А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Скажи смерти «нет!»" (страница 16)

   Глава 21


I
   На следующий вечер Барт постучал у дверей маленькой квартирки Дорин. У него вошло в привычку заходить к ней время от времени среди недели, чтобы обсудить последние новости о здоровье Джэн. Дорин встретила его у дверей в алом домашнем халате, делавшем ее по-детски юной и легонькой. Волосы у нее были распущены по плечам в непривычном беспорядке.
   «А она хорошенькая, – с удивлением подумал Барт, – никогда не замечал этого раньше».
   Дорин приняла его приветливо, от ее былой неприязни не осталось и следа.
   – Заходи, садись и располагайся как дома. У меня тут страшный беспорядок. Только что помыла голову, итеперь вот пытаюсь волосы высушить у радиатора.
   Барт опустился на старый диванчик Джэн и стал наблюдать за Дорин. Воздух в квартирке был тяжелый, из светового колодца проникали запахи канализации, в комнате было жарко от включенного радиатора. Все тут наводило на воспоминания. Ему хотелось жаловаться Дорин на свое одиночество, но у Дорин хватало своих неприятностей, чтобы еще слушать его нытье. Мысль о том, что теперь, когда Джэн так далеко, ему на целом свете и поговорить по-настоящему не с кем, на мгновение повергла его в уныние.
   Дорин поднялась и, сняв со спинки стула свое пальто, протянула его к радиатору.
   – В такую мерзкую погоду ни за что вещи не высушишь. А мне бы не хотелось плащ покупать.
   Она прибрала в комнате и, улыбаясь, повернулась к нему.
   – Я тебе сейчас чаю приготовлю. Мне и самой давно уже хочется, да для одной себя лень его готовить было.
   Ему нравилось, как ловко и аккуратно она двигается по комнате. Ставит чайник, расставляет чайную посуду. Ему нравилась ее непринужденность, ее дружелюбие. Джэн повезло, что у нее такая сестра.
   – Вчера был у Джэн.
   Дорин удивленно обернулась с чайником в руке.
   – Ну да. У меня несколько часов выдалось свободных после обеда, ну, я вскочил в поезд – и туда.
   – Как она выглядит?
   – Отлично. Прибавила полтора килограмма.
   – О, это чудно, Барт! На будущей неделе у нее будет просвечивание, и тогда уж мы точно узнаем, как идут дела. Я жду не дождусь, пока результаты просвечивания не получу.
   – Уверен, что все хорошо будет. Она отлично выглядит, – Барт улыбнулся, вспомнив свою поездку, и протянул ноги поближе к радиатору. – Знаешь, мне все больше и больше нравится эта миссис Карлтон. Джэн просто повезло, что у нее такая соседка.
   – Конечно, повезло. Особенно если вспомнить, какие там старые ведьмы попадаются.
   – Да, угрюмые тетки, правда?
   – В понедельник у них там девушка умерла из крайней комнаты – я видела сообщение в газете.
   – Серьезно? А Джэн мне ничего не сказала. Я думал, та поправляется.
   Барт почувствовал какое-то смутное беспокойство.
   Дорин, присев к столу, налила ему чаю.
   – Я рада, что ты у нее побывал. Особенно после этого случая.
   – Мне там вчера просто жутко стало. Все окна и двери распахнуты, и туман все ползет, ползет, пока все внутри не заполнит. Я знаю, это полезным считается. Но уж больно мрачный способ лечения. У меня от этого мороз по коже продирает.
   – Да. А у меня для тебя приятная новость. Мне сегодня на работе сказали, что я смогу в конце следующей недели часть своего отпуска использовать, и вот я заказала место в пансионе поблизости с санаторием.
   – Вот это здорово! А я, может, с тобой на субботу и воскресенье поеду.
   – Это будет замечательно. Я не очень-то умею речи произносить, но мне бы хотелось, Барт, чтоб ты знал, как я ценю все, что ты для Джэн сделал и делаешь.
   – Бога ради! Не будем начинать все сначала, правда?
   – Нет, не будем. Я по отношению к тебе вела себя по-свински вначале, это так. И мне хочется сказать, что я переменила о тебе мнение. По-моему, ты замечательный парень.
   – Да брось ты! И мне б не хотелось, чтоб мы тут друг перед другом в комплиментах рассыпались, но я-то ведь тоже знаю, что ты для Джэн делаешь.
   – О, это совсем разные вещи! Она моя сестра, и у меня, кроме нее. никого, нас двое осталось, когда отец был убит.
   Дорин взглянула на него с необычной нежностью.
   – И вот теперь… ты.
   – Понимаю, Дорин, и мне очень приятно.
   – Но знаешь, иногда меня ужасно мучает мысль, что тебе столько тратить приходится. Расходы просто жуткие.
   Он сделал нетерпеливый жест.
   – Я знаю, что ты не жалуешься, и это чертовски мило с твоей стороны. И все же факт остается фактом. Я тут до твоего прихода просматривала счета. Вот глянь – счет от аптекаря: за две недели шесть фунтов четыре шиллинга и десять пенсов. Никогда б не подумала, что будет еще столько дополнительных расходов, тем более что я ей туда все, что только можно, привожу!
   – Не нужно тебе тратить все свои деньги, ведь тебе еще квартплату за эту дыру целиком приходится вносить.
   – Да это я осилю. К тому ж я теперь ко всем сверхурочным работам примазываюсь – тоже кое-что дает. Мне хочется, чтоб Джэн знала, что ей будет куда вернуться после санатория.
   Дорин продолжала перебирать счета.
   – Да, вот счет из санатория. Семьдесят дней: по шесть гиней за неделю, вычтем отсюда две гинеи за счет фонда здравоохранения. Получается сорок два фунта. О Барт, это просто ужасно! Мне кажется, все-таки надо было ее в бесплатный санаторий устроить.
   – И чтоб она еще три или четыре месяца места ждала?
   Дорин вздохнула и снова зашелестела счетами.
   – Три гинеи за предыдущий пневмоторакс и за этот. Стирка, какой-то там анализ – семь шиллингов и шесть пенсов и, вероятно, еще три гинеи за просвечивание, которое ей сделают на этой неделе. Джэн хотела бросить курить из экономии, но я сказала, что не надо.
   – Вот уж ерунда – ведь это у нее сейчас единственное удовольствие.
   – Да, но все это слишком дорого, Барт.
   Дорин подсчитывала, перебирая счета:
   – Сорок два, сорок пять, сорок шесть, сорок девять фунтов. Надо попытаться подыскать что-нибудь другое.
   – У меня хватит еще на несколько месяцев. Лишь бы только она поправилась, а на все остальное мне наплевать. Судя же по всему, что говорят, она идет на поправку.
   – Это правда. Там просто диву даются, как быстро она выздоравливает, и все же это чертовски дорого.
   – Раз Джэн нуждается в лечении, я всегда найду деньги на это. Есть еще жалованье, которое мне задержали, а если на то пошло, то и мое наградное пособие. Но я думаю, она еще до этого поправится.
   Он усмехнулся:
   – Я его в течение пяти лет заберу на какие-нибудь покупки для наших детишек.
   – Мне жутко становится, когда подумаю, что вот и миссис Карлтон, и Линда, и этот их симпатичный Леонард – все они сначала надеялись, что это только на шесть месяцев.
   Барт отодвинул стул.
   – Не нужно так думать. Они, вероятно, не делали всего, что полагается. Джэн совсем другая. Она не похожа на них на всех.
   – Нет. Я тоже думаю, что нет.
   – Что бы я хотел знать точно, так это, когда она выпишется, чтоб я мог подать на увольнение и подыскать пока работу.
   Он положил себе три полные ложечки сахару во вторую чашку чаю.
   – И что тогда?
   – Тогда я сразу же женюсь на Джэн.
   Дорин со стуком опустила свою чашку.
   – Послушай, Барт! Разве ты не понимаешь, какой она для тебя обузою будет, пока не поправится как следует? Тебе не кажется, что лучше будет хоть немного подождать?
   – К черту это ожидание!
   – Но иметь больную жену…
   – Больная или здоровая – Джэн будет моей женой. И чем скорей я найду себе работу, тем лучше.
   Он вынул из бумажника пачку денег и протянул Дорин.
   – Это тебе должно помочь разделаться с ворохом счетов. И если будут еще, скажи мне. Я вовсе не хочу, чтобы ты тратила все до последнего гроша.
   Дорин взяла деньги и тщательно пересчитала. Пятьдесят фунтов! Она помялась.
   – Если бы ты знал, Барт, как мне не хочется брать эти деньги…
   – Бога ради, Дорин, как будто я чужой!
   Он разозлился.
   – Да я это не к тому, что у тебя брать. Я даже не знаю, к чему это я. Просто мне страшно думать, что, когда она выйдет и вы поженитесь, все, что пошло бы на дом, на обзаведение, будет проглочено этими расходами. Как-то обидно это.
   – Давай не будем об этом говорить.
   Она подперла голову ладонью.
   – Все это очень беспокоит меня, Барт. Я все спрашиваю себя, правильно ли мы поступаем. Потом решаю, что правильно. Ее там лечат по последнему слову науки. И ты ни перед какими затратами не останавливаешься. А потом я вспоминаю, какое у нее лицо, когда я с ней в субботу расстаюсь. Правда ведь, просто сердце разрывается от этого ее взгляда? Она старается и веселой казаться и жизнерадостной, и все ж будто мы ее на необитаемом острове бросаем.
   – Да.
   Некоторое время Барт глядел в пустоту. Потом резко обернулся к Дорин.
   – Но теперь уж недолго. Мы все будем выполнять, пока она не поправится. И до чего ж я рад буду с этим Пайн Риджем распрощаться наконец!
   – Я тоже. Я ведь по ней очень скучаю. Знаешь, мы с ней никогда не разлучались, кроме того времени, что я была в армии. Да и тогда мы тоже часто виделись. А когда меня перевели сюда из Виктории, она только месяц там пробыла без меня. Тетушка ни за что не хотела, чтоб она сюда ехала, но мы страшно скучали друг без друга, особенно после того, как отец был убит.
   – Да, вам туго пришлось.
   – Иногда я думаю, что мне не следовало ее сюда звать, но она сама так хотела, и хотя тетка хорошо за ней ухаживала, она там никогда не была счастлива.
   – Если б она не приехала, я бы никогда ее не встретил.
   Дорин промолчала, и Барт понял, что она осуждает их и считает, что для них всех лучше было бы, если бы они никогда не встречались.
   – Ты была для Джэн замечательной сестрой, Дорин, – попытался он отвлечь ее от этих мыслей.
   Дорин покачала головой.
   – Я не должна была допускать, чтобы так случилось, Я виню в этом себя. Надо было ее еще в прошлом году на рентген послать. Конечно, ее врач говорил, что все хорошо, но мне-то нужно было и свою голову иметь.
   Она стояла у двери, положив руку на щеколду. Барт обнял ее за плечи.
   – Меня это тоже касается, и в будущем мы будем сами думать.
   Он нагнулся и легонько чмокнул ее в щеку.
   – Я позвоню тебе в начале следующей недели, договоримся и поужинаем вместе как-нибудь вечером и, может, сходим куда-нибудь. Для разнообразия полезно и в разгул пуститься.
   Дорин улыбнулась. Совсем как Джэн. Он прошел через вестибюль, в душе его еще теплился огонек ее улыбки. Чертовски славная девушка Дорин! Им с Джэн повезло, что у них есть Дорин.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация