А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обходной путь героя" (страница 12)

   – А книжицу пока лучше бы спрятать. И так ее уже видели трое из наших.
   И запомнили до последней буквы. То есть теперь этих манускриптов как бы несколько.
   – А мне можно взглянуть? – заинтересовалась и Жизель, на минуту отвлекшись от своей беды.
   – Вот тебе – ни в коем разе, – отрезал Светлан. – Ты слишком уязвима для соблазнов.
   – Ну и пожалуйста, – обиделась она. – Тоже мне, святоши!..
   Анна улыбнулось углом рта – тем, который не могла видеть графиня. Наверно, и белянке хотелось поглядеть на заветную книгу, но, конечно, не отдельно от Жизель… или по крайней мере чтоб та не знала об этом. Дружба по вертикали – это так сложно!
   – Может, не стоит отдавать эту книгу? – произнес Артур. – Говоря по чести, у меня нет доверия к Гильдии.
   – Я еще погляжу на Хуго вблизи, – ответил Светлан. – Ежели он и вправду больше гильдиец, чем маг… Тогда придется тебе носить книгу под панцирем до моего возвращения.
   – Хорошо, что Жизель забираешь с собой, – ухмыльнулась Мишка. – Уж она и туда бы проникла!.. Думаешь, у вас остались заповедные места?
   – Где не ступала нога женщины, что ли?
   – Ну, насчет ног я не уверена. Но ручки у нас – такие шаловливые!..
   Так, девочку опять заносит туда, где «детям до шестнадцати…» У нее и к этому исследовательский интерес?
   – Вот по ручкам можно и схлопотать, – сказал Светлан. – Чтобы не шалили. А заодно и по попке – благо на виду. Есть мнение, что через это место мозги вправляются лучше всего.
   – Мне уже страшно! – фыркнула кроха.
   В самом деле, когда она его боялась? И вообще, хоть кто-то из ведьм? Ну и слава богу.
   – Ладно, мне нынче…
   – Не до сук, – ввернула Мишка.
   – …нужно спешить. Надеюсь, де Круст даст Луи выспаться и до утра нас не хватятся. Но вот дальше… – Богатырь посмотрел на Жизель: – Полчаса на сборы, да? Я пока наведаюсь к Хуго.
   – Мне нужна охрана, – напомнила графиня… будто он мог об этом забыть.
   – Я пригляжу за ней, – вызвалась Лора.
   – И я, – примкнула ведьма. – Верней, я буду глядеть за Анной. Люблю блондинок!
   Белянка вновь улыбнулась – с той же осторожностью. Похоже, ей было уютно в здешней компании. Но подчиненность – это такая штука… За годы с ней свыкаешься настолько, что на одной инерции можно протянуть еще долго.
   – Жаль, я не могу быть полезной, – посетовала Изабель. – Вам со мной столько хлопот!..
   – Своя ноша не тянет, – сказала силачка. – Для тебя это новость?
   – Просто я не привыкла быть своей, – тихо ответила принцесса. – Это для вас – норма.
   – Ну, не скажи! – усмехнулась Лора. – Я ведь тоже с ними недавно. Меня, можно сказать, нашли.
   – Как и меня, – удивил обеих Светлан. – Да тут, почитай, все найденыши. Уже и не скажешь, с кого началось. Но теперь, если погибнем, то все. И за такую жизнь стоит драться.
   – За Город Солнца! – возгласила Мишка. – И за нашу королеву…
   – Ну, королева – это не главное в Анджелле, – возразил он.
   – Естественно, – повела смуглыми плечиками графиня. – Ведь она ведьма.
   – И еще какая! – с готовностью подтвердил богатырь.
   Чем сильно ее разочаровал. Жизель-то думала, что сказала пакость.
   – А теперь за работу, – велел Светлан, поднимаясь. – Ну живо, живо!.. Или ты больше не торопишься?

   Часть III. Дорога в монастырь

   Глава 11.

   Когда их лодка пересекла границу Эльдинга, промчавшись над крепостной стеной, до рассвета еще оставалось долго. Лодчонка, кстати, оказалась не хилой: эдакая дача на плаву, вполне приспособленная для комфортной жизни, – неудивительно, что графиня ее ценила. Вернее, это раньше дача была на плаву, а ныне превратилась в гондолу скоростного дирижабля, разгоняемого мощной струей. Конечно, такому летуну далеко до скайкара, но в здешнем мире, где пределом грез был летающий ковер…
   – Вроде несложное колдовство, – сказала Жизель, кивая вверх, на прозрачный корпус дирижабля. – Почему ж оно не удается мне или кому-то из магов Гильдии?
   По горло укутанная в меховой плащ, она возлежала в шезлонге, закрепленном на поднятой корме лодки, и с любопытством поглядывала по сторонам, явно наслаждаясь полетом.
   – Потому что это не колдовство, – ответил Светлан. – Вот от чего я держусь подальше. А гильдийцев утянуло как раз туда – власти им, видишь ли, возжелалось. За что и поплатились, растеряв созидательный дар.
   – Так ты поэтому избегаешь насилия? – спросила женщина. – Чтобы не утратить свою магию?
   – Только не записывай меня в непротивленцы, – усмехнулся он. – Уж отпор давать я умею. Сопротивление – это не наезд, тут я в своем праве. И слабых защищать мне не возбраняется. Но если вздумаю их обижать…
   – Ну надо же, – подивилась Жизель. – Оказывается, и доброта бывает выгодной. Но ко мне ты благоволишь не от чистого сердца, верно?
   – Ну, это как посмотреть, – не согласился богатырь. – Если честно, у меня слабость к красивым женщинам…
   – Чушь! – фыркнула графиня. – В этом качестве я тебе не нужна. А вот что от меня тянутся нити к твоим врагам – Зодиару, Духу… Этим я и ценна для тебя, да? Ты меня используешь – как и другие. Правда, они не столь изощренные, а ублажить их намного проще.
   – Зато я справедливый, – похвалился Светлан. – Лишнего не возьму. Вот сколько в меня аукнешь, столько тебе и воздастся.
   – Как-то не слишком щедро – для героя, – с насмешкой бросила она.
   – Ну, начинается! Только что обвиняла в меркантилизме, а ныне укоряешь, что недодаю.
   Из каюты вдруг донесся короткий визг, и на палубу опрометью взбежала Анна, одетая лишь в короткую тунику.
   – Ну что еще? – раздраженно спросила Жизель. – Опять испугалась мыши?
   Оглянувшись на дверь каюты, белянка сообщила:
   – Там… скелет в древних лохмотьях. Похоже, призрак.
   Она уже пришла в себя – на удивление быстро. Впрочем, учитывая ее магические способности… во всяком случае, не меньшие, чем у Жизель…
   – Так скелет или призрак? – уточнила графиня.
   – Both, – ответил уже Светлан, озадаченно хмурясь. – Лохмотья восточного покроя?
   – Сир, вы прямо провидец!
   – Надо ж, увязался… И что это он прикипел ко мне?
   – Неужто и он – ваш приятель? – поразилась Анна. – Широкий же у вас круг!
   Спустившись в каютку, Светлан удостоверился: действительно, наш пират во всей красе – устроился, как у себя дома, даже ненаглядный сундук ухитрился перетащить, запихнув поглубже в угол.
   – Я думал, что вы, призраки, привязываетесь к месту, – сказал ему богатырь. – Ты хоть соображаешь, во что ввязался?
   Призрак по обыкновению молчал, лишь взирал загадочно на своего покровителя. Силу, что ли, он из меня пьет? – подумал Светлан. И через это делается ближе к жизни. А если впрямь оживет?
   – Только веди себя скромней, понял? – велел богатырь. – Не у себя на корыте – в гостях как бы. Будешь наскакивать на дам, вышвырну твои цацки за борт и собирай по лесам и долам… Уяснил?
   Бывший мореход вроде бы кивнул. Интересно, как его звали при жизни? Наверно, и сам не помнит. Может, наречь беднягу Синдбадом?
   – Лучше б ты сберег библиотеку, а не эту груду камней, – проворчал Светлан, разворачиваясь к двери. – И самому было бы веселей коротать столетия.
   Вернувшись к спутницам, предупредил:
   – Не посягайте на его добро, и проблем не будет. Вообще он не злобный, а меня слушает. Ну бзик у него на камнях. То ли якорь такой в нашем мире, то ли вообразил себя драконом. Мозгов-то нет – один череп.
   – А цепями он не любит греметь? – спросила Анна, уже хихикая.
   – Да где ж у него цепи? Чай, не из подземелья. Лишь бы за сабельку не хватался.
   – Все поняла, – кивнула белянка.
   Тихо шлепая нежными подошвами, она направилась в каюту и через минуту возникла вновь, грациозно неся золоченный поднос с фруктами и напитками. Какие все ж изящные у нее формы – прямо небесное создание. И краски сообразные, и наряд. Вот только крыльев недостает.
   Поморщившись, Жизель заметила:
   – Перед гостем красуешься? Для таких дел лучше годится магия.
   – Вы слишком расточительны, моя госпожа, – возразила Анна, сноровисто сервируя столик рядом с шезлонгом, тоже приколоченный к палубе. – Ведь мы уже не в столице – следует беречь чары.
   Все же графиня не пожелала отправиться в путешествие без своей компаньонки – видно, слишком привыкла к ее поддержке. Так что, против опасений Лоры, уединения вдвоем не получилось. Правда, здесь-то нет конкуренции – напротив, полное взаимопонимание и согласованность. Не оказался бы такой тандем даже опаснее одной Жизель.
   Осторожно попробовав кресло, дабы ненароком не вырвать с корнями, Светлан переставил его ближе к столику, но сам уселся на палубу, решив хотя бы здесь не крушить мебель. К тому же, так было удобнее – учитывая разницу в росте. По крайней мере дамам теперь не приходилось задирать головы, обращаясь к богатырю.
   – Итак, – заговорил он, – насколько понимаю, друг от друга у вас секретов нет?
   – Мы слишком тесно сотрудничаем, – откликнулась Анна, охотно занимая свободное сиденье, и с улыбкой прибавила: – Си-ир.
   Будто научилась этому у насмешницы Жанны. Но скорее, просто походила на нее легким нравом. Вообще, белянка явно была ближе к ведьмам, чем смуглокожая графиня, и даже, подобно им, не жаловала лишней одежды. Может, и летать умеет? А к ее легкости – напористость и стальная хватка Жизель… действительно, недурная команда. И которая из двоих более достойна состоять в Гильдии? Или порознь они не дотягивают до членства? Соавторы, надо же! Среди женщин такое – редкость.
   – Я к тому, что нехудо бы поделиться, – пояснил Светлан.
   – А тебе обязательно знать все? – спросила Жизель без особенного радушия.
   – Может, и не обязательно, – пожал он плечами. – Но в таких ситуациях лучше перестраховаться. Не бойся, я не стану злоупотреблять.
   – А что вам уже известно, досточтимый сударь? – поинтересовалась Анна, взглянув на молчащую графиню.
   – Немногое. Как мне сказывали, дедуля Жизель любил шляться по дальним странам и однажды вернулся со смуглым мальцом, коего объявил сыном. С годами у паренька обнаружился магический дар, унаследованный скорее всего от маменьки, так и не возникшей, и переданный затем дочери – вместе с… э-э… экзотической внешностью. Дар этот как-то завязан на плетение судеб, что довольно опасно – как для окружающих, так и для самого носителя – и редко приводит к хорошему. Поэтому или по иной причине, но сумасброд-граф сгинул еще прежде, чем дочуре исполнилось пятнадцать, – якобы его прибрал сатана… видимо, за особые заслуги, как передовика сатанинского труда. После чего наша Жизель сиротствовала по полной программе – тем более что папенька не оставил ей ничего, кроме титула да родового замка. И дабы выбраться из нищеты, вдобавок обзаведясь влиянием, юной графине пришлось пройти через такое, о чем приличным девицам лучше не знать, и проявить завидную изворотливость, а также (цитирую) «необыкновенную смелость… в некоторых вещах… скорее всего и привитую отцом». Зато у нее появились могущественные покровители, вплоть до короля, и от кого-то из них… предположительно от последнего… она заполучила роскошный презент – сына, красиво нареченного Раулем… кстати, не в память ли о первой любви?
   – И это все, мой господин? – снова спросила Анна, похоже, опасаясь резкого ответа смуглянки, чье настроение вовсе не улучшил этот короткий пересказ.
   – Прочее относится к моим домыслам, а потому не стоит упоминания. Я даже не знаю, сколько лет вы… э-э… сотрудничаете.
   А тем более – в каких сферах. Но про это спрашивать погодим… пока.
   – Не так и много, – ответила девушка. – Когда мы с ее светлостью встретились, она уже достигла нынешнего положения. Да и Рауль успел родиться.
   – Ему ведь около четырех, верно?
   – Недавно исполнилось, – подтвердила Анна, поглядев на Светлана с уважением: дескать, нехило для домыслов. – Вообще, я стараюсь про него даже не думать – чтобы нечаянно не сболтнуть. А видела лишь раз.
   – И что, он такой же смуглый?
   – Ну… почти.
   – Доминирующая линия – я же говорил. И Жизель, по всей видимости, пошла в отца.
   – Почему же тогда я его ненавижу? – сквозь зубы выцедила та.
   – А за что его любить: лишь за сходство? Тут другое худо. Ненавидя его, ты не можешь безоглядно любить себя и даже на сына смотришь с подозрением. Вдобавок у тебя тяга к саморазрушению, тоже, видимо, унаследованная от отца. Но ты еще и к жизни тянешься – это и спасает тебя… до поры.
   – Может, хватит во мне копаться? – осведомилась графиня.
   Во всяком случае, лучше делать это не в присутствии подружки – даже такой близкой. Это вам не телесный интим, где впрямь никаких тайн.
   – Да, – согласился Светлан. – Прости, я увлекся. Говорить-то – вам. И кто начнет?
   – А что вас интересует, сир? – снова взяла инициативу Анна. – Мы ведь можем много наболтать – про наряды, белила с румянами, благовония… К примеру, не угодно ли вам послушать о недавно вошедших в моду туфельках-босоногах, прозванных так за совершенную прозрачность, полную невесомость и чудесную неутомительность для ступней. Вот если к ним добавить еще платья… э-э… голотелы…
   – И шляпы-пустоголовы, – проворчала Жизель. – У тебя опять недержание речи?
   – Моя госпожа, вы несправедливы. Ведь мне приходится стараться за двоих!..
   – Меня интересует магия графа де Компре, – пресек богатырь дальнейший треп. – Кстати, как его звали?
   – За глаза чаще звали Головнем, – ответила смуглянка. – Но при рождении нарекли Брайтом.
   – Хо!.. А твой дедуля был шутник.
   – Наверно, он ни к чему не относился всерьез. За что Бог и наградил его таким наследником. И уж эта шутка вышла деду боком. Подозреваю, что первым, кого мой отец сжил со свету, был как раз старый граф – слишком тот мешал сыну.
   – И сколько нашему старичку успело стукнуть?
   – Пятьдесят два.
   – Гм… В самом деле, зажился на этом свете. Но каким способом Брайт ему… э-э… помог?
   – Самое потешное, что дед умер именно от старости. Вокруг все недоумевали. Из него будто выпили жизнь.
   – Полагаю, слово «будто» ты употребила для приличия.
   Жизель покачала головой, усмехаясь без веселости.
   – Это не было вампиризмом – как его понимают, – возразила она. – Никто не пил из деда жизненную силу, тем более кровь. Такое папеньке не сошло бы с рук, а он не из тех, кто любит попадаться. К тому же этот случай был первым в округе, если не во всем королевстве. Немолодой, но еще крепкий мужчина за пару месяцев словно прожил несколько десятилетий и перед смертью, говорят, выглядел вдвое старше.
   – Вообще, есть такая болезнь, – сообщил Светлан. – Но я не уверен, что она может протекать настолько бурно.
   – Болезнь тут ни при чем, – отмахнулась женщина. – Хотя поначалу так и подумали. Подозрения возникли позже… намного позже – лет эдак через тридцать… за которые новый граф не изменился ни на йоту. При том что жизнь вел отнюдь не ночную, обожал чесночные соусы, а спал вовсе не в гробу. Даже в церковь похаживал, изображая добропорядочного. Близких родичей у него не было, да он и не нуждался в них. И однако по истечению этих десятилетий надумал жениться. Конечно, выбрал юную и непорочную, из не очень знатной семьи, но с недурным приданным и безупречным здоровьем… коего едва хватило на три года совместной жизни.
   – Что, история повторилась?
   – В том-то и дело. В двадцать лет маменька ушла из жизни глубокой старухой. Это уже походило на заклятье, наложенное на род де Компре. Но почему оно действует так выборочно, почему граф Брайт не стареет и даже не хворает, хотя с каждым годом транжирит свое здоровье все беспечней?
   – Хе, – пробормотал богатырь. – Похоже, следующей должна была стать ты. Ведь он мог тянуть лишь из близких, верно? Кого знает, почти как себя, изучил во всех проявлениях. И следующая порция ему потребовалась бы раньше – может, и намного… скажем, вдвое. Тем более что второй… э-э… донор был пожиже первого. Но сперва ты должна была созреть, ага?
   Уставившись на него, Жизель вновь покачала головой – на сей раз удивленно.
   – Если б тут не было Анны, я решила бы, что ты читаешь мысли, – сказала она. – Да, мало-помалу и я пришла к тем же выводам… тем более что, пока папуля проникал в меня, заодно добиваясь схожести с собой, я изучала своего родителя. И пыталась вникнуть в его магию, странную настолько, что ни один столичный маг не мог сыскать доказательств двойного убийства… Прочие деяния отца я пока оставляю в стороне, – прибавила графиня. – Хотя и там он пакостил столь скрытно, что подозрения пострадавших ни разу не подтвердились фактами. Уж себя сиятельный граф де Компре оберегал со всем тщанием, а в шахматы и даже в го никто не мог его переиграть – видел на много ходов вперед.
   – Этому и тебя научил? – спросил Светлан. – По ходу дела, пока переделывал под себя… так сказать, неизбежное зло.
   – Для него – зло, – кивнула женщина. – А мне лишь это и дало шанс. Времени-то оставалось все меньше, и в зрелость я как раз входила.
   – Но сначала нужно было выяснить способ…
   – Верно, – снова кивнула она. – Я тоже не люблю, когда меня ловят, а все прочие средства… обороны…
   – К примеру, яд, – проворчал богатырь.
   – Или даже порча. Не королевские дознаватели, так столичные маги распознали бы это с легкостью – у них в таких делах огромный опыт. Да и папеньку, как уже говорила, подловить на обыденном было трудно – требовалось нечто, чего он не мог ждать от глупышки дочери, по всем признакам, не наделенной серьезным талантом.
   – Ладно, я уже понял, какая ты хитрая, – сказал Светлан. – Переходи к сути.
   – Оказалось, Головень вправду умел прилепляться к близким, в своем сознании создавая их призрачные подобия, – но не напрямую, нет. Его дар был особого свойства, да сих пор невиданный в нашем мире, а потому не распознанный даже самыми учеными из здешних магов. Дело в том, что образы, отражавшие моих деда и мать, копировали их, какими они были в прошлом. Собственно, на разгадку меня натолкнул портрет матери, висевший в отцовской спальне, – где ее изобразили подростком. Вскоре я выяснила, что заказал картину сам граф, причем лучшему из художников Нордии. И конечно, в замке имелись портреты деда, где его запечатлели молодым. Правда, не такие же мастерские, зато их было несколько. А меня отец выставлял перед живописцами едва не каждый год – уж на это он не жалел средств.
   – Брайт что, умел делать проколы во времени и через них протягивал энергетические канальцы?
   – Вернее сказать, щупальца, – со странной улыбкой произнесла графиня. – К омоложенным подобиям своих жертв он пристраивал свою эфирную голову и убыстрял картинку настолько, что прошлые годы умещались в недели, а силы, что растратили жертвы за этот срок, теперь утекали в него. Но поскольку возникшую пустоту нужно было чем-то восполнить, недостача покрывалась за счет будущей жизни моих злосчастных родичей. Скорее всего, с женой Головень проделал это несколько раз – ведь она была юной. Да и по своему отцу мог проехаться дважды. Все не так и сложно, если вникнуть.
   – Ну да, – хмыкнул Светлан и покрутил в воздухе пальцами, будто попытался выстроить схему этого изощренного грабежа. – Чего ж тут сложного? Обычные дела!
   – А по проторенной тропе идти легче, – продолжала женщина. – Теперь я знала, откуда ждать удар, но мой родитель не знал, что я знаю. И еще одно преимущество у меня было – пылкое воображение подростка. Мне не требовались портреты, чтобы представить отца, каким он был в детстве… или каким сделается, если его все ж настигнет старость. Подолгу позируя художникам, я и от них набралась многому, наверно, даже впустила в себя от каждого по частице его таланта – ведь я маг, а не просто знатная дурочка.
   – Это тебе папаша на мозги капал? – поинтересовался богатырь. – То есть насчет твоей якобы глупости?
   – Да я и сама старалась его убедить в этом, – усмехнулась Жизель. Потому что, если бы он играл со мной в полную силу… К счастью, актеркой я оказалась недурной.
   – Нескучно же ты жила, – оценил он. – С детских лет, точно в тылу у врага.
   – Зато какая школа!.. После моего папеньки любой столичный интриган кажется мотыльком. А уж как ими вертеть, меня тоже обучили.
   – И за какие места, ага, – пробурчал Светлан. – Ну и чем закончилась ваша партия? Надеюсь, ты выжила?
   Коротко рассмеявшись, женщина сказала:
   – Как ты мог заметить, по натуре я кошка. И падаю на четыре лапы, и раны заживают быстро.
   – И гуляешь сама по себе, – поддакнул он.
   – А про упругость моей плоти ты тоже знаешь. К слову, даже после родов у меня сохранилась плева – так что при желании смогу выдать себя…
   – Хватит саморекламы, – прервал Светлан. – Лучше расскажи про сатану, который прибрал графа де Компре, заядлого игрока и любителя плести судьбы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация