А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охота на НЛО" (страница 23)

   ГЛАВА 27

   Кто-то влез на табуретку,
   На мгновенье вспыхнут свет.
   И снова темно…
Егор Летов
   – И что это за задницы? – спросил Сергей.
   – – Сюда едет милиция, – напомнил эстонец, но Сергей отмахнулся:
   – Хрен с ней, с милицией! Что за люди?
   – Националисты, кажется, – растерянно сказал Хейти. – Что они тут делают?
   – Дохлые валяются, – отрубил Сергей, поднимая помповуху. – «Моссберт». Ты давай вали отсюда, понял? Сейчас и вправду менты приедут, я – то выкручусь, а насчет тебя возникнут всякие вопросы…
   – Куда я пойду? – растерянно спросил Хейти.
   – Смотри: выходишь из дома и сразу налево пошел, потом перешел дорогу, увидишь магазин «Спорттовары». За магазином – дом шестиэтажный, за ним еще один, а потом начинается лесопарк. В лесопарке, в глубине – бомбоубежище заброшенное, там, правда, бомжи живут, но лучше они, чем… Короче, пистолет у тебя с собой. Вот денег немного. – Сергей сунул эстонцу смятые в шарик бумажки. – Забирай жратву в пакет, что осталась, и вали, ясно?!
   Эстонец судорожно соскреб со стола остатки закуски, сунул за пояс штанов свой «глок», и Сергей выпихнул его в коридор, скользя в кровавых лужах. Хейти загремел вниз.
   Сергей повертел в руках пустой «макар», швырнул на стол.
   За окном завыла приближающаяся сирена, потом вторая. Как в Лос-Анджелесе… Он сел на табурет и закурил.
   Старшим группы приехал старший лейтенант Муромский. Заслышав топот на лестнице, Сергей заорал:
   – Слесарев тут! Живой я! Остальные дохлые все! Стрелять не надо!
   – Ну ты накрошил! – сказал Муромский, перешагивая через труп Кактуса. – Войну устроил… Что случилось?
   – А я знаю? Сидел вот, с человеком разговаривал… Майор ФСБ, кстати.
   Муромский переменился в лице. Он и так не слишком много хорошего ожидал от этой истории, а теперь и вовсе опечалился. Скользнув взглядом по валявшимся на столе «макару» и «моссбергу», он коротко выматерился и сказал сержанту:
   – Забери пушки. И у покойников посмотри. А ты, Слесарев, давай грузись в машину… Целый сам-то?
   – Что мне сделается? В КПЗ посадишь, Муромский?
   – Сам понимаешь… Трупов вон сколько… – развел руками старлей. Сергей пожал плечами, сходил умыться и спустился вниз, внутренне поражаясь тому, что вышел из боя невредимым.
   В отделении его ожидала торжественная встреча. Патрульные глазели с разинутыми ртами. Группа встречающих во главе с Бельским и Глазычевым потерянно бродила в вестибюле. При виде Сергея все оживились, а Бельский резво подошел к нему и сказал:
   – Чудно, капитан. Как объясните случившееся?
   – Не знаю, товарищ генерал, – сказал Сергей. – Разрешите без свидетелей?
   – Пошли.
   Они вошли в кабинет Глазычева, причем генерал демонстративно отстранил начальника отделения и закрыл перед его носом дверь.
   – Садись, – велел он и опустился на диванчик. Сергей сел и уставился на генерала, не зная, с чего начать.
   – Молчишь? – спросил Бельский. – Чудно. Шесть трупов! Насмотрелся кино?
   – Что ж мне было, подыхать? – тихо уточнил Сергей.
   – Подыхать… – Генерал пожевал губами, шмыгнул носом. – Подыхать не надо. Что за дерьмо, скажи не? Почему именно у тебя в квартире пристрелили майора ФСБ? Почему вообще эти чертовы эстонцы приехали сюда, в Россию, устраивать войнушку? А?
   – Не знаю, товарищ генерал.
   – А что делал у тебя покойник майор?
   – Колол, – сознался Сергей. – Вербовал.
   – На чем?
   – Да ни на чем конкретном. Так, по душам…
   – А тут, значит, вламываются эти… вандалы и давай шмалять? – насмешливо спросил генерал.
   Сергей понял, что тот не верит ни одному его слову, но согласно кивнул.
   – Брехать ты чудно здоров, капитан.
   Бельский поднялся и забегал по кабинету. Увидел на столе Глазычева забытый томик Марининой, брезгливо взял двумя пальцами и бросил в урну.
   – Не знаю, чего ты там темнишь, только готовься к пренеприятным беседам на Добровольского. Я тебя отмазывать не стану и другим не велю, потому что чует мое сердце, ты в большое дерьмо угодил. Но и топить еще глубже не буду. Поэтому вот что я тебе скажу: ты от этой своей дурацкой присказки про «сидел-вербовал» не отказывайся, но имей в виду, что могут с тобой разговаривать и по-особенному, без протокола, так сказать. У меня батя в НКГБ трудился, писарчуком, правда, но много рассказывал… Так вот, когда у меня будут спрашивать, каков таков мент Слесарев, я скажу, что мент хороший. И все. Не более того. Ясно?
   – Ясно, товарищ генерал.
   – Ну и все. Удачи тебе…
   Слесарев оставил генерала в кабинете и направился в вестибюль, а там, естественно, его уже ждали товарищи из ФСБ. Он ожидал увидеть во главе группы Костюма, но вместо него присутствовал строгий толстяк, тут же представившийся:
   – Подполковник Струков. Прошу с нами, товарищ капитан.
   – Раз просите…
   Его тут же взяли «в коробочку», бережно усадили в микроавтобус и повезли на Добровольского. В просторном салоне, кроме индивидуума с короткоствольным автоматом, сидел еще один тип, с рыжеватыми усиками. Он представляться не стал, а Сергей не настаивал.
   – И очень некрасиво, товарищ капитан, – сказал усатый, отвернувшись и глядя сквозь тонированное стекло наружу, на проносящиеся за окном тусклые витрины. – Играете в глупые игры.
   – В какие еще игры?
   – Что у вас делал майор Есипов?
   – Есипов? А-а, Кактус…
   – Какой Кактус? – недоуменно спросил Струков. – Что за Кактус?
   – Майор ваш… Дима.
   – Есипов? А почему Кактус?
   – Да так как-то привязалось… Меня когда к вам вызывали, он все кактус вертел. А с ним еще в костюме был.
   – Корнелюк, – кивнул Струков и тут же поймал сердитый взгляд усатого. «Эге, – подумал Сергей, – а усатый-то постарше в звании будет. Полкан никак? Но полковник у нас только начальник облуправления, а этот, стало быть, москвич. Вот даже как…»
   – Вы понимаете, что случилось? Нет, мне кажется, вы ничего не понимаете, – продолжал усатый. – У вас на квартире убит майор ФСБ, причем убит во время нападения не установленных пока лиц, которых вы или не только вы? – перестреляли здесь же.
   – Покойный майор вел себя как герой, – скромно вставил Сергей.
   Усатый грохнул кулаком по подлокотнику так, что микроавтобус шатнуло на чутких японских рессорах:
   – Прекратите балаган, капитан! Кто у вас там еще гостевал в ночи?
   – Да никого, – пожал плечами Сергей. – Раз меня ваш майор пытался вербануть, кто ж там еще мог быть?
   – Идите вы, – с омерзением сказал усатый. – Паяй. Ладно, с вами сейчас будут иначе разговаривать.
   – А как же права человека? – спросил Сергей, внутренне похолодев. А чего еще он ожидал? Пирогов и пышек? – Правовое государство и все такое…
   – А это ты у Ельцина спроси с Горбачевым. Это по их части, – сказал усатый. Струков хихикнул. Подобострастно, но в то же время не очень одобрительно.
   «Что-то долгонько мы едем, – подумал Сергей, пытаясь по редким всплескам уличных огней за окном разобраться в маршруте. – Что это там такое красным мигнуло? Уж не витрина ли круглосуточного универсама „Раритет“? Так это ж на самом выезде из города в южную сторону…»
   – Заметил, – одобрительно сказал Струков. – А ты думал, мы тебя на Добровольского везем?
   – Ничего я не думал, – буркнул Сергей.
   – Можешь нас для блезиру бериевскими выкормышами обозвать, – предложил Струков. – Мы уж наслушались…
   – Не стану. Не такой уж Лаврентий Палыч был сволочью…
   – Это уже интересно, – сказал усатый. – Редкое мнение по нынешним временам. И почему же?
   – Книжки почитайте. Хорошие.
   – Ладно, капитан, не кипятись, – неожиданно примирительно сказал усатый. – Не будем мы тебе ногти под иголки… э-э… вернее, иголки под ногти загонять и в мешок с крысами сажать. Поговорим по-дружески, по-братски.
   Как с Кактусом-покойником, подумал Сергей и только хотел ответить что-нибудь достойное, как в зад микроавтобуса с хрустом что-то врезалось. Легкую машину бросило вперед, заднее стекло пошло мелкими трещинами и провисло внутрь салона. Усатый вылетел из кресла и упал на четвереньки в проходе, а автоматчик явно не знал, что делать, цепляясь левой рукой за поручень.
   – Что за… – заорал усатый, и микроавтобус снова ударило, на этот раз слева. Сквозь вылетевшее стекло Сергей увидел обычный мусоровоз ГАЗ-53, но водителя разглядеть не успел, потому что автоматчик наконец-то пришел в себя, развернулся и принялся садить из своего коротышки по преследователям.
   Струков неподвижно лежал на полу; в мигающем свете Сергей увидел огромный кровоподтек у него на виске. Усатый обезьяной висел на поручнях. Сергей сообразил, что на него сейчас никто не смотрит, в расчет его никто не берет. Кто там за рулем грузовика, что будет потом – не важно, а сейчас ситуация явно работает на него.
   С этой мыслью Сергей ударил ногой в спину автоматчика, и в тот же момент микроавтобус занесло, и он покатился по шоссе, разбрызгивая в стороны стекло.
   Сергей был без сознания с минуту, по крайней мере, ему так показалось. Он лежал на спине, неудобно затиснувшись между двумя сорванными креслами, на животе его покоилась голова Струкова. Судя по открытым остекленевшим глазам, в которые била с Потолка, ставшего полом, уцелевшая лампочка, подполковник был мертв.
   Где-то справа стонал и тихо матерился водитель. Сергей попытался подняться и зашипел от боли —левая рука бессильно болталась, то ли сломана, то ли вывихнута… По лицу текла кровь, щекотно сбегая за воротник.
   Поворочавшись, Сергей ухитрился столкнуть с себя Струкова, потом отбросил одно кресло и пополз к выбитому окну. В голове болталась одна, не шибко сложная мысль: пока не приехали гаишники… пока не приехали гаишники…
   Высунувшись наружу, он снова невольно оперся на поврежденную руку, вскрикнул и упал лицом вниз.
   – Вылезай, – сказал над головой чей-то знакомый голос, и Сергея поволокли за шиворот.

   ГЛАВА 28

   Убей в себе государство.
Егор Летов
   Магазин «Спорттовары» Хейти обнаружил сразу. Наволочка с продуктами и взрывоопасной кастрюлей больно била по бедру при каждом шаге. В голове был сплошной туман, и, кажется, кто-то подвывал, тело болело. Каждая мышца зло мстила за перенесенное напряжение. «Глок» Хейти держал в руке, вытащив его при выходе из дома, плевать на осторожность, неизвестно кто сейчас может встретиться. Пальцы мелко тряслись, и предохранитель то утапливался, то выскакивал назад.
   «Как бы ногу не прострелить», – беспокойно подумал Хейти и засунул пистолет снова за пояс.
   Обещанный шестиэтажный дом появился на должном месте, за ним действительно маячил следующий, но Хейти тормознул.
   «А капитана ведь в переработку пустят. – Он поднял голову и посмотрел на редкие освещенные окна. – Так пустят, что и могилки официальной не будет».
   Вдалеке загудели сирены. Хейти завернул за угол дома.
   – Слышь, мужик, – раздалось над ухом, густо обдав перегаром. – Чего там за буза?
   Хейти повернулся, рядом в полутьме маячила небритая морда с всклокоченными волосами.
   – Ты кто? – спросил Хейти. Петя, – ответил мужичок. – Мусорщик. Бутылку хочешь?
   – Ну…
   – Ну?
   – Ну, хочу.
   – Молодец, – подытожил Хейти, стараясь говорить как можно меньше, чтобы не было слышно характерного эстонского акцента. – Машина есть?
   – Ну… Завтра только… А чего, мусор вывозить?
   – Нет, не мусор… Но вроде того. – Хейти помолчал. – Мне сейчас нужно.
   – Сейчас, – присвистнул Петя, – Сейчас не получится, парк уже закрыли. – Он помолчал, а потом добавил: – Три бутылки.
   – Годится. Сейчас есть только одна, остальные потом купим. Годится?
   – Спрашиваешь!
   Петя развернулся и направился куда-то в темноту. Хейти пошел за ним.
   Они не успели пройти и десяти шагов до угла, как едва видимая в ночи тень метнулась из темного парадного. Взмахнула рукой.
   Шедший позади Хейти увидел, как бесшумным мешком осел на землю мусорщик.
   Ствол «глока» уперся в живот темной тени. Хейти быстро выбрал свободный ход курка и почувствовал, что еще полмиллиметра и – все. Темная тень, видимо, тоже это поняла. Послышалось покашливание:
   – Господин Карутар? Не могли бы вы опустить пистолет… Это в ваших интересах. У меня, конечно, нет вашей реакции и снайперов под боком нет… Но это в ваших интересах, поверьте мне.
   – Кто вы? Вы из ФСБ?
   – В некотором роде. – Человек засмеялся, у него был мягкий и приятный голос. Про себя Хейти отметил, что не каждый может смеяться, когда девятимиллиметровая смерть направлена ему в живот. – Я работаю на ФСБ тоже. У нас с вами довольно сходные интересы.
   – Откуда вам знать мои интересы?!
   – В самом деле, неоткуда… – согласился человек. – Меня зовут Александр Борисович Корнелюк. Я сейчас зажгу спичку, чтобы вы могли меня разглядеть… Не стреляйте.
   Спичка стремительно рассыпала в темноту искры своей быстротечной жизни. Хейти чуть-чуть ослабил давление на курке, действительно, долбанешь человеку в мягкое с перепугу…
   Свет вырвал из темноты расстегнутую черную кожанку, под ней совершенно некстати обнаружились костюм и рубашка с галстуком. Похоже, человека сорвали с какого-то светского раута… Или с работы. С ответственной такой работы. У человека была темная шевелюра, длинный нос и небольшая бородавка над верхней губой. Располагающее лицо, даже не верилось, что этот человек только что лихо, в одно движение лишил сознания мусорщика.
   – Удовлетворены? – спросил Александр.
   – Нет, – ответил Хейти.
   – Это честно! – засмеялся Александр Борисович. На вид ему было не более тридцати пяти. – Можно сказать, что я к вам от Эвальда Тоома. Должны же вы выпутаться из этой истории…
   – Точно, – согласился Хейти. – Должен. Только вы тут при чем?
   – При всем, – ответил Александр. Спичка наконец обожгла ему руку, и свет погас. – Дело в том, что операция, как вы могли заметить, пошла наперекосяк… По плану вы должны были контактировать со мной…
   – Какая операция?
   Александр помолчал, словно раздумывая, а потом сказал:
   – Мы можем пойти в одно место поговорить. Здесь совсем недалеко есть бар…
   – Хорошо, – сказал Хейти, – но пойдете вы впереди. И если что-то будет не так, я вас пристрелю. Корнелюк ему совершенно не нравился.
   – Договорились, – легко согласился Александр. Он развернулся и пошел куда-то.
   – Стоять, – приказал Хейти.
   Тот остановился.
   Хейти нагнулся, не спуская с Корнелюка глаз, обшарил брюки мусорщика. Нашел увесистую связку ключей.
   – Теперь вперед.
   Корнелюк ничего не ответил, просто пошел дальше.
   Минут через пять они зашли в небольшое подвальное помещение, которое было на удивление удачно задрапировано флагами американских конфедератов времен войны Севера и Юга. Около стены стоял макет «Харлея», стены были расписаны разнообразными надписями в байкерском стиле, а на столах стояли в качестве подсвечников мотоциклетные шлемы.
   Хейти подумал, что такие заведения, наверное, есть везде. В Таллине тоже было похожее местечко, там подавали кофе не такой противный, как в большинстве остальных мест.
   Корнелюк сел и демонстративно положил руки на стол ладонями вниз.
   – Итак, – дружелюбно сказал он. – Объяснения? Хейти осторожно сел на скамью и под столом направил оружие Александру в живот.
   – Давай, – разрешил Хейти, быстро сделав отрицательный жест официанту.
   – Прежде всего, я хочу, чтобы вы знали, что я бы мог вас заставить… – начал Корнелюк, но Хейти его перебил:
   – Так за чем же дело стало?! – А затем, глядя на добрую улыбку Александра, спросил резко: – Звание?!
   – Допрос? – удивленно обрадовался Корнем люк. – Давно я в таком качестве не был. Ну да ладно. Звание? Майор вас устроит?
   – Контора?!
   – О… – протянул Александр. – Контора у нас с вами почти что одинаковая. Впрочем, это как посмотреть. Вас, собственно, какая интересует? Которая? Кстати говоря, некоторые вообще названий не имеют.
   – Не нужно пудрить мне мозги. На кого вы конкретно сейчас работаете?
   – Да на того же, на кого и вы, на ЦРУ… вероятнее всего. Давайте перестанем играть в эти странноватые игры. Мы с вами почти на одной доске. Вы приезжий, я местный. Какая разница? У нас с вами одна операция.
   – Так вы майор в Центральном разведывательном? – спросил Хейти.
   – Вы что, обалдели? Какое там на фиг… Я майор в ФСБ. Да и то не совсем, что ли, в нем непосредственно. Сложно это, да и не так важно, как вам кажется. Важно другое: как вы собираетесь выбираться из всего этого?! Не знаете? Можете даже не отвечать. Заварить такую кашу и выбраться из нее целым и невредимым… Это, боюсь, вам не по силам. Сомнительно, чтобы вы представляли собой какого-то глубоко замаскированного Джеймса Бонда, впрочем, и ему бы такое мероприятие показалось чрезмерным.
   – И что вы предлагаете?
   – Убрать пистолет и поговорить, как нормальные люди.
   – А разве он вам мешает? Корнелюк пожал плечами и ответил:
   – Имеется определенное чувство дискомфорта.
   – Интересно, а почему его у вас быть не должно? – поинтересовался Хейти.
   – Ну, как вам сказать, господин Карутар. – Брови Корнелюка удивленно поднялись. – Я ваша единственная ниточка и надежда на спасение.
   – Вот как? – с деланным удивлением вытаращил глаза Хейти. – Вы предлагаете отвести вас в ближайшее отделение ФСБ как иностранного агента?
   – Ну, не смешите меня. Кто вам поверит? Картина будет, мягко говоря, мутная… Но для вас все происшедшее ничем хорошим не закончится. Я же сказал, что работаю не совсем на ФСБ. Охрана Объекта не находится в ведении службы безопасности. Знаете, что означает «вневедомственная организация»? Не каждый президент знает о существовании Объекта. Вы, я и те, кто стоит за нашими спинами, вне такого понятия, как государство. Вне! Осознали масштабы? Как только вы заикнетесь обо мне, я буду вынужден, повторяю, вынужден привести в действие такие социальные механизмы, о существовании которых вы и не догадываетесь… Конечно, снаружи все это не производит такого впечатления. Обшарпанное здание, дрянная система охраны, бардак. Но кто же совершенен? – Корнелюк осторожно развел руками. – Просто поверьте мне на слово – вы не выпутаетесь из этого без меня.
   – Замечательно, – кивнул головой Хейти и демонстративно громко щелкнул вторым предохранителем «глока». – Но вы же могли бы меня заставить?
   – Да… Вполне вероятно, что и мог бы, – Корнелюк задумался. – Конечно, операции с сознанием, эмоционально-психическое воздействие, зомбирование и прочие такие штуки… Но… Я изначально был против подобной практики. Можете считать, что по морально-этическим соображениям. Метод надежный, но уж очень…
   Он сморщился и посмотрел на Хейти.
   – Понятно, – ответил Хейти. А про себя подумал: «Если бы они могли меня заставить, то все, что нужно, было бы уже сделано. Значит, что-то не работает. Программа. Или программист далековато…» – Так что вы предлагаете?
   – Очень просто, – тут же отозвался Корнелюк. – Я – это ваше необходимое звено. Без меня вы не выполните задание и не сможете безболезненно покинуть страну. Я вам помогу.
   – Бред, зачем мне покидать страну? Вы меня шлепнете по исполнении заказа и концы в воду. Будет на кого спихнуть. – Хейти осторожно, чтобы не щелкнуло, снова вдавил предохранитель.
   – Ну-ну, зачем так, – примирительно произнес Александр. – Во-первых, мы не душегубы какие-нибудь, во-вторых, это ж государственный скандал, в-третьих, я тоже отсюда мотать собираюсь.
   – А в-четвертых?
   – В-четвертых… В-четвертых, все слишком хорошо продумано, чтобы рисковать всем. Я отлично понимаю, что вы не идиот и на одной идее насолить государству российскому на мины не броситесь.
   – А с чего вы взяли, что я желаю ему насолить?
   – Ой, да ладно, бросьте! Бросьте эту комедию! Неужели вы считаете, что никому не известно ваше отношение к так называемым «русскоязычным»? Нет, не Эстонской Республики, а лично ваше! Вы же шовинист, господин Карутар. Убежденный. Вы, конечно, можете считать, что это только бытовые проявления.
   Что на самом деле вы далеки от таких примитивных идей и комплексов… Но факты, милый вы мой, говорят против вас. А досье на вас собрано ой какое объемное. Все, что расположено по ту сторону нарвской границы, для вас недотягивает до звания «человечество». А? Скажете, что все это не так?
   Хейти молчал, стараясь понять, что же такое застряло в горле? И откуда взялось? И почему?
   В его голове кто-то кашлянул и напряженным шепотком произнес:
   – Ну, kutsu (маленькая собачка, щеночек (эст.)), приятно, когда мордашкой в лужу? А? В свою же…
   Голос был хриплый. И Хейти вдруг с нереальной четкостью понял, кто говорил с ним все это время. Вспомнил этот голос. Тогда, за занавесками на печке, где он лежал в детстве…
   В комнате сидели его отец и дед. И дед вот таким вот шепотком, чтобы не будить мальчонку, говорил с отцом:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация