А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обходной путь героя" (страница 3)

   – Если Дьявол зацепится тут, станет плохо не только людям. Представляете, насколько он разрастется, если поглотит город? Затем еще один, и еще…
   – А вы берите пример с нас, – посоветовал тритон. – Удирайте.
   – Эвакуировать столицу, создать близ моря зону отчуждения? Вряд ли это поможет. И что прежде Дьявол не выбирался на сушу, ни о чем не говорит – может, нужды не было. Сейчас мы хотя бы знаем, где его ждать.
   – Сам сказал: это не кракен. Хотя, может, и родич – дальний. Но хуже всего, что многое Дьявол перенял у вас. Или, как гласит пословица… не помню, чья… «ты есть то, что ты ешь». Надо быть разборчивей в пище!
   – А не поглощать всякую дрянь, ну да, – прибавил Светлан, вызвав у хозяина новый приступ веселья. – И что ж общего меж Дьяволом и человеком?
   – Ну, не одним человеком – тысячами. Ты погляди, как хитро устроен Озерный. У каждого, кого принимает в себя, он отнимает волю, превращая в своего раба, – но взамен наделяет Властью, от которой противники столбенеют. На что это похоже?
   – На государственную машину, – буркнул богатырь.
   – Вот! Идеальное воплощение идеи, столь милой сердцам людей. Так зачем же бороться с ним? Возможно, когда Дьявол наберет еще большую силу, ему даже не понадобятся щупальца, чтобы управлять. Точнее, они обратятся в нити, невидимые и неощутимые, на которых и будут плясать его преданные слуги, сколь далеко их не забросила бы надобность… А забавно поглядеть, в кого тогда превратится их хозяин, – ухмыльнулся д’Элф. – Возможно, внешне он станет похож на прочих правителей-людей? Но власть у него будет абсолютная.
   – Это не та идея, которую следует возводить в абсолют, – сухо возразил Светлан. – А если такое случится, то и вам не избежать рабства. Ведь Дьявол не угомонится, пока не подчинит всех.
   – Тут ты, наверно, прав, – признал тритон, помрачнев. – Но стоит ли заглядывать настолько далеко?
   – Собственно, насколько? – спросил гость. – Ты сможешь определить это, не заглядывая? Ну, завтра вы еще будете резвиться в свое удовольствие… может, и через неделю… А через месяц? За сколько времени, по-твоему, Дьявол подомнет Нордию?
   – Как будто от нас тут что-то зависит!
   – Одни ищут способ, другие – причину, – сказал Светлан. – Слыхал такую присказку?
   – А как же, – подтвердил хозяин, хмыкая. – Можно сказать, русалочий фольклор.
   – Ну и нечего прятать голову в песок.
   – Брать быка за рога – это по-богатырски, верно? – осклабился д’Элф.
   – Да мне и обломать их – запросто, – не стал скромничать Светлан. – Но тебя таскать за хвост не собираюсь. И уму-разуму учить – не тот случай. Твоя проблема в беспечности. Конечно, при такой службе лучше не брать в голову лишнего – но иногда и про ответственность не мешает вспомнить. На себя ты еще можешь плевать, а вот на кого надеяться твоим малышкам? Если ты – тот баран, который ведет в пропасть… Не нужно разъяснять образ?
   – Вот, я уже баран! – пригорюнился хозяин. – Скоро и в крысы зачислят… бегущие с корабля, да?
   Впрочем, глаза его светились юмором. Уж он не из тех, кого легко обидеть.
   – Развлекаешься, умник? – спросил богатырь. – Для трепа я как-нибудь после загляну, а сейчас давай о деле.
   – Давай, – легко согласился д’Элф. – Чего ты хочешь от нас?
   – Сперва скажи: вам опасен горгоний взгляд?
   – Мы ж не люди, – пожал плечищами тритон. – К власти относимся без почтения. Но и не богатыри, увы.
   – То есть не остолбенеете, но без шока тоже не обойдется, так?
   – Наверное. Проверять-то, как понимаешь…
   – Но воздействие, видимо, слабеет с расстоянием?
   – Вот про это я в книгах не читал, – хмыкнул хозяин. – Хотя, если верить нашим легендам… Пожалуй, что так. И в воде эта зависимость сильней.
   – Тогда от вас потребуется одно: посадить Дьявола на цепь, убавить его подвижность.
   – Это как? – удивился д’Элф.
   – Мы снабдим вас острогами – во множестве. И прочными тросами, коими они будут привязаны к якорям. Главное – понадежней обездвижить чудище, чтоб оно не смогло выползти на берег… и чтобы не задало деру, когда запахнет паленым. С Дьяволом нужно покончить здесь и сейчас, дабы не ждать от него пакостей в будущем.
   – Однако ты настроен решительно!.. Богатырям чужды сомнения, да?
   – Да какие сомнения, если отступать некуда, – дернул плечом Светлан. – Тут уж от страха никакой пользы. А не получится – что ж…
   – Что ж, – повторил д’Элф, скаля зубы. – Задачка вроде по силам. И весело это: жалить Дьявола в зад. Метать остроги я позову соседей – устроим и мы королевскую охоту!.. Девоньки же будут натягивать тросы и крепить якоря. Но если Горгоны не увязнут в сражении по самые уши, то иссекут эти снасти в минуту.
   – Уж мы постараемся, – обещал богатырь. – Пока будем живы – вздохнуть не дадим. А остроги, думаю, доставим к завтрашнему полудню. Извини, придется вам нарушить режим.
   – Заодно и трезубец пришли, – попросил тритон. – Корона-то у меня есть…
   – Лучше подарю тебе вилы, – предложил Светлан. – Будешь ими писать на воде.
   Д’Элф вновь загоготал, мотая хвостом так, что нимфы с трудом уворачивались от мощных потоков, а Мишке пришлось укрыться за спиной богатыря, дабы не отнесло к стене.
   – Есть еще вопрос, который хотелось бы прояснить, – сказал тот. – По моим сведениям, в ваших владениях имеется проход в иной мир…
   – Можно подумать, ты уже победил Дьявола! – гыкнул хозяин. – Подавай тебе все сразу, да?
   – Понимаешь, не люблю откладывать. Когда еще представится случай?
   И представится ли вообще – следовало бы добавить. Кто знает, что будет с нами через пару дней?
   – Проход есть, – подтвердил тритон. – А о прочем поговорим после сражения. Если уж тебя так тянет на тот свет.
   – Хотя бы скажи: легко ли туда попасть?
   – Запросто, – сказал д’Элф. – Но при двух условиях.
   – Ну?
   – Если ты умеешь летать. И если тебе не страшен огонь.
   – Я тебе кто, саламандра с крыльями? – пожал плечами Светлан.
   – А это, мил человек, уже твои сложности.

   Глава 3.

   Обратно возвращались в кромешной темени, едва проницаемой даже для богатыря. Хорошо, д’Эгр одарил на прощание светящимися камнями – иначе пришлось бы тратить магию. Его любимицы проводили гостей до границы подводного лабиринта, оставаясь такими же улыбчивыми и безмолвными. И покуда они резвились рядом, по сторонам не тянуло глазеть – тем более, ничего красивей все равно бы не нашлось. А когда прелестницы повернули назад, Светлан с сожалением проводил взглядом их роскошные хвосты, энергично колышущиеся вверх-вниз.
   – Сейчас за ухо цапну, – пригрозила из-за спины Мишка. – Чего пялишься?
   Оглянувшись через плечо, он произнес:
   – Надо ж, ты еще здесь!.. И как столько выдержала в молчании?
   – А я умная, – сообщила кроха. – Знаю, когда лучше не встревать в разговор. Раз на кону дело, с трепотней можно погодить.
   – Деловая, ишь!
   – Вот ты в мои годы… да?
   – Вдобавок язва, – усмехнулся богатырь. – Растет смена нашим пчелкам!
   – Да уже, почитай, выросла, – заявила девочка. – Конечно, у меня не такие буфера, как у этих пловчих, но мы ведь птицы, а не рыбы – нам пышности ни к чему.
   – Разве у тебя буфера? – поддел он. – О них же уколоться можно.
   Мстительно Мишель вдавила ноготки в его плечи. Затем стукнула пятками по бокам Светлана, точно пришпоривая, и скомандовала:
   – Ну, поскакали!
   – Поплыли, – согласился он.
   По наклонной Светлан устремился к берегу, камнем-фонарем разгоняя мглу, выхватывая из тьмы придонные скалы, одетые в густые водоросли, или стайки рыб, ошалелых от внезапного света. Вода омывала его, точно прохладный поток, пытаясь сорвать дерзкую наездницу, – на всякий случай богатырь придерживал ее за локоток.
   – По-твоему, этот хвостатый вправду любит свой табун? – опять заговорила девочка. – Разве можно любить сразу стольких?
   – Ну, если сложить его привязанности ко всем нимфам, то уж на одну настоящую любовь, верно, наберется.
   – А что такое настоящая любовь?
   Светлан усмехнулся: ну и вопросец!
   – Ты когда-нибудь видела юбилейный салют? – спросил он в ответ. – Ну, такой, в сравнении с коим меркнут прочие, который затевают раз в столетие… Вот и с любовью так же. Выпадает она немногим, а уж чтобы дважды… Но если любовь настоящая, даже смерть не может разлучить любящих – во как!
   – Как вас с Анджеллой, да? – уточнило прямодушное дитя.
   – Возможно, – ответил Светлан уклончиво.
   То есть на свой счет он не сомневался. Лучшего в его жизни уже не будет – просто не может быть. А что до Анджи… Весь год она вела себе безупречно, сделалась ему родной каждым ноготком, каждой складкой. Столько тепла, доверия, страсти!.. Но, видно, у каждого – свой предел.
   – А по-моему, лишь ведьмы могут любить в полную силу, – заявила Мишель. – Ну и богатыри, понятно, – прибавила великодушно. – Другие-то мелко плавают и низко летают. Ни ума нет, ни чувств – одни позывы.
   – Господи! – изумился он. – А этого ты у кого набралась?
   – А что, разве неправда?
   – Есть два вечных тезиса, – сказал Светлан, усмехаясь. – Первая: все бабы – дуры. Вторая: все мужики – козлы. Конечно, в обоих есть резон, но заносить их в истины вряд ли стоит.
   – Ну, если они верны хотя бы на девять десятых!..
   – Можно ж и переиначить, – заметил он. – Если объявить мужчин кретинами, а женщин стервами, промашка выйдет почти такая же.
   – Ага! – ухватилась Мишель. – Значит, пропорцию-то признаешь?
   – Нет, – качнул головой богатырь. – Думаю, все-таки меньше.
   – Восемь десятых, семь?.. Но все равно ж – большинство?
   – Хоть это и не педагогично, – со вздохом произнес он, – а насчет большинства соглашусь.
   – Ха!..
   – Но, – тотчас прибавил Светлан. – Даже при таком раскладе остается множество тех, кого стоит спасать, ибо – люди. А отделить их от «козлов», как понимаешь, довольно сложно.
   – Выходит, «козлов» ты не стал бы спасать?
   – Я ж не Христос, чтобы прощать каждого. Хотя и пытался заделаться махатмой. Не потянул, увы.
   – А все равно ты жалеешь всех, – заметила девочка. – Добрый ты, дяденька Светлан, и это – не лечится.
   – Я лишь притворяюсь добрым, – возразил он.
   – Зачем?
   – Из эгоистических соображений. Люблю нравиться людям.
   – Зачем? – повторила девочка.
   – Меня это греет. И наоборот, если не угодил кому, делается зябко.
   – Но ты ж не вредишь тем, кому хочешь нравиться?
   – Ну, стараюсь.
   – Значит, и есть добрый, – пришла Мишель к заключению.
   – Видишь ли, малыш, добрым нельзя быть по расчету. Это должно идти от сердца.
   – А оно и идет. Просто одни чувствуют свою связь с людьми, а ты ее вдобавок сознаешь.
   – Умная больно, – проворчал богатырь. – Только не показывай это всем, ладно? Не то и впрямь сделают больно.
   – Что я, дура? – фыркнула она. – Уж умной проще сойти за глупышку, чем навыворот. Хотя противно, да? Из кожи лезть, чтобы ничтожные человечки не ощущали свою ущербность! То есть они, конечно, подозревают – иначе б не лезли на стену… А может, пусть лезут? Раз не могут летать, то хотя бы так поднимутся выше. Или уж тогда сорвутся – на камни.
   – Скорей – на твою голову.
   – А я шлем надену, – хихикнула девочка. – С шишем, ага, – да поострей.
   Покачав головой, Светлан сказал:
   – Вот приедет барин… в смысле Дьявол… и нам станет не до разборок. Уж он покажет, где зимуют озерные раки!
   Разговаривая, он продолжал гнать над самыми скалами, рассекая подводную мглу, точно торпеда. Вокруг уже было не так темно и студено – значит, до поверхности близко. Кстати, и дышать стало легче. А неплохо бы тут пожить с пару деньков, подумалось ему. Порезвиться с нимфами, ну да… Благо они никому не расскажут.
   – И зачем взяла ласты? – посетовала Мишка. – Лишь ноги оттягивают.
   – Вот зачем я взял – тебя? – откликнулся Светлан. – Переводчик-то не понадобился.
   – Запас мешка не дерет, – напомнила она. – Уж ты должен знать русские пословицы.
   – Еще и эрудит, надо же!
   – А вот и наше корыто с сокровищами, – обрадовалась девочка знакомому месту. – Как там этот чудило-призрак: все такой же непокойный?
   – Уже и наше?
   Впрочем, почему нет? Как сказал д’Элф, что упало на дно – пропало для жителей суши. Уж таков закон… раз я его принял. К тому ж суденышко, похоже, затонуло вместе с хозяином. Иначе с чего тот так ревниво его сторожит?
   Забравшись под бушприт, Светлан снял ласты и уперся ногами в скалу. Затем аккуратно надавил, по сантиметру высвобождая корабль из песчаного плена и следя, чтобы потрескивание шпангоутов не делалось угрожающим. Из кормовых покоев выскочил призрак и заметался по палубе, переполошенно потрясая саблей, – к большому удовольствию Мишель, ехидно комментирующей это шоу. Когда корпус показался из песка целиком, богатырь встал по центру широкого днища, поддерживая судно плечом и обеими руками.
   – Следи за балансом, – велел он девочке. – Но аккуратней с этим ятаганщиком – держись на дистанции.
   – Яволь, сэр! – откликнулась та, взмывая к верхушкам мачт.
   Все-таки тяжесть оказалась изрядной, несмотря на то, что подводная, – ноги проваливались в грунт до щиколоток. А когда приблизились к поверхности, усугубились проблемы с равновесием – чтоб не потерять ношу, Светлану приходилось выплясывать под ней, спешно сдвигаясь туда, куда начинал клониться корабль. Затем мачты, а следом борта начали вздыматься из воды, и ноги богатыря стали погружаться в песок едва не до колен. Все-таки он дотащил корабль почти до самого берега и лишь тут сбросил с себя груз – предварительно убедившись, что Мишель плавает с другой стороны. Глубины уже едва хватало для его роста, так что отягощенное водным балластом судно осело на дно прочно. Правда, за недавнего утопленника тотчас принялись прибрежные волны, но всерьез повредить кораблику они не успеют.
   Одним прыжком Светлан взмыл на палубу. В разгаре была ночь, из-за беспросветных туч еще более темная, – но в сравнении с глубинной тьмой здесь вовсе не казалось мрачно. Отвыкший от свежего воздуха призрак уже укрылся в каюте, поближе к сокровищу, согревающему его странную сущность. Встав на руки, богатырь подождал, пока из легких стечет вода, даже несколько раз подпрыгнул, вытряхивая остатки. И все равно без кашля не обошлось – вот же пакость!.. Потом, склонившись за борт, вынул из моря Мишку и подержал за тонкие щиколотки, легонько встряхивая. Болезненное возвращение в воздушную среду девочка перетерпела стоически.
   – Ну ты, царь зверей, – просипела затем. – От рыб лапы убери.
   И тут же зашлась в кашле. Шутка не из свежих, но что пытается острить – уже славно. Опустив Мишель на мокрые доски, Светлан огляделся. Конечно, на дне, в бирюзовой мгле, корабль смотрелся заманчивей, однако и теперь вовсе не выглядел ветхим. Заделать пробоины, легкая косметика, и – встречайте нас, далекие страны!
   – И будет у меня собственный замок, – объявил Светлан. – Маленький, зато мобильный и с настоящим привидением.
   – Вот как прирежет тебя во сне! – посулила девочка. – Иногда же ты все-таки спишь?
   – Он не настолько глуп, – возразил богатырь. – Чтоб нагрянувшие хапуги разграбили его клад? Уж здесь перевес на их стороне.
   – Ведь с корабликом возни! Пока доставим на место…
   – Как раз это – не проблема. Ветер-то попутный.
   – И спина широкая, ха! – прибавила она. – Опять на горбу попрешь?
   – Да ты погляди вверх. Мы уже надуваемся.
   – Ну да, особенно я, – сказала Мишка, вдохнув во всю узенькую грудь. – Щас взлечу.
   Затем задрала голову и прищурилась на огромный пузырь из магической пленки, быстро разбухавший над кораблем в подобие чудовищной сигары. Был он, конечно, прозрачным, но вполне видимым – если смотрела ведьма.
   – А махать будем веслами, ха!.. Думаешь, это потянет на дирижабль?
   – Ты же умная, – напомнил Светлан. – Вот и считай. Компьютеров здесь нет – приходится напрягать мозги.
   – А ты на что? – нашлась она. – Тем более это ты взвешивал судно.
   – Значит, доверяешь моим расчетам? Ну, тогда располагайся удобней. Это ж не рулилка от Этьена – «летучий корабль». Смотрела мультик?
   Спрыгнув на берег, богатырь достал из тайника одежду и тотчас заскочил обратно, бросая шмотки на палубу. А корабль и впрямь уже пытался взлететь, сантиметр за сантиметр возникая из моря, – пока его сочащееся многими струйками днище не зависло над волнами. Затем начался плавный подъем, убыстряясь по мере того, как стекала вода из трюма. Несколько раз ткнувшись баллоном в отвес, они вознеслись над обрывом и поплыли к городу, подгоняемые ветром. А корректировали направление потоками газа, вытравливаемого из аэростата для удерживания высоты, – пожалуй, этих излишков хватило бы, чтобы лететь и против ветра. Перегнувшись через борт, Мишель вглядывалась в пейзажи, открывавшиеся внизу. Но прежде, чем она успела насладиться видами, судно уже достигло крепостной стены.
   – Жаль, сейчас не день, – оглянувшись через плечо, сказала девочка. – Вот был бы переполох!
   – И без нас устроят, – откликнулся Светлан. – Уж чего-чего…
   – Без нас – неинтересно, – возразила она. – Давненько я никого не пугала.
   – С юности, да?
   Хихикнув, Мишель и вовсе уселась на бортик, свесив ноги в бездну, – впрочем, для ведьмы это не опасно. Во всяком случае, ночью.
   – Чем хороши такие летучки: с них можно плевать не только на рыб, – сообщила она. – За это владыки и не любят нас.
   – Вот лишнюю слюну лучше сдавай в аптеку.
   – Тоже, нашел гюрзу! – фыркнула ведьма. – Может, еще и пописать в банку? Или устроить золотой дождик – на кого бог пошлет?
   – Бог, ну конечно!.. Не много ли на себя берешь?
   Она рассмеялась, болтая ножками. А дирижабль уже заходил на посадку – прямиком в королевский парк, поближе к окнам гостевых покоев. Еще минута, и недавнее украшение морского дна опустилось на просторную лужайку, сделавшись примечательностью Эльдинга. А из окна бравым авиаторам уже махала принцесса – такая тут сказка, ну да.
   Махнув в ответ, Светлан приспустил баллон – чтобы корабль не унесло ветром. Затем, протянув к подоконнику магический трос, подхватил пискнувшую Мишель под мышку и по нему перебежал в гостиную.
   Вот здесь почти ничего не поменялось, словно он не уходил. Уронив девочку в одно кресло, Светлан опустился в другое и, поглядев на часы, произнес:
   – Похоже, я вежлив, как… Луи. И даже еще вежливее, ибо вернулся до рассвета.
   – Будет тебе кокетничать, – сказала Лора. – Как прошло?
   – Если в двух словах: всё – путем.
   – А в пяти?
   – Подводный… э-э… властитель согласился нам помочь. Уложился?
   – Если не считать «э-э».
   Обратив глаза на маркизу, он продолжил:
   – Артезия, теперь задачка для тебя: нужно к полудню наклепать побольше острог и легких, но крепеньких якорей. Пожалуй, тут лучше действовать через короля – иначе увязнем в согласованиях.
   – А если его величество почивает?
   Богатырь выразительно поднял брови.
   – Все поняла, сир, – сейчас же сказала маркиза. – Если потребуется, достану Луи из-под одеяла.
   – Только сама туда не лезь, – бросила Лора. – А то до утра не разберетесь.
   Артезия засмеялась – скорее польщенно.
   – Когда острог наберется в достатке, я доставлю груз на своем корабле. Это – наша часть договора.
   – Могу я слетать, – вызвался Георг. – Если покажешь, куда.
   – Ну, это детали… Кстати, Арти, – добавил Светлан. – Пусть король выставит охрану возле… э-э… «Лауры». На всякий случай.
   – Будет исполнено, сир.
   – Вот и славно. Если что – зови меня на подмогу.
   – Полагаю, до этого не дойдет, – улыбнулась маркиза, поднимаясь. – Но, возможно, вашей особой придется попугать кое-кого.
   – Да на здоровье!
   Когда дверь за Артезией закрылась, Светлан перевел взгляд на Изабель:
   – А что нового у вас, куколка?
   – У нас все старое, отче, – засияла та. – Даже Гло еще не проснулась.
   – Дрыхнет без задних ног, – подтвердила Лора. – Вот если б еще пару дней так… полечилась, у нас бы убавилось хлопот.
   – Или с неделю, – прыснула Мишель.
   – Или с годик, да? – спросил Светлан. – Щедрые вы мои… Эй, а куда делась Агра? – вдруг вспомнил он. – И Пса что-то не видать. Его, случаем, не слопали?
   – Вот тут впрямь новость, – усмехнулась Лора. – Эти двое, похоже, сдружились. То ли ваш псина уболтал кису, то ли она его обаяла.
   – Загипнотизировала, – предположила Мишка, состроив страшные глаза. – Я читала про кобрис – в них есть примесь змеи. Сперва они столбенят жертву… Или остолбевают?
   – Цепенят, – хмыкнула силачка. – Этот мохнач если остолбенеет, то от хорошей дубинки. На чужие взгляды ему – с высокой башни. Ладно, – сказала она затем. – Раз ты вернулся, я – сваливаю. Не забыл: обещала помочь Шарлю?
   – Ну, если я в вашем тандеме лишний…
   – Отдыхай!
   Перейдя в спальню, Лора опустилась на пятки посреди нарядов, разбросанных по ковру, окинула те прищуренным взглядом. В этот раз она стала обряжаться не в паренька-простолюдина и даже не в юного дворянчика, хотя тут имелся соответствующий наряд, а, как ни странно, в женщину, к тому же скромную – ни тебе грудей навыпуск, ни открытых плеч. Видимо, хотела удивить будущих оппонентов, вряд ли ожидавших под опереньем голубки обнаружить бойца запредельной мощи, способного справиться не с одним десятком.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация