А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Душеприказчик" (страница 18)

   – Зло всегда возвращается злом, – хмыкнул гвелль. – И не надо повторять мне эти дурацкие тезисы о том, что все миссии Избавления построены только на желании помочь слаборазвитым цивилизациям. Так и скажите, что вам нужны ресурсы чужих планет, потому что аррантский мир жрет все больше энергии, он высасывает соки, как огромный спрут!.. Да, ты милостиво обошелся с жителями Зиймалля, но ведь не всем мирам так повезло! Ты понял, что зиймалльцев можно ассимилировать, что они не опасны для аррантов, потому что слишком похожи!.. А вот население планеты Роз ты приказал уничтожить направленным излучением с трех военных кораблей! А что сталось с коренным населением славного Йондонго, где сейчас построены самые прекрасные курорты в Галактике? Большей частью уничтожены, а уцелевшие – геномодифицированы и посажены в подземные пещеры, превращенные в аттракционы для богатых бездельников!..
   – Ты отвлекся.
   – Нет, ничуть, клянусь Ллуром! Ты всесилен, но вот теперь, согласно преданию, идут даггоны, и все мы будем бессильны против них. И даже самый сильный среди всех сынов Аррантидо, человек с желтым камнем во лбу, не сумеет ничего противопоставить и будет убит! – повторил гвелль.
   – Ну и?.. – с некоторым усилием произнес ллерд Вейтарволд.
   – Сказано, что в свое время даггоны были побеждены людьми-асахи, существами с двумя душами. Но во второе – нынешнее – пришествие не помогут и они. Сказано, что только Даггонаар, Сокрушитель даггонов, сможет справиться с этими существами. Он возглавит всех асахи и…
   – …и что им станет один… из моих сыновей, который должен отправиться на нашу древнюю прародину и найти там древнее святилище, где хранятся сведения о… Как мне, серьезному человеку на высочайшем государственном посту, можно было верить в этот бред?! – взорвался Вейтарволд. – Тем более что у меня только один сын. А в свитке Халлиома говорится о сыновьях.
   Гвелль покачал головой:
   – Словом, ты не знаешь, чему верить. Думай, Мнир-полукровка. Ведь ты уже делаешь первые шаги…
   – Какие шаги?
   Тут, словно подкидывая вещественное подкрепление словам, вдруг бухнули и раскатились за дверью шаги. Конечно, они не имели никакого отношения к тем шагам, о которых говорил гвелль Халлиом. Наросли и взорвались голоса – утяжеленно-хриплые и писклявые, злобные и веселые, напитанные какой-то исступленной радостью:
   – Тут?
   – Тут!
   – А ты в самом деле видел, что у него на руке… этот…
   – Он еще Лирве руку сломал! Тварь!
   – Мы сейчас с него стребуем, чего он тут делает!
   – А мне и старик пять бикеев должен, так что за компанию!..
   – Соска у него ничего! Так ведь он к ней никого и не подпускает, а в прошлом году толстому Иккли от переносицы до самого затылка в мозги вогнал!
   – Ха-ха-ха! Какие там у толстого Иккли мозги? Ллла-а-амай!! Борзам сказал, что можно. Эх, житуха ты наша!
   Тяжелый удар сотряс стену, а дверь, отчаянно завизжав, вдруг сорвалась и беспомощно повисла на одной петле. Вейтарволд ждал, спокойно скрестив руки. Несколько гвеллей ввалились в помещение, но как по команде остановились на невидимой черте, скованные каким-то стадным чувством. Предвечный смотрел на них немигаюшим взглядом, а потом спросил тихо, почти дружелюбно:
   – Я вас слушаю. Вы, наверно, хотели меня о чем-то спросить?
   Ворвавшиеся в комнату буяны переглянулись. На длинном лошадином лице того, что стоял ближе всех к Предвечному, красными пятнами проступило что-то, отдаленно напоминающее тревогу. Нет, не этого они ожидали. Чего же?.. Смятения, страха, пугливого недоумения, позорного бегства или взрыва ярости с немедленным желанием проучить наглецов – но не этих спокойных, размеренных слов.
   – Впрочем, можете не отвечать, – добавил Вейтарволд, сам удивляясь тому, как он терпит это неслыханное своеволие, к которому у него нет никакого иммунитета. А если и был, то уничтожен годами пребывания во власти – огромной и почти безраздельной. – Я сам скажу. У меня отнюдь не гвелльские черты лица. Кроме того, когда я по своей доброте хотел подать вашему попрошайке, забыв, что не ношу с собой денег в монетах, я по неосторожности показал контактную нить своего лей-гумма. Если я не прав, поправьте меня.
   Было в его фигуре что-то от предгрозовой тучи, заслоняющей небо, а в последних словах уже явственно пророкотала угроза. Впрочем, эти нотки как раз и подхлестнули налетчиков, не привыкших к парламентскому обхождению. Они загомонили все разом:
   – А что? И скажем! Хотим попросить тебя, чтоб поделился. Подобру-поздорову… Ты тут у нас… У себя дома будешь жаловаться своим псам! А тут мы хозяева! А если вернешься к себе на Тидо, хоть самому Волду жалуйся, нам-то что!
   – Никакой фантазии, – с сожалением заметил ллерд. Высунулся тот самый низенький гвелль, что проводил его до двери:
   – Да просим всего ничего. Мы тебе только правую руку отрежем – ведь твой лейгумм не меньше тысячи инфо стоит. Ты богатенький, верно? Ты себе новую руку отрастишь, а нам все лучше. Как тебе такое предложение?
   Тут вмешался старик Халлиом, раздосадованный нелепым и наглым вторжением:
   – Волду, говорите? Идите-ка отсюда по-хорошему, ребята! Вы не понимаете, с кем связались. А не то, клянусь кишками Троллопа, я вас порешу. А ну, пошли! – рявкнул он и, с неожиданной для его тощей фигуры силой и легкостью оторвав от пола тяжелую кадку для домашних растений (сейчас, впрочем, пустовавшую), швырнул прямо в нежданных гостей. Один не успел уклониться и рухнул на пол с раскроенным черепом.
   Это только подзадорило нападавших. Мозги своих собратьев по промыслу им было видеть явно не впервой. Гвелли выхватили ножи, один даже вооружился слабеньким квантовым пистолетом, которые можно носить без лицензии. Для самообороны. И вот тут-то Халлиом реально рассвирепел. По его худому лицу прокатилась волна темных складок, и он ринулся на квартет налетчиков с голыми руками. Он размахивал ими, как мельница, и тем удивительнее было, как первый из попавших под удар Халлиома охнул и сел, схватившись за свои детородные принадлежности, второй отлетел к стене, получив сочный и аппетитный боковой слева. Руку с направленным на него ножом Халлиом перехватил и выкрутил клинок. Оружие, звякнув, упало на пол.
   Сбоку, растопырившись, как неуклюжий речной краб, на старого гвелля налетел один из трактирных храбрецов, явно целя ногой Халлиому в коленную чашечку. Однако тот удачно ушел от выпада, извернулся и, согнув ногу, перехватил подколенной впадиной ступню нападавшего. Рывок – и сустав нападавшего хрустнул выдернутый из своего гнезда, а сам покалеченный упал на пол и пополз к двери, отчаянно оскверняя воздух руганью. Халлиом подобрал трофейный квантовый пистолет и не глядя отбросил его в угол… Вейтарволд смотрел на это действо, даже и не думая принять в нем участие. Дедушка справится и один, и когда он говорит об утрате своей мужской силы, он явно скромничает…
   Возможно, Вейтарволд так и не пошевелил бы пальцем на протяжении всей схватки, не подскочи к нему последний из горе-налетчиков. Низенький. Этот был ошарашен и действовал уже от отчаяния, нежели из надежды на какую-то поживу. Он соткался из душного воздуха прямо перед Предвечным… Он оскалил зубы и подпрыгнул, вытянув перед собой руку, попытался ударить Вейтарволда ножом прямо в голову. Это высший шик гвелльских бандитов – угодить точно в глаз жертвы, и зачем недоумку потребовалось применять этот пижонский трюк при не самых выгодных для себя обстоятельствах – непонятно. Так или иначе, но Вейтарволд чуть качнул головой в сторону, и нож разминулся с его лицом. Правда, при этом острейшее лезвие чуть зацепило повязку на голове Вейтарволда. Но – этого хватило, чтобы разрезанная ткань соскользнула вниз, открывая лоб Предвечного, в котором сиял огромный желтый камень, известный всему Содружеству.
   В том числе и каждому жителю планеты Гвелльхар.
   На губах низенького запузырилась пена. Запузырилась и окрасилась кровью. Кажется, он просто прокусил себе то ли язык, то ли губу – так, дернувшись, судорожно сжались челюсти. Он выронил нож и даже сподобился поднять руку в приветственном жесте, хотя гвеллям и не вменяется в почетную обязанность приветствовать пэров Предвечной Палаты.
   Вейтарволд не дал ему времени на размышление о том, ЧТО с ним будет после того, как он поднял руку на главу Совета Эмиссаров. Он выбросил вперед руку, и пальцы его сжались на горле опешившего, ополоумевшего гвелля. Ох, не так тот мечтал увидеть легендарного ллерда Вейтарволда!.. Предвечный сжал пальцы, и белки налетчика выкатились из орбит. Из угла рта протянулась короткая струйка крови, а следующим движением Вейтарволд вырвал ему кадык.
   Конвульсирующее тело рухнуло на пол, лужа крови стремительно растекалась возле головы покойного, впитываясь в трещины пола. Предвечный наклонился, выпустил из пальцев кусок окровавленной плоти и вытер руку об одежду убитого им человека. Старик Халлиом смотрел неодобрительно:
   – Ну вот. Зря ты его так.
   – Он же ВИДЕЛ. По-твоему, я должен был оставить в живых болтуна, который…
   – Да я не об этом. Зачем ты ему горло разорвал? Теперь кровь везде… Еще чего доброго снизу придут жаловаться, скажут, что я тут опять душегубствую… Неаккуратно как-то… да.
   – Ты что, решил затеять генеральную уборку? Думаю, не пойдет. Да и техники у тебя тут нет никакой… не вручную же? Идем отсюда. Пока те двое везунчиков, что выползли в коридор и потому уцелели, не вернулись. У меня никакого желания наваливать гору трупов. Идем! – решительно добавил Вейтарволд.
   – Куда?
   – Подальше отсюда! Ну, например, в отель «Брег Гендердалль». Перед отправлением сюда я дал указание забронировать мне там апартаменты. Правда, я не собирался туда вселяться. Но теперь, вижу, придется. На Аррантидо же вернусь завтра утром. И ты отправишься со мной.
   Старик смотрел на него почти весело, на лице играла небрежная молодецкая улыбка, так не вяжущаяся с его дряхлым неряшливым обликом:
   – Да? В «Брег»? У меня-то денег и на то, чтобы у его стены поспать, не наберется. Ну, пойдем, раз приглашаешь. Только девчонку мою захватим. Она – хорошая. Она еще пригодится…
   – Оденьтесь там с ней, а то оба… – сказал Вейтарволд, вы-ходя в коридор, – я пока тех двух красавцев попридержу. Да не буду я тебя убивать, – произнес он, потому что мужик с покалеченной ногой, ползший вдоль стены к лестнице, перевернулся на спину и уставился на него налитыми ужасом глазами. – Лежи тихо, скотина, и останешься жив. Второго урода это тоже касается!
   В то же самое время Халлиом откинул край своего одеяния и обнажил бок. С его лица исчезла показательно веселая мальчишеская улыбка, словно чья-то невидимая рука затерла, зачернила ее на темном лице. Пальцы старика осторожно, бережно пробежали по боку, и когда, он поднес руку к лицу, то увидел кровь. Старик еще раз глянул на пораненный бок, потом стиснул зубы и сунул указательный палец в глубокую коло-тую рану. До упора. Вторично поднеся руку к лицу, он осторожно облизал залитый кровью палец и сощурил глаза.
   – Так я и думал… – пробормотал он. – Ну что же… у меня есть еще время. Мало времени. Нужно одеваться… Не хочу умереть здесь, в этой выгребной яме. Мало, мало времени…
   Спустя час скоростной лифт уже возносил ллерда Вейтарволда, старого Халлиома и его (все-таки приодевшуюся) девушку на тридцать второй этаж отеля «Брег Гендердалль Сьор». Отель был одним из немногих зданий в Майсарне, построенных в чисто аррантской архитектурной традиции. Огромный корпус возносился над неприветливым, коренастым, приземистым городом гвеллей, как стройный великан над толпой угрюмых кряжистых карликов. Однако же, блюдя местную традицию, из освещения на нем установили только маяк на шпиле, предупреждающий «летунов». Покрытие из стеклопластика имело так называемую одностороннюю люминоизоляцию: ни лучика не вырывалось из ярко освещенного изнутри отеля, тогда как постояльцы могли свободно любоваться панорамой города. Если, конечно, находились арранты с такими эксцентричными вкусами…
   Ведь не секрет, что в «Брег ГС» жили преимущественно арранты из дипломатических миссий, крупные промышленники из Байоля, Галиматтео, Зенн-бос-Аола и других богатых Плывущих городов, а также состоятельные бездельники, прожигающие жизнь, словно межзвездный туристический траффик. Коренных жителей города, гвеллей, тут практически не было, и потому совершенно неудивительно, что персонал отеля смотрел на Халлиома с подозрением и недоуменной досадой… Старик лишь растягивал губы в своей характерной усмешке. На богатых изнеженных аррантов он почти не смотрел, лишь однажды за спиной какой-то толстой дамы с отвисшей нижней губой и вздутой перекормленной физиономией подпрыгнул и скорчил рожу, перенимая брезгливую мину на лице аррантки. Та выплыла из лифта, распространяя вокруг себя маленькие взрывы дорогих ароматов, покачивая сложнейшей прической, – а Халлиом сказал:
   – Вот потому мы и проиграем эту войну. Раз уж ты назвал войной то, что заварилось ТАМ, на дальних рубежах. Ты должен уловить прямую взаимосвязь между этой войной и брезгливым рылом этой леди, ее широко расставленными локтями… чтобы я, не приведи Единый, к ней не прислонился!.. В тебе самом давно течет этот яд, полукровка Мнир.
   – Не довольно ли моралистики? – прервал его Вейтарволд. – Выходим, вот наш этаж.
   В огромных двухуровневых апартаментах с совершенно прозрачным потолочным перекрытием между ними (так, что казалось, будто ты паришь в воздухе) старик Халлиом первым делом поспешил в спальные покои, где и обнаружил огромный холодильник с большим выбором прохладительных напитков. Он сказал Вейтарволду, сопя и простецки вытирая грязноватые пальцы о роскошную занавесь:
   – Идем-ка напьемся. Эге. А то у тебя вид уж больно непростой.
   – Так. Вот с этим давай ты немного подождешь. Я прежде хотел обсудить очень важные дела, а ты сразу за свое любимое зелье.
   – Так тут же такой выбор, грех не попробовать! – с наигранной наивностью удивился старый непутевый гвелль. – К тому же настоящие марочные напитки, прямо с Зиймалля, а не местное дерьмо, которое стряпают мои соотечественники в своих грязных подвалах из подножного корма!
   Через час все было кончено. Даже мощный организм Предвечного не выдержал той чудовищной дозы зиймалльских напитков всех сортов, которыми потчевал его Халлиом. Собственно, сам Вейтарволд удивлялся, почему он не отказывается от назойливых подстрекательств капризного и озорного старика. Холодное питье в запотевших бокалах, напитки белые, рубиново-красные и розовые, допитые до дна и еще лучащиеся в сосудах под мягким светом ламп. Вейтарволд полусидел на ложе и пытался не выслушивать, а скорее впитывать кожей слова Халлиома, а тот говорил примерно следующее:
   – Ты думаешь, это блажь старого гвелля, так? А вот на ее родине, – он мотнул в сторону девушки, расположившейся у него за спиной, – говорят: «Истина в вине»[38]. Думаешь, это дураки изрекли? Нет! Вино не дает развиться косности мышлении. Вино нашептывает мысли, которые никогда не пришли бы тебе в голову в обычном состоянии, и мысли порой спасительные. Понимаешь меня, любезный? Нет, ты пей, пей, не думая о том, ЧТО РАЗГОВОР БУДЕТ СЕРЬЕЗЕН И ТЯЖЕЛ. До тех пор пока ты будешь так думать, ничего с разговором не выйдет, и мы будем только понапрасну ковыряться друг у друга в мозгах. Видишь, у тебя даже зубы сжаты как от судороги, Мнир. Верно, ты давно не отдыхал, все время – на посту, так? Разве в состоянии ты воспринимать мои простые слова?
   – Этакий сеанс психосоматической терапии, – попробовал улыбнуться Предвечный, но вместо улыбки получилась этакая полугримаса, сродни той, что возникает от сильной зубной боли. – Ну хорошо, если ты настаиваешь, я выпью.
   – Именно настаиваю! Кроме того, я настаиваю и на том, чтобы ты обратил внимание на эту девушку. Эйлле, иди сюда! Улыбнись господину. Ты даже не знаешь, КТО перед тобой, но тебе и нет смысла знать это, потому что один такой уже упал с вырванным кадыком, когда угадал имя моего старого друга и ученика.
   – Зачем ты говоришь все это ей? – недоуменно спросил Вейтарволд. – Ты пьян, старик? Но ведь ты уже был пьян, когда я пришел к тебе.
   Впрочем, кровавые подробности сцены в жилище Халлио-ма нисколько не тронули девушку. С некоторым удивлением Вейтарволд отметил, что и тени смущения или страха не промелькнуло на ее смуглом лице, в зеленых с лукавинкой глазах, подсвеченных изнутри загадочным лукавым огоньком.
   Тут Халлиом медленно откинулся на спину, удерживая в руках внушительную чашу с марочным зиймалльским вином, от которого шли волны терпкого, изысканного аромата. Гвелль сделал неуловимое движение свободной рукой и легкая накидка слетела с девицы. Открылось стройное тело, словно облитое золотистым жаром, хрупкое, тонкое в талии и с узкими плечами и запястьями, но в то же время сработанное крепко, сильно… Свободные плавные линии силуэта хранили в себе что-то еще не раскрытое, почти детское, и одновременно – дикость красивой взрослой самки. О Неназываемый, да простятся все эти противоречия!..
   Вейтарволд видел на своем веку столько обнаженных женщин, сколько капель вина вот в этой чаше вина, что в руке старого гвелля. Но то ли Халлиом в самом деле сумел настроить Предвечного на особый лад, то ли было в этой девушке то особенное, в чем отказал Единый многим из представительниц прекрасного пола, – на мгновение ллерд почувствовал себя завороженным. Нет, не она!.. Наверно, завораживал голос Халлиома, хотя, видят боги, не было в нем ничего магического – так, хриплый пропитой баритон старого и не очень опрятного гвелля, который приказал зиймалльской шлюхе раздеться.
   – Да, так!.. Гляди на нее, Мнир-полукровка. Иногда мне кажется, что это главная загадка мироздания. Нет, не она одна!.. Их много – и лощеных арранток, и плотно сбитых гвеллин, и… мало ли! Но мне всегда более всего нравились женщины Зий-малля… У нее сейчас овуляция, – продолжал гвелль, огпивая огромный глоток вина, – и твое семя могло бы разбудить в ней силу, способную свалить любое Зло! Ах да, я пьян! Она ли?.. – Старик допил чашу и, повалившись на бок, глянул на Веитарволда широко раскрытыми лукавыми глазами, совершенно ясными и без примеси мутного опьянения. – Да нет же, не только она одна! Ты думаешь – корабли, звездолеты, магистральные ММР, аннигиляционные бомбы, разносящие на атомы целые планетные системы?.. Нет, не в том главная мощь мироздания, а вот в этой спелой девке, в ее сиськах и заднице, да еще в том чуде, что увлажняется у нее между ног… И, да видят меня Братья, еше в том, что пульсирует у нее в мозгу, пропитывает каждую клеточку, течет по жилам. Это называют душой, этаким малофункциональным факультативным приложением к высшему созданию, что называет себя ЧЕЛОВЕКОМ! Нет, нет, не перебивай и не напоминай – я знаю, что я несу пьяный бред. Душа, друг мой, – могучее оружие, хотя мы давно наложили на нее запрет и забвение… хррр-р! Ментальное оружие… слыхал ли ты о таком, а, друг мой?
   – Ну вот, – разочарованно произнес Вейтарволд, а девушка села на край ложа, нисколько не стесняясь своей наготы, и налила себе коньяка, – ты, старик, оправдываешь мои худшие подозрения. Разве с тобой поговоришь на серьезные темы? Да еше на такие?.. Да-да!
   – Н-не перебивать! – вдруг взвизгнул Халлиом, падая с ложа на прозрачный пол, и пополз на четвереньках, опустив голову и обозревая интерьер второго уровня, – того, что под ними. Потом поднял багровое лицо к Вейтарволду, и косматая дикая ярость стояла в его взгляде. – Н-не перебивать, не смей, а! Не тебе перебивать меня, Мнир-полукровка! Не забывай, что ты аррант только наполовину, и потому в твоих жилах только половина этой жиденькой, выхолощенной слабенькой крови… ф-фиолетовой крови червей, нежащихся в жирном, пррррог-ретом черноземе! Не забывай о второй половине и о том, что случится с тобой в мои годы, когда аррантскую кровь заглушит ТА, ДРУГАЯ – густая, темно-красная, не желающая выцветать на солнце! И не смей изгонять из памяти то, что лет эдак пятьдесят с лишком назад, вот такая же зиймалльская девка, – он дернул Эйлле за левую грудь так, что та слабо взвизгнула, – вот такая же родила тебя самого! И именно ей ты обязан той силой воли, той неуступчивостью и гибкостью, каковой давно нет уже у большинства аррантов! Нет, я не буду говорить, – продолжал Халлиом, противореча сам себе и резво перескакивая с одной темы на другую, – пока ты хоть жестом, хоть единым движением лицевого мускула вознамеришься мне противоречить! Нет!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация