А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Золотарь" (страница 22)

   6. Битва в круге огня

   Кристоф обернулся к своим товарищам. Он был бледен, настолько бледен, что лицо его даже светилось в темноте. Бледность проглядывала сквозь всю налипшую за день кровь и грязь. И, как розовая прожилка в цельной плите мрамора, струйка свежей крови из прокушенной от безнадежности и отчаяния губы.
   – Друзья мои, верные мои товарищи! – тихо обратился Кристоф к притихшим защитникам арсенала. – Все вы были храбры и бесстрашны, и мы хорошо проучили врага. Вы храбрые воины и прекрасные люди. Видит Бог: мне не хочется расставаться с вами, но еще больше не хочется мне звать вас с собою туда, куда я собираюсь– на верную смерть. Я ухожу, друзья мои. Ухожу и хочу попрощаться с вами. Прощайте, Михаэль, Гейнц, Клаус. Помните, был такой Кристоф Клотцель – посредственный охотник и совсем никудышный феодал. Прощай и ты, Шульц. Ты не должен был умирать. И вы, маэстро, прощайте. Все, что вы предсказывали, сбылось. Но кто же мог знать, что все так плохо кончится? Я благодарен вам, дорогой маэстро, за то, что вы открыли глаза мне, всем нам на то, что здесь, в этом трижды проклятом замке, на самом деле происходит. И еще одно. Если кто-нибудь из вас все же останется в живых, пусть отыщет в Нюрнберге студента Леопольда Лириха и расскажет ему о том, как погиб его друг Кристоф. Пусть как-нибудь в разгаре пьяного кутежа дружище Леопольд вспомнит обо мне, и пусть на минутку, всего лишь на минутку, пусть ему взгрустнется. – Произнеся это, Кристоф, не оглядываясь, направился к выходу.
   – Постой, Кристоф, постой! – крикнул ему вдогонку Михаэль.
   – Чего еще? – Кристоф не оборачивался и не останавливался.
   – Я иду с тобой!
   – Зачем? – спросил Кристоф. – Зачем это тебе? Оставайся здесь. Пусть погибну я, но, как знать, может быть, вы уничтожите эту заразу. Оставайтесь. Все-таки четверо живых лучше пятерых мертвецов.
   Рука Михаэля легла на его плечо.
   – Стой, Кристоф, стой. Остановись и послушай-ка меня. Я ведь на добрый десяток лет тебя старше. Да что там! Все мы здесь старше тебя. И прости, конечно, но то, что ты собрался предпринять, – всего лишь глупое мальчишество.
   Кристоф резко убрал свое плечо из-под ладони Михаэля.
   – Да послушай же, дурашка! – продолжал Михаэль. – В конце концов, если ты решил погибать, то необязательно погибать так глупо. Ведь мы можем еще победить. Хотя бы один шанс из сотни у нас остался. И мы не можем упустить его!
   – И что же ты предлагаешь? Отсиживаться в подвале? Или, может, дать бой лемурам на их территории? И то и другое -~ глупость. Оставьте меня в покое. Дайте мне уйти.
   – Тогда и мы идем с тобой.
   – Со мной? Туда? Господи! Да зачем это вам?
   – Кристоф, можно сказать тебе такую вещь? – Михаэль снова положил руку ему на плечо. – Мы, все четверо, покойный Шульц тоже, служили самым разным господам. Среди них встречались и хорошие люди, и не очень, а иногда попадались и такие, прости Господи, свиньи, каких свет не видывал. Некоторые из них и в седле-то сидеть толком не умели. Ты нам сперва тоже не очень понравился. Охотником ты был, прямо скажем, неважным, да и молод был очень… Но сейчас, когда мы вместе с тобой прошли через эту схватку, позволь мне назвать тебя нашим другом. На прежних господ нам было наплевать, но ты значишь для нас очень много. Уже значишь. Ты наш друг. А друзей в беде не бросают. И нам плевать, кто ты там – барон или нет. В общем, мы идем с тобой.
   – Спасибо вам, Михаэль, Клаус, Гейнц, спасибо вам, дорогие друзья, спасибо вам за то, что вы хотите мне помочь. Но я не вправе требовать от вас столь многого – ваших жизней. Оставайтесь.
   Около Кристофа возник маэстро.
   – Позвольте и мне пойти с вами.
   – Уж вам-то, господин Корпускулус, идти туда с нами совершенно незачем, – отрезал Кристоф.
   – Как знать. – Маэстро хитро прищурился. – Может быть, я вам еще пригожусь.
   – Ну что ж, – сказал Михаэль. – Теперь, Кристоф, послушай. У меня созрел кое-какой план действий.
   Темны и страшны были в этот час коридоры, которыми пробирались пятеро людей. Маэстро, державший в руках факел, освещал извилистый путь. Все остальные несли на плечах бочонки с порохом. Кроме того, у каждого были меч и кинжал.
   – Маэстро, – сказал Кристоф, – не страшно вам идти впереди всех? Может, где-нибудь, за следующим, например, поворотом, притаились лемуры?
   – Нет, юноша, вовсе не страшно, – отвечал маэстро. – В мои годы страх уже неведом. Кроме того, у меня на эту нечисть особое чутье… Я предупрежу вас, когда лемуры будут поблизости.
   Коридор резко сворачивал вправо. Маэстро, не переставая говорить, повернул и в следующее же мгновение оказался сбит с ног сильнейшим ударом, который нанесла огромная чешуйчатая лапа. Вслед за ударом из-за поворота стало появляться покрытое блестящей чешуей чудовище. Маэстро высоко подлетел в воздух, зацепился кафтаном и брыжами за люстру, имевшую форму хищной, распластавшей в полете крылья птицы. Из карманов маэстро посыпались на пол припасенные свечи.
   Шаги чудовища заставляли трястись отнюдь не хрупкие плиты, вымостившие пол. Не было времени присматриваться, однако Кристоф успел заметить, что состояло страшилище из нескольких необычайно мерзких лемуров, соединившихся вместе, в одно тело. Чудовище ощеренными головами подпирало высокий сводчатый потолок. За ним толпилось десятка два лемуров, время от времени они прилеплялись к этому коллективному чудищу, покрываясь сами чешуей лезвий, либо отскакивали от него. Фантастическая, ни в каком сне не могущая присниться картина. Однако это был не сон.
   Словно бы шутя, чудовище сорвало с потолка массивную люстру вместе с повисшим на ней маэстро, с силой швырнуло ее о стену. Грохоча чешуей, надвигалось оно на людей, которым ничего не оставалось, кроме как отступать.
   И никто не ожидал, что вперед вырвется Клаус. Двуручный меч грозно блестел в его мощных руках. Он нанес страшной силы удар по ноге чудовища. Меч отскочил от чешуйчатой брони, не нанеся монстру ни малейшего вреда. Клаус отступил. Он нанес еще один удар, потом еще и еще. Он побагровел. Видно было, как вздулись его мускулы, как напряглись жилы, артерии и вены.
   – Уходи, Клаус, уходи! – крикнули одновременно Михаэль и Кристоф. Но было уже поздно. На горле Клауса сомкнулись страшные пальцы, а острая блестящая чешуя в одно мгновение срезала с плеч голову юного богатыря с легкостью, с какой садовник срезает ветки на кустарнике. Окровавленная голова покатилась к ногам ошеломленного Кристофа. Он не знал, показалось ему это или нет, но коченеющие губы прошептали: «Борись!»
   В следующую секунду голова Клауса уже была раздавлена циклопическими лапами наступающего чудовища. Оно почти уже схватило Кристофа своими лапами, когда Михаэль метнул в чешуйчатую гадину бочонок пороха. Кристоф успел отпрянуть. Доли мгновения хватило Михаэлю, чтобы поднять с пола чадящий смоляной факел, оброненный маэстро, швырнуть огонь вслед за бочонком и рухнуть на пол.
   Чудовище тупо сжимало бочонок в многочисленных лапах, пока тлели доски, из которых тот был сколочен. Когда же оно наконец что-то сообразило и занесло бочонок над головами, чтобы отшвырнуть в сторону, порох шумно взорвался. Взрыв оглушил и ослепил Кристофа. Когда же зрение и слух к нему вернулись, он увидел тлеющие портьеры на окнах, услышал шипение исчезающих в пламени гобеленов. Монстр был охвачен огнем. Горящие лемуры с воплем отделялись от общего отвратительного тела, разбегались в разные стороны. По полу катились горящие головы. Еще живые, шевелились похожие на отвратительных червей тлеющие внутренности. Объятые пламенем лемуры метались по коридору, предавая огню все вокруг. Пламя гудело, пожирая стены. Лемуры с визгом убегали.
   С пола поднимался маэстро.
   – Вы заметили, – спросил он, – куда побежали лемуры? Как раз туда, куда собирались идти и мы. Стало быть, нам туда дороги нет.
   – Что же делать? – спросил Кристоф.
   Маэстро витиевато подпрыгнул.
   – Кажется, – сказал он, – я знаю более краткий путь к нашей цели.
   – Ведите же, – сказал Кристоф.
   Последнее, что они увидели, уходя с места побоища, был клубок объятых пламенем тел, агонизирующих, содрогающихся словно бы в ужасном припадке.
   Чувствуя приближение смерти, лемуры сплелись своими телами, образовав какую-то немыслимую, не поддающуюся описанию фигуру, которая металась по узкому коридору, затем, с силой проломив полыхающий камень стен, вывалилась во двор.
   Пожар за спинами наших героев разгорался все больше и больше. Замок занимался пламенем легко и быстро, словно куча опилок или плюшевая детская игрушка.
   – Факелы! Кристоф! Гейнц! Маэстро! Снимайте со стен факелы! – крикнул Михаэль.
   Маэстро вел их какими-то невообразимо узкими, немыслимо пыльными коридорами. Перескакивая во время подъемов по лестнице три ступеньки кряду, умело поворачивая в коридорах, напоминающих катакомбы клоаки, маэстро шел такими путями, о которых Кристоф даже и не догадывался, хотя и считал, что изучил по крайней мере коридоры, соседствующие с жилыми помещениями. Когда они миновали уже добрый десяток лестниц и десятка четыре поворотов, маэстро остановился прямо посередине очередного, больше похожего на кротовий лаз, прохода и, направив горящий факел в сторону одной из стен, произнес замысловатое заклинание. Ничего не произошло, как, впрочем, и следовало ожидать. Однако, оборотившись к другой стене, маэстро повторил свои манипуляции. И вновь Кристофу, Гейнцу и Михаэлю пришлось удивиться, когда стена, скрипя, раздвинулась, и в лица наших героев ударила липкая сырость потайного коридора.
   Они побежали по тайному ходу, на бегу разрывая заросли оплетающей все толстой паутины. Наверняка существа, некогда связавшие ее, рассчитывали, что в их тенета попадется что-нибудь побольше и посущественней обычного насекомого, скажем, крыса, собака или… маленький заблудившийся ребенок. Свет факела неожиданно высветил груду человеческих костей на полу, заржавленную пудовую цепь, мощный браслет на ее конце до сих пор удерживал истлевший позвоночник. Из дырки в глазнице черепа показалась морда слепой подземной твари, чье внимание привлек шум человеческих шагов. Тварь, что-то среднее между крысой и червем, хищно обнажила клыки, длинные и острые, в предупреждающем оскале. Содрогнувшись от омерзения, Кристоф припалил ее факелом. Тварь завизжала, метнулась и уже совсем было вгрызлась в сапог Кристофа, как выстрел Михаэля разнес голову полугрызуна-получервя в мелкие брызги.
   – Наверняка, – сказал Михаэль, – укус ее был бы ядовит. О дьявольщина! Кристоф! Маэстро! Что это? Смотрите!
   Со всех сторон людей окружали невесть откуда взявшиеся слепые белесые твари. Они плотоядно скалились гнилыми желто-бурыми клыками, их смрадное дыхание отравляло и без того затхлый воздух подземелья, глухой хищный рык наводил на мысль о том, что эти зверьки были бы не прочь полакомиться человечинкой. Твари все сжимали и сжимали свое кольцо вокруг оцепеневших от неожиданности людей. Гейнц попытался было раздавить нескольких из них сапогом, но тут же об этом пожалел, ибо добрая сотня острых зубов вонзилась ему в подошву.
   – О тысяча чертей! – закричал егерь. – Они меня укусили!
   Маэстро провел факелом по осклизлой коже вгрызшихся в сапог существ. Кристоф видел: тела их вспухали отвратительными пузырями ожогов, одно существо даже лопнуло. Сгусток белой слизи заляпал маэстро кафтан.
   – Похоже, – сказал Михаэль, – эти зверушки хотят нами полакомиться.
   Слегка наклонившись, он тыкал в слепые морды тварей раскаленным цветком огня. Вместо морд набухали бурые пузыри, твари, шипя, пятились. Кристоф сзади также размахивал факелом, не давая уродцам приблизиться.
   Гейнц швырнул вперед бочонок с порохом. Следом за ней полетел и факел. Слепящая вспышка огня опалила ресницы. Послышался визг горящих обитателей подземелья.
   – Бежим! – закричал Михаэль. – Быстрей!
   Люди ринулись прямо в огонь.
   – Если и дальше будут эти зверушки, – проговорил на бегу Гейнц, – то нам не выбраться!
   – Эй, Михаэль! – сказал Кристоф. – У нас остался еще один бочонок пороха.
   – Давай его сюда! – Михаэль выхватил у Кристофа бочонок и устремился вперед, в гулкую стену огня.
   – О Боже! – Кристоф почувствовал, что покрылся липкой испариной. А может, это был холодный пот.
   Михаэль, с порохом в руках бегущий сквозь огонь, непременно должен был взорваться. Однако взрыва слышно не было.
   Твари уже оправились от испуга. Их шипение слышалось всего в двух шагах.
   – Прыгай, Кристоф, – сказал Гейнц, взмахом руки, держащей факел, распугав наседающих уродцев. – Прыгай! Я задержу их. Потом вы, маэстро.
   Страх сковал все члены Кристофа. Огонь, хищное, огромное, ненасытное чудовище, ревел, гудел, ослеплял. И туда – о Боже! – надо прыгать!
   – Прыгай, ну же, Кристоф! Давай!
   И Кристоф прыгнул – обреченно, ни о чем не думая. И чувство скорости и полета захватило его. Время замедлило свой бег. Кристофу казалось, что он уже не в своем, а в каком-то ином, неведомом мире – ярком, чудесном, невероятном. Лишь потрескивали опаленные волосы, как бы возвращая в реальность.
   Вынырнувшего из огня Кристофа подхватил Михаэль. Огонь сменился холодом, и обожженная кожа благодатно впитывала сырость.
   – О Боже! – сказал Кристоф. – Михаэль! Ты перепрыгнул с порохом в руках?!
   – Ну да! – бодро сказал егерь. – Что тут такого? За одно мгновение ничего не должно случиться. Доски бочонка не успеют как следует прогореть.
   Из огня, дико двигая руками и ногами, выскочил маэстро. Его гороховый кафтан местами тлел. Затем с залихватским воплем появился Гейнц.
   – Но поспешим же! – сказал маэстро и, обращаясь к Кристофу, добавил: – Вот видите, юноша, сколь чревато опасностями хождение в неизвестных коридорах замка. Помнится, я вас от этого предостерегал.
   Подошвы скользили по останкам сгоревших тварей. К счастью для наших друзей, остальное путешествие по подземному ходу прошло без приключений.
   Потайной ход вел прямиком в зеркальную залу. Дверь располагалась за одним из облицовывающих стены зеркал. «Вот бы не подумал, – помыслилось Кристофу, – что за стенами безобиднейшей зеркальной залы скрывается логово ужасных слепых тварей!»
   Люди выбрались из лаза, и зеркало, повинуясь заклинанию маэстро, навсегда закрыло выход.
   Зеркальная зала была погружена во мрак. Лишь отблески факельных огней тысячекратно умножались на стенах, полу, потолке.
   – Будьте внимательны! – сказал маэстро. – Здесь может таиться любая чертовщина. Кристоф! Поднимите факел повыше!
   Темнота, огни, далекие молнии – наверняка таким предстает небосвод жителям далекой планеты Венера. Сотни, тысячи, тысячи тысяч факельных огней плясали, кружились, образовывали неведомые созвездия. И внутри, в глубине этой стеклянной бесконечности – четыре человека, бледных, истерзанных, окровавленных. Четыре человека, противостоящие всем силам преисподней.
   Мириады лиц, рук, ног, огней в обезумевшем калейдоскопе зеркал. Отражения отражений.
   Неожиданно нахлынуло зловоние, страшное зловоние. От него хотелось потерять сознание.
   Кристофу не нужно было сопоставлять, анализировать, размышлять. В тысячную долю мгновения он понял все.
   – Золотарь! Золотарь здесь! – закричал он. – Держите его! Не дайте ему уйти!
   В следующее мгновение все смешалось. Маэстро выронил факел. Невдалеке слышался звон разбиваемых зеркал. По стекам и потолку проплыло отражение мерзкой, сгнившей морды. Он там! В углу. Он должен быть там! Обнажив меч, Кристоф метнулся туда, где, по его расчетам, должен был находиться золотарь.
   – О Боже! Он рвет Гейнцу лицо! – оглушительно закричал Михаэль. – Кристоф! Скорее! Он не должен ускользнуть!
   Кристоф уже видел это. Почти во всех зеркалах отразилась мерзкая, зловонная гадина, вонзающая гнутые когти в глаза егеря.
   – Где он? – метался Кристоф. – Тысяча дьяволов!
   Не будь здесь так темно!…
   Он ощущал полнейшую беспомощность. Он видел, как чудовище вынуло окровавленные когти, видел, как с них стекают вязкие сгустки («Глаза», – понял Кристоф), как золотарь легко, как какую-то безделушку, отшвыривает в сторону тело Гейнца, как он хохочет, обнажив черные, сгнившие пеньки зубов.
   – Смерть тебе! – воскликнул Кристоф, бросаясь, на сей раз, казалось ему, безошибочно, на золотаря, но натолкнулся лишь на зеркало, разбрызгавшееся от удара меча. Сломя голову он помчался в другую сторону, откуда также скалился черными клыками жрец, но и там было лишь зеркало. Кристофу казалось, что он зажат зеркалами со всех сторон, что они, эти стекла, наступают на него, давят, душат.
   Тягучий, как пригоревшая патока, кошмар усугубляла заполонившая помещение неестественная, мертвая тишина, тишина рыхлая, как вата. Тишина, чья плотная ткань иногда разрывалась хриплыми стонами Гейнца, который все еще пытался сложить свое разорванное лицо, сжимая его в ладонях.
   – Больно, – стонал он. – О Господи! Как мне больно! О Боже, как трудно это терпеть!
   Миллиарды близких и далеких, больших и маленьких золотарей хохотали в забрызганных кровью коварных стеклах.
   – Где он?! Михаэль, маэстро, где он?! – Кристоф крушил резкими ударами меча одно зеркало за другим.
   – Он не уйдет от нас! – крикнул Михаэль.
   Нет ничего хуже, чем видеть врага и тем не менее не иметь возможности достать его сильным разящим ударом. Ударом возмездия.
   Умирающий Гейнц осыпал разорванное лицо порохом.
   – Я ослеп! – стонал он. – Я ничего не вижу! О проклятие! Как мне больно!
   И никто не ожидал от него того, что он сделал в следующий момент. Вспыхнуло огниво. Лицо егеря загорелось едким багровым пламенем. Черный дым, клубясь, разносил по зале удушливый запах горелого мяса.
   Михаэль, Кристоф и маэстро с криками бросились на помощь. Но было уже слишком поздно. Пламя пожрало кожу, голова егеря превратилась в обугленную головешку, тлела одежда.
   – Друзья! – Виден был шевелящийся язык там, где когда-то был рот. – Простите меня! Я больше не могу сражаться… Я совсем ослеп… Я не хочу быть вам обузой… Оставьте меня… Догоните… Убейте золотаря… Отомстите за меня… За меня, Клауса, Шульца, за всех… Отомстите…
   Михаэль то ли закричал, то ли застонал:
   – О нет! Не время! Тысяча дьяволов, не время плакать! Гейнц, клянусь тебе, мы расправимся с этой мразью! Мы отомстим…
   – Смерть золотарю! – воскликнул Кристоф.
   – Вот он! – Маэстро совершил резкий, неожиданный прыжок. – Он направляется в залу кривых зеркал! Быстрей за ним!
   Как эфемерный призрак, сутулая страшная фигура плавно скользила к выходу.
   Ворвавшись в залу кривых зеркал, они почувствовали головокружение. Стеклянный пол под ногами странно выгибался, словно это был не ровный пол, а вздыбленная поверхность неспокойного моря. Пол то шел под уклон, то резко взмывал вверх в каком-то абсурдном, противоестественном полете. Зыбкое пламя факелов причудливыми огненными струями растекалось в уродливых отражениях.
   В глазах Кристофа все кружилось, вертелось, переворачивалось. Он понял, что ему никогда не сориентироваться здесь, в отражениях этих кривых стен. По одной из стен, наползая на потолок, двигалось бесформенное грязное пятно.
   – Вот он! – воскликнул Кристоф, бросаясь вслед за пятном. Как некая тысячекратно увеличенная амеба, оно ползло, слоилось, распадалось на несколько пятен сразу. Словно отвратительный слизняк размножался почкованием.
   – Он здесь! Он здесь, Кристоф! – воскликнул Михаэль. – Быстрей! О черт! – Послышался удар мечом по зеркалу. – И это всего лишь отражение!
   – Вы в ловушке, люди! – Резкий сиплый голос заполнил помещение, заметался в кривых зеркалах. – Как бы вы ни старались, вам не найти меня!
   – Михаэль! Он здесь! – Кристоф помчался в том направлении, откуда, как ему казалось, доносился голос, и в тот же миг золотарь расхохотался совсем в другом углу залы. Смех его сменился чем-то вроде шипения ядовитой змеи.
   – Колдунишка! Мерзкий колдунишка! – шипело чудовище. – Подойди ко мне! Ведь это ты, колдунишка, хотел помешать моему освобождению? Подойди ко мне! Ведь ты меня искал, не так ли? Что ж, выходи, давай сразимся, давай померяемся силами!
   – Где ты, гнусный Макабр? – Маэстро поднял над головой факел. – Где ты? Я готов, слышишь, я готов сразиться с тобой!
   – Ты глуп, колдунишка! Глуп и упрям. Что ж, тем хуже для тебя. Я ввергну тебя в ад, а потом расправлюсь с этими людьми!
   – Макабр, я не вижу тебя! – воскликнул маэстро. – Выходи, не прячься! Или ты меня боишься?
   В следующее мгновение шею маэстро железным захватом обвили когтистые лапы. Захрипев, маэстро упал на зеркальный пол и выронил факел. Золотарь душил его.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация