А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь пяти стихий" (страница 34)

   АТЛАНТИДА. ПЯТЫЙ КРИСТАЛЛ

   Боль была выше всякого разумения. Картанаг упал на колени. Он хотел закричать. И он закричал. Ему казалось, что его крик мощен, способен выдирать с корнем деревья и колоть камни, поднимать волны на озерах и сметать замки. Но на деле из груди вырвался лишь сдавленный сип.
   Потом к Картанагу вернулась на миг ясность сознания. Он поднял руку, которая, казалось, весила как подъемный мост. Он не знал больше способов избавиться от боли. В отличие от Видящего мага он не хотел ее. Он не знал, как ей распорядиться. Для него это была просто боль, а не биение гигантских сил.
   Он поднес руку к груди. Пальцы сжали медальон с «Лунным осколком». Резкий рывок разорвал золотую цепь. «Лунный осколок» полетел на землю. И боль ушла. Мгновенно. Остались только слабость и опустошение.
   Видящий маг стоял спокойный, полный достоинства. «Лунный осколок» валялся у его ног. Хакмас нагнулся, поднял его, приладил на место в «подсвечнике».
   – Ты, «Лунный осколок», камень стихии огня, – торжественно произнес он. – Ты занял положенное тебе место. Ты вобрал темный голубой пламень спутника Земли. В тебе отражение его света. В тебе его силы. Призываю тебя!
   Он помолчал и закричал:
   – Призываю вас всех!
   Теперь «Лунный осколок» принимал на себя вместе с остальными камнями тяжесть проклятий демонов Темной Реальности. Картанаг подарил Видящему магу жизнь.
   На месте Круга Мудрости вспыхнул огненный лиловый шар. Хакмас простер ладони, и шар начал меняться, разрастаться. Он порхнул в руки к магу, и тот бросил его обратно, в Монумент старых богов.
   Холм, у подножия которого стоял Монумент, раскололся под звучащую ниоткуда, продирающую до костей музыку сфер.
   Точнее, казалось, что он раскололся. Что происходило, не укладывалось ни в какие понятия. Принц нечто подобное ощущал во время путешествия в нижнем астрале, когда боролся с великаном-карликом. В этой точке сошлись два мира.
   В ярко малиновом свете холм осыпался, как разбитый витраж. Разноцветные осколки в свою очередь раскалывались на новые. И изнутри вырастал из синих и зеленых кристаллов каменный цветок. В бутоне чернело нечто. Кусок тьмы. И тьма эта была не тьмой холода, страха и зла. Это была обещающая, теплая темнота Великой Пустоты.
   Длилось это всего лишь мгновение. А потом холм закрылся. И напоминанием о происшедшем был лежащий на камне деревянный диск размером чуть меньше ладони. Обычный человек прошел бы мимо него и не потрудился бы даже нагнуться. Но тот, кому дано видеть и ощущать невидимое, кинув взор на этот диск, с трудом бы оторвал его. Взор тонул в нем, погружался в неведомые глубины, которые невозможно постичь.
   – Саамарит! – воскликнул Картанаг и бросился вперед.
   Принц и Пантеомон двинулись ему навстречу, стремясь остановить, не дать дотянуться до амулета амулетов, но Видящий маг жестом остановил их:
   – Пусть берет!
   Он спокойно направился в сторону замка. Поднялся по каменной лестнице. Его спутники шли за ним. Они не оборачивались и не видели, что Картанаг хохочет, как сумасшедший, держа в руке Саамарит, и как по его щекам текут слезы.
   – Стой, – неожиданно возопил он, взглянув на Видящего мага.
   Хакмас не обратил на него никакого внимания.
   – Стой. Именем Императора!
   Они продолжали подниматься по лестнице.
   – Взять их! – крикнул Картанаг страже. Солдаты, раздавленные всем увиденным, не шелохнулись.
   – За мной, – прикрикнул Картанаг. С тем же успехом.
   – Передушу, как щенков! – заорал он истошно.. Крик вывел солдат из оцепенения, и они громко загалдели:
   – Поищи дураков!
   – Маг убьет нас одним взором!
   – Нет! Иди сам, собачий потрох! Картанаг кивнул. Выдернул меч. Рубанул им по шее ближнего солдата.
   – Или вы идете за мной! Или за ним! – крикнул он, пнув ногой корчащееся в судорогах тело.
   Солдаты молча смотрели на советника. Они раздумывали – или выполнить приказание, или разорвать этого крикуна на части.
   А потом поплелись за ним…

   РУСЬ. СУДЬБА ЧЕРНОКНИЖНИКА

   Боярин Матвей решил доставить в первопрестольную изловленного им атамана Романа самолично, поскольку теперь не доверял никому в этом городе. В сопровождении верных слуг закованного в цепи предводителя разбойников привез он в хмурый, туманный день в столицу и там передал его самолично дьяку Разбойного приказа. В тот же день о том стало известно царю Михаилу, который проявил к этому делу живейший интерес.
   Незамедлительно Роман был подвергнут пыткам. Сопротивлялся он недолго и почти сразу же выдал всю свою историю, а потом ползал на коленях и умолял простить его, обещая, чем может послужить государю. Создавалось впечатление, что он полностью сломлен и уничтожен, не способен теперь к каким-либо решительным поступкам. И куда только девался жестокий и решительный Роман Окаянный, державший в страхе не одно воеводство.
   Происходил Роман из знатного рода, проживал в городе на западной окраине государства Российского, занимал почетный пост. Когда ринулась на Русь вражья польская сила, то иные держались твердо и стойко, другие же, как собаки, поджали хвосты и лизали пятки самозванцу. Чернь и продажные бояре, соблазненные посулами и испуганные угрозами, преподносили врагам ключи от русских городов. Потом говорили, что Лжедмитрий ни одного города не взял силой оружия, а все подметными письмами.
   Когда самозванец приближался к его городу. Роман, значительно обедневший от гулянок и празднеств, запутавшийся в делах, подрастерявший богатства из-за неподобающего разгульного образа жизни, почуял, что можно будет поживиться. С другими такими же мерзавцами убил воеводу, подбил на бунт самый никчемный народишко и открыл ворота города, за что был принят и обласкан новым «царем».
   В молодости Роман баловался чернокнижеством, но получалось у него это неважно. Колдун, учивший его уму-разуму, говорил, что в одной чаше в Кремле скрывается древняя вещица, сила которой неизмерима. Владеющий ею станет самым сильным колдуном, не будет ему равных. Не будет преград у него на пути к власти и богатству. На западе эта вещица именовалась Чашей Грааля. По легенде в эту чашу Иосиф Аримафеский, снявший с креста тело Иисуса Христа, набрал кровь Спасителя. По легенде же эта чаша первоначально служила Христу и апостолам для первых литургий. По другим сказаниям – это и не чаша, а блюдо, на котором преподнесли голову Иоанна Крестителя. С того момента, как Роман услышал о чаше, ее поиск стал для него главным смыслом жизни. Он и сам не мог понять почему. Нечто гораздо более сильное, чем просто его страсть и стремление – что-то данное свыше, будто бы отголоски иных жизней, нечто очень важное и непонятное гнало его за Святым Граалем. И иногда откуда-то издалека приходило слово – Саамарит. Ему казалось, что когда-то давно это слово было для него самым важным в мире. Но где и когда это было?
   При новом «царе» Роман пришелся ко двору. Там тоже баловались черным колдовством. Не только лестью и подлостью он завоевал себе положение. Был отважен, свиреп и слишком падок до денег. Когда началась неразбериха, пытался перебежать на сторону противника, потом вернулся обратно. А когда погнали поляков, то, понимая, что за ним числится много злодейств, отправился в Польшу вместе с обозом с награбленными ценностями. Роман знал – чаша где-то в обозе. И он собирался завладеть ею при первом же удобном случае. Вот только случай был не на его стороне.
   В дороге пересеклись с русским войском, началась ожесточенная сеча, часть обоза в самый тяжелый момент ушла, а Роман, раненный и истерзанный, выбрался все же живым. Брел, спотыкаясь, по лесу и неожиданно наткнулся на остатки обоза – всего четверых шляхтичей и двоих русских. С их слов понял, что все богатства они надежно захоронили до лучших времен, поскольку довести в безопасности до Польши надежды не было никакой. И место, где спрятаны сокровища, было вычерчено на листах книги «Апостол».
   Но в те дни невезение, казалось, накрепко вцепилось в многострадальный обоз. Русский отряд под предводительством боярина Матвея вновь настиг остатки его. Ждать пощады не приходилось, бились крепко, но силы были неравны. Из всех удалось уйти лишь Роману, который в последний миг сумел выдрать листы из книги, но, рассматривая их, к ужасу своему понял, что вырвал лишь два, когда рисунок был на четырех. Боярин Матвей в пылу боя узнал своего старого врага Романа и с тех пор был убежден, что именно он знает тайну пропавшего обоза и из него надлежит выбить сведения о его местоположении.
   Отныне ходу к честной и сытой жизни для Романа не было. Или в Польшу бежать, где он был бы не слишком желанный гость, поскольку пользы теперь от него не было, или остаться в России. Но здесь он был врагом, и немало нашлось бы тех, кто с удовольствием вздернул бы его на первом попавшемся суку. Оставалось перейти к жизни тайной и заняться разбоем, в чем он быстро преуспел и, кажется, нашел себя.
   Однажды все же попался он государеву человеку в полон и грозили ему большие неприятности. В мыслях распрощался Роман с жизнью. Но изловивший его оказался не кто иной, как воевода Семен Иванович. Роман быстро понял, как найти с ним общий язык. Красочно расписал несметные богатства, которые были в обозе, закинув крючок, что неплохо было бы вместе распорядиться ими, заявил, что имеет план. Рассказал и о потерянной книге. И воевода заглотил наживку. Притом не просто заглотил, а вспомнил, что видел где-то такую книгу. Подобные книги на Руси – редкость и ценность, поэтому найти ее оказалось задачей не очень трудной. И был заключен договор. Воевода, предварительно разузнавший все о Романе и убедившийся, что тот имел отношение к обозу, уговорился заняться поиском вместе. Отпустил разбойника, взяв у него одну часть плана. Не думавший, что попадет в такой оборот, копию тот снять опасался.
   С тех пор для обоих поиск книги – недостающего звена в цепи – стал навязчивой идеей. Книга та то возникала на горизонте, то вновь пропадала. Но Роман знал, что чаша Грааля не отпустит до последнего его вздоха. Постепенно, с годами, энтузиазм поутих. Но вот след возник вновь. Роман прознал, что книга была у муромского купца Луки. Его-то он и пленил, и допросил в лесу. К удивлению своему, узнал, что след нужно искать в местах, где заправляет ныне сам воевода Семен Иванович. Пришлось снимать банду с насиженного места и ехать в те края. Так продолжилось странное сотрудничество того, кто занят лиходейством, и того, кто по долгу своему должен с лиходеями бороться не щадя сил.
   Хотя главным был поиск книги, но воевода не брезговал и тем, чтобы оказать своему приятелю помощь в разбойных делах. Так помог взять казну государеву, от чего получил с нее львиную долю, помог и в других непотребных делах. Когда Евлампий начал тащить на себя одеяло и возникла угроза бунта под его предводительством, Роман долго думал, как бы от него избавиться. В открытую схлестнуться с ним боялся. Когда Убивец собрался громить Старостине сельцо, то Роман, организовал там ловушку, подбросив сведения об этом губному старосте. Расчет был на то, что Евлампия и его подручных стрельцы поубивают. Ну а если бы кто-то остался жив и смог указать, где расположено логово, то Роман подготовил отступление – новое место для логова на тех же болотах – еще более недоступное…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация