А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Интим не предлагать" (страница 19)

   – Вон он.
   – Кто?
   – Родионов.
   И в самом деле: голова Александра Сергеевича мелькала над оградами неподалеку, а затем он показался целиком на ближайшей к нам тропинке. Вскоре стало ясно: половина милиции нашего города прибыла на кладбище, чтобы удостовериться, что Турок благополучно предан земле. Не думаю, что сей факт их особо тревожил, скорее всего господа милиционеры, так же как и я, надеялись увидеть что-нибудь интересное. К примеру, Синего. Но его среди многочисленных провожающих не было.
   – Смотри, дядя Витя, – вновь дернул меня за рукав Сенька. Колесников в сопровождении худенького белесого мужчины, чем-то неуловимо похожего на Дзержинского, несмотря на отсутствие бороды, прошелся вдоль аллеи, с интересом поглядывая по сторонам. Провожавшие не могли не заметить оживленного гуляния на кладбище правоохранительных органов и, должно быть, поэтому презрительно ухмылялись. Гроб поставили на принесенные табуретки, появился священник в богатом облачении, а я только сейчас обратила внимание на то, что Турка хоронили в закрытом гробу. Понятно – вчерашний парень: Родионов утверждал, что хоронить там вовсе было нечего. Но ведь Колю не рванули в собственной машине. И когда я видела его в последний раз, он неплохо сохранился… тьфу ты, прости господи.
   Прощание вышло трогательным, но недолгим. Грянула музыка, затем все стихло, вчерашние мужички закопали могилу, обложили ее венками, и народ потянулся к выходу.
   – Что-то тут не так, – сказала я.

   Я сидела на зеленой травке недалеко от склепа Салтыковых, Сенька вертелся рядом и выглядел обеспокоенным.
   – Пойдем к дому, – позвала я. – Надо Данилу найти.
   – Зачем тебе Данила? – настрожился племянничек.
   – Вопросы накопились… Что-то на этом кладбище не так.
   – Думаешь, в самом деле привидения ходят?
   – Может, и не привидения, но с людьми здесь явно что-то происходит. Вот ты, к примеру, запоем читаешь Достоевского…
   – Ты ж сама говорила…
   – Говорила, причем всегда, а читать ты начал только здесь. – Сенька насупился и всю дорогу до церкви молчал.
   Дьяконова я обнаружила в компании бригадира строителей, они устроились на скамейке в тени сирени и пили пиво.
   – Данила, – позвала я. – Иди сюда. Дело есть. – Он торопливо поднялся и, вытирая рот рукой, спросил с готовностью:
   – Что за дело?
   – Склеп хочу открыть, – сказала я.
   Данила с Сенькой переглянулись.
   – Какой?
   – Салтыковский.
   – Привидение ловить надумала? Пустое это дело. Я пробовал, оно точно знает, что его стережешь: не высовывается.
   – Хватит болтать, – разозлилась я. – Поможешь дверь открыть? У меня сил не хватит замок сломать. – На последней фразе я понизила голос до трагического шепота, боясь, что кто-нибудь из рабочих услышит и сообщит батюшке – ему моя затея вряд ли придется по душе.
   – Зачем же ломать? – пожал плечами Данила. – У бати ключи есть.
   – От склепа? – не поверила я.
   – Конечно. Один ключ, универсальный, подходит ко всем замкам. Идем в дом.
   Ключ висел в сенях, длинный штырь с зубчиками и большим кольцом. Данила снял его с гвоздика, и мы направились к склепу Салтыковых, стараясь не привлекать к себе внимания рабочих, Сенька шел первым по тропинке и что-то громко декламировал, сбивая подобранной где-то палкой крапиву. Прислушавшись, я разобрала следующее: «Мы идем ловить привидение, ля-ля, вот сейчас мы его поймаем, и оно никого не будет пугать, трепещи, привидение, мы идем». «Сенька нервничает», – подумала я и решила держаться к нему поближе, мало ли что, он еще ребенок…
   Данила вставил ключ в замочную скважину и без труда открыл дверь, ржавые петли заскрипели так, что зубы свело. Мы оказались перед входом в подвал. Три ступеньки вели вниз.
   – Ну? – вздохнула я. – Идем?
   Сенька достал фонарик (признаться, о фонаре я от волнения даже не подумала) и осветил ступени, а затем низкие своды из белого камня. Луч скользнул по стене вниз, и тут стало ясно: это не склеп, а помещение перед ним, выражаясь проще, что-то вроде предбанника. Сообразив, что ни гробов, ни костей здесь не будет, я отважно спустилась вниз и осмотрелась. «Предбанник» выглядел внушительно: квадратная комната примерно три на три метра, впереди еще одна дверь. Я подошла ближе и убедилась, что кто-то проявил заботу о том, чтобы в склеп нельзя было проникнуть: дверь была заварена со всех четырех сторон. Человек сквозь такую дверь не пройдет, значит, искать надо в «предбаннике». В углу виднелись какие-то ящики и коробка из-под телевизора. Отдав Сеньке фонарь, чтобы светил, я принялась их обследовать. Данила Дьяконов сидел на ступеньке возле распахнутой двери и насвистывал, а я подумала, что, если бы он убрался оттуда, я бы вполне могла обойтись без фонаря. Открыла коробку и увидела свернутое одеяло и подушку без наволочки, рядышком стояли древняя керосинка и пластиковая бутылка, наполненная какой-то жидкостью, понюхав, я определила: керосин. Нашлось еще кое-что: например, ковш и чайник с ручкой, перетянутой изолентой, все это указывало на то, что в склепе не так давно обретало отнюдь не привидение. Тут мое внимание привлекли ящики, сложенные у стены. Я пригляделась повнимательнее и поняла: сооружение похоже на импровизированную лестницу. Встала на нижний ящик, задрала голову и сказала Сеньке:
   – Выключи фонарь.
   Так и есть: слабый свет пробивался откуда-то сверху, я поднялась выше, протянула руки, и свод потолка в этом месте легко подался, а я увидела солнечный свет.
   – Это доски, – сообщила я желающим услышать – свод обвалился, и его прикрыли доской. Дыра довольно внушительная, взрослый человек запросто пролезет, так что дверь ему без надобности.
   – Ага, – отозвался Данила.
   – Теперь понял, кто твой граф? Обыкновенный бомж, он то живет здесь, то нет, наверное, у него есть место и получше, а исчезает таинственно вот в эту самую дыру: хоп – и нет его.
   – Должно быть, так оно и есть, – согласился Данила. – Будешь еще осматривать?
   – Не буду, – отмахнулась я. – Ведь знала прекрасно, все это глупые сказки…
   Мы покинули склеп, Данила запер дверь и вдруг нахмурился: взор его был обращен к могиле Турка, до которой отсюда было рукой подать.
   – Они у меня дождутся, – неожиданно завопил он и потряс кулаком. Сенька, подхватив свою палку, зашагал по тропинке, а мы двинулись за ним.
   Неподалеку от церкви, там, где сходились три аллеи, сидел сгорбившись человек в чем-то коричневом и невероятно грязном. Он разглядывал асфальт у своих ног и раскачивался, увеличивая амплитуду, и казалось, что вот-вот он непременно свалится со своего ящика.
   – Новый нищий, – сообщил Данила. – Глухонемой.
   Мы поравнялись с нищим, он поднял голову и посмотрел на нас, а я поморщилась: даже Чугунок, возвращаясь домой после дневных странствий, не был столь чумаз. Такое впечатление, что мужик не мылся лет двадцать, а время, свободное от сидения на ящике, проводил в навозной куче. Он протянул руку, что-то невнятно мыча, и я увидела омерзительную язву на тыльной стороне ладони. Сенька испуганно сунул нищему рубль, тот опять замычал, а мы зашагали дальше.
   – Что скажешь? – хмыкнул Данила.
   – Вид у него точно у блаженного из фильма об Иоанне Грозном, а язва эта… просто мерзость.
   – Вот и я бате сказал… жулик из жуликов, по морде видно.
   Не знаю, что видел Данила, я ничего, кроме грязи, разглядеть не успела, но нищий мне показался ужасно подозрительным своей театральностью.
   – Так он сегодня появился? – спросила я.
   – Ага. С утра пораньше. Заступил, так сказать, на пост.
   Я замерла, пытаясь вспомнить: что такое пришло мне в голову и мгновенно исчезло… Нищий на посту… а Турка, непонятно почему, в закрытом гробу хоронили.
   – Что-то тут не так, – сказала я вторично в этот день.
   То же самое я повторила вечером, когда появился Родионов.
   – Почему Турка в закрытом гробу хоронили? – напустилась я на него.
   – Так братья решили. Говорят, заморозку сделали неправильно, Коля ночь дома стоял и малость того… а день сегодня жаркий, тридцать два в тени. Решили, что он своим внешним видом испортит людям праздник, вот и простились дома, а здесь крышку снимать не стали. Что не так?
   – Все так, только подозрительно… Сегодня с утра склеп Салтыковых осматривала.
   – Ну и как тебе склеп?
   – Склеп как склеп, ничего особенного… там бомж живет. Я вот что думаю: уволочь чужой героин – мероприятие опасное, и похитителю эта затея может выйти боком. Вот если бы ты решил спрятать его до лучших времен, какое бы место выбрал?
   – Склеп, что ли? – фыркнул Сашка.
   – Склеп тоже неплохо. Но можно еще надежнее. Там, где никто искать не станет и где наркота пролежит полгода или даже год, пока все не утрясется. И тогда Мороз, или кто там все это затеял, спокойненько извлечет ее на свет божий и реализует. Наркота, как золото, надежное вложение капитала.
   – Ну и?.. – хмыкнул Родионов.
   – Подумай.
   Он думал минут пять.
   – Хочешь сказать… – начал он насмешливо, посмотрел на меня и замолчал.
   – Хочу, – кивнула я. – Надо вырыть гроб Турка и проверить. Только и всего.
   – И кто его вырывать будет? – насторожился Сашка.
   – Милиция, разумеется, – обиделась я. – Кажется, это называется эксгумация.
   – Да ты спятила?
   – Может быть. В таком месте, как это, спятить немудрено. Вон Сенька уже Карамазовых читает, скажи, это нормально? Говорю тебе: героин в гробу Турка. Вот помяни мое слово. А пока милиция дурака валяет, очень может быть, что его оттуда переправят в другое место. Так что поторопись.
   Сашка вскоре ушел, а я еще немного посидела на скамейке, размышляя, затем отправилась в дом. Сенька перебрался в комнату по соседству, и это тоже наводило на определенные мысли. Я, открыв окно настежь, лежала на своей постели, чутко прислушиваясь, вместо того чтобы спать. Где-то ближе к полуночи раздался тихий скрип, затем шаги. Кто-то открыл нашу калитку, а теперь удалялся по асфальтовой дорожке. Не включая света, я быстро натянула джинсы и заранее приготовленную черную футболку и вышла из комнаты. Заглянув к Сеньке, я убедилась, что племянник крепко спит, свесив с кровати руку и лежа на животе, вернулась к себе, постояла возле окна, по-прежнему не включая свет, затем села на подоконник и бесшумно спрыгнула на землю. Тишина была, как… на кладбище. Слегка пригнувшись, я направилась по тропинке в сторону церкви, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Очень скоро к биению моего сердца прибавился еще один звук: кто-то так же, как и я, осторожно шел по дорожке, то замирая, то вновь начиная двигаться. Сообразив, что этот кто-то может меня услышать, я сошла с асфальта и, обнаружив тропинку между могил, направилась по ней. Вот так мы и продвигались, не видя друг друга. Любопытство прямо-таки распирало меня. Мы как раз достигли места, куда доходил свет фонаря возле церкви, темная тень отделилась от ближайшей ограды, и я увидела высокого широкоплечего мужчину. Стараясь держаться в тени, он сделал несколько шагов, а я, подобрав с земли камень, швырнула его на асфальт. Мужчина вздрогнул и обернулся, а я увидела его лицо… Если быть точной, я увидела грязь на его лице и сразу сообразила: новый нищий. Постояв немного и прислушиваясь, он, вдруг решившись на что-то, резко повернул к церкви. Чем ближе он подходил к фонарю, тем ниже и согбеннее становился.
   – А Сашка еще сомневается, – проворчала я себе под нос и надумала возвращаться. Конечно, интересно, чем занят нищий на кладбище, но я только что могла убедиться: он далеко не такой хилый, каким представляется, и возможная встреча с ним не сулит мне ничего хорошего. Я добралась до своего окна, посидела немного, глядя по сторонам и все еще прислушиваясь. Что же мне делать? То есть разумнее всего, конечно, лечь спать, но как раз этого не хотелось. Я сидела на подоконнике, дрыгала ногами, а время шло, и глаза понемногу начали слипаться. И тут я заметила свет, он шел со стороны аллеи бандитской славы. Робкий такой лучик, сверкнул пару раз, точно кто-то неловко выронил фонарь, а затем быстро поднял, но и этого хватило, чтобы всю мою дрему как ветром сдуло. Я спрыгнула на землю и, согнувшись в три погибели, бросилась в ту сторону. Мелькнула мысль: не худо бы разбудить Данилу, но возвращаться я не стала, нетерпение гнало меня вперед со страшной силой. Небо затянуло тучами, было прохладно, но футболка моя липла к телу от пота. Ветви деревьев сплетались вверху, и темень стояла такая, что разглядеть можно было лишь надгробия, да и то, когда утыкаешься в них носом. По этой причине двигалась я медленно, и где-то на середине пути меня застал дождь. Робкий, тихий вначале, он постепенно расходился и, выбираясь к аллее, я понадеялась, что из-за дождя мои шаги не услышат. И тут случилось неожиданное: я заплуталась. Тропинка оборвалась, а я оказалась зажатой между трех оград. Минут десять я потратила на то, чтобы выбраться оттуда, обогнула аллею бандитской славы и вышла к ней как раз со стороны свежих могил. Ни света фонаря, ни какого-либо движения здесь не наблюдалось, лишь потревоженная мною ворона злобно каркнула. «Почудилось», – решила я, имея в виду недавнее свечение, постояла немного в темноте и собралась выйти на аллею, чтобы добраться до дома более удобным путем. Я сделала несколько шагов, споткнулась, пролетела вперед, нелепо размахивая руками, и приземлилась животом на груду земли, приподнялась – и тут волосы у меня на голове буквально встали дыбом. Я лежала у разверстой могилы: слева веночки, справа веночки, а подо мной чернела яма. Я даже не пыталась заглянуть в нее, зажмурилась, начала читать «Отче наш», сбилась на третьем слове и, вскочив, как сумасшедшая кинулась к дому, мысленно повторяя: «Свят, свят».
   Я перемахнула через подоконник, заперла раму, в темноте налетела на стул и вместе с ним грохнулась на пол. Не знаю, сколько после этого прошло времени, но, когда я вновь пришла в себя, никакого дождя и в помине не было, тучи рассеялись, показалась луна, и комната моя тонула в ее свете. Я села, дико таращась по сторонам, затем пробралась к окну и выглянула: кладбище как кладбище, покойники не толпятся возле дома, тишина и никаких огней. «А может, мне все привиделось?» – подумала я, плюхнувшись на стул. Надо сходить за Данилой и вместе проверить, привиделось или нет.
   Но я никуда не пошла, тупо сидела возле окна в состоянии прострации, пытаясь понять, как такая чертовщина могла произойти со мной?
   Надо отдать мне должное, просидев так некоторое время, я начала успокаиваться, и совершенно иные мысли пришли мне в голову. Если я и видела разрытую могилу, то с какой стати решила, что это дело рук покойников? Все, что происходит на этом кладбище, никакого отношения к потусторонним силам не имеет. Чем больше я об этом думала, тем больше злилась и в конце концов рассвирепела до такой степени, что шагнула к окну, бормоча себе под нос: «Никому не позволю себя запугивать». Открыв раму, я вновь вспомнила про Данилу, но, немного помедлив, пошла на разведку в одиночестве: хороша же я буду, если никакой разрытой могилы не окажется и все это плод моего воображения.
   Не стану утверждать, что я не боялась: шататься ночью по кладбищу не входит в число моих любимых занятий. Но злость была сильнее страха, и, чувствуя, как бешено стучит мое сердце, я отчаянно пробормотала:
   – Ну, погодите.
   Теперь при свете луны идти было значительно легче, приблизившись к аллее, я осторожно выглянула из-за вековой липы. Одиннадцать памятников сверкали под луной, рядышком притулились две могилы, обложенные венками. Я открыла рот от изумления и простояла так минут пятнадцать, не меньше.
   – Что же такое творится? – примерно через это время прошептала я, обошла аллею и оказалась в том самом месте, что и в первый приход сюда. Могила выглядела совершенно невинно. Я сориентировалась (чего не могла сделать с перепугу в прошлый раз) и сообразила, что это могила Турка, взяла чуть левее и на всякий случай пригляделась к его соседу, то есть к месту его упокоения, конечно. Второй холмик, обложенный венками, выглядел обыкновенно, не похоже, чтобы кто-то орудовал здесь лопатой. С другой стороны, после дождя наверняка ничего не скажешь. «Неужели мне все привиделось?» – испугалась я за свое здоровье и даже пощупала лоб: лоб как лоб.
   Вернувшись в свою комнату, я в крайней задумчивости немного посидела на постели, затем, трижды перекрестившись, легла спать.
   Утро началось с разговора под моим окном.
   – Данила, – звал батюшка. – Андрюша никак веревки не найдет, те, что в ведре лежали. Не видел ли ты веревки, Данила?
   – Сейчас найдем, батя.
   – Мне все приснилось, – громко сказала я, имея в виду ночные приключения, и запретила себе даже думать об этом. Но уже к обеду запрет нарушила. Обедали мы вместе с рабочими, Данила на обед опоздал, а сев за стол, начал ерзать и смотреть с томлением, так что батюшка не выдержал и сделал ему замечание.
   – Если что сказать хочешь, так говори.
   – Я потом, батя, чтоб умы в соблазн не вводить. – Отец Сергей нахмурился и покачал головой, а Даниле все не сиделось, точно в его стуле торчал гвоздь. Едва рабочие ушли из дома, как он выпалил: – Покойничек у нас гуляет…
   – Да что ты говоришь-то? – перекрестился батюшка. – Как тебе не стыдно богохульничать?
   – А вы сами посмотрите, – насупился Данила. Мы с Сенькой с готовностью вскочили, а батюшка досадливо махнул рукой, но пошел с нами. Само собой, мы вышли все к той же аллее. – Вот, – ткнул Данила пальцем в могилу Турка. – Полюбуйтесь.
   Могила ничуть не изменилась. Я нахмурилась, мне уже все это поднадоело, но вдруг я увидела следы. Они начинались от самой могилы и выходили на асфальтированную дорожку, где и терялись. Вокруг земля была ровненькой, без единой отметинки, и следы в самом деле выглядели подозрительно.
   – Вот, – повторил довольный Данила, а батюшка рассердился:
   – Следы, ну и что ж такого? Мало ли кто могилу навещал?
   – Так следы-то в одном направлении, батя.
   – Пустой ты человек, Данила. Одна суета в тебе. И не волнуй меня глупостями. – Отец Сергей зашагал по аллее, Данила плелся рядом и повторял:
   – Молебен бы надо, батя, а то начнет шастать, как наш граф, никакого покоя не будет.
   Мы с Сенькой замыкали шествие, переглядываясь.
   – Думаешь, он вправду вылез? – спросил племянничек.
   – Кто?
   – Турок, конечно.
   – Что за глупость? – возмутилась я и задумалась, вспомнив ночные события.

   Два дня ничего не происходило, даже Родионов не показывался. Сенька целыми днями пропадал на пару с Федором Михайловичем Достоевским, а я помогала Пелагее по хозяйству. На третий день я мыла посуду после обеда, когда прибежал Сенька и заявил:
   – Мороз приехал, возле Турковой могилы ходит, а с ним еще двое.
   Я бросила посуду и понеслась к аллее, хотя объяснить, чего это меня так разбирает, я и самой себе не могла. Мы укрылись в кустах по соседству и смогли лицезреть Мороза, который в некоторой задумчивости стоял возле могилы дружка. Две личности внушительной комплекции замерли поодаль и гневно посматривали по сторонам, как видно, таким нехитрым способом намекая на свою готовность защитить хозяина, а может, просто пытались убедить его в своей нужности.
   В общем, ничего интересного не происходило, бросать посуду нужды не было. Через пять минут Мороз отбыл, а я путем нехитрых подсчетов выяснила, что сегодня девять дней, как Коля помер, и навестить его по православным традициям лучший друг был просто обязан.
   – Ну и что? – ворчала я, когда мы с Сенькой возвращались. – Приехал и приехал, чего ты меня взбаламутил?
   – Мороз могилой интересовался, – сообщил племянничек. – Венки снимал, а могила-то чудная стала, будто просела.
   – Ты себе голову ерундой не забивай, не бери пример с Данилы. А могила просела совершенно естественно… Ладно, лучше Достоевского читай.
   Ближе к вечеру наконец-то прибыл Родионов.
   – Какие новости? – накинулась я на него. – Эксгумацию проводить будут?
   – Нет оснований.
   – Как нет? – возмутилась я. – Говорю, в гробу героин, неужели не ясно? Сегодня господин Мороз приезжал, наверное, хотел убедиться, что его добро в надежном месте, надежнее, чем в банке.
   – По городу странные слухи ползут, – хмурясь, сообщил Родионов. – Будто Турок вернулся.
   – Как это? – опешила я. – Турок же того… по соседству зарыт?
   – Может, для кого и зарыт. Один человечек сообщил, что звонили Морозу домой, и звонил вроде бы Турок.
   – Зомби, что ли? – еще больше растерялась я.
   – Может, и зомби.
   – Глупости. Я Колю лично видела…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация