А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обходной путь героя" (страница 7)

   Жизель с Анной вскоре удалились, вдруг заспешив по своим делам, а следом откланялся де Коста, пообещав вернуться к закату. С сожалением вздохнув, Артезия отправилась почивать – предыдущая ночь для нее выдалась хлопотливой. Недолго поговорив, богатыри тоже разошлись по комнатам – вернее, ушли Артур и Бахрам, а Светлан с Лорой остались в гостиной, сквозь проем приглядывая за спящими девушками.
   Помолчав, силачка спросила:
   – Про Бэллу ты всерьез говорил?
   Конечно, она и сквозь закрытую дверь расслышала все отлично.
   – А разве такими вещами шутят? Как ни больно это признавать, способностей у нее больше, чем у меня. Да если б я умел настраиваться с такой легкостью!.. Другое дело, что силенок мало. И условия не способствуют. Кто ж отпустит ее в маги? Это Жизель могла куралесить – без пригляду-то.
   – Чем такой пригляд, – усмехнулась Лора. – А вдруг ее папаша объявится?
   – Думаю, дочура обрадуется не шибко, – ответил Светлан. – Тут и без графа де Компре хватает любителей играть человечьими судьбами.
   – Выходит, у девочки дар, – задумчиво сказала она. – Кто мог ждать?
   – Она рисует мир таким красочным!.. У меня-то отбили охоту к ярким тонам.
   – Ладно, не прибедняйся!
   – Когда прибедняется нищий, он прикидывается богатым, – заметил Светлан. – Уж и помечтать нельзя.
   – Но что делать с Бэллой? Раз есть дар, нужно его охранять.
   – В том и дело. Богатыри – они ж как прогрессоры: должны пестовать таланты.
   – Здесь есть Гильдия, – напомнила она. – Пусть Бэллу натаскивают тамошние маги.
   – Например, Сейдж, – фыркнул Светлан. – Или кто там еще у них? Учителя, элита!.. Пусть в свои дурацкие игры они играют меж собой, а ребенка увечить им не дам.
   – Своего, да?
   – Нашего, – поправил он с усмешкой. – Разве не так?
   – Наши дети еще впереди, – посулила дева. – Возможно, и любовь – почему нет? Когда-то ж я тебя уломаю.
   Что значит военный опыт! Раз от штурма никакого прока, нужно переходить к осаде.
   – Давай в этой серии обойдемся без эротики, – предложил Светлан. – Лично мне довольно и нудизма. Я ж художник – забыла?
   – Можно подумать, в предыдущей серии эротика была!
   Вот что в Лоре хорошо: для нее нет незнакомых терминов. Или она настолько чувствует подтекст?
   – Ну, все-таки, – пробормотал Светлан. – Если учесть, что еще недавно я подвизался в монахах… Кстати, ты сама меня постригала.
   – Да ведь волосы уже отрасли, – заметила она.
   – Наружность меняется быстрей… как правило.
   – Что ж, нудизм так нудизм, – не стала форсировать дева. – Как насчет совместной ванны? Время еще есть.
   Заодно и помоемся, ну да.
   – Играешь на моих слабостях? – спросил богатырь. – В этих делах трудно провести грань.
   – Это твои проблемы. Давай-давай, не ломайся! Будто не знаю, что тебе нравится меня обхаживать. Ну и мне… это не противно.
   Какое совпадение, вздохнул Светлан. Да если б я делал все, что нравится!.. И куда б это завело?

   ЧастьII. Разборки в тылу.

   Глава 6.

   Летучий корабль плыл над улицей – на безопасном удалении от крутых черепичных крыш, но не слишком высоко. По-прежнему было пасмурно, а обремененные влагой тучи сделались смоляными, будто тоже пытались нагнать страху на жителей столицы. Внизу, меж тесно стоящими домами, ночную мглу худо-бедно разгоняли фонари, а на палубе «Лауры» не зажигали огней – дабы не привлекать лишнее внимание. Почему-то нынешнюю ночь Светлан не захотел проводить во дворце. Опасностей там он не ждал – то есть не больше, чем в любом ином месте, – но его потянуло на свежий воздух, а таким порывам Светлан привык доверять.
   Над гондолой тихо звучала музыка, транслируемая из королевского дворца, – здесь, в насыщенном чарами Эльдинге, богатырь мог позволить себе такую роскошь. Он восседал прямо на палубе, прислонясь спиной к задней мачте, высившейся на юте. Перед ним, в ворохе пуховых одеял, спала Изабель, продолжая начатое во дворце. Рядом с ней прикорнула Мишка – скорее всего ненадолго. Ведьмы ж – ночные птахи и эти часы стараются не тратить впустую. Правда, этим днем девочке не дали выдрыхнуться – пришлось добирать теперь. Покрывало она с себя, конечно, сбросила, хотя воздух был прохладным, и во сне жалась к подружке, пытаясь согреться.
   Полубак стерегла Лора. Она тоже устроилась у мачты, положив на колени изящный меч, и негромко разговаривала с виконтом, вызвавшимся их сопровождать. Впрочем, и королевский дворец не остался без богатырской защиты. Теперь, когда к Светлану примкнули Артур и Бахрам, немногим уступавшие ему в силе, дышать стало свободней.
   Среднюю палубу предоставили призраку, после заката осмелевшему достаточно, чтобы время от времени возникать из каюты. Вел себя он без лишней агрессии, видно, поверив наконец, что на его камушки не посягнут. Но для порядка шипел и принимал грозный вид, если замечал на себе любопытствующий взгляд.
   Заворочавшись, Изабель вдруг открыла глаза и, найдя ими Светлана, улыбнулась.
   – Нешто выспалась? – поинтересовался он. – Вы что, у Глории заразились? Прямо какая-то сонная болезнь!
   – Наверно, я сплю за двоих, – предположила девушка. – Ведь вы уже которые сутки не смыкаете глаз.
   – Что за твоих – это точно, – пробормотал богатырь и прибавил громче: – Такая у нас работа: бдеть. Чтоб любимый город, значит, мог спокойно спать.
   – Скажите, отец мой, – спросила она, – а вы впрямь думаете, что из меня может получиться маг?
   Ну, еще одна!.. Начнем сначала, да?
   – Что, я похож на шутника? – откликнулся Светлан. – Или дал тебе повод усомниться в моей честности?
   – Разумеется, нет, – с горячностью отвергла Бэлла. – Но, может, вы ко мне слишком добры?
   – А где здесь ты углядела доброту? – пожал он плечами. – Дарование – вовсе не подарок, хотя звучит похоже. От него больше хлопот, чем радости. И одиночеству оно способствует не хуже, чем верховная власть. Хочется тебе остаться без приятелей?
   – Я согласна всех их заменить на нескольких друзей, – серьезно ответила принцесса. – И конечно, мне нужен Гийом. Но вы сказали, что он не станет считать мой дар изъяном.
   – Мне так показалось, – кивнул богатырь. – Однако он все же сын русалки и… э-э… короля. А детство Гийому выдалось трудное. И кто знает, сколько демонов обитает в его душе и не сможет ли один из них вырваться хотя бы на минуту? А ведь иная минута способна зачеркнуть жизнь.
   – Я принимаю этот риск, – заявила Изабель. – И если эта мерзость вправду вселилась в Гийома, буду помогать с ней бороться. Возможно, даже удастся ее изгнать?
   – Смелая девочка, – похвалил он. – Только имей в виду, что, помимо прочего, Гийому предстоит испытание властью. А это чудище сожрало уже стольких!..
   – Как-нибудь справимся… конечно, с вашей поддержкой.
   – Э-э… моей? – уточнил Светлан. – Или ты имеешь в виду нас всех?
   – Всех, – подтвердила девушка. – Но прежде всего – вас. И Лору, – добавила она, подумав. – У меня ж нет никого родней. И Гийом по-настоящему верит лишь вам.
   – Это твое «вы» лишь вносит путаницу, – вздохнул богатырь. – К тому ж, я больше не монах. И от магических дел как бы отошел. Ныне я простой рубака-парень… даром что герцог.
   – Но вы же вернетесь к магии – когда покончите с Дьяволом, – произнесла Изабель, не столько спрашивая, сколько утверждая.
   – Так далеко я не заглядываю, – ответил Светлан. – Нам бы ночь продержаться… а затем еще одну. Честно сказать, ныне мне кажется, что шансы у той и другой примерно равны. С одной стороны хорошо, что у нас будет больше времени на подготовку…
   – Но ожидание выматывает, да?
   – Не меня. Просто хватает иных дел – не хочется терять время.
   – Включая магию, верно? – подхватила девушка. – А как по-вашему, с чего тут лучше начинать?
   – Напрашиваешься на урок? – усмехнулся он. – Я ведь и сам необучен.
   – Зато у вас есть опыт… и Сила. Ну пожалуйста!
   Как откажешь, когда тебя упрашивает такая миляга? И вправду ж – куколка.
   – Сперва определи, к чему у тебя лежит душа, – сказал Светлан. – Не все чудеса выходят одинаково хорошо…
   – Или плохо, – пробурчала Мишка, не открывая глаз – вроде как из сна.
   – …у каждого свои предпочтения, и для начала нелишне их выяснить. Скажем, я острей ощущаю формы, а ты, я заметил, больше тяготеешь к звукам. Стало быть, и подход к этим делам у нас должен быть разным: мне – Знаки; тебе – заклинания. Во всяком случае, начинать лучше с того, что удается. А вот когда наберешь инерцию, одну методику можно подкрепить другой. И еще…
   – Я слушаю, отец мой, – сказала Изабель.
   – Давай, папочка, не томи душу! – прибавила ведьма, расщуривая один глаз. – Или не можешь без пауз?
   – Я уже говорил: чтобы сотворить чудо, нужно настроиться на него, забыв о прочем. Страсти у тебя даже в избытке, но ограждать себя от мира ты еще не умеешь – а без этого не натворишь больших дел. Надо уметь сосредотачиваться – вон, погляди на маньяков… Конечно, я не призываю брать их за образец, но такой нацеленности – позавидуешь. Многим одаренным как раз и не хватает цепкости, чтобы заделаться создателем.
   – К примеру, мне, – вставила Мишель. – И вообще ведьмам. Хаос в крови – это, сестрица, дергает, причем в разные стороны. Мы слишком увлекаемся, разбрасываясь по ерунде. Жизнь-то – любопытная штука!
   – Птички непоседливые, – поддакнул Светлан. – Вам самим нужен наездник, а вы на других катаетесь.
   – Да где ж сыщешь такого, чтоб правил, куда надо, и не пытался обуздать?
   – Чтобы найти, нужно искать, – заметил он. – Конечно же, это редкость. Так ведь и вас не так много?
   – Мало нас, – подтвердила девочка, вздыхая. – И страшно далеки мы… Вдобавок брезгливые. Пока в этой куче навоза сыщешь жемчужину!..
   – Хочу спросить, отец мой, – снова заговорила Бэлла. – Говорят, что фантомы – не всегда призраки… то есть не все они происходят от умерших, иногда их попросту создают.
   – И что?
   – Ведь вы тоже это умеете, правда?
   – Ха, аппетиты растут! – хмыкнула Мишка. – Еще не наигралась в куклы, сестренка?
   – Это не куклы, – возразила принцесса. – Это много серьезней. И любопытней. Тут образуются как бы подобия людей.
   – А куклы – кто?
   – Они не живые. Не умеют ни двигаться, ни говорить.
   – Здешние – да. Но вот в его мире, – ведьмочка кивнула на Светлана, – навострились делать такие цацки!.. Пока не вскроешь, не отличишь.
   – Все равно – это не то.
   – А то не это, ну да…
   – В такие поделки не вложишь душу – в них нет личности.
   – Это вопрос формулировки и дело техники, – не согласилась Мишка. – Еще годков пять-десять, и вещи станут умнее людей… что, впрочем, не так и трудно.
   – Но здесь-то этого нет? И увижу ли я когда-нибудь такие диковины…
   – В самом деле, приходится ограничивать себя местными средствами, – сказал Светлан. – На безрыбье и магия – наука.
   – А заодно и техника, – фыркнула ведьма. – От бедности чего ни придумаешь!
   – Задачка-то впрямь любопытная, – заметил он, поневоле увлекаясь. – И состоит она вовсе не в том, чтобы смастерить человекоподобную образину и вынудить ее двигаться, – тут надо действовать тоньше. Фантом не должен быть машиной, во всем покорной создателю, – это топорная работа, недостойная истинного кудесника. Образы начинают жить, лишь когда становятся достаточно сложными. Но чтоб вообразить их настолько полно, одной фантазии мало – требуется упорство. А вынуждать их дергаться, точно марионеток, – кому это в кайф?
   – И что, этих двух качеств хватит для чуда? – с сомнением спросила Мишка.
   – Еще нужны чары, – ответил богатырь. – Без них каши не сваришь. Это из главных проблем: накопить вдосталь магии… либо заимствовать у кого.
   – Ну, тебе-то есть, у кого брать, – сказала Мишка. – Сам говорил: у Канала этого добра столько!.. Черпать не перечерпать.
   – Сложность в том, что я не люблю занимать, – ответил он. – Во всяком случае, у таких, как Канал. Вдобавок это чревато внезапностями. Поэтому до сих пор я больше пробавлялся фокусами, чем творил всерьез. А ныне и вовсе решил сменить… э-э…
   – Ориентацию? – с готовностью подсказала ведьма.
   – …направленность. Как уже объяснял нашему корольку, ипостаси лучше не смешивать.
   – Иные маги заимствуют Силу у демонов, – сказала Изабель. – Наверно, это не очень хорошо?
   – Демонов опасно вызывать – чуть промахнешься в расчетах, и они оседлают тебя. А в иных даже вселяются, превращая в свои оболочки.
   В этот момент к их компании примкнул четвертый – без единого шороха призрак скользнул по палубе к людям. К счастью, он не завис в воздухе, поскольку кое-какую массу уже успел накопить, и даже тень все ж отбрасывал, пусть и бледную.
   Сколько же бедняге лет? – подумал Светлан. Или тут счет на столетия? Впрочем, этот корабль не выглядит старым, а ведь страж сокровищ, судя по всему, был его владельцем.
   – А этому чего нужно здесь? – пробурчала Мишка. – Ишь, пристроился!
   – По-моему, он не злой, – сказала Изабель, вглядываясь в призрака. – А что сердитый – так от такой жизни ожесточиться нетрудно.
   – Как ни крути, а хозяин тут – он, – заметил Светлан. – Или кто-то из его потомков.
   – Да где ж искать его потомков, если он сам вряд ли помнит, из какой страны? – пожала плечиками ведьма. – И осталась ли она на здешней карте?
   – Тем не менее парень в своем праве. И не нам его прогонять.
   – Между прочим, это чучело должно ощущать Темный мир гораздо лучше нас – поскольку само принадлежит ему наполовину.
   – Тогда с какой стати мореход жмется ко мне?
   – Полюбил, – хихикнула Мишка. – Во всяком случае, проникся.
   Затем она вернулась к прежней теме:
   – Вот мне нравится волшебство, когда щелкнешь пальцами – и человек голый. А все, что он так старался спрятать, оказывается на виду.
   – Не думаю, что такой наготы в мире не прибавится радости, – возразил Светлан. – Это не волшебство – хулиганство.
   – Зато как весело!
   – Ну да, особенно тому бедолаге. Это тебя хлебом не корми, дай посветить голой попкой. У Жанны набралась, да?
   – У нас все по-честному, – заявила девочка. – Как говорят, товар – лицом… а также всеми иными частями.
   – Тебе легко быть честной, – сказал он. – Как ни поверни – картинка. А что бы запела, если б «иные части» не соответствовали? Одно дело – хвастать совершенствами. Но если их нет?
   – Я бы удавилась, – ответила Мишка, подумав.
   – Ну-ну, не надо крайностей.
   – Ведь голышей потому и гоняют, что большинство прочих – уроды. И называют это моралью. Вот взять, к примеру, старых греков…
   – Лучше тогда молодых.
   – Уж они следили за собой. А скрывать всегда проще, чем исправлять!
   – Вот и займись таким чародейством, – предложил Светлан. – Можешь даже фирму открыть – по устранению изъянов. Отбою не будет от клиентов. А там, глядишь, нагота войдет в моду. И ведьмы наконец попадут в законодательницы.
   – Я тебе кто, скульптор? – фыркнула девочка. – Буанаротти, ага. Буду отсекать лишнее. А иным – прибавлять. Или даже от одних пересаживать к другим. Такое можно нагородить!..
   – С живыми людьми?
   – Да отчего ж – с живыми? – усмехнулась она. – И даже не с людьми – с их отображениями. А кроить сразу набело… Что я, дикая?
   – Ты аккуратнее с этим, – остерег Светлан. – Черт знает, как баловство с отражениями может сказаться на оригиналах. Во многих странах, как знаете, запрещено рисовать человека.
   – А если отображать, не рисуя? – сейчас же зацепилась Мишка. – Существуют же и словесные портреты – я не имею в виду криминалистику.
   – Думаю, что и в литературе шалости могут аукнуться. Ведь бог знает, как отзовется слово. Особенно, если угодит в нестойкую душу.
   – Сеять характеры, ну да, – осклабилась ведьма. – Потом такое пожнешь!..
   – И в сельском хозяйстве смыслишь? Тебе бы с Гаем сойтись – живо сыщете общий язык.
   – Да мы с ним давние кореша, – сообщила Мишка. – Как раз перед вылетом протрепались едва не всю ночь – и знаешь, о чем договорились?
   – Ну?
   – Создать общую теорию миров. Конечно, и Розенкраца привлечем.
   – Ничего себе, размахнулись!..
   – А чего мелочиться? Если украдать, то миллион.
   – Проще жениться на принцессе, – усмехнулся Светлан. – Тем более что она рядом.
   – Я полом не вышла, – возразила девочка. – А то б запросто.
   – Тебе бы пацаном родиться, да?
   – По-моему, я и в девках – ничего.
   – Не засидишься, ага.
   – Ха, очень нужно! – состроила она гримасу. – Я имею в виду: замуж. Мы, ведьмы, девушки неимущие, зато свободные. А такая упряжь – не для нас.
   – Не зарекайся, – сказал богатырь, подавив вздох. – Тебе еще предстоит встретить того, с кем будет лучше, чем одной. Хотя на такое везет немногим, – прибавил он честно. – Куда чаще людей держит вдвоем страх… или привычка. Или даже традиции.
   – Или долг, – прибавила Изабель тихо. – А если хочешь помочь кому-то – этого не довольно?
   – Помогать нужно не просто с охотой – с радостью. Иначе принимать помощь будет в напряг. Это как родительская любовь по обязанности – разве такая нужна детям?
   – Да лучше уж такая, – пробормотала девушка.
   В этот миг призрак что-то прошелестел, решив, видимо, поучаствовать в разговоре.
   – Это он по-каковски калякает? – спросил Светлан. – Или у неживых собственный язык?
   – Вот еще, придумал! – откликнулась Мишка. – Конечно же, он глаголет на языке осин… или пальм.
   – А точнее?
   – С пары фраз и я не врублюсь. То есть ясно, что не латынь…
   – Даже и мне, – прибавил он. – Для латинянина у него не тот прикид.
   – Умный, да? Критиканствовать легко, ясное дело!
   – А что ж ты хотела, – пожал богатырь плечами. – Раз назвалась гением… С кого еще спрашивать?
   – Вот с него, – показала ведьма на привидение. – Если почешет язык хотя бы с минуту…
   Но тот больше не стал говорить. Верно, израсходовал запас слов, еще не забытых из-за векового молчания. Ну, пусть теперь вспоминает – тоже занятие.
   Впрочем, и общий разговор иссяк. Сдвинувшись пушистыми головами, подружки зашептались о личном, а в детали Светлан старался не вслушиваться. Переглянувшись с Лорой, тоже успевшей наговориться, он дождался ее понимающего кивка и произвел рокировку, поменявшись с ней местами. Возможно, в этом и не было надобности, но все ж лучше, когда вблизи девушек обретается силач… ну, или силачка. Тем более у Лоры нюх на опасность, как у немногих, а лишней беспечностью она не страдает.
   С бака открывался лучший обзор. Да и внимание тут рассеивалось меньше, поскольку взамен юных прелестниц рядом обретался виконт – пусть и красавец, а все ж мужчина. Хотя внизу по-прежнему не происходило занятного, улицы оставались тихими и пустынными. Город будто притаился в преддверии штурма.
   С минуту помолчав – видимо, для приличия – де Коста тихо спросил:
   – По-вашему, будущее принцессы уже определено?
   – Имеешь в виду ее замужество? – откликнулся Светлан. – Похоже, в этом заинтересованы все, включая саму Изабель… и исключая ее отца.
   – А как насчет вас?
   – Мне хорошо то, что угодно ей. И решать за нее я не собираюсь.
   – Но если принцессе попытаются навязать что-то – как бы для ее же блага…
   – …то будет иметь дело со мной. Видали мы таких благодетелей!..
   – Вы – истинный рыцарь, – вздохнул парень. – Прежде у меня не было примера.
   – А король Артур? Вот он – и впрямь образец.
   – До вчерашнего вечера я лишь слышал о нем. Но кто же всерьез верит в легенды?
   – В данном случае легенды не врут – уж поверь. Я и сам постоянно оглядываюсь на Артура. Это даже скучно, до чего он правильный… Точнее было бы скучно, не будь он таким раритетом.
   – Скажите… – Де Коста помолчал, добирая решимости, и выдавил: – По-вашему, у меня есть шанс? Ну хоть крохотный?
   – Кто знает, – произнес Светлан. – Иногда верность награждается. Но рассчитывать на это не стоит. Как говаривал один заслуженный персонаж, торг здесь неуместен.
   – А я не шевалье де Бриз, чтобы торговаться.
   – Что, вы знакомы? – удивился богатырь. – Неужто пересекались?
   – Дрались как-то.
   – И кто выиграл?
   – Я ранил его в бедро, – ответил виконт. И нехотя прибавил: – А он меня – в плечо. Ловкий, бестия.
   – Выходит, боевая ничья. Что ж, даже почетно. Вон де Круст лишился троих агентов, пытаясь задержать Бриза, – причем, как он выразился, «весьма умелых».
   – В самом деле, Бриз рубится как черт – и где набрался только?
   – Места надо знать, – усмехнулся Светлан. – Или якшаться с полезными людьми. Полагаю, Бриза натаскал Ла Гус, а тот обучался фехтованию на Востоке – возможно, и Дальнем. Уж там к этим делам относятся серьезней, да и традиции богаче.
   – А разве здесь искусство боя не в должном почете?
   – Здесь это скорее ремесло. Думаешь, заучил пару десятков приемов – и уже виртуоз?
   – Я ведь не просто заучил, – возразил виконт, горделиво улыбаясь. – Каждый из них я отшлифовал до блеска, обратив в фехтовальный бриллиант. Годами я совершенствовал свое умение, и мало кто в Нордии настолько же приблизился к идеалу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация