А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь пяти стихий" (страница 1)

   Илья Стальнов

   Ночь пяти стихий

   События последних дней Атлантиды и Смутного времени на Руси оказываются тесно переплетены одной тайной. И советник Императора Атлантов, властолюбивый Картакг, и тысячелетия спустя лихой атаман Роман Окаянный – оба берут на себя грех убийства десятков невинных людей, чтобы завладеть амулетом, который приносит своему обладателю власть и богатство. Но они, непосвященные, не знают, что такие сокровища сами выбирают себе судьбу, ломая жизни людей и народов, изменяя лики времени.

   ПРОЛОГ

   Искра жизни. Энергия духа, стиснутая путами материи, заключенная в тюрьму судьбы. Это ты, человек, и ты думаешь, что вырываешь у вечности миг, чтобы сжечь его в радости и веселье, прожить в страданиях, оросив каждую минуту своим потом и кровью, или отдать тупости и праздности, скуке и унынию. Но избранным дано видеть Цепь – возникающую из туманного прошлого и уходящую в неопределенное будущее последовательность событий. Тот, чей взор проникает в невидимое, сможет узреть Великие Круги, соприкасающиеся с земной юдолью, и тогда возвращаются Души, чтобы завершить незавершенное, преодолеть непреодоленное, заплатить незаплаченные долги. Возвращаются ВЕЩИ – у них своя судьба, порой великая. И переходят из эпохи в эпоху немногие отмеченные высшей печатью Странники.
   Связываются времена. Так однажды, проникнув взором в глубины своей души, как во вспышке молнии, на миг уничтожившей тьму и сорвавшей покровы прошлого, различишь ты, смертный, все, что уже было, и поймешь: ты живешь не просто так, бесцельно, а участвуешь в бесконечной и жестокой борьбе Добра и Зла. Борьбе, пролегающей через долины стран и душ, через пустыни времен.

   АТЛАНТИДА. ЗАБАВЫ ПЛЕБСА

   (11520 год до рождества Христова)
   Высокий чернокожий дикарь бешено вращал огромной дубиной, отгоняя наседающих на него воинов страны Сахарных гор, вооруженных бронзовыми щитами и острыми мечами карнахской стали. Двое из нападавших уже валялись на земле, сбитые его мощными ударами. Но оставшиеся не отступали. Хицейцев не страшила смерть, не страшила боль. Разве что-то может напугать артистов главного театра Великого города Перполиса? Нет. Их страх высушен, истолчен и развеян по ветру. Жизнь артиста театра – это лишь вырванный у смерти миг.
   Гиганта звали Джумба. Его год назад захватила в Черных землях галера наместника западной провинции Ахтаюб Кальмина – прославленного охотника за рабами. Джумба быстро стал достопримечательностью театра. Общее количество погибших от его руки уже перевалило за сотню. А недавно он уложил на песок арены белокурого варвара, до того считавшегося непобедимым. Против него выставляли двоих противников, потом постепенно дошло до пятерых. По окончании боя из какихто своих соображений он с криком отрубал головы несчастным, и это восхищало публику еще больше, добавляя зрелищу остроту. Для плебса каждый спектакль с его участием был праздником.
   Карлик-хицеец ринулся к Джумбе и в отчаянном рывке, уклонившись от дубины, пропорол гиганту руку. Он рассчитал все верно, кроме одного – не учел неописуемой мощи дикаря. Для того дубина была что тростинка – он легко перекинул ее из одной руки в другую и играючи переломил хребет нападавшему. Действовал он молча. Ни боль, ни ранение, ни радость победы не могли заставить его говорить. За все время пребывания в Перполисе от него не слышали и пяти слов.
   Другой карлик сумел проскользнуть к дикарю и задел ему мечом ногу. Трибуны театра, вмещавшего триста тысяч человек, взревели… Плебс был недоволен своим любимцем. Игрушка сегодня работала со сбоями. Джумба допустил уже несколько ошибок, и его бугрящаяся мышцами грудь, мощные руки были залиты кровью. Движения становились все менее уверенными. Он уставал.
   Да, Джумба ошибался, действовал не так сноровисто, но в конце концов перед ним оставалось всего лишь двое хицейцев – желтокожих обитателей далекой страны Сахарных гор. Они были отчаянные бойцы, но что могли противопоставить карлики неудержимому напору уроженца Черных земель?
   На полминуты бойцы разошлись, постояли, не обращая внимания на улюлюканье зрителей. А потом сошлись вновь – двое против одного.
   Под широким тентом, на трибуне для самых почетных гостей, откуда сцена театра смотрелась как на ладони и где прекрасно были слышны не только лязганье и крики дерущихся, но даже их сдавленные восклицания и мольбы, на жестких подушках сидели двое – принц Горман Тихий и Видящий маг Рут Хакмас. За их спинами стояли рабы, готовые выполнить любое желание хозяев. На серебряных блюдах лежали фрукты и сласти, но они остались нетронутыми.
   – Я ненавижу эту забаву, – негромко произнес принц, бледный, тонкий в кости с нервным лицом и большими карими глазами юноша лет двадцати. Он был одет в переливающуюся на солнце разными цветами радуги тогу, сделанную из материала, секретом которого владели лишь ткачи горного народа саатахов из провинции Саат. На правой щеке принца было едва заметное родимое пятно в форме пятиконечной звезды.
   – Да, это отвратительное зрелище, – согласился Видящий маг.
   – Когда я вижу ликующий в театре плебс, жаждущий крови, я начинаю ненавидеть соотечественников.
   – Они не заслуживают ненависти, – возразил Видящий маг. – Они заслуживают сострадания.
   – Но…
   – Они слабы. Тьма наступает, и они не могут ничего поделать. Они наслаждаются чужой смертью, пытаясь позабыть о своей.
   Принц вздохнул. Посещение театра было для него тягостной обязанностью.
   – Говорят, когда-то в театрах показывали пьесы и артисты учили людей мудрости, рассказывали поучительные истории, а не резали друг друга.
   – Ты прав, мой юный друг. Сейчас пьесы Аримарка и Тенезея играют, пожалуй, только на сцене в моем дворце да в Прибежище магов. Другие времена. Другие страсти. Другие потребности.
   – Мне не нравятся наши времена.
   – А вот это, мой друг, глупо. Каждое время наполнено своими ароматами, и мы должны оставить их в своей душе…
   Между тем схватка возобновилась. Время работало против чернокожего Джумбы. Он устал, а хицейцы славились своей выносливостью. И знаменитая дубина вращалась все медленнее, чего не скажешь о мечах карликов. Вот еще одна красная полоса прочертила грудь гиганта. Слабый удар не смог пробить мышцы и только вспорол кожу.
   Хицеец принял тяжелую дубину на бронзовый щит, и тот раскололся, а сам воин без сознания повалился на арену, присыпанную песком.
   Джумба не успел повернуться. На этот раз меч другого противника пронзил ему бедро. От второго удара Джумба уклонился. От третьего – тоже. А потом опустил сверху дубину на голову врага, которая провалилась куда-то в плечи.
   Тем временем оглушенный ранее хицеец очнулся. Он равнодушно глядел на то, как чернокожий разделывается с его товарищем. Потом нашарил, меч и мягко, как кошка, ринулся к Джумбе. Почему-то дикое, воспитанное в джунглях, полных опасностей, безотказное чутье черного гиганта на этот раз подвело его. Он не успел обернуться. Почуял смерть за спиной поздно. И острая сталь вошла в тело.
   Джумба обернулся. Небрежно выбил из рук хицейца меч. Приподнял карлика одной рукой, как-то непонимающе глядя на него. Встряхнул, как котенка. И переломил позвоночник о колено. Отбросил труп. Качнулся. Сделал шаг, попытался нашарить лезвие на спине и выдернуть его, но не смог. Тогда он нагнулся, поднял тяжелую дубину, размахнулся и метнул ее. И зрители впервые услышали вопль отчаяния и радости, который исторгся из самых глубин души дикаря.
   Дубина описала широкую дугу и упала на трибуну.
   Один зритель вскрикнул, схватившись за переломанную руку, другой упал замертво.
   Дикарь рухнул на арену и замер навсегда рядом с шестерыми хицейцами, которых он сегодня лишил жизни во славу алчного до развлечений и крови плебса Атлантиды.
   Трибуны неистовствовали. Они давно не видели такого зрелища.
   Лицо принца Гормана передернуло от отвращения. Он с омерзением глядел на свой народ. В глазах же Видящего мага Хакмаса, наоборот, читалось сострадание.
   На трибунах напротив наблюдали за происходящим еще двое. Тучный, с оловянными равнодушными глазами, болезненный Император Прат Хитрый. Он часто дышал, его не так волновало зрелище, как проблемы с желудком. Схватки в театре он видел сотни раз. Они наскучили ему. В последнее время все меньше было удовольствий на земле, способных пробить броню его апатии. Он бы тоже с удовольствием был сейчас не здесь, а в покоях, под присмотром врачевателей, но не мог себе этого позволить.
   Рядом с ним сидел, ежась, будто от холода, советник и придворный маг Картанаг Змея. По его холодному, с зеленоватым оттенком лицу ползла злая улыбка. Он наслаждался неистовством плебса. Он был очарован зрелищем. Он любил театр.
   Картанаг взял «длинное стекло», внимательно рассмотрел поверженных на арене. Потом его взгляд упал на противоположную трибуну. Советник усмехнулся еще шире, когда разглядел гримасу отвращения на лице принца, и едва слышно прошептал:
   – Щенок…

   РУСЬ. КУПЕЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ

   (1620 год от рождества Христова)
   Преодолев длинный путь, избежав стольких опасностей и ловушек, купец Лука сын Мефодьев даже представить себе не мог, что самое худшее ждет его дома. Прямо в двух шагах от родного лабаза, доверху набитого богатыми товарами.
   В тот год, соблазненный товарищами, решил он попробовать новое дело, очень доходное, но не менее и рискованное. Устремился его взор на Север. В Пермь можно было попасть сухим путем только зимой, когда прихватит жестокий морозец дороги и болота да разбредутся по теплым займищам, попрячутся разбойники. С Божьей помощью добрался до северных краев Лука с товарищами без особых хлопот. Ну а там – раздолье для души купеческой! Местный люд совсем цену товару не знает, не ведает. За железный топор можно было столько соболей взять, сколько одновременно в дырку пройдет, куда топорище вставляется. Возвращались купцы в самом добром расположении духа, при хорошем куше, когда снег и лед стаяли. Спустились водным путем по речке Вычегде на Двину, ну а там и до самого Ярославля рукой подать. А дорога от Ярославля до Москвы – сущая безделица. Со знатным товаром прибыли в первопрестольную, а покидали ее еще более разбогатевшими. Хорошо с заморскими купчинами – немчурой да голландцами – поторговались. У одного такого немца, важного и по-русски говорящего так, словно ворон каркает. Лука выменял товара с тройной выгодой и только в бороду усмехался, что немец тот облапошенным и довольным ушел.
   По родным муромским лесам обоз, набитый медной и серебряной посудой, гемпширской каразеей, толстым аглицким сукном да жемчугом, прошел без сучка и задоринки, хоть вовсю шалили здесь и свирепствовали лихие людишки. Вон, вдоль всей дороги кресты понаставлены, под одним аж пятнадцать невинно загубленных купцов и их людишек лежат. Еще чертовщиной муромские леса славятся, но и тут Бог уберег.
   После далекого пути стал Лука богаче в два раза, живот отрастил» и жизнью своей был доволен вполне. Жил в справной избе с сытыми да пригожими бабой и ребятишками, никогда съестные запасы не переводились, к церковной службе всегда исправно ходил и Господу поклоны бил. По возвращению аж пятнадцать рублей в храм пожертвовал, за что батюшка пообещал неустанно его имя пред Богом упоминать, чтоб тот грехи простил да о достатке и доходах его хороших и дальше заботился.
   Впрочем, грехов особых за собой Лука не видел. Ну разве любил в отъезде за бабами-молодухами приударить, в чем потом сильно раскаивался и на коленях перед образами прощение вымаливал. Он уже давно про себя просчитал, сколько за каждую бабу соблазненную поклонов и свечек положено, так что душа его была спокойна. Что своих же купцов и заморских гостей случая надуть не упускал, любил на грош пятаков выменять – так на то и купеческая жизнь, правила такие. Ну а насчет чрезмерного пристрастия к доброму вину и браге – так это вообще дело божеское, в Святом писании недаром сказано, как Иисус в вино воду превращал. Впрочем, хоть и любитель был Лука выпить, но чересчур не увлекался. Вон цены какие, а он прижимистый, привык деньги считать, знал, что денежка к денежке идет. Больше всего пить любил он за чужой счет, но таких глупых, кто поить может забесплатно, немного в его жизни встречалось. Притом чем дальше – тем их меньше. С чего бы это?
   Тот вечер Лука решил провести в кабаке. Сидел он за столом и потягивал маленькими глотками брагу, закусывая пирогом с рыбой. Лука уже заскучал в одиночестве. Из друзей-приятелей и просто купцов, с которыми можно посудачить о житье-бытье, в кабаке низкого не было. С простолюдинами общаться – ниже его достоинства. Один приличный человек – дьяк воеводинский в углу, но к нему на хромой кобыле не подъедешь. Гордый, неприступный. А где его гордость, когда от имени хозяина деньгу с простого люда тянет да в кабаке пропивает?
   Тут-то перед Лукой и возник незнакомец. Был он высок, длинноволос, как положено православному, с окладистой бородой. Лука любил мужиков с густыми бородами. Насмотрелся на многое он за свою жизнь. Немало немчуры видел, так те вообще выбриты гладко, как колено рожа. Стыдобища-то!.. Одет незнакомец был богато: высокие, мягкой кожи сапоги, подбитые гвоздями, роскошные красные штаны с зеленью, синий зипун с длинными рукавами. Вышитый серебром пояс подпоясывал, как и положено, под брюхо, от чего казался значительным и толстым, хотя на самом деле и не отличался тучностью. За поясом у него был кинжал.
   Незнакомец сразу понравился Луке – человек достойный, приличный, он принадлежал, похоже, к так любимым купцом людям, которые могут напоить за свой счет.
   Чернобородый учтиво поздоровался, попросил разрешения подсесть к столу и примостился напротив Луки, при этом назвав его по имени.
   – Откуда, добрый человек, ты меня знаешь?
   – Ты ж ныне знаменитость. Вон какое путешествие пережил.
   – Да уж, было…
   – Наверное, не только товару, но и рассказов разных привез?
   – Это уж завсегда;
   – Ну так расскажи, что на свете белом делается… Э, принесите-ка доброго вина… За мой счет, мил человек! – успокоил незнакомец встрепенувшегося было купца.
   И пошла гулянка. Язык у Луки развязался, он охотно рассказывал о своем путешествии, не забыв приврать что-то о колдунах, варящих в котлах младенцев, о разбойниках, которые едва не настигли и не казнили мирных купцов путем привязывания к двум березам, о ведьмином шабаше, который якобы собственными глазами видел. Незнакомец подливал и все выспрашивал, но Лука лишь махал рукой и твердил:
   – Не, этого я не помню. Про Москву спрашиваешь? А вот такую присказку знаешь? Мать дочку спрашивает: «Кто это идет?» – «Черт, мама!» – «Ох, хорошо, что не москаль. От черта открестишься, от москаля же дубиной не отобьешься».
   – Как ты сказал? Ха-ха, молодец!
   – А про туляков знаешь как говорят? Хорош заяц, да тумак, хорош малый, да туляк.
   – Ха-ха, молодчина!
   – А про ярославцев…
   С каждой кружкой незнакомец нравился Луке все больше, а мир вокруг становился все зыбче. Язык теперь у него мел, что помело. Даже государю-батюшке Михаилу Романову досталось за то, что купцов заморских развел. На трезвую голову язык бы не повернулся, а тут знай себе.кричит:
   – Как буду снова на Москве, все царю в глаза выскажу. Пущай попробует не выслушать муромского купца Луку!..
   Потом купец задремал, уткнувшись лицом в наполненное объедками блюдо. Что было дальше, в его памяти сохранилось урывками. Помнил, что сильные руки подняли его, помнил глухие закоулки. Куда-то он шел. Точнее, его вели. А потом – черное забытье.
   Очнулся он с трудом. Его трясло и знобило, голова так до конца и не прояснилась, потому ужас охватил не сразу, а только тогда, когда понял, что вокруг сплошная темень, а сам он связан по рукам и ногам. Услышав длинный протяжный вой лесного хищного зверя, окончательно пришел в себя. Он был один в ночном лесу!
   Веревки, которыми его привязали к дереву, оказались крепкими, и Лука, хоть его голова и должна была бы быть занята другим, отметил, что товар качества отменного, скорее всего с Волги. Затем ужас накатил на него с новой силой, он стал дергаться, вырываться, но веревки только глубже врезались в кожу и доставляли сильную боль. Тогда Лука повис на них и в отчаянии завопил на весь лес:
   – Помогите-е-е!
   Потом набрал в легкие побольше воздуха и вновь завопил:
   – А-а-а!
   Тут в кустах что-то затрещало, и Лука, покрывшись в момент холодным потом, подумал: «Ведмедь!» – Я те покажу – орать, – послышался грубый голос. – Замолчь, гадюка подколодная, не то враз кишки выпущу. Приказано, чтоб тихо стоял и не вякал. Цыц, поганка!
   В голосе ощущалась такая нешуточная угроза, что Лука подумал – этот свирепый тип, которого он не знал, пожалуй, не лучше, чем ведмедь или волки… Нет, волки все ж таки похуже. Даже с самым дурным человеком можно попытаться договориться.
   – Э, браток…
   – Цыц, сказано, не то ремней из шкуры нарежу!
   – Господь, обереги, – прошептал под нос Лука. Чернобородый появился утром и отослал охранника, которого купец так и не рассмотрел. Рубаха на чернобородом теперь была серая, не такая богатая, да и сапоги потяжелее, подешевле. В руке – топор. Сейчас он походил на зажиточного крестьянина.
   – Здоровья тебе. Лука сын Мефодия!
   – Что ж ты творишь-то? Пошто меня чуть на съедение волкам не отдал?
   – Не отдал бы. Ты мне живым нужен. Ответил бы вчера по-хорошему, о чем я тебя спрашивал, – не стоял бы теперь здесь. Когда я тебя спросил о деле, что ты мне ответил? Что о твоих успехах торговых ни с кем говорить не намерен. Таково твое правило, и даже для хорошего человека менять ты его не намерен. Говорил?
   – Ну говорил, – сказал Лука. Беседа с чернобородым была спокойная, и на душе купца немного полегчало. – И сейчас то же скажу.
   – Ну скажи. А я тебе для начала палец отрежу, потом руку. Последним язык вырву, потому ты мне еще многое сказать должен.
   – Да как же это?.. – проблеял Лука.
   – Кому ты, чертов сын, в прошлом году книгу «Апостол» в серебряном окладе продал?
   – Так разве упомнишь?
   – Еще как упомнишь!
   – Ну, Георгию Колченогому, купчишке из… – Лука назвал небольшой городок. – Так какая тебе польза с того? Его недавно в наших лесах разбойники порешили. Сам Роман Окаянный, поговаривают.
   Чернобородый нахмурился.
   – Плохо. А куда Колченогий ту книгу дел?
   – А мне откуда знать.
   Слова Луки звучали неискренне, и чернобородый, почувствовав это, равнодушно произнес:
   – Ну что ж, будем косточки твои молоть. Купец привык не делиться ни с кем никакими, даже бесполезными сведениями, но сомнения в том, что чернобородый способен устроить ему страшную пытку, не было. Поэтому Лука нехотя процедил:
   – Георгий говорил, что боярину одному в своем городе продал. Мерзавец – двойную цену супротив моей выпросил, а мне и этого платить не хотел.
   – Что еще знаешь об этом?
   – Чем хочешь поклянусь – больше ничего не ведаю!
   Чернобородый согласно кивнул.
   – Ты все узнал, деньги забрал, все карманы вычистил, – плаксиво заканючил Лука, забыв упомянуть, что денег-то у него было всего ничего – в кабаке за него незнакомец заплатил раза в три больше. – Отпусти ты меня, не нужен я тебе более. Ну совсем не нужен.
   – Правильно, – холодно улыбнулся чернобородый. – Совсем не нужен.
   – Так развяжи. Чем хочешь поклянусь, крест поцелую, что ничего никому не расскажу.
   – Отпустить-то просто, – не двигаясь, с усмешкой произнес чернобородый. – Только вот славы имени своего уронить не могу…
   – Что у тебя за имя такое?
   – Да простое имя. Прозвали меня Романом Окаянным.
   Тут-то купец и понял, что пришел его смертный час…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация