А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охота на НЛО" (страница 21)

   ГЛАВА 24

   На всяких анархистах – проводят эксперименты.
Егор Летов
   Когда в дверной скважине завозился ключ, Хейти уже не стал выдумывать что-либо особенное, а просто взял дверной проем на прицел.
   Ситуация с «осажденной» квартирой несколько утомила его.
   «Кто бы там ни был, положу на пол, а потом разбираться буду… Что у них тут с частной собственностью в конце концов? Ползают все, кому не лень…» – лихорадочно думал Хейти, утапливая предохранитель.
   Дверь открыл капитал Слесарев, держащий в одной руке ключи, а в другой – весело оформленный целлофановый пакет, из которого вызывающе торчала палка колбасы. Он на мгновение замер, разглядывая то своего гостя, то круглое девятимиллиметровое отверстие ствола.
   – Это – оккупация? – спокойно спросил Сергей, заходя в квартиру, когда Хейти убрал пистолет.
   – Нет… Это так… Меры предосторожности. У тебя не квартира, а проходной двор. Ходят тут всякие…
   – Какие всякие? – спросил Слесарев, направляясь на кухню и осторожно обходя самопальную бомбу, – Что эго там у тебя?
   – Да так… Бомба.
   – Правильно, взорвать все на хрен, – пробормотал Слесарев, вытаскивая из пакета колбасу и сразу же откусывая кусок. Уже с набитым ртом он переспросил: – А ходит-то кто?
   – Не знаю. Однако сначала какая-то дамочка дверь царапала, а потом какие-то ребята привалили. Замок ковыряли. Дверь пытались открыть. Я не дал… Их сосед сверху спугнул.
   – Нормально… – пробормотал Сергей. На столе появилась бутылка водки «Пшеничная» с мельницей на этикетке.
   У Хейти возникло ощущение, что Сергей не совсем его слышит или сегодня насмотрелся такого, по сравнению с чем попытка взлома собственной квартиры просто мелочь.
   Капитан подхватил бутылку и посмотрел на нее с обратной стороны.
   – До чего додумались, – он наконец проглотил колбасу. – Состав водки. Слышишь? Цитирую: «Водка „Пшеничная“. Спирт этиловый ректифицированный „Экстра“, вода питьевая исправленная». Исправленная вода… Застрелиться…
   – Это еще не все… – робко произнес Хейти.
   – Не все? – Сергей оторвался от созерцания продукта, полученного с помощью исправленной воды, и посмотрел на Хейти.
   – Нет. После ребят еще один пришел.
   – Пришел?
   – Пришел. Он в комнате сидит.
   Слесарев поставил бутылку на стол и прошел в комнату, снова осторожно обойдя стороной самодельную бомбу.
   – Где он? – донесся его голос.
   Хейти прошел следом и открыл шкаф.
   Уже успевший очнуться пленник что-то промычал: кляп мешал ему выразиться яснее.
   Немая сцена продолжалась некоторое время. Потом Слесарев прокашлялся, шмыгнул носом и, прикрыв шкаф, вытолкал Хейти из комнаты. Плотно закрыв за собой дверь и перебравшись на кухню, Сергей спросил:
   – Он что, в квартиру вошел?
   – Вошел.
   – Не ты ему открыл, а он сам вошел?
   – Точно так.
   – Угу… То есть, можно сказать, незаконно проник.
   – Точно. Несанкционированное проникновение. Со взломом. Я тут у него в карманах покопался… Вот.
   И Хейти выложил на столик, потеснив бутылку водки, колбасу и пакет с какими-то банками, все, что нашел в карманах у пленного.
   Сергей растерянно покрутил в руках отмычку, ключи. Внимательно пригляделся к ножику. Спросил:
   – Документы?
   – Не было.
   – Здорово. – Сергей сел. – С одной стороны… Можем обращаться как с частным лицом. Взломщик, мол, вор… А как он, собственно, в шкафу оказался?
   Хейти объяснил.
   – Разумно, – ответил Слесарев. – А бомба зачем?
   – Тут я тебе ничего сказать не могу, – ответил Хейти. – Зачем я ее сотворил, это вопрос отдельный.
   – Тоже правильно. Это может подождать… Ты взрыватель тоже смастерил?
   – Если я не ошибаюсь, не было такого.
   – Если не ошибаюсь… Кулибин, – пробормотал Сергей, доставая из сумки банку зеленых оливок, острых, с перчиком внутри, и банку маринованных огурчиков. Сверху на это благолепие он положил кусок сочной ветчины.
   Некоторое время оба молча резали продукты и раскладывали все по тарелочкам. Почему-то хотелось все оформить красиво, а не хватать куски с развернутой бумаги.
   – Что мы с ним делать будем? – наконец спросил Сергей.
   Хейти отловил это «мы» и снова подумал, что зря втравил в историю капитана. Слесарев, судя по всему, мужик командного склада мышления и предпочитал работать вместе, нежели порознь.
   «А кто его просил меня спасать? Инициатива наказуема…»
   Пока Хейти раздумывал, капитан повторил свой вопрос:
   – Так что мы будем делать с Кактусом?
   – С кем? – не понял Хейти.
   – С Кактусом. Тот, что у тебя в шкафу сидит… Я его Кактусом прозвал. Фээсбэшник он. Хейти молчал.
   – Меня интересует, кто были те ребята, что в дверь ломились первыми, – продолжил Сергей.
   – Первой женщина была…
   – Тетка не в счет. Но ребята…
   – Я поначалу подумал, что ориентировку на местности решили провести, но потом пришел этот. И если ты говоришь, что он из бюро, то первые, значит, были не из одной с ним организации.
   – Почему?
   – Хм. Они уже знали, что дома кто-то есть. И он бы знал. А если так, то не полез бы мордой на дверь, как практикант.
   – Логично, – согласился Слесарев и открыл бутылку. Задумчиво посмотрел на нее и снова закрыл. – А значит?..
   – А значит… Я или ты понадобились еще кому-то.
   – Ты или я? – спросил Сергей.
   – Не знаю. Наверное, я. Ты ничего такого не делал?
   При этих словах Сергей резко выдохнул и прокашлялся.
   – Не знаю, может, и сделал, – произнес он после долгой паузы. – Прямо «Люди в черном» какие-то… Ладно. С этим что делать будем?
   – Допросить было бы полезно. Я думаю.
   – Полезно… Только глаза ему развязывать не будем, и вопросы задавать буду я, а то ты с твоим акцентом сразу засветишься… Пошли. – Капитан решительно завернул водочную крышечку.
   Они вытащили Кактуса из шкафа и усадили на стул. Пленный активно брыкался и мычал что-то угрожающе-ругательное.
   Удивительно, но этот поток невнятной ругани прекратился сразу после того, как был вынут кляп.
   Посмотрев на сломанный нос пленного, Хейти подумал, что чуток перестарался с дверью. Нос Кактуса смотрел куда-то в сторону и, вероятно, теперь будет посвистывать.
   «Ничего, – неожиданно агрессивно подумал Хейти. – Заштопается. Будет как новенький».
   Они некоторое время молча смотрели на насторожившегося Кактуса.
   Пауза настолько затянулась, что Хейти начал погладывать на капитана. Не заснул ли?
   Сергей тем временем морщился, шевелил усами и изображал сильнейшую задумчивость на лице.
   Наконец он прокашлялся и спросил:
   – Как зовут?
   Кактус не ответил. Только желваки на скулах ходили взад-вперед.
   – Зовут, говорю, как? А то неудобно… – снова спросил Слесарев и тяжело вздохнул.
   На этот раз Кактус прочистил горло и внятно произнес:
   – Капитан. Не играй в эти игры… Не по Сеньке шапка.
   – Знаю… – вздохнул Сергей.
   Он подошел к пленнику и снял с него повязку.
   Свет от настольной лампы был, по всем правилам, направлен Кактусу прямо в глаза. Тот заморгал, прищурился.
   – Свет убери. Развел гестапо, понимаешь…
   – Перебьешься, – грубо ответил Слесарев, но лампу все-таки немного отвел в сторону. – Так звать тебя как?
   – Дмитрием зови. Только закурить дай… Может, развяжешь?
   Капитан ничего не ответил.
   Дал сигарету. Чиркнул спичкой.
   Дмитрий-Кактус, неловко держа сигарету губами, задымил. Прищурился: сигаретный дым попадал в глаза.
   – А это кто там у тебя? Эстонец?
   – Нет, – зло ответил Сергей. – Китаец. За рисом зашел.
   – Здорово, мы за ним гонялись, нужно отметить, – не обращая внимания на Слесарева, продолжал Дмитрий. – Вот ведь незадача, как в воду канул. Как не было. Ни следов, ничего. А он, стало быть, сюда…
   – Скажите, что с Мельниковым?.. – неожиданно для себя спросил Хейти.
   Дмитрий удивленно вытаращил глаза.
   – Хорошенький вопрос. Особенно когда его задает человек, из пистолета которого вышеозначенный лейтенант Мельников и был застрелен. Или вы знаете еще одного человека с пистолетом «глок», который пьянствовал с Русланом Тимофеевичем в тот вечер? Не знаете? Жаль…
   Хейти молчал. Дмитрий напряженно сверлил взглядом его силуэт на фоне окна. В сгустившихся сумерках, да с лампой в лицо, он мог видеть только силуэт.
   – Я его не убивал, – наконец сказал Хейти. – Мне его убивать было незачем…
   – Возможно, – согласился Дмитрий и сразу спросил: – А кто тогда?
   Хейти снова замолчал.
   – Ты зачем ко мне в квартиру влез, Дима? – взял инициативу на себя Сергей. – Да без понятых… Нехорошо.
   – Слушай, капитан, ты не особенно ерепенься. Ты укрываешь человека, находящегося в розыске. И вообще… – Он сделал многозначительную паузу.
   – Да ну?! – Слесарев удивленно округлил глаза. – В розыске?! Это новость, ничего не скажу.
   – Угу, – вклинился Хейти. – Каком таком розыске? Я себя вчера по телевизору видел. Гуляю, достопримечательности рассматриваю. По стольному городу Москве. Вы там искали?
   – Точно гуляешь? – спросил капитан.
   – Как дважды два. Сегодня видел, – в тон ему ответил Хейти. – Под тем соусом, что, мол, визит протекает успешно.
   – Ой, ну прекратите, а… – устало сказал Дмитрий. Пепел от сигареты упал ему на брюки. Он дернул ногой, пытаясь его стряхнуть. – Хватит мне тут заливать. Вы в дерьме по самые уши. Оба. На одном висит убийство и обвинение в шпионаже. А второй пойдет за пособничество. Это в лучшем случае. А если Ваньку валять не прекратит, то «за измену Родине» я ему устрою, как два пальца… Вам понятно, господа юмористы?
   – Ясно, – тихо подтвердил Слесарев. – А вот если кто-то не заткнется, то я еще и за убийство пойду… Дмитрий презрительно усмехнулся.
   – Кстати, – Сергей повернулся к Хейти, – как это ты, дорогой северный сосед, можешь пойти по статье за шпионаж? Что это ты, дорогой мой, в нашем городишке нашпионил? Уж не тарелку ли летающую порешил ты украсть?
   При этих словах Хейти вдруг стало нехорошо. В голове послышался знакомый гул. Комната поплыла перед глазами…
   Он изо всех сил ухватился за краешек стола, рядом с которым стоял. Под руку подвернулся какой-то листок. Хейти сжал руку. Послышался хруст, что-то покатилось. Рассыпались карандаши.
   Гудящая тишина начала давить на уши.
   Слесарев не заметил этой перемены и продолжал клоунским тоном:
   – Али, может, ты порешил, мил человек заморский гость, у нас уворовать секрет производства хитрого снадобья, люпином именуемого? Да… Есть что воровать в нашем королевстве… Когда в нем такие славные охраннички сидят…
   – Капитан… – начал было Дмитрий.
   Но Хейти не слышал уже слов, погружаясь в вязкий черный кисель сумеречной комнаты. Где-то там, наверху, остались проблески сознания, Хейти он казались солнечными бликами на поверхности воды, а сам он погружался все глубже и глубже, все сильнее и сильнее подчиняясь чужой воле.
   Наверное, впервые он не потерял сознания полностью. Неизвестно, что было этому причиной. Может быть, сознание уже успело приспособиться к тяжести чужеродной ориентировки. Может быть, сопротивляемость организма немного поколебала стальные оковы постороннего разума. Может быть, стремление быть свободным, свойственное любому человеку, все-таки взяло верх в борьбе с беспамятством.
   Неизвестно. Просто Хейти видел и осознавал все, что происходит с ним, но сопротивляться не мог.
   Уже не глазами стороннего наблюдателя, а своими собственными глазами Хейти видел, как его руки медленно поднимают пистолет. Направляют на сидящего на стуле Дмитрия.
   В опустевшей голове твердо застряли две установки. Именно установки, потому что мыслями это назвать было трудно. Программа…
   1. Обеспечить сохранность человека, имеющего доступ к Объекту.
   2. Уничтожить лишних свидетелей и работников, связанных с Объектом, могущих помешать осуществлению задания.
   Далее программа определяла «человеком, имеющим доступ», Сергея. А «работником, связанным с Объектом», – Дмитрия. Последний должен быть уничтожен.
   Где-то там, внутри, Хейти чувствовал, есть еще множество пунктов…
   Добротно и грамотно сделанная программа…
   Погружаясь все глубже, Хейти последними каплями воли пытался удержать непоправимое, направив все силы на указательный палец правой руки, неуклонно вдавливающий спусковой крючок. Удержать… Удержать… У «глока» предохранитель тесно связан с курком, впервые Хейти об этом пожалел.
   Он еще видел, как падает вместе со стулом Кактус-Дима, как капитан Слесарев махом ноги вышибает пистолет из рук Хейти…
   – Водки! Водки!!! Водки ему!!! – кричит, кажется, Дмитрий. – Водки!!!
   А потом пол повернулся вертикально, потемнел и больно ударил по голове.
   Гул пропал.
   Темнота упала на глаза.
   Но не та темнота чужой власти, окутывавшая до этого Хейти ватным одеялом, а просто темнота, которая наступает, когда спишь.
   «Водки мне… Это он про меня… – мелькнула мысль. – Напоят. Гады».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация