А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Том 2" (страница 50)

   XVIII. Монтале и Маликорн

   Монтале сказала правду. Г-на де Гиша всюду искали, и оставаться у принцессы ему было рискованно. Поэтому принцесса, несмотря на уязвленную гордость, несмотря на скрытый гнев, не могла, по крайней мере в данную минуту, ни в чем упрекнуть Монтале, так дерзко нарушившую уединение влюбленных.
   Де Гиш тоже потерял голову, но еще до появления Монтале; поэтому, едва услышав голос фрейлины, граф, не попрощавшись с принцессой, чего требовала простая вежливость даже между людьми равными, поспешно скрылся, совершенно обезумевший, оставив принцессу с поднятой рукой, посылавшей ему привет.
   Дело в том, что де Гиш мог сказать, как говорил через сто лет Керубино, что уносит на губах счастье на целую вечность.
   Итак, Монтале нашла влюбленных в большом замешательстве; в замешательстве был тот, кто убегал, в замешательстве была и та, что оставалась.
   И фрейлина прошептала, вопросительно оглядываясь кругом:
   – Кажется, на этот раз я узнаю столько, что самая любопытная женщина позавидовала бы мне.
   Принцесса была до такой степени смущена этим пытливым взглядом, точно она расслышала слова фрейлины, и, опустив глаза, отправилась в спальню. Видя это, Монтале насторожилась, и до нее донесся звук щелкнувшего ключа.
   Тогда Монтале поняла, что вся ночь в ее распоряжении, и, сделав перед дверью довольно непочтительный жест, как бы говоривший: «Покойной ночи, принцесса», – сбежала вниз разыскивать Маликорна, который внимательно рассматривал запыленного курьера, выходившего из комнат графа де Гиша.
   Поняв, что Маликорн занят важным делом, Монтале не беспокоила его и, лишь когда он перестал напрягать зрение и вытягивать шею, хлопнула его по плечу.
   – Ну, – спросила Монтале, – что нового?
   – Господин де Гиш любит принцессу, – отвечал Маликорн.
   – Вот так новость! Я знаю кое-что посвежее.
   – Что именно?
   – Что принцесса любит господина де Гиша.
   – Одно вытекает из другого.
   – Не всегда, мой милый.
   – Это сказано по моему адресу?
   – Присутствующие всегда исключаются.
   – Спасибо, – поклонился Маликорн. – А как обстоят дела у короля?
   – Король хотел видеть Лавальер сегодня вечером после лотереи.
   – И что же, он видел ее?
   – Нет.
   – Как нет?
   – Дверь была заперта.
   – Так что?..
   – Так что король ушел посрамленный, как простой вор, забывший свои инструменты.
   – Хорошо.
   – А у вас что нового? – спросила Монтале.
   – Господин де Бражелон прислал курьера к господину де Гишу.
   – Прекрасно, – улыбнулась Монтале и захлопала в ладоши.
   – Почему прекрасно?
   – Потому что предстоит развлечение. Если мы теперь начнем скучать, значит, мы сами виноваты.
   – Нужно разделить обязанности, – сказал Маликорн, – чтобы не вышло путаницы.
   – Ничего не может быть проще, – отвечала Монтале. – Три свеженькие интриги, если они ведутся как следует, дают по крайней мере три записочки в день.
   – Что вы, дорогая! – воскликнул Маликорн, пожимая плечами. – Три записки в день! Да это хорошо только для мещанских чувств. Мушкетер на часах и девчонка в монастыре обмениваются ежедневно запиской через щелку в стене. В одной записочке вмещается вся поэзия этих бедных сердец. Но у нас… как вы плохо знаете королевскую нежность, дорогая!
   – Кончайте скорее, – нетерпеливо перебила его Монтале. – Сюда могут прийти.
   – Кончать? Да я только начал. У меня есть еще три важных пункта.
   – Он положительно уморит меня своей фламандской флегматичностью, – вскричала Монтале.
   – А вы совсем собьете меня с толку вашей итальянской живостью. Итак, я вам сказал, что наши влюбленные будут посылать друг другу целые тома. Но что же из этого?
   – А то, что ни одна из наших дам не может хранить получаемых писем.
   – Без сомнения.
   – И то, что господин де Гиш тоже не решится хранить полученные им письма.
   – Вероятно.
   – Значит, я буду хранить всю эту переписку у себя.
   – Это совершенно невозможно, – сказал Маликорн.
   – Почему же?
   – Потому, что вы не дома; потому, что у вас общая комната с Лавальер; потому, что комнату фрейлин частенько осматривают и обыскивают; потому, что королева ревнива, как испанка, и королева-мать ревнива, как две испанки, и, наконец, принцесса ревнива, как десять испанок…
   – Вы кое-кого забываете.
   – Кого?
   – Принца.
   – Я говорил только о женщинах. Итак, перенумеруем. Номер первый – принц.
   – Номер второй – де Гиш.
   – Номер третий – виконт де Бражелон.
   – Номер четвертый – король.
   – Король?
   – Конечно, король; он не только самый ревнивый, но и самый могущественный из всех.
   – О дорогая!
   – Дальше!
   – В какое же осиное гнездо вы попали!
   – А вы хотите идти за мной?
   – Конечно, хочу. Однако…
   – Однако…
   – Однако, пока есть еще время, я думаю, было бы благоразумнее вернуться.
   – А я, напротив, думаю, что было бы благоразумнее сразу же овладеть всеми этими интригами.
   – Вы не справитесь.
   – С вашей помощью я справлюсь и с десятью. Это моя стихия, дорогой мой. Я создана для придворной жизни, как саламандра создана, чтобы жить в огне.
   – Ваше сравнение нисколько не успокаивает меня, дорогая. Я слышал от очень ученых людей, что, во-первых, саламандр не существует, а во-вторых, если бы они и существовали, то выходили бы из огня совершенно изжаренными.
   – Ваши ученые, может быть, отлично знают все, что касается саламандр, но они не скажут вам того, что я сейчас скажу, а именно: Оре де Монтале меньше чем через месяц суждено стать первым дипломатом при французском дворе!
   – Пожалуй, но при условии, что я буду вторым.
   – Идет; союз наступательный и оборонительный, разумеется.
   – Только остерегайтесь писем.
   – Я буду отдавать их вам, по мере того как они будут поступать ко мне.
   – Что скажем мы королю о принцессе?
   – Что принцесса все еще любит короля.
   – Что скажем мы принцессе о короле?
   – Что она поступит весьма опрометчиво, если не будет щадить его.
   – Что скажем мы Лавальер о принцессе?
   – Что вздумается. Лавальер наша.
   – Наша?
   – Вдвойне.
   – Как так?
   – Во-первых, благодаря виконту де Бражелону.
   – Объяснитесь.
   – Надеюсь, вы не забыли, что господин де Бражелон писал много писем мадемуазель де Лавальер.
   – Я ничего не забываю.
   – Эти письма получала я, и я их прятала.
   – Значит, они у вас?
   – У меня.
   – Где же – здесь?
   – О нет, они в Блуа, в знакомой вам комнатке.
   – Милая комнатка, комнатка, наполненная любовью, преддверие дворца, в котором я когда-нибудь поселю вас! Но простите, вы говорите, что все эти письма в той комнатке?
   – Да.
   – А вы не прятали их в шкатулку?
   – Конечно, в ту самую шкатулку, куда я прятала письма, полученные от вас, и мои собственные письма, когда дела или развлечения мешали вам приходить на свидание.
   – Отлично! – воскликнул Маликорн.
   – Почему вы так довольны?
   – Потому, что мне не придется ездить за письмами в Блуа. Они у меня здесь.
   – Вы привезли шкатулку?
   – Она была мне дорога, потому что она ваша.
   – Так храните ее хорошенько. В шкатулке есть документы, которые впоследствии будут стоить очень дорого.
   – Я это знаю. Именно поэтому я смеюсь, и смеюсь от всего сердца!
   – Теперь последнее слово.
   – Почему же последнее?
   – Нам нужны будут помощники?
   – Никаких.
   – Лакеи, горничные?
   – Нет, никого. Это не годится. Вы сами будете отдавать письма и сами получать их. Никаких обид! Если господин Маликорн и мадемуазель Ора не будут устраивать свои дела сами, то дела эти попадут в чужие руки.
   – Вы правы. Но что такое происходит у господина де Гиша?
   – Ничего; он открывает окно.
   – Бежим скорее!
   И оба исчезли; заговор был составлен.
   Действительно, в комнате графа де Гиша открылось окно. Но это он сделал не только для того, чтобы, как предположили бы несведущие, постараться увидеть тень принцессы через занавески; графа волновали не одни только любовные чувства.
   Как мы уже сказали, к нему только что приехал курьер, посланный Бражелоном. Бражелон писал де Гишу. Граф дважды перечитал письмо Рауля, которое произвело на него глубокое впечатление.
   – Странно! Странно! – шептал он. – Какими могучими средствами судьба влечет людей к цели!
   И, отойдя от окна, поближе к свету, он в третий раз перечитал это письмо, строки которого жгли его мозг и глаза.
...
   «Кале.
   Дорогой граф!
   Я встретил в Кале г-на де Варда, который был тяжело ранен на дуэли с герцогом Бекингэмом.
   Де Вард, как вы знаете, человек храбрый, но мстительный и злобный.
   Он говорил мне о вас, уверяя, что очень к вам расположен; говорил также о принцессе, которую он находит красивой и любезной. Он догадался о вашей любви к известной вам особе.
   Он говорил также о той, кого я люблю, и выразил мне большое сочувствие, сопровождая его такими темными намеками, что я сперва испугался, но потом приписал их его привычке держаться таинственно.
   Дело вот в чем.
   Он получил из Фонтенбло известия. Вы понимаете, их мог сообщить ему только г-н де Лоррен.
   Говорят, так сообщается ему в этих известиях, что в сердце короля произошла перемена. Вы знаете, кого это касается. Кроме того, сообщается в этих же известиях, говорят об одной фрейлине, которая дает повод к злословию.
   Эти неопределенные фразы отняли у меня сон. Я пожалел, что мой характер, прямой и слабый, несмотря на известную долю упрямства, помешал мне ответить на эти утверждения.
   Так как г-н де Вард уезжал в Париж, то я не стал его задерживать объяснениями. Сознаюсь откровенно, мне казалось неделикатным подвергать допросу человека, раны которого едва зарубцевались.
   Короче говоря, он уехал – уехал, по его словам, для того, чтобы посмотреть на любопытное зрелище, которое, наверное, в самом скором времени будет представлять двор. Прощаясь, он поздравил меня и выразил соболезнование. Я не понял ни того, ни другого. Я был сбит с толку своими мыслями и недоверием к этому человеку, недоверием, которого, как вам хорошо известно, я никогда не мог преодолеть.
   Но едва он уехал, мой ум прояснился. Невозможно предположить, чтобы человек с таким характером, как де Вард, не подлил некоторой дозы яду в свои разговоры со мной. Поэтому в таинственных словах г-на де Варда, наверное, вовсе нет таинственного смысла, который я мог бы приложить к себе или к известной вам особе.
   Принужденный, по приказанию короля, немедленно ехать в Англию, я не имею никакого намерения бежать за г-ном де Вардом, чтобы получить объяснение его недомолвок; но я посылаю вам курьера и пишу письмо, из которого вы узнаете обо всех моих сомнениях. Выступайте от моего имени; я размышлял, вы действуйте.
   Господин де Вард скоро приедет в Фонтенбло; узнайте же, что означают его намеки, если только вам это неизвестно. Г-н де Вард уверял также, будто герцог Бекингэм уехал из Парижа, осчастливленный принцессой. В ответ на эти слова я немедленно обнажил бы шпагу, если бы не находил, что служба королю обязывает пренебрегать личными счетами.
   Сожгите это письмо, которое вам доставит Оливен.
   Оливен воплощение верности.
   Очень прошу вас, дорогой граф, напомнить обо мне мадемуазель де Лавальер, ручки которой я почтительно целую.
   Обнимаю вас.
Виконт де Бражелон».
...
   «P.S. Если случится что-нибудь серьезное – все следует предвидеть, дорогой друг, – пошлите в Лондон курьера с одним только словом: „Приезжайте“, – и я буду в Париже через тридцать шесть часов после получения вашего письма».
   Де Гиш вздохнул, сложил письмо в третий раз и, вместо того чтобы сжечь его, как приказал Рауль, спрятал его в карман.
   Ему хотелось еще несколько раз перечитать эти строки.
   – Сколько тревоги и вместе с тем какое доверие! – прошептал граф. – В этом письме вся душа Рауля; он забывает в нем о графе де Ла Фер и говорит о своем уважении к Луизе. Ах, – продолжал де Гиш с угрозой, – вы вмешиваетесь в мои дела, г-н де Вард? Хорошо же, я займусь вашими! Бедный Рауль, твое сердце поручает мне сокровище; я буду охранять его, не бойся!
   Дав такое обещание, де Гиш послал за Маликорном с просьбой явиться к нему как можно скорее.
   Маликорн тотчас же явился, его поспешность была первым следствием беседы с Монтале.
   Чем больше расспрашивал де Гиш, тем больше разгадывал Маликорн его намерения. В результате, после двадцатиминутного разговора, в течение которого де Гиш рассчитывал узнать всю правду о Лавальер и о короле, он узнал только то, что видел собственными глазами. Между тем Маликорн узнал или угадал, как вам будет угодно, что у Рауля рождаются подозрения и что де Гиш собирается стеречь сокровища Гесперид.
   Маликорн согласился принять на себя роль дракона.
   Де Гиш вообразил, будто он сделал все для своего друга, и теперь занялся собой.
   На другой день вечером стало известно о возвращении де Варда и о посещении им короля. После этого визита выздоравливающий должен был посетить принца. Де Гиш поспешил к принцу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация