А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Портрет кудесника в юности" (страница 24)

   Портнягин (в учреждение он, естественно, проник в астральном виде) малость поколебался, паря за правым плечом оцепеневшего поборника справедливости. Можно было, конечно, воспользоваться отсутствием хозяина и, быстренько влезши в его физическую оболочку, добавить в докладную пару фраз, которые бы направили негодующую мысль сотрудника в нужном Глебу направлении. Однако в этом случае присутствовала опасность, что, придя в себя, пишущий вздрогнет и, скомкав листок, начнёт докладную заново.
   Да и сама докладная… Кому она адресована? Заместителю директора? Нет, не пойдёт. Мелковато…
   Стало быть, хочешь не хочешь, а работать придётся в ментальном слое.
   Почему-то считается, будто наши мечты связаны в основном с будущим и настоящим. Ничего подобного! Прошлое – вот где подлинный разгул грёз! Чем иначе объяснишь то удивительное обстоятельство, что, воскрешая в памяти любой случай из собственной жизни, каждый заново ощущает свою тогдашнюю правоту и возмутительную неправоту окружающих?
   Не шелохнув астралом, Глеб незаметно скользнул в воспоминания задумавшегося сослуживца Власия Леонардовича и, достигнув дня похорон, осторожно произвёл там кое-какие перестановки. Затем отыскал самого сослуживца и легонько подтолкнул его в нужном направлении – опять-таки бережно, не забывая, что ментал тоже принадлежит к тонким мирам. А где тонко, там и рвётся.
   Кажется, сработало. Сидящее за столом физическое тело резко выпрямилось, очумело уставясь в противоположную стену. Скомкало докладную – и торопливо начало на чистом листе: «Считаю своим долгом довести до вашего сведения…»
   «С ума сошёл? – шепнул ему из астрала Глеб. – Тебя ж тут же по почерку вычислят! Электронкой смыль!»
   Осенённый сотрудник немедленно скомкал второй лист и кинулся к компьютеру.
* * *
   – Нет, ты мне ответь, как ты это сделал!.. – спустя каких-нибудь три дня неистовствовал Ефрем. – Только не вздумай заливать, что ты ментовку обморочил! На ментов колдовство не действует! Их как на службу принимают, рядовому – и то табельный оберег выдают… А тут – приказ самого генерала! Шутка, что ли? Целый день кладбище оцеплено было, по пропускам хоронили…
   Портнягин сиял.
   – Делов-то! – самодовольно выговорил он. – Ну, намекнул я одному, чтоб анонимку написал…
   – Какому «одному»?!
   – Да с Власием нашим работает…
   – На кого анонимку?!
   – Да на Власия же! Террорист, мол… Хочет взорвать первое городское кладбище… Сам видел, как он на похоронах в гроб начальника взрывное устройство подкладывал… Опасаюсь мести, потому, мол, имени своего не раскрываю… Тут же и разрыли.
   – Хм… – озадаченно молвил колдун. – А Леонардыч?
   – Н-ну… с Леонардычем, конечно, разбираются… Да освободят, куда денутся! Попарится недельку, не помрёт… Что? Уже?
   Два последних восклицания были обращены к измождённому, исполненному слезливой радости Власию Леонардычу, возникшему собственной персоной в дверном проёме.
   – Уже… – расслабленным от счастья голосом подтвердил страдалец. – Отпустили… Вот! – Он извлёк из-за спины прозрачную папочку с набрякшим негативной энергетикой документом. – Вы не поверите, но даже к делу подшить побоялись… – Подобрался к столу и бережно положил папку рядом с глиняной головой неизвестного, скорее всего, вымершего астрального существа из отряда людоядных. Робко, с надеждой взглянул на Портнягина. – Теперь отколдуете?
   Тот поперхнулся и вопросительно посмотрел на Ефрема.
   – Теперь-то чего ж не отколдовать… – хмыкнул тот. – Теперь запросто…
   – Спасибо вам! – Истово прижав ладошки к груди, Власий, как заведённый, кланялся то ученику, то наставнику. – Вы настоящий кудесник, Глеб!
   Портнягину стало неловко.
   – Да ладно уж там – кудесник! – пробормотал он. – Рядовой колдун… Таких у нас в Баклужино – пруд пруди…

   Идеалище поганое

   Я бы с ним в контрразведку не пошёл.
Поговорка
   В отличие от мурлыкающих целительниц-трёхцветок, чьи лбы отмечены полосками, слагающимися в подобия букв «м» или «ж» (в зависимости от пола предполагаемого пациента), серо-белый котяра Калиостро особо полезной для человеческого здоровья энергетикой не обладал, зато прекрасно улавливал приближающуюся опасность. Ничего особенного: память у кошек, как известно, обратна людской – иными словами, отражает не прошлое, а будущее. Вот почему наказывать их бесполезно: нашкодив, они хорошо помнят о грядущей расправе, но, как только возмездие состоялось, тут же напрочь о нём забывают. Тот факт, что кошку при таких её удивительных способностях тем не менее можно застать врасплох, ничего не опровергает: будущее подчас выветривается из головы с той же лёгкостью, что и прошлое. По науке это явление называется футуросклерозом.
   Поэтому, когда буквально через пару минут после поспешного исчезновения лохматого зверюги послышался стук в дверь, оставалось лишь сделать выводы.
   – Только их нам и не хватало! – проворчал в сердцах старый колдун Ефрем Нехорошев, захлопывая ветхую чёрную книгу времён самиздата. – Поди пригласи, а то не дай Бог сами вломятся…
   Рослый ученик чародея Глеб Портнягин встал, скептически хмыкнул и, расправив плечи, пошёл открывать. Собственно, внешняя дверь не запиралась, да и замка отродясь не имела, но, раз велено, значит велено. Да и любопытно было взглянуть, кто там такой отчаянный пожаловал. Вломиться без приглашения в дом кудесника (и не просто кудесника, а самого Ефрема Нехорошева!), не убоясь при том учёной хыки, только и ждущей случая, чтобы незримо ринуться из подкроватных глубин на незванного гостя? Как-то это, знаете, не очень хорошо представлялось…
   Лицо посетителя напоминало стёртую монету неопределённого достоинства. Едва лишь Портнягин увидел эти невыразительные, словно бы слегка смазанные черты, сердце невольно ёкнуло и юноша принялся судорожно припоминать, где был вчера-позавчера, что делал, а главное – кто бы это согласился подтвердить. Нет, бегло читать в сердцах ученик чародея пока не умел – просто сработало чутьё, обострившееся ещё пару лет назад, как раз перед арестом за неумелый взлом продовольственного склада.
   – Здравствуйте, – без выражения произнёс неизвестный. – Ефрем Поликарпыч дома?
   Портнягин утвердительно наклонил голову и посторонился, пропуская пришельца в комнату.
   – Здравствуйте, Ефрем Поликарпыч, – приветствовал тот престарелого кудесника. – Мне бы порчу снять…
   – А второго чего на площадке оставил? – нелюбезно осведомился чародей. – Чего он там топчется? Зови сюда…
   – Топчется? – удивился незнакомец. – Кто топчется? Я по лестнице поднимался – вроде никого не встретил…
   И они взглянули друг другу в глаза. Клиент – непонимающе, колдун – напротив. Можно даже сказать, отнюдь.
   – С вашего позволения, Ефрем Поликарпыч, я присяду…
   – Ну, ежели как частное лицо, то… садись.
   – Да, разумеется… Я говорю, Ефрем Поликарпыч, порчу бы мне…
   – Глеб, – окликнул колдун. – Ты вроде собирался к этой… ну, у которой потолок упал…
   Вне всякого сомнения, ученика выпроваживали. Сначала он хотел обидеться, потом раздумал. Может, так оно и спокойней – по вызову сходить.
   Разминувшись на лестничной площадке с ещё одним незнакомцем, чья бросающаяся в глаза неприметность красноречиво свидетельствовала о его профессии, Глеб сбежал по ступенькам и выбрался во двор. Отойдя подальше, оглянулся. На краю мокрой крыши, нахохлившись, цепенел мрачный Калиостро. Судя по недовольному выражению кошачьей морды, визит незванного гостя должен был затянуться.
* * *
   Над Ворожейкой сеялся мелкий осенний дождик. Как всегда после встречи с сотрудниками органов, пейзаж неуловимо переосмыслился. Выпуклости и вдавлины воронёных асфальтов отсвечивали сумрачно и тускло, как ствол табельного оружия. За оградой парка зябко переминались от ветерка молоденькие вязы в мокром жёлто-зелёном камуфляже.
   Не к добру, ох, не к добру, стала в последнее время интересоваться колдунами Сусловская контрразведка. Отдел завели какой-то специальный по оккультной части. Сперва чёрных магов шелушили, теперь вот до белых добрались. А началось всё с тоненькой брошюрки, написанной и опрометчиво размноженной на принтере потомственным нигромантом Пелеевым-сыном, где доказывалось, будто в энергетически неблагополучных точках при определённом расположении планет взрывные устройства способны зарождаться стихийно, без человеческого вмешательства. Не дохворостили, видать, отпрыска Пелеевы. Кто ж такую страсть разглашает – тем более в наши-то времена!
   Конечно, сама по себе брошюрка особой тревоги не вызвала бы (мало ли чепухи нынче тиражируют!), но вскоре, по несчастливому совпадению, в Баклужино принялись рушиться несущие конструкции зданий общественного пользования, что не могло не привлечь внимания к сомнительному труду юного чернокнижника. Так, при осмотре опор Пассажа, согласно слухам, были обнаружены внедрившиеся в железобетон зародыши адских машинок, уже успевшие выбросить тоненькие ветвистые проводки и нарастить подобие часового механизма. Пресс-центр МВД Суслова решительно эти слухи опроверг, что тоже настораживало. Молва может и соврать, но государство-то не соврать не может!
   Да и мотивы вранья в данном случае были вполне очевидны. Стоило официальным источникам признать правоту А. Пелеева, как сразу бы возник вопрос: сколько же вы, господа хорошие, упрятали за решётку невинных людей всего-навсего за то, что в гараже у них или, скажем, в дамской сумочке сами собой завязались двести граммов пластида?
   А тут ещё этот скандал с ползучими тротуарами…
   Миновав фармацевтическое предприятие «Тинктура» (до 1991 года – «Красная тинктура»), ученик чародея свернул за угол и двинулся вверх по Малой Спиритической, припоминая на ходу подробности недавнего происшествия.
   Историки дивятся до сих пор, каким образом удавалось древним инкам перетаскивать огромные гранитные блоки от каменоломен до строительных площадок без применения грузоподъёмных механизмов и колёсных повозок. Впрочем, сами туземцы из этого никогда секрета не делали и на вопросы конкистадоров честно отвечали, что глыбы шли сами, подгоняемые заклинаниями. В доказательство испанцам был предъявлен камень, столь тяжёлый, что даже не смог дойти до места – изнемог и заплакал кровью. Лишь после этого его оставили в покое, бросив на полпути, где он, говорят, лежит и по сей день.
   Какая зараза воскресила в Баклужино магию древних инков, выяснить так и не удалось, но факт остаётся фактом: несколько вымощенных торцами пешеходных дорожек перебрались по волшебству во дворы коттеджей и на дачные участки. Один тротуар (торцы были помечены особым составом, что и позволило их потом опознать) заполз аж под Чумахлу.
   Чем всё кончилось, сказать сложно. Вроде бы задержали нескольких лиц московской национальности, однако, удалось ли доказать их причастность к данному делу, Портнягин не помнил.
* * *
   Вызов, как можно было догадаться заранее, оказался запоздалым. Гигантский пласт отсыревшей штукатурки упал с кухонного потолка вчера вечером. Хорошо ещё, не пришибло никого. Глеб соболезнующе оглядел обломки, осколки, ошмётки – и потянул носом. Ладан.
   – Освящали?
   – На той неделе… – всхлипывала хозяйка.
   – Зря.
   Пострадавшая, обмерев, уставила просохшие от изумления глаза на кощунствующего мага. Вроде белого вызывала, не чёрного.
   – Тоже ведь палка о двух концах, – со вздохом пояснил тот, невольно подражая неторопкой речи учителя. – Средство-то сильное. Это как старую простыню с отбеливателем стирать. Вынешь из машинки, а она вся разлезлась. Так и тут… Энергетика у вас, сами понимаете, ветхая, износившаяся. Осталось – на чём моталось, а вы её – ладаном, молитвой, святой водой… Сразу и расползлась. А материальной-то сущности цепляться стало не за что! Вот и рухнула…
   – Говорили: поможет… – проскулила потерпевшая.
   – Будь дом поновей, помогло бы, – утешил Глеб. – Обычно астралу освящение только на пользу. – Вздохнул, развёл руками. – Ну не тот случай, хозяюшка… Потолок-то ваш отрицательной энергетикой сплошь изъеден – можно сказать, на ней одной и держался. Вот поэтому, прежде чем зло изгонять, – поучительно добавил он, – ещё посмотреть надо: а ну как без него всё вразнос пойдёт? Примеров-то – уйма! Боролись с дедовщиной – развалили армию, боролись с криминалом – развалили Россию. Это ж всё равно как стержень вынуть…
   – И что теперь? – заранее кривясь, спросила страдалица.
   Портнягин посмотрел на неё с участием.
   – Ремонтировать надо…
* * *
   Пересекая двор, ученик чародея отметил, что скорбного мурла на краю крыши уже не наблюдается. Никто не цепенел в укоризненной позе и не изображал собой печную трубу.
   – Ну и чего они приходили? – полюбопытствовал Глеб, прикрывая за собой входную дверь.
   Старый колдун Ефрем Нехорошев в халате и шлёпанцах горбился на табурете у стола, нацелив крючковатый нос прямиком в гранёный стакан, наполненный до половины чем-то прозрачным. Глеб даже испугался на миг, что расстроенный посещением контрразведки учитель махнул рукой на принципы и решил запить в неурочный день. Но нет, приглядевшись, Портнягин с облегчением заметил в прозрачной жидкости нечто жёлтое. Стало быть, не спиртное было в стакане. Разбавлять чем-либо водку старый колдун почитал святотатством.
   Под столом у самых шлёпанцев чародея оскорблённо вылизывался серо-белый котяра Калиостро.
   Кудесник прервал созерцание, покосился на ученика.
   – Чего приходили, говоришь? – вяло переспросил он. – Сам же слышал: порчу снять. Да и поболтать заодно…
   – Знакомый?
   – Кто?
   – Ну, приходил который…
   – Капитан-то? Откуда!
   – С чего тогда взял, что капитан?
   – А то не видно, что ли?
   Портнягин с упрёком посмотрел на учителя. Вреднющий всё-таки норов у старикашки. Хлебом не корми – дай голову поморочить!
   – Кстати, и о тебе спрашивали, – скрипуче добавил Ефрем. – Перед крытым рынком вчера стоял?
   – Стоял, – с недоумением признался Глеб.
   – Головой качал?
   – Ну, допустим…
   – Допустим! – вспылил кудесник. – Соображать надо, что делаешь! А ну как не дай Бог рухнет завтра? На кого свалят, а?
   Покряхтел и снова уставился с недовольным видом в гранёную посудину. Рядом на газетке лежала раздавленная яичная скорлупа. А в стакане, надо полагать, плавал желток. Портнягин успокоился окончательно.
   – Назначен к нам из Суслова, – покашливая, хмуро известил Ефрем, – генерал Пехотинцев.
   – Знаю, – равнодушно отозвался Глеб. – В газете читал.
   Колдун недовольно пожевал губами.
   – Политическую карьеру ладит…
   – Тоже знаю…
   – И что затевает – знаешь?
   – Охоту на ведьм? – усмехнувшись, предположил Глеб.
   Кудесник насупился.
   – Не на ведьм, Глебушка. Не на ведьм. А на нас с тобой. Так-то вот…
   – Не по-онял!
   – Крайний нужен, – с досадой пояснил Ефрем. – Лиц московской национальности в Баклужино, почитай, уже не осталось, а крыши как падали, так и падают! Тротуары уползти норовят! Сразу всех колдунов обвинить – кишка слаба. Значит, на кого-то одного спихнуть надо. А мы с тобой люди тихие, в политику не лезем, никто за нас в случае чего не вступится…
   – Думаешь, никто?
   – А вот помяни мои слова! Ещё и порадуются втихомолку…
   – Такой и статьи-то нет, – тонко заметил знающий Портнягин. – За колдовство.
   – Ещё бы тебе на каждый чих по статье писано было! – фыркнул кудесник. – Статей не напасёшься! Сажают-то – как? Гангстера – за неуплату налогов, матерщинника – за разглашение государственной тайны. Глядишь, и нам какую-нибудь статью подберут…
   – Что шьют? – прямо спросил Глеб. – Тротуары?
   – Тротуары… – передразнил колдун. – А зыбучие бетоны не хочешь?
   Секунду Портнягин стоял неподвижно, сведя губы в бублик, словно собираясь присвистнуть. Трудно сказать, много ли сведений выцедил из Ефрема порченый капитан, но можно было побиться об заклад, что сам Ефрем выцедил из капитана куда больше. Знать бы ещё, каким образом…
   Глеб приблизился к столу, машинально заглянул в стакан. Методика собирания негативной энергетики на сырое куриное яйцо была неплохо изучена юным чародеем. Сажаем порченого на стул лицом в иконы и с молитовкой начинаем катать яйцо вокруг головы по часовой стрелке, потом без отрыва спускаемся спиралькой вдоль хребта, поскольку порча, как известно, больше всего любит наматываться на позвоночный столб, после чего перебираемся на руки-на ноги. Затем, опять же с молитовкой и осторожненько, чтобы, Боже упаси, не поранить желток, бьём яйцо, выпускаем его в стакан с водой, а там смотрим, что получилось.
   – Хм… – озадаченно сказал Портнягин.
   Обычно после сбора негатива желток идёт в пупырышку, появляются так называемые «черви», а хитросплетение нитей белка образует либо подобие гроба, либо церкви с крестом. В данном случае ничего похожего не наблюдалось.
   – Да порчи-то, сам понимаешь, не было никакой, – видя недоумение ученика, нехотя пояснил старый колдун. – Это я у него с башки информацию яйцом скатал…
   Глеб оторопело воззрился на учителя. Нет, до таких высот ремесла ещё, конечно, ползти и ползти. Повторно – теперь уже с умыслом – Портнягин заглянул в стакан, но, разумеется, ни генерала контрразведки, ни коварных его замыслов так и не узрел.
   Обычное дело: только-только покажется, будто вы уже с наставником на равных, как вдруг он такое отчинит, что затоскуешь и поймёшь, насколько ты далёк от идеала.
   – Плохи наши дела, Глебушка, – уныло признал старый чародей. – Сильно плохи… Ну да ладно, придумаем что-нибудь. А ты поди пока желток в унитаз выплесни. Какие слова при этом говорить – помнишь?
   – Проверь! – вскинулся обидчивый Глеб.
   – Не надо, – буркнул колдун, но всё-таки опять не удержался: – Только руки, слышь, не забудь по локоть вымыть, – сварливо добавил он. – Холодной водой. А то не дай Бог нацепляешь всякого. Информация, она ведь иной раз хуже порчи…
   – А крестили его как? Порченого…
   – Капитана-то? – Колдун сунулся носом в стакан, всмотрелся. – Лавром крестили…
* * *
   «Именем Господа нашего Иисуса Христа, приказываю тебе, сатана, – выливая желток в унитаз, бормотал Глеб. – Уйди прочь со своими бесами и духами от раба Божьего Лавра, аминь…»
   Затем повернулся к раковине и ополоснул посудину, продолжая бормотать: «Мою я не стакан, а раба Божьего Лавра от его болезней, неприятностей, испуга, переполоха, призора, злого разговора. Как этот стакан чист, так и раб Божий Лавр…» – ну и так далее.
   Разделавшись с жидким носителем информации, Портнягин переступил порожек тесного совмещённого санузла, однако вовремя спохватился и, вернувшись, тщательно вымыл руки по локоть. Холодной водой. Тем более что другой и не было.
   – Много там ещё у тебя вызовов? – угрюмо осведомился Ефрем, дождавшись возвращения Глеба.
   – Два, – сказал тот. – А поговорить ты со мной обо всём об этом не хочешь?
   Кудесник нахохлился.
   – Чего там говорить-то? – буркнул он. – Расстраиваться только…
* * *
   В задумчивости Портнягин вышел со двора и двинулся в направлении площади Жанны Д’Арк, хотя оба оставшихся на сегодня клиента проживали – один на Божемойке, второй – и вовсе на Лысой горе. «Подождут», – поколебавшись, решил Глеб и, миновав памятник жертвам инквизиции, направился к «Старому барабашке».
   Навстречу попалась группа бритоголовых подростков: пара славян, кавказец и мулат. Юные расисты подозрительно взглянули на рослого прохожего и с недовольным видом расступились, пропуская. Во-первых, ясно было, что с таким лучше не связываться, во-вторых, охотились они в основном за лицами московской национальности, легко опознаваемыми по более упитанному выражению и общей наглости черт.
   Скоро, глядишь, вот так же и колдунов выслеживать станут.
   Портнягин нырнул в стеклянный кубик кафе и, расположившись за привычным столиком у стеночки, заказал сто граммов водки и оренбургер.
   Выпил, задумался.
   Ничто так не полирует обух, как попытка перешибить его плетью. Не то чтобы Портнягин не знал этой старой истины, однако и сидеть сложа руки тоже не годилось. Пораженческое настроение наставника не на шутку беспокоило Глеба. Имей они дело с милицией, тёртый ученик чародея знал бы в общих чертах, что предпринять. А вот контрразведка…
   Даже если вновь назначенный генерал решил повесить на старого колдуна с его учеником одно только дело о зыбучих бетонах, перспектива становилась мрачноватой. Маячили в ней, например, несколько предстоящих обрушений, возможно, с жертвами. Не зря стоял вчера Глеб Портнягин перед крытым рынком и неосмотрительно качал головой: энергетика здания была настолько изъедена временем и отрицательными эмоциями покупателей, что оставалось гадать, на чём крыша держится!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация