А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Российская преступность. Кто есть кто?" (страница 12)

   Банда


   Хотите верьте, хотите нет, но словосочетания «организованная преступность» в Уголовном кодексе Российской Федерации нет. И вообще из сотен преступлений, предусмотренных нашим законодательством, лишь три в той или иной степени можно отнести к интересующему нас явлению. Это организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208), организация преступного сообщества или участие в нем (ст. 210) и бандитизм (ст. 209) – создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, руководство такой группой или участие в ней. 208-ю статью принимать в расчет не следует – во-первых, никто не знает, что считать вооруженным формированием (к примеру, вооруженных людей, постоянно «тусовавшихся» на даче у «короля» Пушкинского района Акопа Юзбашева и время от времени отправлявшихся «на дело», осудили за хранение оружия, а вовсе не за «формирование»), а во-вторых, максимальное наказание, предусмотренное этой статьей, – три года. Так зачем же огород городить? Легче осудить за хранение и ношение оружия – и отправить бандита на гораздо более длительный отдых. В общем, статья эта практически не применяется. То же самое можно сказать о 210-й: в прежнем кодексе ее не было, когда и как ее принимать, не знает никто, кроме самих законодателей, которые, как известно, в отделениях милиции не сидят и в машинах с мигалками не дежурят. По идее, по ней можно осудить любого «авторитета» и большинство воров в законе. Но на практике у всех пойманных лидеров преступной среды по-прежнему ищут наркотики и пистолеты – чтобы хоть за что-то зацепиться.
   Остается бандитизм. Но и его у нас почти что нет – если, конечно, верить официальной статистике. За весь 1996 год правоохранительными органами зафиксировано лишь 316 случаев бандитизма, из них в 304 случаях преступления считаются раскрытыми. Что значит раскрыты? Уничтожены банды? Отнюдь. Просто переданы в суд (который еще может вынести оправдательный приговор или отправить дело на доследование) 304 дела в отношении небольших бригад – структурных подразделений крупных мафиозных образований. К примеру, повязали троих солнцевских рэкетиров, обирающих челноков во Внукове, – дело о банде раскрыто. А солнцевская группировка – живехонька, набирает обороты, финансовый и политический капитал.
   А о достоверности даже такой статистики недвусмысленно высказался Генеральный прокурор России Юрий Скуратов: правоохранительные органы занимаются прямой фальсификацией, поскольку на каждое зарегистрированное преступление приходится два-три незарегистрированных.
   Более реальные цифры звучат в частных выступлениях руководителей силовых структур. Так, по данным замминистра внутренних дел, в 1995 году в России значительно активизировали свою деятельность 2600 банд. По крайней мере 200 из них имели межрегиональные связи, несколько десятков активно взаимодействовали с криминальными структурами за пределами России. Только на Украине и в Узбекистане насчитывается около 400 группировок, которые тесно связаны с российским преступным миром. За два предыдущих года российские банды совершили около 20000 преступлений, среди них 218 убийств, 785 вооруженных нападений и 1469 разбойных нападений. В Москве в том же году насчитывалось 20 крупных группировок, общие силы которых оцениваются в 8000 бойцов.
   Не надо быть криминологом, чтобы ясно понимать: организованная преступность отнюдь не ограничивается бандитизмом. И все же банда – неотъемлемая часть этого явления, движущая сила пятой власти. Другое дело, что нет строгой методологии – что именно считать бандой, что именно – преступным сообществом, а что – незаконным вооруженным формированием. Руоповцы находят изящный выход: называют крупные банды ОПГ – организованными преступными группировками. При этом подразумевают, что деятельность ОПГ, в отличие от простых банд, не ограничивается традиционными преступными промыслами – грабежами, разбоями, захватом заложников, что «авторитеты» постоянно расширяют сферу своих интересов, участвуют в различных – легальных и нелегальных – видах бизнеса и даже в политике. По другой классификации, группировками называют московские криминальные структуры, провинциальные же именуют бандами. Все это создает невероятную путаницу, никто толком не знает, сколько действует группировок и банд в стране, сколько – в Москве, сколько ликвидировано, сколько вновь появилось, сколько в них постоянных бойцов, сколько из них село, сколько погибло.
   И все же… И все же не зря организованную преступность сравнивают с раковой опухолью. Мы не знаем толком, откуда берутся эти проклятые раковые клетки, мы не всегда знаем их общее количество, куда они в данный момент устремлены, какую часть организма уже захватили – и какую планируют в ближайшем будущем. И все же мы многое о них знаем: как именно они себя проявляют, где в данный конкретный момент живут, что способствует их размножению, а что – их гибели, что вообще можно от них ждать, как лучше от них предохраняться, как лучше всего лечиться (лечиться – еще не значит вылечиваться). Мы научились их классифицировать – по количеству пораженных участков тела, по наименованию «контролируемых» ими внутренних органов.
   То же самое с бандами. Мы классифицируем их по величине, по специфике деятельности (банда убийц, банда вымогателей, банда угонщиков), по названиям городов – откуда пришли бандиты и где осели, по именам их лидеров (банда Лабоцкого, банда Мансура, банда Ларионовых), по связям с другими оргпреступными группировками. Правоохранители в принципе знают, как с ними бороться. Более того, все время этим занимаются – с тем же успехом, с каким врачи лечат от рака. Лечение сводится в основном к тому, что на непродолжительное время снимается боль – или, в лучшем случае, хирургическим путем вырезается злокачественное образование. Лечение от оргпреступности примерно такое же – отдельными акциями, о которых громко оповещается общественность, снимают социальную напряженность, страх перед криминальным беспределом, отдельными кавалерийскими налетами уничтожают отдельные «очаги поражения».
...
   «Об искоренении организованной преступности сейчас не рискует говорить уже ни один городской чиновник, – констатирует известное московское издание. – Борьба правоохранительных органов со столичным „спрутом“ фактически сводится к отрубанию каких-то щупалец этого монстра. Руоповцы охотятся лишь за самыми наглыми бандитами – с тем, чтобы все остальные мафиози держались „в рамках приличий“».
   Число онкологических заболеваний и оргпреступных формирований растет и будет расти. По крайней мере до тех пор, пока не появятся более современные методы лечения и профилактики.
   Великая криминальная революция привела, по сути, к новой гражданской войне, войне, объявленной российским криминалитетом российскому же гражданскому обществу. Как и в гражданской войне начала века, правительственные войска бьются не на жизнь, а на смерть, с многочисленными бандами, расплодившимися по всей территории страны, появившимися во всех городах и весях. Но если тогда, в 20-х, процесс борьбы с бандами носил все же конечный характер – уничтожили петлюровцев, уничтожили махновцев, уничтожили басмачей, в таких-то и таких-то регионах установлен мир и порядок, – то теперь этот процесс стал бесконечным – как отрубание голов у гидры: на месте одной появляются две новых. По статистике, милиция ежедневно уничтожает по две преступные группировки. И что от этого меняется?
   Сообщения о поимке и уничтожении банд похожи одно на другое – разница только в деталях и названиях городов.
   Май 1995 года. Генеральная прокуратура объявила об окончании следствия по делу братьев Ларионовых. За бандой, орудовавшей в Приморье, числятся 18 убийств, организация взрыва жилого дома, повлекшего человеческие жертвы, похищение людей. Обвинение предъявлено 15 человекам. Главарь банды – Сергей Ларионов – крупный предприниматель Владивостока, владелец почти десятка компаний. В ходе оперативно-следственных мероприятий изъято большое количество огнестрельного оружия и боеприпасов, а также специальная аппаратура, среди которой и полиграф – детектор лжи. В группировке работали и бывшие сотрудники правоохранительных органов – они вели розыск неугодных банде лиц.
   Декабрь 1995 года. Согласно обобщенной статистике МВД, самой кровавой бандой, ликвидированной московской милицией в уходящем году, стала группировка бывших десантников и спецназовцев из Новокузнецка (главарь – Лабоцкий). На счету сибиряков свыше 60 убийств. Нежелающих платить дань бандиты убивали остро заточенными туристическими топориками. «Захватив» таким образом родной город, они перебрались в Санкт-Петербург, а затем и в Москву. Началом конца банды стала череда внутренних конфликтов и убийство главаря.
   Февраль 1996 года. Прокуратура Нижегородской области завершила предварительное расследование по делу о преступлениях местной бандитской группировки, арестовано 17 человек. На их счету – десятки убийств, разбойных нападений, квартирных краж в Нижнем Новгороде, Томске и Баку. Выйти на преступную организацию сотрудники прокуратуры и уголовного розыска сумели в ходе расследования совершенного в Нижнем Новгороде убийства местного преступного «авторитета» Пикина и еще четырех человек, находившихся в принадлежавшем ему особняке. Материалы уголовного дела составили 100 томов.
   Июль 1996 года. В Саратове начался судебный процесс (кстати, первый в постперестроечном Саратове) над бандой из 20 человек, которые обвиняются в убийствах, похищении людей, разбоях и других преступлениях. Большую часть зафиксированных преступлений банда Силкина совершила во время разборок с конкурирующими группировками в Заводском районе в 1992–1994 годах.
   Март 1997 года. Рабочий город Котовск, по утверждению пресс-службы МВД, очищен от рэкетиров в результате жесткой операции, проведенной тамбовской милицией. Многочисленная банда вместе с главарем по кличке Медведь захвачена опергруппой управления по борьбе с организованной преступностью на «стрелке» – во время получения бандитами рыночной «дани». Апрель 1997 года. В Екатеринбурге завершено расследование деятельности коммерческой фирмы, превратившейся в бандитскую группировку. Служба безопасности компании «Новая гильдия» занималась физическим уничтожением конкурентов хозяев. На счету фирмы – 8 убитых, многочисленные факты вымогательства, другие тяжкие преступления. К уголовной ответственности привлечен 21 человек, половина из них обвиняется в бандитизме.
   Итак, даже из этих, вырванных их контекста криминальной жизни страны сообщений можно заметить некие общие тенденции: специализацию региональных банд, величину их «личного состава», их уголовную активность.
   Гораздо сложнее и многообразнее жизнедеятельность мафиозных образований в крупных мегаполисах, прежде всего в Москве, где, по разным оценкам, вращается от 70 до 90 процентов всех финансовых потоков страны и куда, как комары на огонь, слетаются уголовники всех мастей со всех концов СНГ и даже из многих стран дальнего зарубежья (еженедельные громкие разборки во вьетнамской общине в Москве уже никого не удивляют).
   Что касается «заезжих» банд, то после ликвидации Новокузнецкой бригады наиболее сильные позиции в Москве до последнего времени сохраняли казанцы и курганцы.
   Казанская группировка действует в Москве с начала 90-х. Ее численность точно установить не удается по причине постоянной миграции участников и частой смены лидеров. По экспертным оценкам, постоянный состав ОПГ не превышает 200 человек. Официальная статистика о преступлениях и правонарушениях, совершенных жителями Татарстана, также не отражает активность ОПГ: к уголовной ответственности в основном привлекаются мелкие группы, которые совершают уличные грабежи и хулиганства, прибывают в Москву и состоят преимущественно из подростков. Вообще же речь скорее нужно вести не о единой казанской ОПГ, а о нескольких более мелких группах, сформированных в основном из жителей Татарстана. Наиболее устойчивы три ОПГ – борисковская, кировско-тукаевская, «теплоконтроль» – постоянно конкурирующие и даже конфликтующие друг с другом. Лидеры группировок (Француз, Гитлер, Кондрашкин и другие) постоянно «заказывают» друг друга. Опорные точки группировки: ресторан «Золотой дракон», казино в гостинице «Севастополь». Специализация: работа по найму в качестве боевиков при разборках между «коренными» московскими группировками, а также контроль за коммерческими палатками. Из крупных коммерческих проектов – операции с продукцией КамАЗа и нефтью из Артемьевска. Казанцы придерживаются «воровских понятий» и жестко подчиняются «авторитетам».
   В последнее время сильно пошатнулись позиции курганского бандформирования. С начала 90-х ее бессменными лидерами являлись знаменитый суперкиллер Александр Солоник (Саша Македонский) и уголовный авторитет Виктор Романюк (Витя Курганский). Курганцы активно сотрудничали с ореховцами, а затем с коптевцами – парням из Зауралья отводилась роль боевиков на разборках и исполнителей заказных убийств. Сперва курганцы работали на гонорарах, потом – за долю в бизнесе. Так, Солоник получал от коптевских часть дани, собираемой ими с торговцев Петровско-Разумовского рынка. Когда Македонский был арестован, а коптевцам объявила войну неизвестная группировка – перестреляв всех их «авторитетов» – стали нести потери и курганцы. У торгового центра «Садко-Аркада» было совершено покушение на Витю Курганского – он чудом остался жив. В январе 96-го на улице Алабяна неустановленные кавказцы убили трех активных участников курганской преступной группировки – Пересадило, Суринова и Кузнецова. Еще двое «бригадиров» – Вячеслав Хабаров и Валерий Акмаев – были расстреляны в Гольянове. Любопытно, что это случилось на Курганской улице.
   Ощутимые удары были нанесены и со стороны правоохранительных органов. Поводом к массированному наступлению на курганцев стал мощный взрыв, потрясший Москву 13 сентября 1996 года. Тогда на заложенном в лифт жилого дома взрывном устройстве подорвался житель Архангельска Александр Привалов. Согласно оперативным данным, к устранению архангельца прямое отношение имела курганская преступная группировка. 17 декабря на Осеннем бульваре был задержан прописанный в Курганской области Владимир Дергунов, у которого милиционеры нашли две противопехотные мины «МОН-50» и автомат Калашникова. Затем оперативники задержали еще одного курганца – Дилигенского, который находился в федеральном розыске по обвинению в краже. Позже обыски прошли на квартирах совладельцев ночного клуба «Арлекино» и торгово-ресторанного комплекса «Садко-Аркада» (по данным милиции – опорных точек курганцев) Александра Черкасова и Анатолия Гусева. Одновременно был проведен обыск у адвоката курганцев Валерия Карышева. Наконец, 30 января 1997 года в аэропорту Шереметьево-2 был арестован последний (после смерти Солоника) лидер курганцев Андрей Колигов. Успешные действия против курганцев в одном из интервью отметил сам Генеральный прокурор России Юрий Скуратов. По его словам, за последний год было арестовано 18 активных членов группировки – и от этого удара она уже вряд ли оправится.
   Что касается «коренных» мафиозных образований, то они делят московские сферы влияния в основном по территориальному принципу: члены одной банды «работают», расслабляются и проживают, как правило, в одном и том же районе. У каждого преступного клана есть свои опорные точки, излюбленные места для встреч – гостиницы, казино, рынки, рестораны, кафе, сауны… К примеру, коптевские всегда любили обсуждать свои проблемы в Коптевских банях, а курганцы – в клубе «Арлекино». Так что названия большинства криминальных организаций носят не символический, а вполне практический, конкретный характер – не случайно в газетах время от времени появляются карты Москвы с четко очерченными границами уголовных «вассальств». Подавляющее большинство «вассалов» имеют собственные фирмы, через которые спокойно «прокручивают» взимаемую с подвластной им территории дань. Всего в столице насчитывается более двухсот серьезных бригад.
   Более крупные криминальные образования обычно именуют преступными сообществами. Сообщество состоит из нескольких преступных организаций, которые в свою очередь делятся на преступные группы. За «образец» можно взять солнцевскую группировку. На «штаб», в который входит 5–6 «авторитетов», замыкается около тридцати бригад. В каждой бригаде – приблизительно десять отрядов по дюжине бойцов в каждом. Таким образом, в «списках личного состава» сообщества, если бы таковые составлялись, насчитывалось бы три тысячи бойцов. Впрочем, поскольку значительная часть бандитов находится в бегах, на лечении за границей или за решеткой, к тому же любая группировка несет еженедельные потери в живой силе, реально в строю находится вдвое, а то и втрое меньше. Но и этого немало. Система «команд» отработана настолько, что в случае аврала в течение получаса могут быть собраны до 500 человек (целый пехотный батальон!) с оружием.
   «Личный состав», кстати, неоднороден. В одних группировках, как в казанской, доминируют матерые уголовники и рецидивисты, в другие, как в подольскую, рекрутируются исключительно спортсмены, третьи (например, курганцы) состоят в основном из бывших сотрудников спецслужб и армейских спецподразделений. Кроме того, строгое деление происходит и по этническому признаку: различают «славянские» и «кавказские» группировки, находящиеся между собой в постоянной борьбе, но время от времени заключающие «геополитические» союзы.
   Наиболее могущественными «славянскими» преступными сообществами, базирующимися на территории московского региона, можно считать три московских группировки – измайловскогольяновскую, коптевско-долгопрудненскую и солнцевскую, а также две подмосковные – подольскую и ногинско-балашихинскую. О них мы расскажем отдельно. Растеряли былую мощь, но по-прежнему опасны казанцы, ореховцы, бауманцы, таганцы, мазуткинцы, ленинцы. Поднимают голову подмосковные бандформирования: пушкинцы, любера, одинцовцы, долгопрудненцы.
   Центр Москвы традиционно держит таганская группировка. Именно она контролирует подавляющее большинство торговых рядов и мелких коммерческих структур, расположенных в пределах Садового кольца. Сравнительно молодая – сформировалась как устойчивое сообщество только в 1989 году. Первоначальный капитал накопила на кражах автомашин и на операциях с наркотиками. К 1995 году насчитывала более 100 активных участников. Охотно рекрутирует несовершеннолетних. Имеет разветвленные межрегиональные связи – Украина, Средняя Азия, Дальний Восток, Северный Кавказ и Закавказье, Калининград. Традиционно поддержку таганским оказывают люберецкие, подольские и балашихинские. Под «крышей» у группировки – автосалон в Кунцеве, часть структур на Курском, Павелецком и Киевском вокзалах, в аэропорту Домодедово. С таганцами за влияние на центральные районы традиционно борется мазуткинская ОПГ. О ней мы уже рассказывали в главе о русской мафии за рубежом.
   К концу 1996 года в столице, по данным РУОПа ГУВД Москвы, насчитывалось 116 преступных групп, организованных на этнической основе и состоящих из азербайджанцев, армян, ингушей, осетин, грузин, чеченцев и дагестанцев. Общая численность активных бойцов этих криминальных группировок достигает 2 тысяч человек. По словам начальника отдела РУОПа Михаила Сумцова первое место в криминальном лидерстве занимает грузинская группировка. Ее специализация – квартирные кражи, грабежи, разбои, вымогательство, похищение людей с целью получения выкупа. Руководят группировкой, как правило, воры в законе. Второе место занимает азербайджанская ОПГ, которая по-прежнему удерживает ведущие позиции в наркобизнесе, а сейчас также активно занимается и торговлей крадеными иномарками. «Бронза» – у армянской мафии. Ее формирования тоже возглавляют преступные «авторитеты» и воры в законе. Чеченскую группировку, которая лидировала в начале 90-х, удалось разобщить, часть ее лидеров, как Руслан Атлангериев, арестованы, многие (Сулейманов, Даудов и другие) убиты.
   «Чеченская община» стала одним из первых этнических мафиозных образований, которое по объективным и субъективным причинам приобрело к 1987 году характер организованного сообщества с жестким централизованным управлением. В 1988 году под руководством Руслана (Атлангериева), Лечо-Лысого (Альтимирова), Хозы (Сулейманова) после серии кровавых разборок оттеснила наиболее влиятельные «коренные» ОПГ – люберецкую, солнцевскую и балашихинскую – и заняла доминирующее положение.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация