А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь пяти стихий" (страница 3)

   Лес чем дальше, тем становился темнее. Разлапистые, кряжистые деревья поросли коричневым мхом, на стволах приютились поганки на тонких ножках. Опушки расцветились красными и какими-то бледно-зелеными мухоморами. Неудивительно, что места эти пользовались дурной славой.
   Шум Гришка услышал издалека. Отчаянные крики, грубая ругань, звук пощечин. Гришке хватило на сегодня страхов и переживаний, он никогда бы не подошел, а бежал бы отсюда подальше. Но сейчас он был в лесу, который знал как никто другой, по которому мог передвигаться неслышно, как кошка. Такой у него был талант. Кроме того, у него возникло чувство, что сейчас Произойдет нечто важное – то, для чего ему Богом дан этот день.
   Гришка осторожно подобрался к небольшой поляне и выглянул из-за сосны. Убивец, громко сопя, рвал рубаху на девке, которую притащил из деревни. Девушка, решив не тратить сил на крики, вырывалась молча. Получалось у нее это ловко, она быта верткая и гибкая, ярость придавала ей сил, и даже здоровенный Евлампий никак не мог с ней совладать. Он хрипел, ругался, вожделение и злоба мешали ему, ион беспорядочно хватал деваху суетливыми руками. Гришка видел мелькающие руки, переплетенные тела, растрепанные волосы, порванную одежду – какую-то безумную круговерть.
   – У, не нравится, тварь чумная! – Убивец изловчился и схватил девку за волосы, а она укусила его за палец и полоснула ногтями по липу.
   – Отпусти, злыдень!
   Евлампий отшатнулся, провел рукой по лицу, на котором выступила кровь, удивленно посмотрел на ладонь и облизнул ее. На секунду повисла тишина. Евлампий поднял глаза на девушку. Она что-то рассмотрела в его мутном взоре, рот ее приоткрылся, на лице появилось отчаяние. Видимо, в этот миг она окончательно поняла, кто перед ней. И ужаснулась.
   Евлампий рассмеялся невесело, каркающе, как каркает ворон, увидевший мертвечину. Тут силы покинули девушку, она слабо всхлипнула и попыталась отползти в сторону. Но не тут-то было.
   – У, шалунья, – как-то елейно выдавил Евлампий и тут же молниеносно, как змея, метнулся к певице, утробно зарычал, стальные узловатые пальцы сомкнулись на нежной девичьей шее.
   Гришка знал, что лучше не видеть этого. Картины кровавых убийств навсегда остаются в памяти и являются ночью кошмарами или жгут душу до самого смертного часа. Это Гришка знал точно. И он ничего не мог сделать, чтобы исправить чудовищную несправедливость. Будто отвратное черное насекомое пожирало на его глазах прекрасный цветок – и в этом виделось что-то донельзя мерзкое и противное Богу. Как грязное пятно на белоснежной одежде. Как выгоревшие от пожара черные деревья в цветущем зеленом саду.
   А самым неприятным было ощущение бессилия. Гришка знал, что этому святотатству он не может помешать. Ему стало страшно. Это позор, но он боялся до дрожи в коленках, до тошноты и не мог перешагнуть через свой страх. Да и что бы он сделал, если бы и захотел? Даже свое нехитрое оружие – заостренную палку – он обронил в пылу битвы и бегства. Убивец же легко, одной левой, свернет ему шею. Нет, помочь девушке невозможно. Она уже мертва, и сама знает это. Повернуться бы и уйти, но… Гришка не мог сделать этого. Он будто прирос к месту, окаменел, присев на корточки, лишь только его руки непроизвольно шарили вокруг. И они наткнулись на толстый сук…
   Убивец обладал звериным чутьем. Казалось, на затылке у него имелись глаза. Даже во сне его трудно было застать врасплох – спал он, не выпуская свой любимый топор, в любой момент готовый проснуться и начать крушить все вокруг. Но сейчас он был настолько увлечен своим занятием, что не почуял опасности.
   Онемевшими руками, так до конца и не веря, что решится на это, Гришка занес дубину, зажмурился и нанес удар изо всей силы. Дубина выскочила из его рук, и он остался совершенно безоружным. Отпрыгнул, открыл глаза, готовясь принять смерть, и увидел распростертое тело. Убивец лежал лицом вниз. В двух шагах от него сидела девушка. Она прикрывала молочно-белые груди с бледнокоричневыми сосками разорванной рубахой и не могла отвести глаз от Убивца.
   Евлампий зашевелился и застонал.
   – Бежим отсюда, – Гришка схватил девушку за руку, и они кинулись в чащу…
   – Ох, не могу больше, – вздохнула девушка и ухватилась за березу, пытаясь отдышаться.
   Гришка присел на корягу и посмотрел на свою спутницу. Рубашка опять сползла с ее плеча, открывая полную красивую грудь. Гришка никак не мог оторвать глаз от ее прелестей, хотя старался изо всех сил, понимая, что девушка может разозлиться или обидеться.
   Но она не разозлилась и не покраснела. Лишь неторопливо запахнула рубаху и улыбнулась.
   Гришка смутился еще больше, но глаз не отвел. Теперь он спокойно мог разглядеть ее всю. Высокая, с полными, округлыми бедрами, зеленоглазая, с соболиными бровями – в ее лице виделось что-то монгольское. Она была молода – лет семнадцати. Казалось, что ее уже не волновало то, что произошло недавно, – ни тени огорчения и страдания на лице. О прошедшем кошмаре напоминали лишь красные пятна на руках и царапина на щеке.
   – Спасибо тебе, – она подошла к Гришке, нагнулась, провела ладонью по его лицу и поцеловала в щеку.
   – Он чуть не убил тебя, – Гришка не знал, как себя вести, голос звучал как чужой. Ладонь у девушки была мягкая и теплая.
   – Ты мой спаситель. А теперь до свиданья. Она еще раз погладила его по щеке.
   – Не заблудишься? – спросил он.
   – Нет, я в этом лесу каждое деревце знаю. Сердце у Гришки колотилось как бешеное. И вовсе не от схватки или бега. Гришку охватило какое-то пьянящее, приятное чувство. Он хотел еще что-то сказать девушке, чтобы побыть с нею подольше. Уши его горели так, что казалось: еще немного – и от них пойдет дым. В голову ничего не приходило, и он клял себя на чем свет стоит.
   – Как тебя зовут? – только и сумел выдавить Гришка.
   – Варвара.
   – А меня Григорий.
   – Григорий… Гришка-кочерыжка.
   Она засмеялась, повернулась и скрылась за деревьями. А Гришка еще долго стоял и смотрел ей вслед. На душе у него было грустно и хорошо.

   АТЛАНТИДА. КАМНИ СИЛЫ

   Вчера горожане разнесли квартал, где проживают целестяне. Людей выволакивали из домов и били камнями, – рассказывал принц последние новости, расположившись на подушках и потягивая слабое, очень сладкое вино из винограда, собранного в каменистой долине.
   – Сколь велики были жертвы? – осведомился Видящий маг.
   – Двадцать шесть человек.
   – В чем причина сего зверства?
   – Их обвинили в землетрясении на Пароге.
   – Какое отношение имеют целестяне к землетрясению на Пароге?
   – В Перполисе двести тысяч выходцев с Парога. Парог и Целеста всегда ненавидели друг друга. Целестяне всегда были хорошими колдунами. Вывод – они после очередного конфликта ублажили кровавыми оргиями Бога Земли, и он тряханул Парог.
   – Глупо.
   – Да. Но еще – целестяне торгуют более дешевой рыбой. Их рыбаки более удачливы. Их подвалы заполнены вином, а сундуки – золотом.
   – Алчность – она движет миром.
   – Восстание в каменоломнях провинции Ахтаюб. Наместник Кальмин приказал залить водой рудники. Погибло две тысячи рабов… На Акмалине опять бунт.
   – И опять возводят старые капища?
   – Да. Везде бьют сборщиков налогов. Наместники спелись с местными пиратами и разбойниками. Золото не доходит до казны.
   – А что говорит твой дядя?
   – Он ничего не хочет знать. Он надеется, что все решится само собой. Его послы и представители, отправленные усмирить бунтовщиков и навести порядок, возвращаются куда богаче, чем были. Его солдаты отказываются воевать. Но Император не хочет ничего слышать.
   – То ли еще будет.
   – Отец не допустил бы подобного. Он пекся о благе Империи!
   – Те времена ушли, мой мальчик.
   – Они вернутся. Вернется величие Империи. Вернутся знания. Былая мощь.
   – Времена не возвращаются… Но нас не это должно волновать. Пошли, – Видящий маг поднялся со своего ложа и позвал за собой принца.
   Винтовая лестница вела вниз, в святая святых дворца Первого мага – в лабораторию. Принц бывал здесь не раз и все-таки не мог избавиться от чувства восторга, которое всегда охватывало его, когда он перешагивал через порог.
   Просторное помещение было наполнено диковинными предметами. На трехметровую высоту вздымалась загадочная машина, состоящая из шестерней, трубочек, кристаллов. Ее Видящий маг отыскал в одном святилище и уже несколько лет пытался разобраться в назначении. Он полагал, что это какое-то загадочное оружие «нижних времен» Атлантиды – то есть где-то сорокатысячелетней давности, когда материком владела непонятная раса – неизвестно даже, были ли это предки атлантов. На каменных и деревянных столах стояли различные сосуды, реторты, перегонные кубы, печи – они говорили об увлечении хозяина проблемами превращения веществ. Видящий маг не замахивался на создание мифического, излюбленного магами, сумасшедшими и шарлатанами камня, способного превращать живое в неживое, дерево в металл, а металл – в воду. Если когда-то и были подобные знания, умения, то они ушли, и сегодня нет даже подступа к ним. Хакмас довольствовался меньшим, восстанавливая старые знания и по мере сил отодвигая черную границу незнания.
   В некоторых приборах человек последующих веков узнал бы телескоп, микроскопы и даже простенький генератор для получения электричества. Маг считал, что исследование свойств материи когда-нибудь станет достойной заменой самой сильной магии. Так было когда-то, века и века назад. Так будет.
   А еще в лаборатории были зеркала. Притом сильно отличающиеся от привычных – зеркала магические, сделанные не из стекла, а из отполированных по особому методу стальных листов. Мудрость гласила, что тот, кто владеет зеркалами, владеет дверьми в иные миры. И Видящему магу неоднократно приходилось убеждаться в этом. Принца эти зеркала пугали. Он чувствовал, что в них затаилось нечто. Когда он смотрел в бесконечно повторяющиеся изображения в глубине стоящих друг напротив друга зеркал, то ощущал, что теряет контакт с окружающим миром, что душа рвется куда-то, где принятые понятия не значат ничего. Однажды он сказал об этом наваждении Видящему магу.
   – Это похвально, – ответил тот. – Может быть, когда-то тебе удастся то, что не удалось пока мне – шагнуть в зеркало…
   В лаборатории было немало книг и рукописей. Точнее, часть книг из библиотеки Хакмаса. Некоторые были рукописные, исполненные на коже и тонких листах дерева, другие отпечатаны умными машинами на тонкой бумаге, третьи – из тонких металлических листов.
   Принц впитывал знания, как губка. Он боготворил книги. Наслаждался каждым сохраненным для веков словом, спасенными от песков времени истинами. И мечтал, что и дальше в его жизни будет только прямой путь истины, а не устланные терниями извилистые дороги власти. Он не хотел власти. Перспектива когда-нибудь сесть на престол удручала его.
   Главным богатством были кристаллы. Многие из них – обычные, годящиеся для использования в определенных ритуалах и трансформациях. Другие были уникальны. Например, «Черная заря» – шар полметра в диаметре, внутри которого свет сходился в черную точку, в которую, казалось, проваливается все окружающее. Когда появился шар, откуда взялся – неведомо никому. По легендам именно с помощью «Черной зари» удалось избавиться от синих демонов, пришедших со звезд, – было это восемнадцать тысяч лет назад.
   А вот «Живой камень» – в нем падающие лучи света образовывали затейливые узоры, этот камень позволял без труда проникать в суть болезней и справляться с ними.
   Видящий маг погладил «Черную зарю» и произнес:
   – Кристаллы – сосредоточение сил земли. Они миллионы лет впитывали энергии космоса и планеты. Знания, страсти, эмоции людей, тоже подпитывали их. Это старые, мудрые кристаллы. Они позволяют видеть сокрытое, открывать глаза незрячим. Но люди утрачивают власть над кристаллами. Когда-нибудь придут времена, и об их свойствах будет говориться только в преданиях. Люди овладеют иными силами, они будут как встарь подниматься в воздух и опускаться в океанские глубины. Рабов заменят машины. Но власть над кристаллами уйдет, и это большая потеря.
   – Но почему?
   – Потому что власть эта начинается вот здесь, – Видящий маг положил руку себе на грудь. – Власть над ними – в душе. Она – в постижении красоты и сложности мира. А кого интересует теперь душа? Путь духа – путь избранных.
   В «Черной заре» пролетела искра, расползлась, лица учителя и ученика озарились оранжевым светом.
   – Времена духа уходят? – спросил принц.
   – Не знаю. Но придет час, когда нужно будет сделать шаг. Тот, который за нас не сделает никто.
   – Какой?
   – Найти Саамарит! – торжествующе произнес Видящий маг.
   – Амулет амулетов? – у принца перехватило дыхание.
   – Именно. Тот, который демоны Темной Реальности спрятали от людей.
   – Это всего лишь легенда.
   – Нет, принц, Саамарит не легенда.
   – Когда бытие истлеет, а люди потеряют путь, тогда сила пяти начал сойдется в круге мудрости, расколется скала и Саамарит выйдет на свободу, – процитировал древние книги принц.
   – Все верно.
   – Об этом знает каждый полуграмотный ученик мага во Дворце Света. Каждый самый необразованный жрец первой ступени из дальней провинции, – покачал головой принц. – И никто не верит в это;
   – Я верю.
   – А что скрывается за этими словами?
   – Я знаю.
   – Что?
   – Начало – с древнего переводится как стихия. И как камень. Пять камней, а не пять каких-то абстрактных понятий.
   – Каких камней?
   – Камней, управляющих стихиями. Только пять стихий – огня, железа, дерева, земли и воды – сорвут замок, поставленный демонами Темной Реальности.
   – Где эти пять камней?
   – Первый – «Черная заря», – маг поднялся с кушетки. – Второй – «Живой камень».
   Он подошел и снял с полки выполненный из темного металла легкий предмет:
   – Вот он. Круг Мудрости. Оставлен нам Первыми.
   – Он похож на обыкновенный подсвечник.
   – Кто тебя учил определять суть предметов по их виду?
   Маг поднял «Черную зарю» и водрузил ее в одно из гнезд «подсвечника», камень лег туда как влитой. В следующем гнезде устроился «Живой камень». Тут же мурашки побежали по коже принца, что-то изменилось в окружающем мире. Будто ветерок прошелся внутри тела. Стало жутковато.
   – На своем месте, – сказал он.
   – А где еще три?
   – Это нам предстоит узнать.
   – Как?
   – А на что нам эти камни? Подобное стремится к подобному. Для кристаллов нет времени и расстояний. Тот, кто научится слушать их, узнает все. Между пятью братьями невидимые нити. Нужно проследить их.
   – Кто же сможет сделать это?
   – Ты мне поможешь. Мы увидим будущее. И найдем еще три кристалла.
   – Обряд дальнего глаза?
   – Да. Это то, что тщетно пытаются сотворить толпы шарлатанов. Описание обряда можешь прочитать в любой книжке из тех, которыми заполнены ярмарки и лавки. Но свершить его – это другое. Я смогу. И ты сможешь. Вдвоем, используя силу кристаллов, мы откроем дверь. Ты согласен, мой юный друг?
   – Я согласен.
   Они встали в центр сложного пентакля. Видящий маг смешал в бронзовой чаще оранжевую и синюю жидкость, которая на миг вспыхнула ровным цветом и потемнела.
   Маг отпил глоток. И протянул чашу принцу.
   – Пей.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация