А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Российская преступность. Кто есть кто?" (страница 32)

   Милицейский бизнес


   Коррупция в МВД многолика и многогранна. От элементарных взяток и поборов палаточников и лоточников – до весьма серьезного, хотя и запрещенного Законом о милиции бизнеса. Взятки гаишникам стали притчей во языцех. Повсеместный характер этого явления, можно сказать, официально зарегистрирован. По приказу Куликова группа оперативников колесила от Владикавказа до Ростова-на-Дону под видом перевозчиков вино-водочных изделий. Из 24 постов ГАИ брать отказались только на двух. Не случайно милиция так сопротивляется введению новой системы оплаты штрафов с помощью пластиковых карточек.
   Еще одной кормушкой для гаишников стали расплодившиеся как грибы после дождя частные автошколы. Мало того, что инспектора неплохо получают от самих владельцев школ, они намеренно валят на экзаменах учащихся, доказывая, что без взятки получить права почти нереально. В Москве тарифы за «хорошую» сдачу экзамена колеблются от 150 до 300 долларов. Причем выработалась универсальная система передачи валюты: только перед экзаменом и только через старших инструкторов или директора школы.
   Этого мало. Многие посты ГАИ становятся чуть ли не штатными осведомителями преступных группировок. Этот тревожный факт, в частности, констатировал Аналитический центр по социально-экономической политике при президентской администрации. В докладе центра «Организованная преступность и перспективы прихода к власти в России национал-социалистов» приводились примеры этого преступного сотрудничества в российских регионах. Так, в Тверской области, чуть ли не каждая автомашина с ценным грузом останавливается рэкетирами. Откуда они узнают о содержимом багажника? Очень просто. Связные банды получают по рации сигнал с поста ГАИ. Барыши, конечно, делят по-братски.
   Аналогичная ситуация и во Владимирской области. Практически все попытки провести неожиданные обыски в штаб-квартирах криминальных группировок проваливались из-за того, что их заблаговременно предупреждали гаишники. О том же явлении автору этих строк рассказывал бывший руководитель подразделения ГУОПа МВД по разработке преступных авторитетов полковник Медведев. Он имел похожий печальный опыт в Московской области. Как только его люди отправлялись на облаву в мотель, где находилась «малина», какие-то гаишники туг же оповещали об этом бандитов. Подозреваемые, которых оперативники ехали «вязать» вместе с арсеналом оружия, уже летели на своих иномарках им навстречу.
   Естественно, точно установить инспекторовстукачей и доказать их вину практически невозможно. Проштрафившиеся люди в форме почти всегда избегают наказания. Сколько было шума вокруг гаишников, которые за взятки беспрепятственно пропустили колонну Басаева, ехавшую брать в заложники и убивать мирных жителей Буденновска? А что известно о суде над этими негодяями? Ничего. Дело потихоньку рассыпалось.
   Особый вид бизнеса освоили гаишники Волгоградской области. Провинившимся водителям они предлагали помимо положенных по закону штрафов вносить пожертвования «на Божьи дела». В противном случае грозили отобрать права. Пожертвования вносились на счет фонда строительства храма Всех Святых. Соучредителем фонда действительно являлась местная епархия, однако никакого храмового строительства на аккумулированные деньги не велось.
   Зачем же милиционерам понадобилось помогать церкви таким рискованным способом? Очень просто. Ктитором епархии (то есть церковным старостой, на которого был возложен контроль за всеми финансовыми делами) являлся начальник областного УВД Василий Дергачев. За возбуждение уголовного дела и активное расследование этих фактов прокурор области Вячеслав Шестопалов, убежденный атеист, указом архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа был… отлучен от церкви.
   Иногда под «крышей» ГАИ образуется целая банда. Одну из них в апреле 97-го судили в райцентре Кадуй Вологодской области. Перед судом предстали семь человек, которые перегоняли из-за границы ворованные иномарки, регистрировали их по подложным документам в таможне и в милиции, а затем продавали. Самое интересное заключается в том, что большинство из преступников – бывшие милиционеры. А легализацией ворованных иномарок («БМВ», «Гранд Чероки» и «Ауди») занимался старший госавтоинспектор ГАИ Кадуйского района Валерий Ванюшкин. Он получил четыре года лагерей.
   Активно подрабатывают и в отделениях милиции – «на земле», если выражаться на профессиональном жаргоне. Самые хлебные места – в районах крупных рынков и торговых центров. Так, при получении взятки был арестован начальник 5-го отделения милиции, хорошо известного всем торгующим матрешками и кокардами на Старом Арбате. В 1,5 миллиона рублей ТОО «Вернисаж» оценило его помощь при продлении аренды помещения. Впрочем, это мог быть лишь задаток.
   Пусть читателя не смущает такая несерьезная сумма. Есть и более значительные примеры. В сейфе у начальника РУОПа Тверской области полковника Ройтмана, которого арестовывали по подозрению в организации заказного убийства, было обнаружено 14 тысяч долларов. А когда по подозрению в получении взяток было задержано все руководство ОВД Царицына (начальник и два зама), в сейфе у правоохранителей нашли уже 700 миллионов рублей. Дневная выручка?
   Кстати, это тот редкий случай, когда дело удалось довести до суда. На слушаниях в Мосгорсуде было доказано, что в гараже рядом с ОВД директор Царицынского рынка передал начальнику ОВД Виктору Алексееву 5 тысяч долларов и 4 миллиона рублей. Угрозу разогнать рынок предприниматель воспринял всерьез – ему оставалось либо уплатить дань, либо сообщить о вымогательстве в компетентные органы. Директор пошел по второму – законному пути (купюры были предварительно обработаны спецсредством «Светлячок»). В итоге милицейский начальник получил 10 лет колонии. Взяли Алексеева в апреле 95-го – приговорили в апреле 97-го.
   Кстати, в деле были и другие любопытные эпизоды. Еще раньше милиционер получил от того же директора золотую печатку с бриллиантом в 1,3 карата стоимостью 4,5 тысячи «зеленых». Кроме того, ежемесячно предприниматель выплачивал милицейскому начальнику оброк – по 8 миллионов рублей. Мало того, он оплатил и ремонт в новой квартире офицера. И хотя на суде эти эпизоды доказать не удалось, картина получилась впечатляющая.
   Поскольку прямая коммерция милиционерам запрещена, а красиво жить все-таки хочется, они идут на всевозможные ухищрения. Одна из лазеек в законодательстве – учреждение всевозможных общественных фондов. Естественно, с благими целями поддержки ветеранов правоохранительных органов и семей пострадавших от рук бандитов. Одним из пионеров фондостроительства стал наш знаменитый охотник на «спрута» генералмайор внутренней службы Александр Гуров. Он неожиданно для всех подал рапорт об увольнении и посвятил себя созданию Российского фонда содействия борьбе с организованной преступностью, терроризмом и коррупцией. Примечательно, что инициаторами создания фонда, если верить Гурову, стали некие «предприниматели СевероЗапада России».
   По-своему решили проблему дополнительных заработков в УВД Пермской области. Точнее, в местном ОБНОНе – отделе по борьбе с наркотиками. Борцы с губительным зельем приютили под своей крышей частное охранное агентство «Викинг-2». Оно занималось в основном детективной деятельностью – разыскивало деньги обманутых коммерсантов. Не беда, что детективы-самоучки не имели для этого не только специальных навыков, но и специальной лицензии. Зато их патронировали и во всех сложных делах помогали вполне профессиональные милиционеры, имевшие и соответствующие права, и соответствующие возможности. Когда надо – наезжали с обыском, кого надо – вызывали на допрос. В общем, проблему с неплатежами решали эффективно и без проволочек.
   Правда, к наркомафии и наркомании все это никакого отношения не имело. Зато имело отношение к специальному фонду, попечителем которого был все тот же ОБНОН. Часть своей прибыли «Викинг-2» регулярно отчислял в эту опекаемую милицией структуру – в качестве частных и абсолютно добровольных пожертвований.
   Была и еще одна связочка между детективами и наркоборцами. В визитных карточках совладельца и директора «Викинга» стояли адрес и телефон дежурной части ОБНОНа УВД Пермской области. Причем фамилия главного детектива удивительным образом совпадала с фамилией главного борца с наркомафией. Оказалось, что это не однофамильцы, а родственники. Причем ближайшие. Кузнецов-папа защищает правопорядок. Кузнецов-сын помогает вышибать долги. Вот такой получился семейный подряд.
   В данном случае на высоте оказалась областная прокуратура. Она начала с того, что отправила в суд иск о признании недействительными договоров милиционеров с коммерческими фирмами. Дело в том, что, не ограничиваясь коммерцией с «Викингом», пять офицеров ОБНОНа во главе с Юрием Кузнецовым получали «гонорары». Якобы «за сбор, изучение и анализ оперативно-поисковой информации о рынках сбыта, о клиентах, о конкурирующих фирмах».
   На самом деле две фирмы сильно повздорили по поводу арендной платы с госпредприятием, находившимся в ведении Госрезерва России. Поскольку арбитражный суд полностью признал правоту предприятия, фирмачи решили испробовать нетрадиционные методы разрешения данного спора. Одним из таких методов стало психологическое давление на оппонентов с помощью органов правопорядка. И люди в погонах действительно честно отрабатывали свои гонорары. Офицеры брали письменные объяснения у работников выигравшего арбитраж предприятия, вызывали их повестками в УВД, пытались проникнуть на этот режимный объект.
   Любопытно, что и после судебного разбирательства между УВД и прокуратурой договор с фирмами остался в силе. Его только немного скорректировали. Во-первых, исключили пункт о коммерческом шпионаже (по-другому услуги милиционеров не назовешь). А во-вторых, все денежные перечисления с этого времени было решено направлять не конкретным сотрудникам ОБНОНа, а на общий счет УВД.
   Однако на этом поиски новых источников доходов наши предприимчивые наркоборцы не оставили. Без каких-либо видимых (а главное – законных) оснований они самостоятельно возбудили уголовное дело и заточили в темницу местную предпринимательницу. Нет, она не хранила у себя в сумочке кокаин и не торговала из-под полы маковой соломкой. Дело возбудили по совершенно другому профилю: мошенничество. Через три месяца даму освободили, а дело прекратили за отсутствием состава преступления. Но своего добились: из матери подозреваемой за это время удалось вытрясти около 12 миллионов рублей.
   Пока дочь сидела, мать тоже отвезли в УВД, где провели с ней несколько нравоучительных бесед. Вступительное слово произнес сам товарищ Кузнецов. Затем некоторые разъяснения сделали и его подчиненные. Для лучшего эффекта 75-летней старушке показали постановление об ее аресте. Но обнадежили, что у нее есть шанс остаться на свободе, а дочери – вскоре переступить порог родного дома. Для этого требуется всего-то 12 «лимончиков» – на возмещение ущерба, причиненного «мошенницей» государству. В сопровождении бравых молодцов в униформе пенсионерка отправилась в отдел вкладов банка «Заря Урала» и перечислила указанную сумму в Почтобанк. Как впоследствии выяснилось, деньги без вины виноватой семьи пошли на оплату долга очередной коммерческой фирмы, тоже, видимо, находящейся на попечении пермского ОБНОНа.
   Правда, справедливость через два года восторжествовала: Почтобанк был оштрафован на 108 миллионов рублей, а УВД Пермской области – на 50 миллионов рублей (часть этой суммы получили пострадавшие). Но вся беда в том, что раскошелиться пришлось не предприимчивым оперативникам, а государству.
   А Кузнецов отделался строгим выговором. И остался при исполнении. Более того, его люди уже заявлялись с обыском к заместителю прокурора области, разоблачившему попытки коммерческого шпионажа. Наведывались также и к собкору «Российской газеты» (правительственного издания!) Михаилу Лобанову, который осмелился придать материалы прокурорской проверки огласке. А ведь в Прикамье у борцов с дурманом работы должно быть выше крыши. Пермская область по количеству только зарегистрированных преступлений, которые связаны с наркотиками, занимает на Урале твердое второе место. Но милиции, похоже, не до того. У нее – бизнес!
   Немало фактов о том, как зарабатывают деньги «на стороне» и улучшают свои жилищные условия высокопоставленные господа из республиканского МВД собрала депутат Госдумы от Республики Коми Рита Чистоходова. И изложила их в депутатском запросе министру Куликову. Ответ этого генерала, считающегося (с конца 96-го года) главным борцом с экономическими преступлениями, не мог не обескуражить.
   Так, Чистоходова рассказывает прелюбопытную историю о том, как в третий раз улучшил свои жилищные условия глава республиканского МВД Евгений Трофимов. На это Куликов отвечает: очередная квартира милицейскому начальнику «предоставлена Главой этой республики в соответствии с распоряжением Совмина». В том, что это было оформлено «юридически чисто», никто не сомневался. Вопрос был в другом, так ли уж необходимы г-ну Трофимову новые четырехкомнатные хоромы, если его сын, чья фамилия включена в ордер, в действительности проживает в квартире директора ТОО «СИМ» г-на Молодцова?
   И главное: как связано последнее обстоятельство с тем фактом, что МВД Коми с некоторых пор стало соучредителем этой самой строительной фирмы «СИМ». Сие соучредительство «не противоречит действующему законодательству», – отвечает секретарь г-на Куликова. Утверждение более чем странное. До сих пор считалось, что именно из-за строжайшего запрета заниматься коммерческой деятельностью милиционеры организуют всевозможные якобы общественные фонды (например, для поддержки правоохранителей после ухода на пенсию), под крышами которых и делают свой скромный бизнес.
   Чистоходова выяснила, что такой фонд существует и в Коми – под названием «Правопорядок». Курировал его лично начальник ГОВД Сыктывкара г-н Бихерт. Материалы, из которых следовало, что с помощью этого фонда глава городской милиции возвел себе три особняка, долгое время пылились на столе у Евгения Трофимова, не реагировавшего на настойчивые требования депутата Чистоходовой начать расследование данной аферы. В итоге г-на Бихерта спокойно проводили на пенсию, а соответствующее уголовное дело возбудили лишь после того, как народная избранница рассказала об этой истории в прямом телеэфире. И вновь федеральный министр полностью солидарен с республиканским: «На момент увольнения Бихерта из органов внутренних дел достаточных оснований для возбуждения в отношении него уголовного дела не имелось».
   В милицейском главке не видят ничего необычного и в истории прокрутки кредита, полученного МВД Коми в «МАЛО-банке». 2 миллиарда рублей, выданные всего под 1 процент годовых, почти сразу были переведены на депозитный счет в том же банке – но уже под 120 процентов. Мало того, вся прибыль по депозиту (267 миллионов рублей) была перечислена на текущий счет МВД авансом – за полгода до окончания срока депозита. Не удивительно, что банк, который шел на столь разорительные для себя коммерческие операции, вскоре разорился.
   Чистоходова спрашивает: не является ли это почти откровенное изъятие из кассы банка четверти миллиарда рублей как минимум злоупотреблением со стороны руководства республиканской милиции своим служебным положением? Г-н Куликов (точнее, его безымянный секретарь) отвечает: «В действующих законодательных актах РФ нет запретов на привлечение органами внутренних дел кредитов коммерческих банков…»
   Здесь надо отметить, что своеобразной коммерцией милиционеры стали заниматься еще задолго до российского «капитализма». Органы Госбезопасности получили информацию о том, что в сибирской тайге работают подпольные бригады старателей, нелегально добывающие платину и золото на старых шурфах. Кстати, об этом узнали не только российские спецслужбы, но и западногерманские. Для поиска старателей-нелегалов в тайгу была десантирована оперативно-боевая группа «Вымпел».
   Тайные прииски действительно были обнаружены. На них трудились современные рабы. Оказалось, что сибирские милиционеры под надуманным предлогом арестовывали бомжей и тайно переправляли их на земляные работы. Под страхом пытки и смерти они поднимали целину, перекапывая сотни кубометров грунта. Рядом выросли небольшие поселки, где те же бездомные рабы занимались промывкой грунта и его транспортировкой. Тут же находилась братская могила погибших от пыток и истощений старателей. Их трупы засыпали гашеной известью… Золото переправлялось в Молдавию и Армению…
   В постперестроечные времена бизнес сотрудников МВД стал более цивилизованным и приобрел почти законную форму. Особенно развернулись на этом поприще в столичном ГУВД. Бывший начальник этого управления генерал Богданов открыл на Петровке оружейный магазин. Характерно, что это сугубо частное и сугубо торговое заведение располагается на площадях МВД, а арендной платы с него не требуют. Поскольку в милицейский альтруизм поверить достаточно трудно, речь, следовательно, идет о побочной коммерции правоохранительного главка.
   Но есть и основная коммерция – поставленная на широкую ногу и практически легализованная. Речь идет о так называемой вневедомственной охране. В 1996 году число бойцов Управления охраны при ГУВД Москвы достигало 40 тысяч человек, при том что для охраны госучреждений требовалось лишь 5 тысяч «штыков». Все остальные милиционеры ринулись на чисто коммерческий рынок охранных услуг. В результате лишь 10 процентов этого рынка делят между собой частные фирмы. Все остальное пространство контролируют люди в погонах.
   Почему они вне конкуренции – объясняется просто. Частники живут только тем, что удается заработать за счет охраны фирмачей, а милиционеры подпитываются сразу из двух кормушек – из госбюджета и из кошельков бизнесменов. Отсюда себестоимость услуг последних гораздо ниже, чем у частников. К тому же за спинами сотрудников Управления охраны – весь силовой аппарат ведомства. Желающие, например, могут получить свиту из бойцов ОМОНа, а могут прокатиться по городу в сопровождении ГАИ. Автоматчик в бронежилете вместе с машиной патрульно-постовой службы стоит всего 100 тысяч рублей за час пользования.
   Цены невелики. Но, учитывая, что круглосуточно на частном охранном поприще задействовано не менее 12 тысяч милиционеров, эксперты оценивают ежемесячный оборот одной лишь московской милиции в 40 миллионов долларов. По оценкам самого руководства МВД, доход от различной коммерции (здесь это называют хозрасчетом) составил 40 процентов от бюджетных ассигнований на поддержание российской милиции.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация