А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Много шума и... ничего" (страница 13)

   – А я знаю, почему они в нас не хотели стрелять, – гордо сказал Андрей. – Даниил наверняка платил им дань. Турки узнали его катер и остановились, ожидая обычную плату. А вместо этого мы по ним проехались. Трудно сказать, чем все это кончится для Даньки.
   – Думаю, что в ближайшие годы сунуться в Турцию он не решится, – резюмировала я. – Но все же как-то некрасиво получилось с турками.
   – Радуйся, что это были не наши, – заметил Вася.
   – А вот и они, – сообщил Андрей, указывая в сторону, откуда к нам приближалось нечто, сиявшее огнями и размером с добрую гору.
   Вера друга моего братца в мощь наших вооруженных сил была неизбывна.
   – Слишком много иллюминации, – тактично заметила я. – Да и размер.
   – А что размер?! – рассердился Андрей. – Мы – великая держава и можем позволить себе иметь на границе хоть крейсер.
   – А фонарики-то ему зачем? И музыка? – поддержал меня Вася. – Это какое-то пассажирское судно. Надо сворачивать, а то оно нас попросту раздавит.
   Никогда бы не подумала, что так трудно заставить свернуть яхту. Мы дружно принялись за решение этой задачи, но добились лишь того, что судно стало швырять влево и вправо. Выглядело это так: сначала яхта делала рывок в одну сторону, а потом рывок обратно и оказывалась на начальной траектории. В результате всех наших метаний мы целеустремленно приближались к судну с фонариками.
   – Интересно, заметят они, когда мы в них врежемся? – гудел у меня над ухом мой любознательный братик.
   В последнюю минуту, когда столкновение казалось уже неизбежным, яхта, видимо, разочаровавшись в нашем руководстве, сама повернула на девяносто градусов и поплыла параллельно встречному судну. С палубы нас заметили и провожали криками. Нам было неясно, проклинают нас или приветствуют, но то, что нас запомнили, это наверняка. Удалившись от судна на приличное расстояние, мы немного перевели дух и тут же вспомнили, что надо снова выправлять курс. На это ушло еще больше получаса, и все это время нас терзали серьезные сомнения относительно его правильности.
   – Просто столпотворение в этой луже, – недовольно пробурчал Андрей, протягивая руку к бокалу с шампанским. Однако насладиться напитком он не успел.
   – Еще катер! – закричал Вася.
   Мы дружно уставились в указанном направлении. Васька был прав. К нам приближался катер, снабженный мигалками, сиреной и прочими неприятными атрибутами.
   – Пограничники, – обреченно прошептала я. – На этот раз наши.
   Неизвестно, может, они уже получили сообщение о нас от турецкой стороны, но нам даже не стали предлагать остановиться, а сразу же пошли на перехват. Мы занервничали. Андрей судорожно пытался увеличить скорость яхты, а заодно выяснить прочие ее возможности. Вася допивал шампанское, а я соображала, чем может быть вооружен пограничный кораблик. По всему выходило, что самое малое, на что мы могли рассчитывать, это сначала глубинные бомбы. А потом многолетнее заключение по обвинению в пиратстве.
   – Смотрите! Судно! – обрадованно завопил Андрей. – Может быть, они нам помогут?
   – Каким образом? – удивилась я. – Прикроет нас от пограничников?
   Судно, которое увидел Андрей, было яхтой, значительно превосходившей нашу по скорости и величине. Кроме этого, она была поновее и более красивая. У руля этой яхты стоял человек, который явно знал, что делает. Поэтому мы очень удивились, когда новая яхта стала стремительно двигаться в нашу сторону.
   – Что они делают? – ужаснулась я. – Они нас сейчас протаранят.
   Но новая яхта вовсе не собиралась вредить нам. Наоборот, двигаясь в нашу сторону, она заняла твердую позицию между нами и пограничниками, не давая их катеру приблизиться к нам. Пограничникам это не понравилось, они включили громкую связь и завопили на все море, приказывая новой яхте убираться подобру-поздорову. На яхте прикинулись глухими. Пограничники, потеряв последнее терпение, пытались обойти яхту, но она ловко виляла из стороны в сторону, не давая им обойти себя. Тем временем мы уходили все дальше, от души благодаря наших нежданных спасителей.
   На радостях мы вскрыли еще одну бутылку шампанского, а потом и еще одну и так увлеклись, что увидели приближавшийся берег только в момент, когда сворачивать было уже поздно.
   – Тормозите! – завопил Васька. – Тут же камни!
   Андрей помчался тормозить, а я принялась высматривать упомянутые скалы. Лучше бы я этого и не делала. Больше всего скалы напоминали мифические Сциллу и Харибду. Я даже подумала, что это они и есть, тем более что никто толком не знал, где они находились. Просвет между ними был такой узкий, что, казалось, в него сможет протиснуться только очень худой человек, да и то если изрядно постарается и втянет живот. Но по мере приближения просвет расширился. Стало ясно, что при удаче мы сможем в него проскользнуть. Я закрыла глаза и приготовилась мужественно встретить свой конец. Когда я их открыла, то скал рядом с нами уже не было, а имелся пляж, покрытый мелкой галькой, на которую по инерции и въехала наша яхта.
   – Я почти справился с ней, – гордо сообщил Андрей. – Теперь у нас трудностей с управлением не возникнет.
   – Не возникнет, – согласился Васька. – Потому что спихнуть эту махину в море у нас сил не хватит. Приплыли.
   Морская болезнь, которая отступила на время погони и последующего празднования, сейчас снова дала о себе знать. Может, конечно, это была вовсе не она, а шампанское, но я все равно с радостью спрыгнула на берег и разлеглась на прохладной после ночи гальке.
   Мальчишки тем временем вытащили на берег один из странных ящиков, извлекли из него комплект труб, подняли меня, и мы поплелись прочь от берега моря, так как, по словам Васи, тут скоро должны были объявиться пограничники. Я не стала уточнять, каким образом они смогут выйти на след нашей яхты. Мне было не до того. Все мои силы уходили на то, чтобы хоть как-то передвигать ноги, и я просто завидовала трубкам, которые Андрей тащил на себе.
   Где-то через полчаса я почувствовала себя лучше. Земля уже не норовила выскользнуть у меня из-под ног. Правда, с обонянием творилось нечто неладное. Вокруг разило тухлятиной. Причем с каждым шагом все сильнее и сильнее. Приписав это воздействию морской болезни, я мужественно молчала и нюхала цветок магнолии, пока Вася не произнес:
   – Мацеста где-то близко, сероводородом наповал разит.
   После этого я вмиг почувствовала себя лучше, отбросила ветку магнолии и прибавила шагу. Еще минут через двадцать мы подошли к городку.
   – Это больше похоже на Хосту, – заявил Андрей и оказался прав.
   Время было раннее, и городской транспорт еще не ходил. Поэтому до автовокзала нам пришлось добираться пешком. Зато мы успели на первый автобус, отправлявшийся в Сочи, и он был почти пустой.
   – Наконец-то нам повезло, – заметил Вася, располагаясь на подушках «Икаруса». – Мало того, что мы в Турции побывали, так еще и сувенир обратно везем.
   – На что он нам? – небрежно спросила я. – Разве что детишек пугать.
   – Как на что! – удивился Вася. – Будем шантажировать Лысого и Толстого. Им же для бизнеса эти хреновины необходимы. Предложим им обмен. Наши жизни на сведения об их грузе.
   – Они его и сами могут найти, – сказала я и была поднята на смех.
   – Ты соображаешь, сколько времени нужно, чтобы обыскать побережье длиной в сотню с лишним километров? – спросил Андрей. – Пока они будут искать, кто-нибудь другой набредет на их яхту и на груз, который там остался. Нет, у нас сейчас все козыри на руках.
   Я содрогнулась, вспомнив, как однажды была свидетельницей карточной игры Андрея. В тот раз у него на руках тоже были все козыри. По крайней мере в этом он нас уверял. В результате же мы ушли с той квартиры раздетые до нитки и еще радовались, что удалось унести ноги. В тот раз Андрей спутал масти и его козыри были таковыми в прошлой игре. К тому же он забыл, что мы играем в покер, а вовсе не в дурака. Как ему это удалось, он нам так и не рассказал. Но факт оставался фактом, азартные игры были Андрею противопоказаны. Поэтому-то мы с Васей и заволновались, когда он упомянул о козырях.
   – Стоит ли? – спросила я.
   – Если вы боитесь, то я пойду один. Однако хочу вам сказать, что вы просто дураки, потому что я все-таки всучил те бокалы из «Кавказского аула» Димону. А он мне потом позвонил и сказал, что в милиции на обладателей этих отпечатков ничего нет… – Высказавшись, Андрей презрительно поглядел на нас и отвернулся к окну, всем своим видом показывая, что о нас думает.
   Это было ужасно, и мы с Васей выдержали ровно десять минут. После чего капитулировали и согласились вернуть железки Лысому и Толстому. Утешало, что сделать это нужно будет не сегодня: Даниилу с его командой вряд ли удастся выбраться из Турции так быстро.
   – Сегодняшний день посвятим отдыху, – словно прочел мои мысли Вася. – Съездим к родителям, узнаем, как у них дела.

   Пока мы навещали родных и вообще приятно проводили время, Даниил метался по турецкому берегу и искал пути возвращения на родину. Пойти в полицию он не мог, так как находился в Турции нелегально. Паспорт, деньги и прочие нужные вещи остались на яхте, стало быть, покинуть страну официальным путем возможности у него не было. Оставалось упрашивать Али, чтобы он одолжил ему какое-нибудь плавательное средство. Но и эта надежда рухнула.
   – Ты меня обманул! – в гневе кричал ему толстый азербайджанец Али, окончательно осевший в Турции десять лет назад и наладивший свой бизнес еще раньше. – Твои люди увели яхту, пока ты торговался со мной на берегу. Ты все это подстроил, чтобы не платить за товар. А теперь хочешь, чтобы я одолжил такому подлому вруну свой катер? И не надейся. Добирайся как знаешь.
   – Пешком, что ли? – завопил Даниил. – Ты же знаешь моего отца, деньги для меня не проблема.
   – Ты не в него, – резонно заметил Али. – Ладно, ради твоего отца дам тебе шанс.
   – За оплатой я не постою, – горячился Даниил.
   – Не трудись, – усмехнулся Али. – Я с тебя денег не возьму.
   Даниил самодовольно подумал, что он чертовски обаятельный парень, если даже этот индюк Али не устоял перед ним. И продолжал так думать, пока они с Али шли к берегу моря. Там азербайджанец ткнул пальцем в нечто весьма отдаленно напоминавшее своим видом рассохшееся большое корыто. Даниил снисходительно посмотрел на него и поинтересовался, кто же плавает на такой развалине.
   – Ты и твои парни, – последовал лаконичный ответ.
   У Даниила отвисла челюсть, и он в полном недоумении уставился на Али.
   – На такой посудине? – выдавил он из себя.
   – Ничего другого у меня нет, – сообщил Али. – Я человек бедный, не то что вы с отцом. Хочешь бери, а не хочешь – оставайся тут. Летом у нас в стране есть масса возможностей не умереть с голода. Можешь питаться подножным кормом, а можешь устроиться на работу в какую-нибудь забегаловку. Поспорю, что такой красавец будет пользоваться успехом.
   Даниил, скрипнув зубами, кивнул.
   – Беру, – сказал он.
   – Вот и молодец! – обрадовался Али, которому не улыбалась перспектива устраивать отъезд Дана легальным путем. – Я еще и второй насос дам. Пригодится, – добавил он.
   Даниила перекосило, но другого выхода он не видел. Его команда отреагировала на случившееся однозначно.
   – Болван! – выразил общее мнение Лысый. – Мы же все потонем. Предлагаю вернуться домой по суше.
   – Ты представляешь, сколько времени это у нас отнимет? – возмутился Даниил. – Моя девчонка вполне может слинять.
   – Так из-за этой девки ты нас собираешься подвергнуть риску утонуть в море? – заголосил Толстый. – Не слишком ли высокая цена?
   – Мы плывем по морю, и точка, – отрезал Даниил. – А если что, то я могу и один вернуться.
   Лысый первым ступил на борт их нового корабля, который сразу же накренился, и Лысому пришлось уцепиться за крышу каюты. Крыша оторвалась, и Лысый растянулся на палубе с зажатым в руке куском корабля.
   – Осторожнее! – завопил Даниил. – Нам же на нем еще плыть.
   Судя по выражению лиц остальных его спутников, эта мысль им тоже не давала покоя. Тем временем Али притащил второй насос. Он все же не был окончательным мерзавцем.
   – Если кто хочет остаться, – предложил он, – так я могу предоставить работу у себя на складе.
   Члены команды Даниила вспомнили, как поступает его отец с теми, кто ему не угодил, и отказались. Никому не хотелось сообщать папаше, что его сынок сгинул где-то в бурных морских водах, а они в это время зарабатывали себе деньги на билет где-то на востоке Турции. Поэтому все перебрались на кораблик и приступили к его оснащению спасательными средствами, среди которых были спасательные жилеты, явно позаимствованные у Аэрофлота. Отплыв от берега, люди сообразили, что не захватили с собой ничего из провианта. Пришлось обшарить весь кораблик, в результате было обнаружено только немного сухого собачьего корма да пара бутылей жидкости загадочного цвета. Запах она издавала не поддающийся идентификации. Чего здесь только не было. И мята, и спирт, и ваниль, но все перебивал стойкий запах бензина. Толстый предположил, что это духи, налитые по ошибке в бутыль с бензином. К середине дня нашлись смельчаки, которые отважились попробовать жидкость. На вкус она оказалась еще более мерзкой, а вкупе с собачьими шариками валила наповал. Вся команда дружно ненавидела Даниила и ту девку, из-за которой он так рвался поскорей вернуться домой.
   – Как было бы славно, – мечтал Лысый, запихивая в рот маленький коричневый катышек, – остались бы в Турции, отдохнули. Нам бы выслали наши документы.
   – Чтобы нам выслали наши документы, нужно, чтобы нашли яхту, – сварливо заметил Толстый, которому было нестерпимо грустно после дегустации жидкости из бутылей.
   – Вот и хорошо, – обрадовался Лысый. – Не надо было бы самим искать. А так, вернемся мы домой, сразу же придется мчаться искать нашу яхту. А не дай бог найдет ее милиция раньше нас, выручай ее потом. И девка эта еще проклятущая. Никак не пойму, неужели она и в самом деле так нужна нашему красавчику? И главное, что собирается с ней делать, когда найдет? Ведь молчит же гад.
   Толстый не ответил. Все оставшиеся у него силы уходили на то, чтобы качать насос. Вода упрямо не желала замечать его усилий, и ее становилось все больше. К вечеру наконец судно подобрали пограничники. Несчастные путешественники, питавшиеся целый день собачьим кормом и двумя крохотными рыбешками, которые по молодости попались на грубо сработанный из проволоки крючок, приветствовали пограничников громкими криками восторга.
   Пограничники радости их не разделяли, требовали документы.
   – Куда вы лезете? – возмущался капитан милиции, пытаясь спихнуть Толстого с палубы. – Вернитесь обратно.
   Но Толстый вместо того, чтобы послушаться, стал перетаскивать на пограничный катер товарищей. Последним на катер ступил Даниил. Покинутое судно, словно только этого и дожидалось, тут же пошло ко дну. Даниил проводил его взглядом и сделал заявление.
   – У меня утром угнали яхту, – громко сообщил он. – Вы ее не встречали? Такая белая красавица, на борту нарисована купюра в сто долларов и надпись…
   – Видели, – не дав ему договорить, буркнул капитан.
   – И где она? Вы задержали похитителей? – набросился на пограничников Дан. – У них все наши деньги и документы.
   Услышав про деньги, капитан выразил желание поискать яхту, но тут же добавил, что, вероятно, похитители угнали ее уже в Азовское море, а туда он соваться не может.
   – Во всяком случае, направлялись они именно туда, – авторитетно заявил он. – Горючего-то у них хватит?
   Даниил обреченно кивнул, не замечая, как его соратники обмениваются заговорщицкими взглядами.
   – Но они могли потом и свернуть. Может, находятся сейчас где-нибудь в укромной бухточке, – добавил капитан. – Я доставлю вас в ближайший порт, а вы пошарите по побережью. Если повезет, наткнетесь на яхту прежде, чем ее перекрасят или перепродадут.
   На берег незадачливые путешественники ступили уже в темноте. После дня, проведенного под палящим солнцем, их лица покраснели и покрылись волдырями. Еле передвигая ноги, мужики доползли до своих машин и разъехались по домам.

   Мы провели день совершенно отлично. В наше отсутствие Суреныч, потеряв всякий стыд, предпринял очередную атаку на Зою. Моя мягкосердечная тетка не выдержала и согласилась немного позаниматься с его сыном-оболтусом. По этому поводу Фима ходил мрачнее тучи, а Суреныч расточал направо и налево улыбки.
   – Сама не понимаю, как ему это удалось, – удивленно пожимала она плечами. – Ведь и дураку ясно, что из Фимы, в лучшем случае, получится директор ларька.
   – Но ты же говорила, что он заинтересовался твоими опытами на работе, – сказал Васька.
   Тетка досадливо поморщилась.
   – Лаборант в тот раз перепутал реактивы, – пояснила она. – Вместо выпадения нужного осадка я получила нечто бурно кипящее с синим дымом. Выглядело это эффектно, не спорю, но нельзя же основывать изучение химии только на спецэффектах. А запомнить формулы Фима просто не в состоянии. Он до сих пор путает формулу воды с формулой серной кислоты.
   Увидев нас, Суреныч изменился в лице и поспешно спрятался в своем домике, послав на разведку Фиму. Тот со свойственной ему прямолинейностью сразу же приступил к делу.
   – Папаша спрашивает, как это вы до сих пор живы?
   Мы загадочно улыбнулись и высокомерно уставились куда-то выше Фиминой головы. Не дождавшись ответа на свой вопрос, Фима приступил к занятиям, а мы деликатно вышли на свежий воздух. Через полчаса из палатки выскочила моя тетка с совершенно безумным выражением лица. Не обратив на нас внимания, она кинулась прочь. Мы заглянули в палатку и увидели Фиму, увлеченно выводившего каракули, которые должны были, по всей видимости, обозначать какую-то формулу. Судя по количеству испорченных листов бумаги, занимался он этим не первый день, без особого успеха, но старательно. Можно было надеяться, что такими темпами он сумеет освоить эту формулу к вступительным экзаменам следующего года.
   Мы оставили его за этим занятием и пошли купаться. Вечером прогулялись в горы. Переночевать решили остаться в лагере, так как к этому времени уже здорово стемнело и никому не хотелось тащиться в город на автобусе, который еще неизвестно придет ли. Прогуливаясь перед сном, мы наткнулись на Суреныча, который, воровато оглядываясь, трусил между палаток, что-то прижимая к себе.
   – Куда это он направился? – удивился Васька. – Давайте посмотрим, а?
   Суреныч привел нас к небольшому холмику, укрытому брезентом, который на проверку оказался автомобилем. И не просто автомобилем, а все той же «шестеркой» с россыпью дырочек на дверце. У нас перехватило дыхание.
   – Я был уверен, что Лысый с Толстым и вся их компания еще в Турции, – прошептал Вася. – А они, получается, уже здесь? Как им это удалось, хотел бы я знать? Если они приехали, то мы тут ночевать не можем. Мы же не самоубийцы.
   – Может, на этой машине ездят не только они, – предположила я. – Мы же не знаем, сколько людей в их банде. Вполне возможно, что Лысый поручил прикончить нас еще кому-нибудь, кто оставался в городе.
   – Кого в лицо мы не знаем, – ужаснулся Вася. – Как же нам вычислить, кого опасаться?
   Суреныч тем временем стащил брезент, подергал дверцы и, убедившись, что они заперты, снова поправил брезент и удалился.
   – Ищет, – мрачно сказал Андрей.
   – Чего ищет? – не поняла я.
   – Не чего, а кого, – поправил меня Андрей. – Нашего убийцу.
   От его слов мне стало не по себе, но я тут же напомнила, что здесь убийцы нет, Суреныч ведь проверил. Значит, это самое безопасное во всем кемпинге место.
   – Вряд ли убийца, кто бы он ни был, захочет задержаться на территории кемпинга на всю ночь, – произнес Андрей. – А стало быть, рано или поздно он появится возле своей машины. Тут мы его хорошенько и разглядим.
   – Так ты его и разглядишь, – захихикал Васька. – Темно как в склепе. Я даже тебя с трудом различаю. Придет этот тип, сядет в машину, хлопнет дверью, и только мы его и видели.
   – А ты что предлагаешь?
   – Надо вывести из строя его машину, – по возможности деликатно выразился Вася.
   – Покрышки попортим? – переспросил любящий прямолинейность Андрей. – Это отличная мысль. Чтобы устранить неисправность, ему потребуется свет, и мы сможем его разглядеть. Значит, режем покрышки.
   Вася со вздохом молча кивнул головой. Повторить вслух такое у него не поворачивался язык. Мальчики вылезли из кустов и направились к машине, обходя ее с двух сторон. Я осталась следить за обстановкой. И вдруг раздался какой-то лязг и следом за ним громкие вопли. В испуге я забыла о том, что к нам в любой момент может подкрасться убийца, и, оставив свой пост, метнулась к машине. Там меня ожидало жуткое зрелище. Оба мальчика катались по земле, пытаясь избавиться от чего-то схватившего их за щиколотки. Присмотревшись, я обнаружила, что это были железные капканы, прикованные толстыми цепями к ближайшей сосне. Внезапно Вася затих.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация