А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приключения гоблина" (страница 1)

   Джим К. Хайнс
   Приключения гоблина

   Враг может превосходить нас числом. На его стороне может быть магия и физическая сила. Но мы гоблины! Мы – стойкие, мы – злобные, и мы – более чем достойные противники для нескольких так называемых «героев». Кто-то из нас погибнет, но для выживших это будет победа, которая навеки останется в памяти гоблинского народа.
Безымянный гоблинский капитан, незадолго до смерти от многочисленных колотых ран в спине

   ГЛАВА 1
   ДРЯНЬ-НАРЯД

   Дрянь-наряды Джиг ненавидел. То есть против самой работы он не возражал. Ему нравился металлический запах отстойника, где на поддонах в соке поганок квасилась недельная кровь. Джиг никогда не жаловался на необходимость драить гигантские котлы, а затем смешивать в них образовавшийся отстой с кипящим жиром, паутиной и темно-зеленым варевом, благоухающим гнилыми растениями. Ему нравилось наблюдать, как эта масса, по мере неустанного перемешивания, неторопливо превращается из комковатого супа в гладкое слизистое желе.
   Ему вовсе не претило совершать обход, неловко пристроив на плечо веревку от подвесного горшка с дрянь-желе, и экономно отмеривать порции горючего состава. Правда, если зазеваться, он рисковал перемазаться в зелье, которое в считанные секунды покрывало шкуру пузырями ожогов, даже если не горело. А когда горело, погасить желтые и синие язычки пламени почти не представлялось возможным (собственно говоря, именно поэтому дрянь-желе и используется для освещения гоблинского логова). Джиг, однако, соблюдал все меры предосторожности и, в отличие от большинства дрянь-дежурных, за несколько лет не потерял ни одного пальца.
   На самом деле Джиг мог бы считать себя абсолютно счастливым, если бы не одно печальное обстоятельство: он остался единственным гоблином своего поколения, в чьи обязанности до сих пор входило отбывание дрянь-нарядов. Это же работа для малолеток! Гоблину, достигшему возраста Джига, полагалось быть воином, но те несколько дозорных рейдов, в которых ему довелось поучаствовать, лишь укрепили его репутацию самого мелкого и неуклюжего среди ровесников.
   Он поправил тонкую веревку на плече. В гоблинском логове было сорок шесть светильников – небольших углублений шириной с ладонь, грубо выдолбленных в темно-красном обсидиане стен, каждое из которых слегка раздавалось книзу наподобие плошки и вмещало двухдневную порцию дрянь-желе.
   Джиг печально уставился на четвертый по счету светильник, последний в коридоре, соединявшем отстойник с главной пещерой. Для гоблина свет казался мутным пятном. Прищурившись, Джиг мог получше разглядеть пламя, но для этого ему требовалось поднести лицо к огню гораздо ближе, чем хотелось бы. Рыжий треугольничек затрепетал от дыхания. Так и есть! Почти пусто. Вчерашний дежурный схалтурил – многие плошки придется разжигать заново.
   – Мелюзга ленивая, – сердито пробормотал Джиг, опуская в горшок металлическую лопаточку и аккуратно зачерпывая изрядный комок дрянь-желе. Умирающее пламя, едва отведав нового корма, ожило и зашумело. Гоблин тщательно выскреб лопатку о край каменного углубления, затем еще загасил ее в подвешенном к поясу мешочке с песком. Совать горящие предметы в горшок крайне неосмотрительно.
   Он двинулся в обход по периметру главной пещеры – огромного, грубо округленного помещения с высоким потолком из твердого обсидиана. Гладкая поверхность скалы скрывалась под многолетними пластами грязи, отчего стены казались жирными на ощупь. Хотя дрянь-желе горит почти без дыма, столетия этого «почти» накопили толстенный черный слой сажи на потолке. Запах пятисот немытых гоблинов смешивался с мощным ароматом Голакиной стряпни. У Джига аж слюнки потекли, как только он учуял варево из маринованных поганок, булькавшее в огромном котле.
   Он продолжал двигаться вдоль стены. Чем раньше закончит, тем скорее сможет поесть.
   Однако кое-кто из сородичей сегодня явно не собирался облегчать ему задачу. Пять или шесть верзил столпились возле очередного светильника. Остроконечные уши Джига настороженно дернулись. Из-за своей близорукости он не мог разглядеть лица тех, кто поджидал его впереди, но их возбужденный шепот различал вполне отчетливо. Порак и его дружки. Похоже, будет больно.
   Джиг прикинул, а не свернуть ли ему в другую сторону. Тогда до той плошки, где ошивается Порак с дружками, очередь дойдет не раньше чем через час. Может, им наскучит ждать и они уйдут?
   «Ага, и еще Порак назначит меня почетным капитаном своего отряда».
   Нет, скорее всего, его недоброжелатели сделают |крюк и вновь преградят дорогу. Тогда, что бы они ни затевали, выйдет еще хуже, чем сейчас. Совсем ссутулившись, Джиг поплелся прежним маршрутом. Большинство дожидавшихся его верзил прихватили миски с едой, чтоб скоротать время. Он попытался игнорировать собственный голод.
   По мере приближения коротышки улыбка Порака делалась все шире и шире. Длинные клыки здоровяка загибались едва ли не до самых глаз, а уши подрагивали от удовольствия. Несколько его дружков радостно хихикнули. Посторониться никто и не подумал.
   – Братец Джиг! Все дрянь-желе отвешиваем? – Порак поскреб нос-картошку когтистым пальцем. – Долго еще нам ждать, когда ты будешь готов к настоящей работе?
   – Какой настоящей работе? – Джиг остановился вне предела их досягаемости, готовый в любой момент последовать древней гоблинской традиции оперативного покидания зоны боевых действий.
   – Славе, драке и кровопролитию, – пояснил здоровяк, а его сподвижники важно надулись, отчего сделались похожими на самцов каменной ящерицы во время гона.
   Порак улыбался – тревожный знак.
   – Мы хотим взять тебя в дозор.
   – Я не могу. – Джиг показал горшок со смесью. – Я только начал.
   – Это подождет. Все равно придется готовить новое дрянь-желе. – Порак расхохотался. – Без примесей!
   Джиг внимательно наблюдал за ним, пытаясь угадать причину веселья.
   – Смесь нормальная, – осторожно заметил он. И тут сзади ему в плечи впились чьи-то пальцы.
   Сосредоточившись на главном недруге, он упустил из вида его сподвижников. Джиг пискнул, заизвивался, но от этого когти вонзились только глубже.
   – Вы чего?!
   Порак держал за хвост черную крысу.
   – Только посмотрите на это, – сказал он. – Затрудняюсь решить, кто больше напуган, крыса или заморыш.
   Зверек дергался и дрыгался, пытаясь освободиться. Гоблины ржали. Джиг заставил себя обмякнуть – от него явно хотели, чтобы он тоже бился и выкручивался.
   Порак шагнул поближе.
   – Вспомни, как жутко смердят светильники от крысиной шерсти. Какой позор! Братец Джиг прозевал крысу, когда готовил смесь!
   Крыса боролась как могла, вызывая все больше смеха, и даже тот гоблин, что держал коротышку, ослабил хватку. Со всем возможным проворством Джиг схватил лопаточку, зачерпнул горючего состава и метнул через плечо. Несколько капель попали ему на руку, заставив съежиться от боли. Кожа от этих капель мгновенно вздулась пузырями. Но стоявший позади получил все остальное, прямо в рожу. Дико взвыв, он кинулся оттирать дрянь-желе. Остальные лишь заржали громче.
   Джиг оглянулся в поисках простейшего пути к отступлению, но удрать не успел.
   – Не так быстро, братец. – Подскочив к нему, Порак бросил крысу в горшок. – Встречаемся перед выходом через два часа. И не заставляй меня искать тебя.
   Крыса уцепилась лапами за край горшка. Половина ее тела погрузилась в смесь, и по мере того, как горючий состав прожигал шкурку, писк нечастной твари делался все громче и отчаяннее. При всем желании Джиг не мог спасти зверька. Если обезумевшее от боли существо исхитрится выскочить наружу, достаточно одной искры, и в руках гоблина замечется полыхающий шар.
   – Извини. – Сунув лопатку в горшок, Джиг вытащил свое оружие, старый кухонный нож с расхлябанным лезвием. Не боевой клинок, но для избавления грызуна от страданий вполне сгодится.
   Джиг вытер лезвие, убедился в отсутствии на нем остатков дрянь-желе и убрал в ножны на веревочном поясе.
   Что ж, по крайней мере, он избавился от дрянь-наряда. Он же хотел этого, правда? Он идет в дозор. Явный шаг наверх. Так почему же ему никак не удается почувствовать себя счастливым? Каждый юный гоблин годами мечтает о том дне, когда он оставит светильники и отправится «защищать логово от приключенцев».
   Возможно, это оно и есть. Ведь если разыскивать приключенцев достаточно долго, то рано или поздно непременно найдешь. А сражаются они нечестно. Они таскают с собой волшебные мечи и кольца, магов с их заклинаниями, а еще воинов, способных прорубиться сквозь гоблинские ряды так же быстро, как Голакины пряные крысиные клецки проходят сквозь потроха старого вожака.
   Кстати, о крысе. Необходимо от нее избавиться.
   Он поспешил на кухню.
   Самой Голаки на месте не оказалось, но один из ее помощников шинковал какую-то животину, весьма недальновидно шнырявшую в окрестных туннелях.
   Пропитанный дрянь-желе трупик шлепнулся на ближайший стол.
   – Ты что с этой пакостью делать собрался? Джиг пожал плечами с самым невинным видом:
   – Да ее тут из кухни сперли одни… Велели мне отнести назад, пока вы не заметили. Чтобы им не попало.
   Гоблин потыкал жирную лоснящуюся тушку вилкой.
   – Да она вся в дрянь-желе! Ее ж теперь жрать нельзя! – Глаза младшего повара сузились. – Кстати, а кто это ошивался в кухне?
   Джиг помотал головой.
   – Порак сказал, что убьет меня, если пробол… – Он прикрыл рот и скроил глупую рожу. – Ой!
   – Порак, говоришь? Думаю, Голака захочет с ним полюбезничать.
   – Так я пойду?
   Джиг выскользнул из кухни, не дожидаясь ответа. Пересекая главную пещеру, коротышка позволил себе улыбнуться.
   Следует заметить, что у обитателей поверхности земли есть выражение «гнев богов». Поскольку гоблины поклонение богам не практикуют, у них имеется альтернативное понятие – в подобных случаях они говорят: «гнев кухарки».
   – Попомнишь у меня «крысу или заморыша», – с удовлетворением заметил новоиспеченный боец.

   По пути к выходу из логова Джиг притормозил возле уборных. Воровато оглядевшись, он опустился на колени и подобрал с пола усыпанную красными пятнышками восьминогую тварь размером с ладонь. Та, привычно вскарабкавшись по руке Джига, перебралась на его голову. Прежде чем угнездиться в волосах гоблина, она чувствительно ущипнула его за ухо.
   – Ой! – Джиг потер укушенное место. – Глупый огненный паук!
   Упомянутый глупый паук-огневка по кличке Клякса недовольство хозяина проигнорировал. Вероятно, день, проведенный в одиночестве, расстроил его слишком сильно. Джиг, однако, чувствовать вину по этому поводу категорически отказывался. Не брать же Кляксу с собой в дрянь-наряд. Возможно, кого-нибудь и вдохновит идея таскать горшок, полный горючей смеси, в компании с пауком, склонным нагреваться при малейшей опасности, но только не его. То-то бы полыхнуло, когда Пораков дружок схватил Джига.
   Участники рейда собирались возле выхода. Джиг, вне всякого сомнения, был самым мелким из двенадцати дозорных, и он старался избежать энергичных похлопываний по плечу и шутливых тычков.
   – А-а, вот и ты, братец. – Рот Порака растянулся в довольной ухмылке. – Он сегодня с нами!
   Джиг заставил себя не ежиться в ответ на прокатившуюся волну недружелюбного смеха. Все будет прекрасно. Только надо проявить себя. Он это может.
   – Давайте пожрать захватим, – предложил кто-то.
   – Нет. – Улыбка сползла с рожи Порака. – Думаю, сегодня лучше в кухню не соваться.
   Джиг, скрывая злорадство, хранил невозмутимый вид. Интересно, догадается ли кто-нибудь из гоблинов о происхождении фингала, украсившего глаз их командира? Сам коротышка не горел желанием делиться с боевыми товарищами подробностями данного эпизода.
   – Вперед! – скомандовал Порак, всем своим видом отметая любые возражения, и они затопали по длинному туннелю.
   Границу гоблинской территории отмечало изваяние гоблина-воина. Оно стояло здесь с незапамятных времен и, вероятно, по возрасту не уступало самой горе. Кто высек статую, никто сказать не мог. Историей гоблинов вообще мало кто интересуется. А большой валун, например, мог бы отмечать границу ничуть не хуже.
   Возле изваяния, если похвальбу последними достижениями на сексуальном поприще можно назвать исправным несением караульной службы, двое здоровенных стражей, без всякого сомнения, предавались самому что ни на есть исправному несению караульной службы.
   Джиг поежился, когда отряд ступил на нейтральную территорию. Он ничего не мог с собой поделать и лишь надеялся, что никто этого не заметил.
   Некоторое время назад подземные жители поделили между собой внутреннее пространство горы. Система южных лабиринтов досталась гоблинам. Более крупные, хобгоблины, заняли самые теплые и наиболее удаленные от входа с поверхности западные пещеры. Рыбоящеры, разумеется, сидели в своем холодном озере.
   К ним гоблины питали особую нелюбовь и старались по возможности избегать встречи с амфибиями. Тем не менее, когда с едой становилось туго, приходилось иногда совершать охотничьи рейды к озерным жителям. В результате подобных экспедиций решались сразу две проблемы. Во-первых, белоглазые твари хоть и не блистали красотой, но в пищу более чем годились, а еда – это еда. Во-вторых, кто-нибудь из охотников непременно ухитрялся напороться на ядовитые шины, сокращая тем самым количество ртов в голодное время.
   Сами рыбоящеры, к великой радости соседей, покинуть озеро не могли, а некое подобие шаткого перемирия мешало хобгоблинам слишком часто вторгаться на гоблинскую территорию.

   Джиг оглянулся на статую. Вот он, настоящий гоблинский воин. Прежде чем разъяренный маг размазал его по стене зеленым пятном, этот герой, несомненно, успел прикончить не менее трех человек. Высеченный из цельного, хотя и потрескавшегося во многих местах, куска вулканического стекла древний гоблин не уступал ростом большинству наземников. Огромные клыки доходили почти до бровей. Круглый нос напоминал озерный камень-голыш, а единственный глаз взирал на невидимого врага с недобрым прищуром. Обсидиановая повязка скрывала остатки второго глаза, потерянного, согласно легенде, в результате попадания камня из человеческой пращи. Широкие и настороженные уши, казалось, до сих пор чутко ловили каждый подозрительный шорох. Да, это был настоящий гоблинский воин. Даже Порак бледнел в сравнении с ним.
   Сам Джиг едва доставал статуе до плеча. Его единственный шрам приходился на рваное ухо, причем «битва» произошла с сородичем, замыслившим ради забавы оторвать Кляксе лапы. Руки и ноги у коротышки были тонкие, как палки. Неизменное близорукое смаргивание имело слишком мало общего с воинственной гримасой, свойственной большинству гоблинов. В довершение всего, голос его звучал высоко и пискляво, а в когтях ног водился какой-то грибок.
   – Факелы, – скомандовал Порак.
   – Тупость, – проворчал Джиг, пока раздавали факелы. – Почему бы просто не побежать вперед и не предупредить каждого встречного о нашем появлении? Можно еще спеть, на случай если они слепые.
   Он вскрикнул, когда желтые когти сомкнулись на сине-зеленой коже его плеча. Клякса, потеплев, перебрался на другое.
   – Потому что, крошка Джиг, мы собираемся выслать вперед разведчика, который убедится, что все чисто. – Порак даже не улыбался. – Это называется тактикой. – Он повысил голос, чтобы слышали все. – Чтобы выжить здесь, внизу, надо иметь голову. Посмотрите на нашего братца. Он разговаривал сам с собой и настолько увлекся, что я подошел к нему вплотную, а он и не заметил. Окажись я человеком, я бы сразу прикончил нашего болтливого друга. И где бы мы тогда оказались?
   Джиг съежился, а остальные засмеялись и закивали. Да уж, показал себя.
   – Мы должны быть бдительны. Мы должны быть сильны. Мы должны быть жестоки. – С каждым лозунгом хватка капитана делалась все крепче, и к концу речи Джиг помимо воли начал вырываться.
   – Ты слышал меня? – Порак злобно уставился на коротышку. – Ты должен стать жестоким. – Толкнув Джига в стену, он с грубым смехом продолжил: – Но даже от слабых бывает польза. Наш братец побежит вперед, и если там кто-нибудь затаился, он его вспугнет. Вот какой у нас теперь охотничий песик!
   Под одобрительные крики дозорных капитан извлек на свет набор игральных костей.
   – Мы останемся здесь защищать подступы к логову. Если что-нибудь найдешь, мы подтянемся и дадим бой. Тебе надо только остаться живым достаточно долго, чтобы мы тебя спасли. А теперь, пес, ищи! Взять их!
   Прочие гоблины быстро подхватили дразнилку. Некоторые лаяли, другие толкали его в спину и подгоняли пинками. Джиг, прикрыв голову руками, побежал прочь.
   – Если кого-нибудь увидишь, – громыхал над ним смех Порака, – не забудь крикнуть прежде, чем тебя убьют!
   Босые пятки шлепали по полу туннеля. Уши пылали. Он убегал все дальше и дальше, но язвительные комментарии еще долго неслись с ним наперегонки.
   – Мы, что, и вправду собрались приставить задрыгу к собачьей работе?
   – Костлявый, стервец, а?
   По крайней мере, теперь все стало на свои места. Джиг понял, зачем его поволокли в дозор сегодня ночью. Они просто-напросто свесили проверку туннелей на него, а сами уселись за кости. Дозорные собрались гудеть всю ночь, в техническом плане совершенно не пренебрегая долгом.
   Идея и в самом деле неплоха. Если так, то додумался до нее не сам Порак, а кто-то другой. Порак, без сомнения, жесток и злобен, но в состязании умов проиграет собственной заднице.
   Джиг на ходу ощупал плечо. Клякса был на месте. Гоблин почесал пауку лапу.
   – Плохо, что я не могу научить тебя загораться по команде. Как было бы славно запустить тебя Пораку в штаны как-нибудь ночью.
   Нет, не пойдет. Некоторые шутки слишком жестоки даже для гоблина. Разве можно так обойтись с бедным Кляксой?!
   – Будь Порак умнее, он бы меня в свой план посвятил. Почему он уверен, что я не настучу вождю об их развлечениях? – Джиг остановился перевести дух. – Нет, даже Порак не настолько глуп. Если у сегодняшнего дозора будут неприятности, всем станет ясно, кто проболтался. Тогда в горшок с дрянь-желе макнут уже меня.
   Он загасил факел об пол и продолжил путь, свернув налево на первой развилке, затем дважды направо. Слух и память вели его по темным туннелям еще лучше близоруких глаз.
   – Может, попробовать его шантажировать? Намекну, что если он не будет делать того, чего я захочу, вождь узнает обо всем.
   Джиг мечтательно улыбнулся. Порак такой большой и важный. Если удастся перетянуть его на свою сторону, жизнь станет гораздо приятнее. Не придется больше спать у входа, где каждую ночь ноги стынут от сквозняка, и томиться в хвосте очереди за едой, так что в результате тебе не достается ничего, кроме костей, хрящиков и случайного кусочка жира.
   И больше не вышлют вперед на разведку, пока другие дуются в кости.
   А может быть, ему даже вручат настоящий меч вместо этого дурацкого кухонного ножа!
   Он вытащил свое оружие из-за пояса и замахнулся на воображаемого противника. Он почти слышал свист вражеского палаша. Джиг пригнулся, сделал выпад, потом снова атаковал.
   – Помогите! – завопит Порак, когда двое приключенцев припрут его к стенке.
   Джиг оскалился и бросился через туннель на выручку капитану. Одного приключенца он прикончил ударом в спину. Второй оказался проворнее, и, пока Джигов клинок не вонзился ему в грудь, пришлось изрядно повозиться. Наконец приключенец ахнул и испустил дух, а гоблин победно воздел меч. По возвращении в логово только и разговоров будет, что о его героической битве. А потом его попросят возглавить собственный отряд и при этом объявят что-то вроде…
   – Терпение, парень. Ну вот, из-за тебя я сбился со счета. Придется начинать сначала.
   Он подскочил на месте. Битвы, победы и почести мгновенно улетучились, осталась безрадостная реальность в виде старого кухонного ножа. Джиг вжался в стену и, сложив уши козырьком, сосредоточился на звучавших впереди голосах.
   – О мудрейший, ради всех богов, конечно, ты не должен допускать, чтобы я мешал тебе. Не желаешь ли ты подождать, пока я призову тебе в помощь опытного каллиграфа? А может, нам пригласить художника, чтобы запечатлеть очередной пейзаж старика Землетворца?
   – Слушай, помолчи, а? Мы никуда не тронемся, пока я не закончу карту, а я не закончу карту, пока ты не перестанешь лезть под руку.
   Джиг обеими руками стиснул нож. Два голоса. От первого, скрипучего, веяло древностью. Второй определенно принадлежал человеку.
   И что же ему делать? О крике, несмотря на приказ Порака, не может быть и речи. Дозорные-то его, скорее всего, услышат, но с еще большей вероятностью его услышат непрошеные гости. В том и проблема. Ноги у людей длиннее, следовательно, и шаги шире. В общем, шансы Джига добежать до своих весьма невелики.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация