А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Битва за будущее" (страница 2)

   2

   Утёс, где жил отшельник Аэт, находился на крайнем юге Этана, среди бесплодных и почти незаселённых земель Тер Мидлирс. Эльф избрал это место, чтобы никто не нарушал его уединения.
   Аэт шагал спокойно и легко. Приняв решение вернуться к цивилизации, он уже мысленно настроился на новый ритм жизни, годы тишины и спокойного созерцания остались позади. Отшельничество пошло эльфу на пользу; он стал спокойнее и мудрее, чем был раньше. Осознание этого слегка бодрило Аэта.
   Но в целом, десять лет оказались потеряны зря. Он не сумел перейти на следующий уровень сознания. И хотя Аэт, достигнув седьмого дана «ай-кау», был одним из наиболее развитых существ своего мира, неудача его печалила.
   «Я полон несовершенства» – размышлял эльф, шагая по светлой звериной тропе мимо водопада. – «И очевидно, я уже достиг предела в саморазвитии. Чтобы продвинуться дальше, нужен наставник, способный указать путь и уберечь от ошибок…»
   Аэт не первый раз думал над этим вопросом. Он знал нескольких достойных наставников, способных многому его научить, но их пути формировались в седой древности, задолго до Катаклизма. С тех времён столь многое изменилось, что сейчас, вероятно, попытка следовать любому из этих путей отбросила бы Аэта назад, вместо того чтобы продвинуть дальше.
   «А свой, собственный путь, я уже избрал. В ту ночь…»
   Эльф постоял на берегу речки, глядя как волны с тихим шипением ласкают ярко-жёлтый песок. После грозы в воздухе чувствовалась свежесть и тонкая, неуловимая вязь энергий, слабый запах озона щекотал ноздри. Аэт невольно расправил плечи.
   «Есть ли смысл в стремлении к так называемому совершенству?» – подумал эльф. – «Ведь я обманываю сам себя. Моя истинная цель – не достичь совершенства, а просто увидеть Её. Хоть раз. Вновь услышать искристый смех звёзд, ощутить биение их сердец, увидеть… Увидеть Ночь…»
   Словно в насмешку, за недалёким холмом послышался щелчок арбалетного выстрела. Эльф открыл глаза.
   «Арбалет,» – бессмертные пользовались только луками. – «Чьей-то жизни грозит опасность.»
   Аэт стремительно двинулся вперёд. После встречи с Ночью он, некогда воин давно сгинувшей страны, внезапно понял что больше не умеет нести смерть. Совсем. Поэтому первые годы после чуда Аэт провёл, странствуя по миру вместе со старым лекарем Малькольмом, обучившим его спасать жизни.
   «Ты обрадовалась бы за меня…» – со странной тоской подумал эльф. В этот миг до него донёсся отчаянный, полный боли возглас.
   Чувствуя, как тревога ледянит кровь, Аэт взбежал на холм. Так и есть; на старой дороге, соединявшей портовый город Эналтэ с оплотом магов Ронненбергом, стояли два фургона, крытые странной зелёной сетью с нашитыми листьями и пучками травы. Каждый был запряжён четырьмя лошадьми.
   В груди Аэта гулко ударило сердце: на дороге, за последним фургоном, несколько молодых парней с оружием, в кожаных куртках, с хохотом и ругательствами избивали какого-то оборванца.
   – Остановитесь! – эльф бросился вперёд. Его появление прервало забаву; люди сразу помрачнели, сгрудились кучей.
   – Откуда ты взялся? – хмуро спросил один из парней.
   Аэт молча провёл тремя пальцами по левому плечу и повернул к человеку открытую ладонь. Тот смачно выругался:
   – Колдун! Тем временем избитый бродяга, всхипывая и подтирая сопли, бросился в ноги Аэту.
   – Господин… защити…
   – Что здесь происходит? – ледяным голосом спросил эльф. Ответил самый старший из парней, широколицый, коренастый человек лет двадцати пяти:
   – Да вот… Вора поймали.
   – Вора? – Аэт удивлённо поднял брови. – Что делать вору здесь, посреди дикой степи?
   – А нам почём знать? – дерзко ответил парень. – Вот он, гад, его и спрашивай. Эльф перевёл взгляд.
   – Что ты хотел украсть, несчастный? – спросил он у бродяги. Тот всхлипнул.
   – Господин… Я был голоден…
   – Но почему же ты не попросил их поделиться едой? – удивился Аэт. – В степи гостеприимство свято! Люди рассмеялись.
   – Да не еду он стырить хотел! – коренастый сплюнул. – Гадёныш на мой арбалет глаз положил. Видать, понимает толк, знает, сколько золота за него выручит… У-у-у, тварь вонючая!
   – Хватит, – спокойно прервал Аэт. – Кусок дерева не стоит человеческой крови.
   – Кусок дерева?! – парень опешил. – Да за мой арбалет любой, не глядя две сотни выложит! Эльф покачал головой и мысленно вздохнул. Он уже привык.
   – Вы достаточно наказали вора, – Аэт поклонился. – Продолжайте свой путь, дальше им займусь я. В глазах коренастого вспыхнуло подозрение.
   – Да вы, никак, заодно! Эльф тонко улыбнулся.
   – Все мы – одно, – Аэт приложил руку к сердцу. – Просто некоторым в жизни повезло больше, другим – меньше. Судьба у каждого своя, и на месте этого отверженного вполне мог оказаться и ты. Помни об этом, смертный.
   – Ты кто, этот, как их… адун? – пробормотал коренастый.
   – А-Дан, – поправил эльф. – Да, я один из Видящих Звёзды. Парни переглянулись.
   – Короче… – коренастый сплюнул. – Хочешь этого гада – бери, да смотри
   – ещё раз его увидим, вам обоим не поздоровится! Аэт улыбнулся.
   – Пути земные бесконечны, их пересечений не сосчитать. Кто знает, где и как мы встретимся вновь.
   Что-то пробормотав, мужик громко выругался и махнул товарищам. Эльф долго смотрел им вслед. Потом опустил взгляд на оборванного человека у своих ног.
   «Бросить его сейчас – немногим лучше, чем просто убить», – подумал Аэт. Мысленно вздохнув, он распрощался с планом побыстрее вернуться в Элиранию и опустился на корточки.
   – Как ты попал сюда? – мягко спросил эльф. Бродяга с опаской оглянулся на удаляющиеся фургоны.
   – Путник я, – буркнул он. Подобострастие и готовность лизать ноги бесследно исчезли. – Спасибо.
   Поднявшись с земли, оборванец тяжело вздохнул. Аэт только сейчас разглядел его в подробностях.
   Хотя назвать бродягу уродом было трудно, красавцем его не назвал бы никто. Выглядел он лет на сорок – сорок пять, тощий, костлявый, с оттопыренными ушами и грязной гривой соломенных волос. Очень длинное, скуластое лицо отличалось запоминающимися, глубокими глазами странного серого цвета. Некогда прямой, властный нос был с тех пор не раз сломан и сейчас выглядел нелепой нашлёпкой.
   Рядом с Аэтом, который, как и большинство эльфов, был по человеческим меркам очень высок и сказочно красив, бродяга смотрелся диким зверем. Очевидно, он и сам это понимал, поскольку, окинув эльфа недобрым взглядом, решительно направился прочь. Аэт вздохнул.
   – Постой… – догнав человека, он пошёл рядом. – Тебя сильно избили. Я могу снять боль.
   – Обойдусь как-нибудь, – неприветливо отозвался спасённый. – Эльф, тебя уже поблагодарили. Чего пристал? Аэт покачал головой.
   – Я просто иду по дороге.
   – И куда же, если не секрет?
   – В Эналтэ, – Аэт улыбнулся. – Если нам по пути, веселее будет шагать вместе. Бродяга с трудом сдержал резкий ответ.
   – Спасибо, обойдусь, – выдавил он после запинки. – Я иду в Шалотт.
   – Древняя мудрость гласит: желаешь сократить дорогу – возьми с собой попутчика…
   – Я не желаю сокращать дорогу! – едва не выкрикнул человек. Аэт вздохнул.
   – Как хочешь, – пожав плечами, эльф резко прибавил шаг и оставил грубияна за спиной. Погода была отличной, впереди лежал долгий путь – а что может быть приятнее размышлений на ходу? Аэт невольно улыбнулся.
   «Мир прекрасен,» – подумал он. – «Даже эта степь, внешне бесплодная, даёт жизнь тысячам существ, для которых она – единственный дом…»
   Небольшим мысленным усилием эльф вычеркнул из памяти эпизод с бродягой, взглянул на небо – чувство погоды сказало, что до вечера не будет дождя – и погрузился в созерцание дороги. Дня за четыре он дойдёт до портового города Эналтэ, сядет на корабль и ещё до конца лета вернётся домой, в светлую Элиранию.

   3

   От верховьев реки Лейаны до ближайшей железнодорожной станции на крыльях можно было долететь за час. Местность здесь, у подножия горного кряжа Моргана Тирит, до сих пор оставалась довольно дикой; перемен стоило ждать лишь по окончании строительства большого торгового тракта «Северо-Восточный», который ещё в мирное время начали строить эльфы, а после войны – продолжили новые хозяева Элирании. Одним из узлов тракта являлся так и недостроенный мною мост.
   «Дорога… Сколько в этом иронии», – я невольно усмехнулся. Кто бы мог подумать, что клан-командир Кайт Кек'хакар, один из самых быстрокрылых грифонов Элирании, станет строителем наземных дорог? Конечно, до войны, даже эльфы иногда использовали грифонов как универсальную рабочую силу, но одно дело – строить дороги, и совсем другое – пользоваться ими…
   Между тем дорога, по которой я шагал уже второй день, совершенством не отличалась. Простая тропинка, посыпанная гравием и почти вся заросшая травой, она обтекала полуразвалившийся храм давно забытого бога, темневший в лесной чаще. На обочинах попадались сгнившие стволы деревьев, засохшая грязь в ямах потрескивала под ногами. Дорогу строили в спешке, небрежно, скорее всего – прямо во время войны. Впрочем, по сравнению с будущим магистральным трактом «Северо-Восточный», любая дорога в Элирании выглядит тропинкой.
   «Как это непохоже на эльфов» – думал я, шагая мимо руин древнего храма.
   – «За последнее мирное десятилетие в Элирании произошло больше изменений, чем за предыдущие десять веков, и кабы не война, сегодня эту страну было бы не узнать. А ведь эльфы терпеть не могут перемен…»
   Причины крылись в опасной международной обстановке, восемь лет назад разразившейся мировой войной. Два крупнейших государства людей, Эравия на северо-западном материке и наш сосед Арнор, к тому времени набрались достаточно сил, чтобы на равных соперничать с Элиранией; а на Востоке, преступно недооценённый Владыка завершал подготовку к вторжению на Запад. Пока он собирал легионы варваров, здесь, на Западе, эльфы и люди грызлись друг с другом, словно опасности не существовало. И лишь много позже, когда Эравия сдалась на милость Чёрной Орде, Ронненберг погиб от магической атаки, а Элирания и Арнор теряли позицию за позицией, стало ясно, как глубоко успел Владыка отравить правящие дома наших стран.
   Его щупальца были везде; предатели открывали ворота городов и отравляли колодцы, перед решающей схваткой загорались казармы или тетивы луков оказывались сгнившими… И хотя сам Владыка не дожил до начала войны, его место занял красный дракон Ализон. Эта тварь оказалась в сотни раз опаснее. Безусловно, Ализон был гениальным военачальником, но ему вдобавок постоянно везло, словно сам Единый спустился с небес и стоял за хвостом дракона! О, если бы маги не погибли в самом начале войны… Мы показали бы чешуйчатым гадам, на что способны Светлые силы! Но драконы понимали это не хуже нас, и первой их жертвой стал Ронненберг. Город Магов был неизвестно как обращён в камень.
   После этого Эравия и её вассалы сдались Ализону без боя; только Арнор и Элирания рискнули принять вызов, но силы оказались слишком неравны. Скоро уже три года, как все земли нашего мира получили новое имя – Чёрная Орда.
   Но самым удивительным было то, что эльфы, скрипя зубами, подчинились людям и драконам. Мне ли не знать, чего это стоило бессмертным? Эльфы – народ талантливый и умный, но до того гордый, что мирно сосуществовать они могут лишь с дикарями, не представляющими опасности. Сама мысль, что смертные способны – не превзойти, о нет! Просто ДОГНАТЬ – для эльфа хуже соли в открытой ране. Уж что-что, а это я испытал на себе сполна… Незадолго до войны мой брат, Аякс, даже пытался поднять бунт среди грифонов, до того нас довело надменное чванство бессмертных.
   «Куда уж дальше», – я горько усмехнулся. Тем временем на дороге показался всадник, он спокойно ехал мне навстречу и что-то мелодично напевал. Заметив меня, незнакомец широко раскрыл глаза и придержал лошадь.
   «Эльф» – подумал я. Мне сегодня совершенно не хотелось общаться с эльфами, так что я молча сошёл с тропы и продолжил шагать по обочине. Согласно эльфийским обычаям, это значило что встреченный не желает говорить; в противном случае мне следовало выйти на центр дороги и стоять, ожидая пока всадник приблизится и заговорит первым.
   Тот явно заметил жест, но продолжал меня разглядывать. На узком, красивом лице светились любопытством сиреневые глаза, необычные среди его родичей тёмные волосы мягко струились по плечам. Выглядел эльф совсем юным, от силы лет на пятнадцать.
   – Грифон! – позвал он, когда я поравнялся с конём. Пришлось остановиться.
   – Слушаю, о Дивный… – тяжело ответил я. Сейчас последует неизбежный вопрос.
   – Что с твоими крыльями? Я даже в мыслях не улыбнулся. Привык.
   – Победители наказали меня за чересчур усердное сопротивление. Молодой эльф спрыгнул с коня и подошёл вплотную.
   – Можно?.. – осторожно протянув руку, он коснулся уродливого пучка перьев на моём плече и вздрогнул всем телом. В сиреневых глазах отразилось сострадание.
   – Это было очень больно, да? – тихо спросил эльфёнок. Я молча кивнул. Мальчик окинул меня внимательным взглядом.
   – Кто ты? Как твоё имя?
   Я мысленно вздохнул. Очередной ребёнок какого-то аристократа, рос в провинциальном городке, никогда не покидал Элирании, о войне слышал только со слов старших. Дракона, должно быть, и вовсе не видал. Такие редко понимают, как опасно в лесу подходить к первому встречному каторжнику. Лет десять назад, встреть он меня или Аякса, юнец надолго бы это запомнил и заметно поумнел бы, а так… Впрочем, он тогда и ходить не умел, наверно.
   – Бригадир Кайт Кек'хакар, 9-ый рабочий лагерь, «Северо-Восточный тракт». Эльфёнок обошёл меня кругом.
   – А куда ты идёшь? Нет, право, даже в мирное время такая наивность наказуема.
   – По приказу бек-нодара Мелика Ибрагима аль Шаддати, я иду в город Нейклот, на станцию.
   – Железная дорога? – он улыбнулся. – А я как раз на поезде приехал. Кайт, ты воевал за светлых или за тёмных? Несколько секунд я молча смотрел эльфу в глаза.
   – Вы приказываете мне ответить? Он запнулся.
   – Нет…
   – Тогда я предпочёл бы продолжить свой путь. Время ограничено.
   Мальчик неуверенно кивнул и отошёл к коню. Я быстро двинулся дальше. Оглянулся только раз, на повороте; эльф стоял там же, где раньше, и провожал меня взглядом.
   «Интересно, куда он направляется?» – внезапно подумал я. – «Там, куда ведёт эта тропинка, немного обжитых мест…»
   День уже клонился к вечеру, поэтому я прибавил шагу. Следовало добраться до города засветло, иначе поезд уйдёт и мне придётся ночевать в лесу. К тому же я был голоден, а на станции мне дадут поесть… наверняка дадут. Эльфы, что про них не говори, народ не злой, и к грифонам относится совсем неплохо. Пока мы послушные.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация