А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Много шума и... ничего" (страница 21)

   – Я уж и не помню, – беззаботно отозвался Даниил. – Кто-то из гостей.
   – Каких гостей? – растерявшись, воскликнула я.
   – Сейчас увидите, – пообещал Даниил.
   И действительно, одноэтажный каменный домик, в котором завтра должна была открыться экспозиция восковых фигур, был полностью иллюминирован бесчисленными гирляндами фонариков и фонарей, а возле него бушевала толпа – человек сто, если не больше. Некоторые купались в надувном бассейне с трамплином и водной горкой, другие танцевали, как мне показалось, с экспонатами будущей музейной экспозиции, а третьи просто пили вино из огромных бочек и смеялись…
   – Что они все тут делают? – поразилась я. – По-моему, ты говорил, что открытие музея только завтра, а сегодня собирался провести здесь в тишине и одиночестве. В крайнем случае в обществе самых близких соратников.
   – Ну да, – подтвердил Даниил. – Но когда я сказал Мишке, что ночую в музее, он вызвался подежурить со мной. Но чтобы было нескучно, притащил еще двух девчонок. Но я-то люблю только тебя, вот и пришлось для второй девчонки спешно подыскивать пару. Я нашел Сашку, а Мишка нашел Кирилла. Он тоже пришел не один, а со своей сестрой и ее подругой и еще какой-то родственницей. А откуда взялись остальные, я уж и не знаю, но не гнать же их. Как ты считаешь?
   Я ответила в том смысле, что гнать гостей – последнее дело, и мы присоединились к гуляющей толпе. Веселье было в полном разгаре, когда внезапно пожаловал наряд милиции. Блюстители порядка требовали, чтобы мы приглушили музыку и выключили кинопроектор. Он, видите ли, хорошо просматривается из окон соседнего санатория для престарелых узников совести, и двоих из них уже увезли на «Скорой» с острыми сердечными приступами. А остальным грозит та же участь. Потому что наше кино показывает сейчас такое, что они не только не видели, но даже не представляли, что такое возможно. Поэтому врачи «Скорой помощи» просили не усложнять их и без того нелегкую жизнь и просмотр прекратить или по крайней мере перенести его в закрытое помещение.
   После их отъезда гости начали мало-помалу расползаться. Я забеспокоилась о том, кто же будет убирать всю вспомогательную технику, но гости забрали ее с собой. Остались только бочки с недопитым молодым вином. Мы собрали оставшиеся фонарики, и территория приобрела вполне пристойный вид. То есть в темноте нам показалось именно так.
   – Пошли, покажу вам свои экспонаты, – предложил Даниил. – Вы будете моими самыми первыми посетителями.
   Мы вошли в домик, и Даниил провел нас по двум комнатам, основательно забросанным обертками от шоколадок, шкурками бананов, ореховой скорлупой и прочим мусором.
   – Это начало экспозиции, – пояснил он нам.
   – Чего-то мусора многовато, – рискнул заметить Вася.
   – Это входит в их имидж, – туманно пояснил Даниил.
   – А-а, – протянул Вася. – Прости, я думал, что это просто гости насорили.
   Даниил не ответил, потому что в этот момент возился с кодовым замком на внушительной железной двери. Причем возился подозрительно долго.
   – Что случилось? – поинтересовалась наконец я.
   – Забыл код, понимаешь ли, – сообщил Даниил. – Даже не знаю что делать, если до завтрашнего утра не вспомню, придется отменять открытие.
   – Я обычно использую какие-нибудь знакомые цифры, – подсказал Андрей. – Например, номер домашнего телефона, дату рождения или свой адрес. Постарайся припомнить, что использовал ты.
   – Я помню, что это был год какого-то сражения, – сказал Даниил. – Но разрази меня гром, я не помню, кого и с кем.
   Мы растерянно молчали. Ведь сражений только за последнее тысячелетие было столько!
   – А откуда ты его выискал? – поинтересовалась я, так как Даниил не был усердным учеником.
   – Да в том компьютере, что стоял на нашей последней квартире. Там была учебная программа по истории с очень красивыми картинками баталий. Особенно одна мне понравилась, лошади там были замечательные, вот я и использовал ее дату для кода.
   – Придется тебе тогда смотаться к компьютеру и посмотреть еще раз, – посоветовали мы Даниилу.
   – Иного выхода нет, – повторили мы свой совет через четверть часа.
   – Знаю, но что-то у меня на душе не спокойно. Как-то страшно оставлять вас одних. Мало ли что может случиться.
   – У тебя есть другое предложение? – поинтересовался Вася.
   Ничего другого Даниил предложить не смог и еще через четверть часа все же отправился заново изучать бои древности. Этот диск, к счастью, я не предложила в качестве взятки малолетним преступникам из команды Лысого. Какое-то время после отъезда Даниила мы наслаждались тишиной и покоем. Приятно было расположиться на мягких диванах и вести неспешную беседу, запивая ее терпким вином, которое Андрей нацедил из бочки. Когда мы окончательно расслабились и поверили, что жизнь не такая уж сволочная штука, за стеной раздались осторожные шаги.
   – Дань, это ты? – крикнул Андрей.
   Ответом был лязг запираемой снаружи входной двери. Мы резво соскочили со своих диванов и бросились к окнам. Во дворе возле бочек со спиртным суетилась одинокая человеческая фигура.
   – Эй, вы там! – заорала я. – Откройте дверь, нечего дурака валять. Если хотите взять немного вина, то мы не против, все равно нам самим все не одолеть.
   Но вместо ответа человек швырнул какую-то бутылку в самое дальнее от нас окно. Бутылка разбилась, и в комнате заметалось яркое пламя.
   – Пожар! – завопил Вася, бросаясь тушить огонь. – Не стойте, сбивайте пламя коврами, а то мы тут все сгорим. Окна-то на решетках, а дверь закрыта, так что выбраться нам не удастся.
   Мы понимали это и без его слов. И тут раздался звон разбитого стекла, и рядом с нами упала еще одна самодельная зажигательная бомба, а следом еще и еще. Бархатная обивка мебели и тяжелые портьеры вспыхнули мгновенно. Следом так же быстро огонь охватил сухое дерево стульев и шкафов, стал расползаться по стенам и наполнил комнаты удушающим дымом. Плохо соображая, я пыталась тушить ползущие языки пламени тяжелым ковром. Махать ковром становилось все тяжелее, руки наливались свинцом, и я почувствовала, что падаю. Последней мыслью было, как глупо мы попались в ловушку Даниила…
   В себя я пришла, когда почувствовала, что кто-то заботливо влил мне в рот какую-то обжигающую жидкость. Мне померещилось, что я попала в ад и теперь мне в горло льют расплавленный свинец. Я изо всех сил дернулась и услышала над собой болезненный вопль. Сообразив наконец открыть глаза, я увидела Даниила, пытавшегося вернуть на место свою челюсть.
   – А ты тут что делаешь? – воскликнула я.
   – Ваш шпашаю, – сердито прошамкал Даниил. – И што полушаю вмешто благодарношти? – Ему удалось наконец справиться с челюстью, и он заговорил уже нормально: – Любая другая девушка на твоем месте, открыв глаза, нежно бы обвила руками шею благородного рыцаря, вытащившего ее из пожара, когда на ней уже полыхало платье. И, конечно, не била бы его своей тупой башкой в челюсть. Я из-за тебя язык прикусил.
   – Ты меня спас? – поразилась я. – А почему я тогда вся мокрая?
   – Вообще-то включилась противопожарная автоматика, – признался Даниил. – Но все равно я успел вовремя. Вы вполне могли задохнуться в дыму, пока пожарные подъехали бы.
   – А что тут вообще случилось? – спросил Андрей, тоже открывая глаза.
   – Кто-то запер дверь и устроил поджог, – озабоченно сообщил Даниил.
   – А твои фигуры?! – завопила я. – Они же расплавились!
   Даниил изменился в лице и рванул к двери, но тут же остановился и сказал:
   – Ничего они не расплавились. Лежат себе спокойно в специальном хранилище со специальной температурой воздуха. Так что этот подлый пожарчик не мог ощутимо повредить им. Другое дело, что погибла вся экспозиция. Мебель, ковры, лампы и прочая дребедень. А я ведь специально подбирал ее, чтобы посетитель имел максимально приближенное представление, в каких условиях живут и действуют мои экспонаты.
   – То есть хочешь сказать, что вытащил на свет божий все, что они до сих пор старательно скрывали и, наверное, хотели бы скрывать и впредь? – заинтересовался Андрей.
   – Ну да, – кивнул Даниил. – Я решил, чего им прятаться? Страна желает знать, как живут ее герои. А у меня была возможность предоставить ей такую возможность, ну а мне подзаработать, конечно, немного.
   – Пулю в лоб ты заработаешь, – мрачно пообещал ему Андрей. – Странно, что тебя до сих пор еще не пристукнули. Ты ведь никого из прототипов своих скульптур в известность о готовящейся против них акции не предупредил?
   – Ну что ты! – воскликнул Даниил. – Это же сюрприз. Кто же заранее рассказывает про сюрпризы? Конечно, я им не говорил.
   – Тем не менее как-то они пронюхали, – заметил Вася. – И послали своих представителей, чтобы они продемонстрировали тебе свое отношение.
   – С какой стати им быть недовольными, даже если бы они и узнали? – покачал головой Даниил.
   – Да очень просто, – разозлилась я. – Ты приходил к ним в гости, вынюхивал все подробности их быта, а теперь готовишься выставить его на всеобщее обозрение. Это и простого обывателя возмутило бы. А ты ведь взялся за самых крупных преступных авторитетов. Думаешь, они потому не дают интервью в прессе, что им скромность не позволяет?
   – Но отец одобрил мою затею, – растерянно пробормотал Даниил. – А уж кому, как не ему, знать, как могут отреагировать мои герои.
   – Он одобрил? – не поверила я. – Ты ему подробно описал, кого собираешься выставлять, и он одобрил?
   – Ну, по крайней мере, не запретил.
   – Тогда я тебе вот что скажу, – заявила я, – пожар в музее – это дело рук твоего папаши. Он прямо тебе запрещать не стал, так как знал, что ты уже немаленький и можешь не послушаться, а решил действовать тайком.
   Даниил присел на чудом уцелевшую лавочку и задумался.
   – Ужас! – сказал он наконец. – Никому в этом мире нельзя доверять. Компаньоны воруют, любимые девушки уходят к другим, а родной отец рубит на корню все, что для меня представляет смысл и цель жизни.
   – Дурак, он тебя уберечь хотел от мести твоих авторитетов, которых ты в воске отлил, – объяснила я ему.
   – Все равно он не имел права втихаря действовать против меня. Должен был предупредить, – уперся Даниил. – И теперь, когда вы мне все объяснили, я просто обязан довести дело до конца.
   Ничего другого я от него и не могла ожидать. Знала же, что мне попадаются исключительно одни идиоты.
   – И друзья у меня, к счастью, остались, – продолжал Даниил. – И они уж меня не подведут.
   Я не сразу поняла, кого он имеет в виду. Вася с Андреем соображали быстрее и потому поспешили заверить Даниила, что и на друзей он тоже не может особо рассчитывать.
   – Но как же, разве вы не хотите отомстить? – удивился Даниил.
   – И заодно помочь тебе? – уточнил Андрей.
   – Сейчас объясню, в чем состоит мой план, – затараторил Даниил, опасаясь, что мы, не дослушав, сбежим.
   Сама не знаю, как это получилось, но уже через десять минут мы согласились помочь Даньке натянуть нос его папаше. И не только согласились, но и приняли в этом самое деятельное участие. Даниил обзванивал приятелей, имеющих грузовой транспорт, и подружек, не боящихся швабр и ведер. Уже через час к закопченному фасаду подкатил грузовик, полный юных и не очень юных девушек.
   – Ну, девушки, – бодро заявил Даниил. – Берите все тут в свои руки. Только вам я могу доверить такое ответственное дело. Завтра открытие, а все здание снаружи и, главное, внутри покрыто слоем копоти. Если вы все не приведете в порядок, я погиб. Так что моя жизнь в ваших прекрасных ручках.
   После его пламенной речи эти дурочки ломанулись убирать завалы из обгоревшей мебели, оттирать пострадавшие предметы интерьера и смывать слой копоти. Да что я все о них, я и сама с удивлением почувствовала, как ноги несут меня за ними, да еще стараются вырваться вперед, а руки, помимо моей воли, жадно тянутся к щетке и ведру с водой. Где-то через час подъехала бригада сонных маляров, которые мигом покрасили все здание снаружи и изнутри. Правда, работали они в темноте, и только с первыми лучами солнца мы обнаружили, что они перепутали краски, фасад окрасили в веселенький голубой оттенок, а внутренние стены местами вообще не прокрасили. Про потолок они попросту забыли, и он остался с грязными разводами.
   Пришлось стены маскировать собранными Даниилом у знакомых коврами и картинами, а потолок уж оставили как есть. Тем временем электрики провели на скорую руку свет, а стекольщики вставили стекла. Потом ребята притащили мебель, собранную по квартирам, и наконец мы рассадили, расставили и разложили восковые экспонаты. Не ручаюсь, что мы все фигуры расположили правильно, как было задумано Даниилом. Однако выглядело все премило. Во всяком случае, фигуру Ленчика мы устроили самым выгодным образом, чтобы его можно было обнаружить только после долгих поисков. Как заметил Вася, пока авторитеты, обитающие в Тамбове или Саратове, пронюхают про готовящуюся против них акцию, то мы уже будем далеко. А вот если узнает Ленчик, то нам будет несладко уже сегодня. Но в конце концов мы распихали авторитетов и снабдили их табличками с пояснениями, кто есть кто и чем он славен.
   – Никогда бы не подумал, что у нас так хорошо получится, – удовлетворенно заметил Андрей, отходя к дверям и оглядывая центральное помещение музея.
   Открытие музея было назначено на десять, а сейчас было уже половина десятого. Мы наспех подкрепились остатками вина из бочки и только тогда взглянули друг на друга… Зрелище было ужасное… Но, разумеется, именно в эту минуту к музею подкатила машина с первым представителем городской администрации. Естественно, им оказался папаша Даниила. В гробовом молчании он прошелся мимо фасада цвета ясного весеннего неба и остановился возле дверей, где Даниил с Андреем наспех привязывали когда-то алую, но сейчас страшно замусоленную ленточку. Осмотрев все вокруг, папаша отозвал в сторону своих телохранителей.
   – И как это понимать? – грозно спросил он. – Вы меня уверили, что все будет уничтожено огнем. Это, по-вашему, уничтожено? Они ведь собираются открываться! Уже и ножницы приготовили.
   – Ножницы можно незаметно изъять, – предложил один из телохранителей.
   – А музей ты тоже изымешь? – поинтересовался Меченый. – Как вы могли провалить такое простое дело?
   – Мы же объясняли, что не могли проникнуть внутрь и посмотреть, все ли там выгорело. Дверь была заперта. Но полыхало так, что мы решили не ждать приезда пожарной команды и репортеров, чтобы не светиться.
   – И что теперь делать? – простонал папаша. – Значит, так, сейчас вы перекрываете все дороги и не подпускаете к музею ни одного репортеришки. Головой за это отвечаете, чтобы никаких съемок!
   – Но Данька насторожится, если никто не приедет его снимать. Он ведь во все газеты позвонил и заручился их согласием приехать, – сказал второй парень.
   – Тогда сделаем так, – проговорил Меченый, и они, склонив головы, начали шептаться.
   – Ну, папа! – внезапно раздался голос Даниила. – Сегодня ты можешь гордиться своим сыном. Я доказал, что чего-то стою и без твоих денег.
   – Очень рад за тебя, – ехидно отозвался папаша. – Иди встречай своих гостей.
   Возле музея творилось нечто невообразимое. На мой взгляд, тут собралась добрая половина города и его окрестностей. Открытие нового музея посетил даже сам мэр. Правда, его привезла дочка, которая ловким толчком придала папке правильное направление. Даниил уже поджидал мэра с ножницами в руках. Перерезав ленточку, мэр первым шагнул внутрь музея. А вся толпа рванула следом за ним, в результате создалась толкучка, людей прижимало к стенам, и вдобавок к голубым пятнам их одежда украсилась белыми и кремовыми мазками. Но гости попались стойкие и почти не обращали внимания на запахи краски и дыма. Лишь временами какая-нибудь старушка, с интересом разглядывавшая композиции, вдруг опускалась без сознания на пол. Но ее тут же выносила на свежий воздух специально приставленная Даниилом бригада, и общее настроение от этого не страдало.
   Открытие прошло на славу. Даниил мог торжествовать.
   – Неужели же все фигуры, представленные на экспозиции, имеют реальных прототипов и выглядят точь-в-точь как они? – заинтересованно спрашивали репортеры городских газет.
   – Похожи как две капли воды, за это я вам ручаюсь, – важно подтверждал Даниил. – Могу и фотографии показать. Правда, я не стал заказывать фигуры тех людей, кто снят рядом с моими героями. Зачем, думаю? Их и так каждый день по телевизору показывают. Нужно представить тех, кто до сих пор держался в тени.
   Репортеры усердно записывали его слова, стрекотали камерами и брали интервью у всех подряд, временами путаясь и задавая каверзные вопросы самим экспонатам. В общем, вели себя так, словно и не подозревали, что их кинокамеры работают вхолостую. Всю пленку у них изъяли агенты папаши Даниила еще на подступах к музею. То же самое относилось и к фотокорреспондентам, и вообще всем гражданам, имевшим неосторожность прихватить с собой на открытие фото– и кинокамеры. Каждому из них было сделано строгое предупреждение вести себя как следует и не вызвать подозрений у владельца музея.
   Наконец первый наплыв посетителей схлынул, и мы смогли немного передохнуть. Музей мы поручили четверке друзей Даниила, только утром вернувшихся в город с далеких островов и потому не участвовавших в ночной работе. Даниил счел, что будет справедливым, если они подежурят, дав остальным время прийти в себя и смыть грязь и краску. Меня, если честно, уже не слишком волновал мой внешний вид, можно даже сказать, он меня вполне устраивал. Я настолько устала, что не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. Я прислонилась к стене, и тут мой взгляд упал на Андрея, который копался в куче мусора, оставшегося после экстренного ремонта. Мусор был свален в углу двора и прикрыт от посторонних взглядов изящным каминным экраном.
   – Что ты копаешься? – раздраженно спросила я его. – Мало тебе той грязи, что на тебе уже есть, тебе еще надо?
   – Понимаешь ли, видел я тут одну штуку, но в запарке не обратил на нее внимания, – принялся объяснять мне Андрей. – А теперь вот вспомнил, но найти не могу. Тут столько всего свалено. Ты мне не поможешь?
   – С ума сошел! – возмутилась я и поспешно отошла подальше.
   – Сейчас примем душ и отправимся пообедать в один ресторанчик, там подают чудесным образом приготовленных гремучих змей. Пальчики оближешь, – предложил Даниил.
   Господи, что за мужики мне попадаются! Один в куче мусора роется и еще предлагает ему помочь, а другой мечтает накормить ядовитой пищей. И как я таких нахожу? Нюх у меня на них, что ли?
   – Единственное, о чем я мечтаю, так это лечь на кровать и хотя бы несколько часов не участвовать в твоих безумных проектах, – ответила я.
   Добравшись до постели, я буквально рухнула, наплевав на то, что простыни моментально украсились пестрыми разводами. Проснулась я от громких воплей Даниила.
   – И ни одна газета ничего не напечатала! – возмущался он. – Чем они там занимаются?
   Оказывается, уже наступил вечер и Даниил смотался за вечерним выпуском газет, которые его горько разочаровали.
   – Это неслыханное свинство! Полюбуйся, что они написали!
   И он сунул мне под нос пахнущий типографской краской лист бумаги. Я начала читать. В одной газете статья называлась «Пожар в музее», в другой «Гибель неоткрытого шедевра», а третья просто ограничилась тем, что поместила материал в сводку происшествий за текущий день. Но в одном газеты были солидарны, они расписали пожар самыми жуткими красками, но ни словом не упомянув, что открытие все-таки состоялось.
   – Может быть, они сообщат об этом в утренних газетах. Придумают какой-нибудь заголовок вроде «Чудесное избавление от огня» или «Огонь не властен» и сообщат, что музей удалось отстоять благодаря мужеству и находчивости его владельца. Ну а дальше уже репортажи, фотографии. В общем, все как полагается.
   Говорила я это, чтобы хоть немного утешить совершенно убитого Даниила, сама же я не верила ни одному своему слову. Было ясно, что папаша задействовал какие-то свои силы, чтобы ни одно лишнее слово про выдумку своего детища не просочилось в прессу. Как ни странно, Даниил самостоятельно пришел к этому же выводу.
   – Это дело рук моего папаши! – завопил он. – Старый козел! Думает, что может играть со мной, как с ребенком! Думает, что, если купил пару дешевых репортеров, так ему все можно. Не на того напал. Он у меня еще узнает. Я открою свою газету! Газету, где будет цениться свободное слово, а не деньги, за него заплаченные.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация