А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь пяти стихий" (страница 25)

   АТЛАНТИДА. ВКУС ПРЕДАТЕЛЬСТВА

   Я держал его в руках, – воскликнул Пантеомон. – Он жег вот эту ладонь. И я не мог отвести от него взор!
   – «Жало Хрустального змея»? – спросил, вытягиваясь на подушках, Картанаг.
   – Именно его. Легендарный камень – брат «Бриллианта Таримана».
   – Чепуха! – Картанаг привстал с подушек и потянулся за виноградом, оторвал одну виноградину и сунул ее в рот.
   – Я неплохо разбираюсь в камнях. Это был удивительный камень. Я не видел больше камней такой силы, – Пантеомон хотел еще что-то сказать, но запнулся.
   – Договаривай. Уж не считаешь ли ты, что Видящий маг нашел амулет амулетов.
   – Я не удивился бы, если бы это оказалось именно так.
   – Амулет амулетов, – усмехнулся Картанаг. – Ты так и остался базарным фокусником. Твои знания скудны. Твой глаз мутен. Ты знаешь толк в камнях, да? Ха-ха-ха!
   – Я знаю толк.
   – Но ты не знаешь толка в амулетах, Пантеомон!
   – Но ведь…
   – Саамарит – это не камень, мой скудный разумом друг.
   – Как?
   – «Жало Хрустального змея» скорее всего нужно Видящему магу. Чтобы открыть дверь, за которой и хранится Саамарит.
   – Где дверь? Как он собирается ее открыть?
   – Мне кажется, ты зря ешь хлеб, Пантеомон. – Советник Императора вновь потянулся к блюду, но на этот раз он взял большой сочный гранат с тонкой шкуркой. – Я хочу узнать ответы на эти вопросы от тебя. Именно для этого ты находишься в стане нашего врага.
   – Ты узнаешь все, мой господин.
   – Я надеюсь. Мне хочется, чтобы ты жил долго. А это возможно, если ты не будешь испытывать мое знаменитое долготерпение.
   Картанаг улыбнулся и надкусил гранат, не снимая шкурки. Красный сок заструился по его подбородку.
   Раомон, он же Пантеомон, ощутил, как в нем рождается отвращение. Больше всего ему хотелось сейчас познать вкус предательства.

   АТЛАНТИДА. ПРИХОДЯЩИЕ

   Вот уже пятый день прошел после возвращения в Перполис. И все это время Хакмас провел в самом отдаленном, тесном и холодном помещении своего замка. Стены поросли мхом, с потолка сочилась вода. Но это меньше всего волновало Видящего мага. Материальный мир отошел для него на второй план.
   Хакмас сидел в центре круга, образованного шестнадцатью перенесенными сюда из лаборатории магическими зеркалами. Его душа бродила в Великой Пустоте. Начинающие маги и просто любопытствующие, пытающиеся наскоком познать Вселенную и научившиеся с помощью отлаженных приемов выходить в иные круги бытия, считают, что Великая Пустота действительно пуста, равнодушна. Недоучки думают, что души стремятся слиться с Великой Пустотой, раствориться в ней – это и есть конечная цель перевоплощений. Но Хакмас не принадлежал к самоучкам. Он был Видящий маг, проникший достаточно глубоко в суть вещей, познавший то, чего не пишут в старинных трактатах и магических свитках – то, что каждый, наделенный силой и видением, решает для себя сам. Великая Пустота для него была полна неуемных, не поддающихся осознанию Великих Сил, она была полна разума и воли. Она была фейерверком, состоящим из мириадов и мириадов пылающих огоньков – скитающихся душ, цель которых – вовсе не слияние, с пустотой, а совершенствование, углубление сути вещей. Душа – созидатель, вечно работающий над совершенствованием сущего, – вот основа Великой Пустоты. И пусть спорят иные мудрецы – но так было, есть и будет.
   Но не все более глубокое проникновение в суть вещей интересовало сейчас Видящего мага. Он находился здесь в кругу магических зеркал с определенной целью, которой собрался достичь, чего бы это ни стоило. Он раз за разом повторял свой Зов и надеялся, что тот будет услышан и принят.
   Настала пора, когда на Зов должны откликнуться. Они обязаны прийти!..
   Тело Хакмаса не двигалось. Даже дыхание, казалось, исчезло. С трудом можно было различить биение сердца – не больше одного удара в минуту. Он мог сидеть так долго, не нуждаясь ни в пище, ни в воде. Тело мага замерло. Дух мага замер. Только того, кто похож на ледяную глыбу, кто отвлекся и от суеты материального мира, и от бушующего пламени Великой Пустоты, посещают Приходящие.
   Они посещают людей слишком редко. Недостаточно быть Первым магом. Недостаточно постичь науки, пробиться сознанием в нижний круг, в астральные чащи и в величественную Великую Пустоту. Нужно нести на себе печать избранности. Нужно идти по пути, который пересекается с путями Приходящих. Тогда они обратят на тебя внимание. Тогда они, придя однажды, вынуждены будут снова прийти на твой Зов.
   Хакмаса посещали. Это было давно. Тогда ему было чуть больше двадцати лет, и в магическом ремесле он был подмастерьем. Тогда он впервые ступил на путь отречения от плоти, по которому в дальнейшем идти отказался. Месяц он терзал свое тело, дабы достичь сияющих вершин Прозрачного Сознания. Он учился видеть токи сил, суть предметов, за которую мы ложно принимаем их материальное облачение, учился повелевать энергиями души. На третью неделю к нему пришли. Это было самое потрясающее переживание в его жизни.
   Сначала он решил, что ОНИ всего лишь порождение его измученного разума. Но потом понял, что к нему действительно явились Приходящие. «Те, кто приходит на рассвете», как гласит легенда. Они действительно пришли на рассвете, но свет солнца не проникал в закрытую глубокую келью. Что они говорили молодому магу? Хакмас помнил каждое слово. Каждый оттенок смысла. Каждый жест.
   – Придет время, и ты освободишь Саамарит, – прогремел «приходящий на рассвете».
   – Почему я?
   – Это твой путь. Одна из тропинок твоего пути.
   – Когда и как?
   – Когда все будет очень плохо и ничего уже нельзя будет изменить и спасти, ты освободишь Саамарит. А путь надлежит найти тебе самому…
   Хакмас ждал долго. Проходили десятилетия – не лучшие времена в истории Атлантиды. Но у Видящего мага оставалась надежда, ему казалось, что мир атлантов еще не изжил себя. У него была надежда. Но он знал, как важно не спутать обманные надежды на лучшее с истинными надеждами. Мнимую обреченность – с обреченностью истинной. Конец круга – лишь со скрипом его вращения.
   Видящий маг посвятил себя раскрытию тайны Саамарита. Он посещал древние хранилища, находил белых и черных колдунов, поднимался в горы и опускался на морское дно, стремясь собрать крупицы знания об амулете амулетов. Знания были рассеяны, многие утрачены навсегда. Но постепенно складывалась какая-то картина.
   Сегодня Хакмас знал о Саамарите столько, сколько не знал никто в мире. И главное, он знал, зачем нужен амулет амулетов, откуда он взялся и как ему надлежит дальше вращаться в мире людей. И это знание наполняло его горечью, потому что Саамарит не нужен больше старому миру. Он нужен новому миру, который воцарится на развалинах старого. Осознание этого наполняло Видящего мага скорбью. Но поделать он ничего не мог.
   Хакмас вновь и вновь посылал зов. Он готов был просидеть так целую вечность. Он понимал, что час пришел, и ему нужен был совет Приходящих, их поддержка.
   Призрачный лиловый свет разлился в пространстве внутри зеркал. Видящий маг открыл глаза. Он возвращался в материальный мир из Великой Пустоты. Снова учился различать запахи, очертания предметов, холод и тепло. Он увидел, что зеркала больше не отражают его лицо. Изображения в зеркалах зажили своей жизнью. Замелькали разноцветные пятна, сливаясь в мимолетные картины. Из глубины возникали горы, ущелья, гигантские пещеры, наполненные странными предметами, кристаллы, источающие сияние. А потом появились лица – человеческие и вместе с тем несколько иные. Лица молодые и старые, с разным цветом кожи, они принадлежали к разным расам. и вместе с тем в них было нечто общее – всеобъемлющее понимание, свет, достичь которых пытались все маги во все века на Земле.
   Побежала искра, запахло озоном, над головой Видящего мага в перекрестье зеркал возник алый шар. Теперь Хакмас знал наверняка – Зов услышан.
   В зеркале, находящемся прямо перед Видящим магом, было три фигуры в струящихся разноцветных одеяниях. Одна из них подалась вперед и шагнула в помещение из того далекого, неизвестно где находящегося пространства. Это был высокий, с благородными чертами лица безбородый человек. Тот самый, который приходил в прошлый раз. Он не изменился за годы. Приходящие не стареют.
   – Ты звал нас? – спросил Приходящий.
   – Да, – прошептал Хакмас.
   Зачем именно он звал их, объяснять не стал – не стоило. Приходящие и так знали все.
   – Ты поступаешь правильно, – произнес пришелец. – Ты верно оценил час. Он пришел. Пора извлечь Саамарит из глубин.
   – Конец круга? – спросил Видящий маг.
   – Да.
   – Поэтому ни один из магов не может проникнуть взором в будущее?
   – Это закон. Видение будущего закрывается перед переменами. Так прикрывает человек веками глаза при яркой вспышке – чтобы не ослепнуть.
   – Что мне делать с Саамаритом?
   – Ничего. Только извлечь, снять проклятие демонов Темной Реальности, замуровавших Саамарит в камень сто веков назад.
   – И что дальше?
   – Этот мир уйдет. А Саамарит войдет в новый мир.
   – И старые души вернутся в новый мир?
   – Да. Прошедшие через очистительный огонь. Не помнящие о прошлом.
   – Это жестоко.
   – Люди сами выбрали свой путь. И прошли по нему до конца. Он кончается тупиком.
   – Будет ли новый мир лучше?
   – Не знаю. Но он будет.
   – Воцарится ли в нем добро?
   – Добро? Что за этим словом?.. Отравленные моря, в миг сметенные города, миллионы уничтожаемых в мгновение ока людей – вот каким будет мир.
   – Но зачем он нужен?!
   – Он будет устремлен вперед. И неизвестно, что ждет его в конце пути. Нынешний же превратился в сухой песок. Атлантида – песочный град, развеивающийся от порыва ветра… Уйдут маги и тайные искусства. Истлеют манускрипты. Обрушатся величественные храмы..
   – И от Атлантиды не останется ничего?
   – Вскоре каменные топоры и шкуры заменят металл и лен. Дикари будут жить охотой и заново осваивать земледелие, рудное и ткацкое дело. Но из уст в уста будут передаваться легенды и сказания об ушедшем мире. И когда-нибудь вновь откроются глаза высеченного новыми людьми каменного сфинкса, вознесутся пирамиды…
   – Значит, мой путь на этом круге завершается тем, что я найду Саамарит?
   – Нет. У тебя другое назначение; Тебе надлежит стать Странником.
   У Видящего мага перехватило горло. Неземное полное спокойствие, которого он достиг с таким трудом, отступало. В образовавшуюся пустоту бурлящим потоком врывались чувства. Одновременно – смятение, ужас и гордость. Нет ноши тяжелее и почетнее, чем эта.
   – Ты откроешь гробницу Саамарита и уйдешь.
   – А здесь – погибель, разрушение?
   – Да. Судьба.
   – Но люди, которые мне доверяют, за которых отвечаю, которых люблю – я буду лишен возможности облегчить их последние страшные мгновения в погибающей Атлантиде?
   – Да. Но пусть тебя это не беспокоит. Души, которые связывает любовь, привязанность, ненависть, имеют обыкновения встречаться вновь и вновь в последующих воплощениях… Больше не зови. Ты узнаешь момент, когда уходить.
   Фигура начала растворяться. Зеркала тускнеть. Изображения отдаляться, И вскоре, Хакмас видел в них только свое отражение…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация