из домов Стиг и Диана встретили пожилого мага Шестого Круга, они приветствовали его вежливым поклоном. К счастью, маг не заинтересовался молодыми учениками и рассеяно кивнул в ответ. Добравшись наконец до окраины города, где раскинулся великолепный сад, окружавший руины старинной крепости Мегары, Стиг облегчённо вздохнул. Он до сих пор опасался, что эльф из Каэр Мортара мог устроить им неприятности в Ронненберге. Впереди, среди деревьев, белели два больших круглых шатра. Вышитый золотыми нитками герб Арр'ткаса – грифонье перо, окружённое шестью перекрещёнными эллипсами – сверкал в лучах утреннего солнца.
   – Мы хотим поговорить с Гориэком Кек'Хакаром, сыном короля Игла, —
   сказала Диана, когда на звук шагов из ближнего шатра выглянул грифон. Окинув гостей заинтересованным взглядом, птицезверь что-то сказал внутрь шатра и выбрался наружу, грациозно потянувшись всем своим огромным телом. По бело-золотым перьям скользнул солнечный отблеск.
   – Принц Гориэк к вашим услугам, – с лёгкой иронией в голосе ответил пернатый. Говорил он с сильным и необычным акцентом, чувствовалось: Общий язык для него уже не родной. Стиг вспомнил, что раньше, пока грифоны жили вместе с людьми и эльфами, их собственная речь оказалась почти забыта. Видимо, Игл не терял времени, восстанавливая культуру своего народа.
   – Мы приветствуем тебя, – Диана вежливо поклонилась. – Прости, что отрываем от дел, но нам очень важно задать несколько вопросов достопочтенному Иглу. Скажи, нет ли у вас талисманов для мгновенной связи через океан? Грифон окинул девушку ещё более заинтересованным взглядом и даже прищёлкнул хвостом, что у пернатых означало знак одобрения.
   – Допустим, у нас есть такие талисманы, – заметил Гориэк. – Но я, полагаю, имею право знать о сути вашего дела к отцу? Брат и сестра переглянулись. Стиг пожал плечами.
   – Покажи ему.
   – Вот, – Диана бережно вытащила из-под туники свиток и протянула его грифону. Пернатый с недоумением обнюхал золотую фольгу.
   – Что это?
   – История дракона Винга, написанная им самим, – негромко сказал Стиг. Гориэк отпрянул, мгновенно распушив перья на шее. В глазах грифона отразилось недоверие.
   – Вы уверены? – спросил он после паузы. – Рукопись Винга существовала в единственном экземпляре, который был уничтожен особым указом арнорского короля задолго до моего рождения.
   – Её не решились уничтожить, – тихо ответила Диана. – Мы нашли этот свиток в руинах Каэр Мортара, и хотели бы спросить о нём Игла. Фыркнув, Гориэк распушил все перья разом, приподнялся на задних лапах и снова встал на все четыре. Вид у него при этом был, как у довольного кота.
   – Здорово! – грифон щёлкнул хвостом. – У отца крылья отвалятся! Идёмте.
   Переглянувшись, молодые маги вошли в шатёр следом за Гориэком. Последним шёл Стиг: прежде чем опустить полог, он внимательно оглядел сад. Внутри гостей встретили ещё двое пернатых: белая самочка и крупный пепельно-серый грифон. Гориэк что-то сказал им на родном языке, между птицезверями завязалась оживлённая беседа. Стиг и Диана скромно встали в сторонке. Наговорившись, Гориэк метнул на магов быстрый взгляд, отвернулся, вытащил из сундука небольшую шкатулку и поставил её в центре шатра. Другие грифоны отошли к стенам.
   – Сейчас будет немного страшно, – предупредил пернатый. – Но не
   пугайтесь, то, что вы увидете – не призрак, а всего лишь магическая иллюзия. Диана усмехнулась уголками губ.
   – Мы постараемся сохранить спокойствие.
   – Ну, я предупредил, – пожав крыльями, Гориэк нагнулся над шкатулкой и что-то нажал. В воздухе сразу возникло большое полупрозрачное изображение комнаты, полной непонятных предметов сложной формы. У двери, спиной к наблюдателям, стоял громадный бело-золотой грифон; он что-то делал, сняв плоскую панель со стены рядом.
   – Гхм… Отец, – негромко позвал Гориэк. Призрачный грифон обернулся на голос и приподнял крыло в приветственном жесте.
   – С тобой желают поговорить, – на общем языке сообщил Гориэк. Было видно, что Иглу не особо понравились слова сына; нахмурившись, он отложил какой-то инструмент и подошёл ближе, заняв собою почти всё изображение.
   – Я слушаю, – нетерпеливо произнёс король грифонов. Первой опомнилась Диана. Шагнув вперёд, она вежливо поклонилась.
   – Привет тебе, почтенный вождь, – начала девушка. Игл слушал с плохо скрытым нетерпением, но лишь пока Диана не произнесла имени Винга. С этого мига грифон обратился в статую, и не шевельнулся до самого конца рассказа.
   – Покажите мне рукопись, – попросил он затем. Диана протянула было свиток в сторону изображения, но Гориэк покачал головой.
   – Не так. Нагнувшись, он выдвинул из шкатулки широкий и плоский стекляный лист.
   – Положите сюда рукопись. Машина скопирует её за несколько мгновений. Молодые маги переглянулись. Стиг дал знак Диане отойти назад.
   – Нам бы не хотелось размножать рукопись Винга, – негромко заметил юноша. Изображение Игла с досадой щёлкнуло клювом.
   – Я никому её не покажу, мальчик, и тебе не советую, – нетерпеливо сказал грифон. – Полвека назад, из-за этой рукописи погиб мой отец, а десятью годами позже я поссорился с Вингом, когда он отказался её восстанавливать. Ошеломлённая Диана чуть не уронила свиток.
   – Так ты… Ты действительно знал Винга? – выдавила она. – Но как?! Ведь
   грифоны живут не более шестидесяти лет, ты уже давно… – девушка запнулась. Игл мрачно усмехнулся.
   – А-а, значит до вас не доходили байки о бессмертном короле грифонов?
   – Бессмертном?! – вырвалось у Стига. Грифон тяжело кивнул.
   – Да, мальчик. Я бессмертен. Не завидуй такой судьбе; полвека назад, когда меня наградили бессмертием, о семье моей никто не вспомнил. Игл взглянул на Гориэка, молча стоявшего за спинами магов.
   – Сын мой телом уже старше отца, – с горечью сказал пернатый. – Если бы я тогда хоть немного подумал… Но мы редко знаем заранее, чем в реальности обернётся мечта.
   Встряхнувшись, Игл вновь обратил взгляд ярких голубых глаз на гостей. Стиг и Диана стояли молча.
   – Покажите мне рукопись, – попросил грифон. Глубоко вздохнув, Диана кивнула и протянула Гориэку свиток. Грифон не
   стал тратить времени: развернув фольгу, он бережно поднял листы пергамента и уложил их на стеклянную пластинку текстом вниз. Мелькнул сиреневый свет.
   – Вот и всё, – Гориэк вновь завернул пергамент в фольгу и вернул свиток Диане. – Спасибо.
   – Спасибо! – поддержал его голос Игла. – Вы сделали нам замечательный подарок, люди. Чем мы можем вас отблагодарить? Прежде чем Стиг успел открыть рот, его перебила сестра:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация