А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Много шума и... ничего" (страница 14)

   «Умер!» – подумала я и, покрывшись холодным потом, бросилась к нему.
   Вася тихо лежал на песочке и задумчиво разглядывал железку, вцепившуюся в его кроссовку.
   – Хорошо, что сегодня их одел, – повернувшись ко мне, поделился со мной Вася. – Андрею вон не повезло.
   Мы посмотрели на Андрея, дрыгавшего ногой, обутой в легкую сандалию, и я немедленно бросилась ему на помощь. Я бросилась, а Вася остался на цепи возле своей сосны. Справиться с капканом неимоверно трудно и в более спокойной обстановке, а когда над ухом вопят благим матом, и того сложнее. К счастью, капкан был без зубьев, просто две железные пластины крепко держали ногу Андрея. Этим вечером он напялил на себя новые джинсы, и плотная материя в некоторой степени предохранила ногу от серьезной травмы. Справившись с челюстями капкана, я принялась ощупывать ногу Андрея.
   – Перелома нет, – констатировала я.
   – Ты что, врач? – мигом перестав стонать, недовольно спросил Андрей. – Откуда ты знаешь?
   – Пощупай сам, – предложила я.
   Андрей послушно потрогал ногу и признал, что кость цела.
   – Но это ничего не значит, – тут же сказал он. – Ходить я все равно не могу, ушиб страшный.
   Тут к нам в одной кроссовке приковылял Вася и признал, что Андрею нужен врач. По штанине нашего товарища расплывалось черное пятно, а нога стремительно распухала. Мы взвалили Андрея на плечи и поплелись было прочь, но внезапно впереди услышали звук быстрых шагов.
   – Суреныч! – удивился Вася, когда человек пробежал мимо нас по дорожке.
   Почти сразу же до нас донесся торжествующий вопль, и Суреныч промчался обратно, сжимая в руках Васину кроссовку.
   – Сдается мне, что капканы – это его рук дело, – заявил Вася.
   – Странно как-то. Сначала сам нанимает убийц, а потом под их машину капканы ставит, – возразила я.
   – Вы меня несете или нет? – нетерпеливо перебил нас Андрей. – У меня нога вообще в бревно превратится, пока вы тут прохлаждаетесь.
   Мы опомнились и потащили его в палатку к Васиным родителям, потому что Андрей почему-то был уверен, что любой химик при необходимости может взять на себя обязанности врача, а стало быть, Зоя его вылечит.
   – Она же знает свойства всех элементов таблицы Менделеева, – пояснил нам Андрей.
   – Вроде тебя не по голове ударило, – пробормотал Вася, но спорить мы с Андреем не решились, так как он тут же начинал громко стонать.
   Зоя, вопреки нашим ожиданиям, не спала, а поджидала нас.
   – Так я и думала, что это вы, – прошипела она, увидев нашу троицу. – Суреныч уже прибегал, интересовался, где вы, размахивал у меня перед носом Васькиной кроссовкой. Я сразу поняла, что дело плохо. Что вы еще натворили? Он что-то бормотал про машину, которую собирались угнать. Грозил привести милицию и уверял, что все равно дознается, кто это сделал. Откуда у него Васина обувка?
   – Помогите мне, – слабым голосом прошептал Андрей, выскальзывая из наших рук.
   Зоя немедленно переключилась на него, забыв и про Суреныча, и про нас.
   – Кто это тебя так? – ахнула она, закатав штанину.
   – Я буду жить? – продолжал умирать Андрей.
   – Если до рассвета уберешься отсюда, то будешь, – закончив бинтовать ногу, сказала Зоя. – И если не попадешься Суренычу на глаза. Хотя в толк не возьму, чего это он так за чужое добро переживает? Никогда за ним такого не водилось. А тут прибежал, сам весь дрожит и бормочет, что он так просто не сдается.
   Мы понимающе переглянулись и стали обсуждать, как нам лучше убраться. Оставаться в кемпинге, где бродил вконец обезумевший Суреныч и не выявленный нами убийца, нам не хотелось. Город, очищенный нами от банды Даниила, представлялся значительно более спокойным местом. Оставалось только определиться с транспортом. Внезапно меня осенило.
   – А ведь та «шестерка» осталась без охраны, почему бы нам ею не воспользоваться?
   – Точно! – обрадовался Вася. – А то за что мы страдали?
   Тетка при этом разговоре не присутствовала, поэтому ей мы сказали, что поедем в город автостопом. Зоя и тут умудрилась заволноваться, трудно сказать, что бы с ней было, если бы она знала правду.
   «Шестерка» и в самом деле стояла в гордом одиночестве. Ключей в ней не было, но Андрей заверил, что это пустяки. И в самом деле, открыв крышку и поковырявшись в проводках, он соединил нужные, и машина завелась.
   – Садитесь! – скомандовал он. – Вася, ты будешь нажимать на педали, когда я скажу. У меня нога не шевелится.
   Таким образом мы добрались до города. Нам повезло, по пути мы не встретили ни одного гаишника, который бы заинтересовался, почему за рулем сидят двое парней, один у другого на коленях. Въехать в город мы не рискнули и оставили машину в придорожных зарослях, в полной уверенности, что тут она будет в полной безопасности от настоящих грабителей. И к тому же милиция быстро ее не найдет. Это соображение особенно грело Андрея, в котором проснулась мстительность, и он хотел, чтобы неведомый хозяин желтой «шестерки» подольше поволновался.
   Попав домой, у нас хватило сил только на то, чтобы добраться до своих постелей и заснуть.

   В этот блаженный для нас момент Суреныч закончил обход турбазы, который он совершил в поисках травмированных его капканами угонщиков. Никого подходящего не нашлось. Были двое пострадавших от медуз, несколько с солнечным ударом и один альпинист, сломавший ногу в горах. Альпинист вызвал у Суреныча наибольшие подозрения. Он обвинил бы его, но мешал гипс на ноге альпиниста. Даже Суреныч своим помраченным рассудком понимал, что за такое короткое время невозможно смотаться в город, попасть к врачу, наложить гипс, вернуться обратно и лечь спать. Альпиниста появление Суреныча привело отнюдь не в благодушное расположение духа. Он бесцеремонно двинул бедного Суреныча костылем и разразился громкими проклятиями. Суреныч быстро ретировался. Для успокоения своей нервной системы Суреныч решил навестить машину и убедиться, что с ней все в порядке. Он подошел к полянке, где полагалось ей находиться, и просто обомлел. Машина словно сквозь землю провалилась.
   – Не может быть, – не поверил своим глазам Суреныч и хорошенько протер их.
   Картина не изменилась. Оглядевшись по сторонам, Суреныч убедился: машина еще недавно стояла тут. Но ее почему-то не было. Вывод напрашивался сам собой. Горестно завопив, Суреныч бросился на песок… И тут раздался негромкий щелчок, и Суреныч почувствовал, как в его правую руку впились железные челюсти. Взвыв еще громче, наш враг вскочил и заплясал, пытаясь избавиться от капкана. Неосторожно наступив на небольшой холмик, Суреныч снова услышал тот же зловещий звук, но погромче. В ужасе он уставился на огромный медвежий капкан, который захлопнулся у него на лодыжке.
   Люди, мирно спавшие в палатках и домиках, внезапно были разбужены громким воем, огласившим окрестности.
   – Волк! – закричала бабушка, спрыгивая с кровати и заметавшись по комнате.
   – Опомнись, мама, какой волк, – урезонивала ее моя мама.
   – Значит, оборотень! Знала же, что не надо мне на старости лет тащиться за тридевять земель. Теперь мы все тут головы сложим.
   Мама и бабушка, вооружившаяся своей тростью, которая, по ее словам, сделана из чистой осины и просто незаменима для борьбы с оборотнями, поспешили из дома. Остальные обитатели повыскакивали им вслед. Высыпав на поляну, народ увидел горестно рыдавшего Суреныча. Он сидел на песочке и сплошь был облеплен капканами.
   – Боже мой! – ахнула Зоя. – Это кто же вас так?
   – Машина, – простонал Суреныч. – Ее угнали!
   – Стоит ли так убиваться из-за чужой машины, – рискнула заметить бабушка, пытаясь отодрать от его руки маленький капканчик.
   – Чужой?! – взвыл Суреныч, вырываясь из ее рук. – Она что ни на есть моя собственная. Я ее купил три дня назад и от всех скрывал, потому что слишком много завистников развелось. Берег ее как зеницу ока и все равно не уберег. Кто это мог сделать?
   – И в самом деле, варварство какое! – возмутилась Зоя. – Совсем совесть потеряли. Так же человека изувечить можно. Вот и Андрей ногу…
   Но тут она прикусила язык и замолчала, а пребывавший в шоке Суреныч ничего не заметил. Зато заметили бабушка и мама, с подозрением глянувшие на тетю Зою. Суреныч тем временем бормотал:
   – Я знаю, кто это может быть. Недаром мне это все показалось подозрительным. Но я отомщу, они у меня живы не будут. Пусть не думают, что если их много, так я с ними не справлюсь.
   Зоя побледнела, что опять же не укрылось от глаз моей мамы и бабушки. Они отвели Зою в сторонку и приступили к допросу.
   – Выкладывай! – потребовала от нее моя мама. – Я же вижу, что ты что-то знаешь.
   Напрасно тетка убеждала их в своей полной непричастности ни к чему. Женщины ей не верили.
   – Я сама толком ничего не понимаю, – призналась тетка.
   – Все равно рассказывай, – твердила бабушка. – Сердцем чую, влипли наши детки в какую-то историю. Что там у Андрея?
   Пришлось тетке выложить все, что она знала.
   – Лысый жених? – заинтересовалась моя мама. – Никогда не поверю. Тут дело нечисто. Вы как хотите, а я завтра же еду в город, хочу сама посмотреть, что да как. Хоть бы ребята были еще живы.

   Утро у нас началось рано. Не успело взойти солнце, как нас прямо-таки выкинуло из кроватей громкое пение. О том, что это пение, нам еще предстояло догадаться, потому что ни голосом, ни даже подобием слуха природа Андрея не наградила.
   – Что случилось? – закричала я, врываясь на кухню, откуда доносились ужасающие звуки.
   – Пора вставать, – сообщил мне Андрей. – Надо будет перехватить кого-нибудь из их банды, пока он будет прогуливаться в одиночестве.
   – Каким образом? – спросила я, с интересом принюхиваясь к соблазнительным запахам, исходившим от плиты. – Яхты у них больше нет, значит, караулить на пристани нет смысла. Где же мы этого одиночку найдем?
   В ответ Андрей снова запел о том, что кто ищет, тот всегда найдет. Это было ужасно, и я смылась в ванную. Уже через четверть часа мы в полном боевом составе вышли из дома. Думаю, что собраться в рекордно короткое время нам помогло пение Андрея.
   Мама в это время еще только садилась на электричку, чтобы ехать домой. Но не только нашей семье не спалось в это утро. Толстый тоже встал рано, но не потому, что ему этого хотелось. Просто ему надо было пораньше явиться в гараж и самолично проконтролировать положение дел. Утро было чудесным, от гаража он жил в двух шагах, поэтому решил прогуляться. К тому же во время утренних прогулок его частенько осеняли полезные идеи.
   Итак, Толстый неторопливо шел вдоль длинного здания больницы, не обращая внимания на проезжавших мимо него граждан. Внезапно возле него затормозила видавшая виды «пятерка», которую он уже где-то видел, и из нее выскочили двое. Толстый не успел ничего толком разглядеть, как ему на голову напялили мешок, на руках защелкнули наручники и запихнули бедолагу в машину.
   – Если закричишь, я тебя убью, – пригрозил ему женский голос. – А если будешь вести себя прилично, то мы сумеем договориться. Ну как?
   Толстый торопливо потряс головой в знак согласия.
   – Тебя как звать-то? – спросил у него все тот же женский голос.
   – Витя, – пискнул Толстый.
   – Слушай, Витя, сейчас мы привезем тебя на квартиру, и не дай тебе бог чудить на лестнице, – предупредил на этот раз мужской голос.
   Затем похитители замолчали, а Толстый сосредоточенно просчитывал, кто из его врагов мог решиться на такое наглое мероприятие. Неожиданно машина остановилась. Один из парней вышел из машины. Вернулся он буквально через несколько секунд и кивнул головой. В ту же секунду Толстого бесцеремонно вытолкнули из машины и затащили в дом. Поднявшись по пустой лестнице на второй этаж, все четверо ввалились в квартиру.
   – Приехали, – сказал мужчина, и с головы Толстого сняли мешок.
   Щурясь от света, он огляделся по сторонам и не поверил своим глазам. В машине снова сидела та самая сумасшедшая девица, которая преследовала его уже несколько дней, ее братец и еще один незнакомый ему парень с забинтованной ногой.
   – Вы?! – ахнул Толстый. – Что вам от меня нужно?
   – Не торопись, – посоветовала ему девица. – Мы тебе все объясним, а пока располагайся в кресле.
   Толстый опасливо покосился на предложенное кресло, однако оно выглядело вполне уютным, и он нерешительно сел. Напротив него устроились двое парней, а девица устроилась на диване, стоявшем за спиной толстого Вити, что его чрезвычайно нервировало.
   – Мы знаем, что у вас сперли яхту, – начал Андрей, так как это был именно он.
   Мы долго обсуждали, стоит ли привозить Толстого к нам в дом, но Андрей настоял. Он уверял, что беседа на улице, где полно людей, которые могут прийти на помощь похищенному, не даст того результата. Беседа с глазу на глаз в уединенном месте более продуктивна.
   – В общем, – торопливо вступил в беседу Вася, – мы знаем, где находится ваша яхта.
   Толстый Витя недоверчиво уставился на него.
   – Не веришь? – догадался Вася. – Сейчас докажу.
   И он ушел в другую комнату. В ожидании его возвращения Толстый глазел по сторонам. Собственно, глазеть было не на что, окна были занавешены плотными шторами, двери закрыты. Случайно Толстый взглянул на свои руки и вздрогнул. Эти наручники он не спутал бы ни с какими другими. Он самолично покупал их в подарок своей возлюбленной, и заказывал гравировку на них тоже он. Другое дело, что подарок девушке не понравился, и она швырнула его прямо в Витину рожу. И с тех пор наручники находились в гнездышке, которое он обустроил себе на яхте. Тот факт, что наручники сейчас были на нем, говорил о том, что ребята, пожалуй, не врут.
   В это время из соседней комнаты вернулся Вася. Он тащил за собой две трубы из трех, позаимствованных нами на яхте.
   – Узнаешь? – пропыхтел Вася. – Это еще не все. Весь ваш товар у нас. Можем сторговаться. Вы оставляете нас в покое, а мы возвращаем вам ваши трубы и яхту. Ну как, согласен?
   Толстый лихорадочно соображал. Если он не согласится, то, чего доброго, эти психи накинутся на него. С другой стороны, Даниил требовал во что бы то ни стало доставить к нему девчонку. Правда, про мальчишек он ничего не говорил. Но известно им слишком много, кто их знает, вдруг побегут в милицию.
   – Согласен, – пробормотал он наконец. – Где яхта?
   – Какой быстрый, – захихикал Андрей. – Где гарантии, что нас оставят в покое? Сначала мы хотим поговорить с вашим главным, а потом уж вернем яхту, если, конечно, получим нужные гарантии.
   – Я могу это устроить, – после недолгого молчания сказал Толстый. – Но яхта нам нужна быстро. Вообще-то она нужна нам была еще два часа назад.
   – Чем скорее ты устроишь встречу с Даниилом, тем быстрее вы получите назад свою яхту, – твердо сказал Андрей.
   – Вы выбрали немного не того человека, – проговорил Толстый. – Даниил обычно связывается с моим другом, а не со мной.
   – С Лысым? – уточнил Андрей.
   – С ним, – кивнул Толстый.
   – В таком случае мы оставляем тебя тут одного, пока у тебя не прояснится в голове. Ты должен сообразить, как связаться с Даниилом, не выходя из этой квартиры. Имей в виду, отсюда мы тебя никуда не отпустим, – заключил свою речь Андрей, похлопав Толстого по плечу, и сделал знак нам всем выйти.
   – Я подложил ключ от наручников прямо ему под нос, – прошептал он нам, приникая к замочной скважине. – Когда этот увалень сбежит, мы отправимся за ним, и он приведет нас куда нужно.
   – А если мы… – начала я, но Андрей раздраженно цыкнул, и я замолчала.
   – Увидел! – минуту спустя сообщил нам Андрей, подглядывавший в замочную скважину. – Ну, бери же!
   Толстый словно бы услышал его команду. Открыв наручники, он на цыпочках прокрался к двери и выскочил на лестницу.
   – За ним! – скомандовал Андрей, и мы гурьбой ринулись вниз по лестнице.
   Андрей хромал последним, но уверял, что с каждой минутой чувствует себя все лучше и лучше. Толстый вышел из дома, огляделся по сторонам и бросился к ближайшему телефонному автомату.
   – Если он звонит в милицию, мы пропали, – испугалась я. – Угон яхты, похищение человека, угон машины, не говоря уж о более мелких провинностях… Все вместе потянет на солидный срок.
   – Не бойся, он набрал шесть цифр, – успокоил меня Вася. – Если у него нет знакомого опера, кому он звонит домой, то все в порядке.
   Толстый сказал всего несколько слов, затем вышел на дорогу и стал ловить тачку. Следуя за его машиной, мы подъехали к невзрачному пятиэтажному дому.
   – Вряд ли Даниил будет жить здесь, – усомнилась я. – Скорее кто-нибудь из младших членов банды.
   Возле подъезда зияла внушительных размеров яма, в которой после недавних дождей осталось немало воды и грязи. Перепрыгнуть через нее было невозможно, а обойти вокруг мешал каменный заборчик. Поэтому через яму перебросили доску, по которой и должны были переходить лужу граждане. Толстый сделал по доске пару торопливых шажков, и удача ему изменила. Витек потерял равновесие и спрыгнул с доски прямо в грязь. Прошлепав дальше по луже, он скрылся в подъезде, оставляя за собой грязные следы.
   Со словами: «За ним!» – Андрей выскочил из машины и бросился в подъезд. Я мигом представила себе, как коварный Витя поджидает легкомысленного Андрея, сжимая в руках увесистый обломок кирпича, и бросилась за ним следом. Против ожиданий, Толстый не устраивал засаду, а просто ринулся на четвертый этаж. Мы дошли до квартиры, у порога которой кончались грязные следы, и прислушались. За дверью разговаривали двое.
   – Сам понимаешь, они нам на хрен не нужны, – захлебывался Лысый. – Как нам сделать, чтобы они не всплыли? Даниил нам тут не помощник.
   – Я обмозговал кое-что, сделаем так…
   Голоса в квартире стали удаляться, и мы совершенно ничего уже не могли расслышать. И вдруг из кармана Андрея послышались эти же голоса.
   – Если они хотят встретиться с Даном, мы им это устроим. Пусть скажут, где находится яхта со всем добром. В конце концов, яхта моя, и мне ее терять нет смысла, – говорил Толстый. – А когда один из нас поедет вызволять яхту, второй… – Зина, ты выключила суп?! – перебил беседу визгливый женский голос. – Выключи немедленно, в нем же вся вода выкипела. Всему тебя нужно учить, кто же тебя замуж возьмет?
   – Это еще что? – воскликнула я, изумленно уставившись на Андрея. – Откуда это?..
   – Понимаешь, это передатчик, – объяснил Андрей. – Мне один приятель устроил. Только он громче воспроизводит звуки в радиусе десяти метров.
   – Ты хочешь сказать, что пока эта баба не заткнется, нам никак не услышать, что замышляют наши приятели? – спросила я. – И подкрутить ничего нельзя?
   – Какой дурак этот Петрович! – продолжала надрываться неизвестная нам Зина. – Я ему говорю…
   – Нет, не так! – прорвался громкий голос Лысого. – Мы должны все время быть с Даниилом, потому что…
   – Этот мерзавец лишь рассмеялся! – с надрывом закончила за него Зина.
   В наступившей наконец тишине отчетливо прозвучал голос Толстого:
   – Да, это мы славно придумали. Звони Даниилу. Пусть подъезжает. И ребяткам звони, пусть ждут.
   – Так телефона я не знаю, – буркнул Толстый. – Звони ты.
   – Надо Даниила срочно отозвать, – встревоженно откликнулся Лысый. – А то как нам быть дальше, если он болтается неизвестно где. А ребята нам здорово помогли, спасибо им.
   На этом месте мы изумленно уставились на Андрея.
   – Слушай, ты уверен, что твой аппарат не искажает смысл слов? – спросил у него Вася. – Я что-то не понял, кого они собираются благодарить. Нас? И где болтается Даниил? Он что, не вернулся из Турции? Но нам он нужен. Я все-таки предпочел бы иметь дело с ним, а не с этими шестерками.
   Тут из аппарата Андрея зазвучало радио.
   – В такой ситуации грош цена этому изобретению, – сказала я. – Твой приятель его хоть испытывал?
   – Один раз, а потом я у него выпросил, – с досадой откликнулся Андрей. – Даже непонятно, что нам дальше-то делать. Здесь ждать или ехать домой и там ждать?
   – Я вот что подумала, а вдруг эти ребята, выяснив у нас, где стоит их яхта, решат, что для собственного спокойствия лучше просто убить нас. Тогда мы уж точно не будем им опасны и никому помешать не сможем.
   – На этот случай их ждет сюрприз. Я подробно описал все их махинации и это послание оставил своему папаше с пометкой отправить в прокуратуру, если я случайно куда-нибудь денусь, – сказал Андрей.
   – Это хорошо, но знают ли об этом бандиты? – кисло пробормотала я.
   – Вот и надо им сказать, чтобы особо не надеялись от нас легко отделаться, – заявил Вася, спускаясь по лестнице.

   Мама приближалась к Виноградной улице в опасном для окружающих настроении. Даже компания папы Андрея, вызвавшегося проводить ее, не утешала ее. Все началось с того, что они простояли на станции два часа в ожидании электрички. Расписание по какой-то таинственной причине повесили так высоко, а цифры были такие мелкие и блеклые, что разглядеть их можно было только в телескоп. Естественно, такового у мамы под рукой не нашлось. Появившаяся наконец электричка оказалась битком набита, и маме пришлось брать штурмом двери. С этим она справилась успешно, отпихнув в сторону каких-то типов с откровенно дегенеративной внешностью, мама втиснулась в поезд. В вагоне было душно, и никто не желал уступать ей место, что настроения маме не прибавило.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация