А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пригоршня вечности" (страница 8)

   VII

   Ставни распахнулись и свежий воздух ворвался внутрь, разгоняя гарь и прогоняя остатки сна.
   Нламинер поднялся с пола, щурясь и часто моргая. Рисса завтракала, сидя за столом. Её чешуя ещё не успела высохнуть от морской воды.
   Он мысленно взвыл и пожелал, чтобы на этом острове водился хотя бы один заяц. Или сурок. Что угодно съедобное. Уж он бы выследил его! О боги, все сокровища Палнора за кусок хлеба!
   Нламинер поднялся и заметил цепочку тёмных следов, ведущих от стола к двери. Принюхался. Пахло чем-то мерзким.
   – Откуда это? – указал он на пятна в величайшем удивлении. – Я хотел сказать, доброе утро. Что здесь случилось ночью?
   Рисса коротко рассказала о своей «встрече» с неизвестным, умолчав о втором своём видении. Нламинер осторожно подошёл к двери и выглянул наружу. Разумеется, там был коридор и мокрые следы, тянувшиеся от лестницы.
   – Нда, – вздохнул он. – У меня тоже был очень странный сон. Я… – он замер. Тёмная пелена опустилась где-то в глубине его памяти. – Очень интересно. Я помню, что видел крайне странный сон, но не помню ни одной детали. Уже второй раз я забываю вещи, которые только что помнил. Как по-твоему, это нормально?
   – Нет, – ответила она коротко.
   – Всё время хотел спросить, – Нламинер сел рядом. – Твоя магия может вернуть память?
   – Иногда, – Рисса пожала плечами. – Ты действительно хочешь, чтобы я попробовала?
   Он выдержал взгляд её оранжево-зелёных глаз и покачал головой.
   – Пожалуй, что нет, – ответил он, поджав губы. – По крайней мере, не сейчас. Сейчас я хотел бы заняться вон той надписью, – кивок в сторону стола. – Или есть другие предложения?
   – Мы тщательно осмотрели только две комнаты, – ответила рептилия. – Пока что мы не нашли ничего, что объясняло бы, почему нас заставили прибыть именно сюда. Кладбище разрушено, так что там мы ничего не узнаем. Подземный храм тоже разрушен.
   – Храм? – удивился Нламинер. – Это был храм? Там, где водоём и ящеры? Чей же?
   Рисса вздохнула.
   – Надо заняться твоим образованием. Это был храм Андринкса, Властителя Времени. Правда, он скорее не зависит от времени, чем повелевает им. Так что гордись, у тебя в кармане лежит знак на память от одного из величайших богов.
   Нламинер покопался и извлёк ключ. Тот самый, с той памятной встречи у святилища близ Анлавена. За прошедшие годы ключ не утратил своей привлекательности.
   Рисса осеклась.
   – Я говорила о шарике, который ты подобрал. Откуда у тебя это?
   Нламинер вздохнул не менее тяжко.
   – Похоже, нам предстоит рассказать друг другу множество вещей, – заключила рептилия. – Позже. Я пойду осмотрю здание. Кстати, не забудь позавтракать.
   Нламинер положил шарик рядом с ключом и посмотрел на них. Куда ни глянь, кругом боги. Слишком много богов, надо признаться, для такого крохотного клочка суши.
   Какая-то мысль шевельнулась в глубинах его сознания. Слишком много богов, повторил он вслух и спрятал оба предмета.
   Затем вернулся к камину и принялся разводить огонь.
* * *
   – Учитель, что такое Анс-Шаар? – спросил Нламинер у Инлеира три года спустя своей первой вылазки в Сингару. Распрощавшись с Риссой через три недели после их встречи, он посетил почти все города Западного Архипелага, подрабатывая охранником и постепенно совершенствуя свою магию.
   Так прошло ещё шесть лет.
   Собственно, Инлеир уже не был его учителем. По крайней мере, официально. Закончив первые три года обучения, Нламинер, как и его сверстники, находился перед выбором: остаться магом с начальными знаниями, вполне годными для мелких бытовых целей или же поступить на более серьёзные – и более ответственные курсы. Вопрос был далеко не праздным, требования к студентам были высокими, но и времени на размышление давалось неограниченно много.
   Инлеир откинул капюшон, под которым обнаружились короткие кудри серо-стального цвета. Глубокий шрам, начинаясь у правого виска, продолжался далее где-то под волосами. Он скрывает шрам, подумал Нламинер, несказанно удивившись такому жесту. Интересно, почему?
   – Где ты это слыхал?
   – Так мне сказали… несколько лет назад.
   – Ага. И кто эта твоя новая знакомая? – Инлеир хитро прищурился и огоньки зажглись в глубине его тёмных глаз.
   Теперь настала очередь Нламинера удивиться.
   – Откуда вы знаете, что это «она»?
   – Сейчас объясню. Пока же ответь, ты пытался её расспрашивать об этом?
   – Нет, – честно признался он.
   – Правильно, – маг откинулся в кресле. Они сидели на одной из площадей, где Нламинер случайно заметил своего прежнего наставника. Само то, что вечно занятый маг спокойно проводил время за прохладительными напитками, было достойно удивления. Однако то, что Инлеир был настроен поговорить, и вовсе оказалось величайшей удачей!
   – Скажу пока одно: твоя знакомая – важная фигура в их иерархии.
   – В чьей?
   – Хансса. Кстати, весьма многочисленная раса, но очень скрытная. Ты когда-нибудь замечал их в Оннде?
   – Нет, ни разу, – ответил Нламинер, вспоминая Риссу. Положительно, её соплеменники бросались бы в глаза в любом месте города.
   – То-то и оно. А тем не менее их здесь тысячи.
   – Не может быть! – вновь поразился Нламинер.
   – Может. Кстати, Оннд – один из древнейших городов, и здесь представлены практически все расы. Тебе, наверное, кажется, что здесь только человекообразные расы, такие как люди, ольты, найя, дарионы и некоторые другие. Однако, здесь есть все. Просто не все их замечают.
   Вернёмся к твоему вопросу, – продолжил маг. – Насколько я понял, ты практически ничего не знаешь о Хансса. При условии, конечно, что твоя знакомая ничего не рассказывала.
   – Пожалуй, что ничего.
   – Кое-что я знаю. Знаю, что их цивилизации несколько десятков тысяч лет, что живут они не менее шестисот лет…
   – Шестьсот лет! – воскликнул Нламинер, облизывая клыки. Для него это действие означало крайнее удивление. Многие случайные свидетели, однако, воспринимали его клыки как демонстрацию несколько других намерений.
   – … и имеют очень сложную систему взаимоотношений. Там сотни названий, в которые я не стану вдаваться. Очень большое внимание они уделяют представителям других рас. Тебе предложили очень своеобразные взаимоотношения… в Тален нет нужного слова… одним словом, это сочетание одновременно личного друга, союзника, отчасти собрата по культу и кое-чего ещё. Я сам не вполне понимаю их психологию – вероятно, никто, кроме Хансса её не поймёт, – но тебе дано весьма привилегированное положение в их сообществе. Не исключено, что это тебе ещё пригодится. Такие вещи не делаются просто так.
   – Надо же! – пробормотал Нламинер. – А откуда вы сами это знаете?
   – У меня не менее высокое положение среди Хансса, – ответил маг просто. – Когда-то я был у них послом. Ещё во время войны на западе. Кстати, неподалёку от Сингары. Около ста двадцати лет назад.
   Они помолчали несколько минут. На площади царило обычное оживление, но в небольшой закусочной на свежем воздухе, где они сидели, народу было немного. Нламинер время от времени бросал осторожный взгляд на прохожего, гадая, какое лицо скрывается на самом деле под видимым обликом.
   – Я рекомендую тебе обратиться в городскую библиотеку, – предложил маг серьёзно. – Почитай труды о Хансса. Потерять их расположение не очень трудно, и было бы обидно попасть впросак по неведению. Я сам зайду туда и попрошу дать тебе доступ к соответствующим записям.
   – Так эти сведения не для всех?
   – К сожалению. Мы живём без войн всего лишь сорок три года. Возможно, что нам удалось, наконец, создать способ предотвращать межрасовые конфликты – но пока опасность сохраняется, будет и тайное знание, недоступное большинству. Впрочем, боюсь, что так будет всегда.
   – Как мало мы знаем друг о друге…
   – Вовсе нет, – возразил Инлеир. – Ты знаешь, на каких условиях было заключено последнее перемирие? Наблюдатели от всех рас, заинтересованных в прекращении войн на Ралионе присутствуют во всех мало-мальски значимых населённых пунктах друг у друга. Явно или нет, как шпионы или советники, послы и прочее. Помимо всего прочего, это должно свести к минимуму риск сговора и попытки вновь начать раздел территорий.
   – Так что же выходит, не все расы заинтересованы в мире?
   Инлеир вздохнул и посмотрел куда-то поверх Нламинера.
   – Во-первых, не все считают необходимым как-то фиксировать своё мнение. Хотел бы я посмотреть на дракона, который снизойдёт до подписания – хотя бы и формального – какого бы то ни было перемирия! Во вторых, у некоторых рас нет понятия о едином управлении. В таких случаях мир подписывали заинтересованные области – княжества, королевства, называй как хочешь. В третьих, некоторые расы рассеяны по всему миру и во многих случаях никогда не собираются в больших количествах. Не стану утомлять тебя другими подробностями.
   Нламинер вновь облизал клыки.
   – А я-то считал, что мы живём в относительно спокойном мире. Не очень безопасном, конечно, но не в таком беспорядочном. Лучше бы я не спрашивал…
   Инлеир поднял вверх указательный палец.
   – Правило номер два, помнишь? Не следует стремиться получать сверх необходимости. Знать много о мире – значит, пребывать в большем беспокойстве. Никогда не пересекай границы известного без веских причин. Пока что твоё любопытство сходило тебе с рук…
   «Я бы так не сказал», подумал Нламинер, погладив побелевший после общения с нежитью мех на голове.
   – … но когда-нибудь может и не повезти.
   Инлеир щёлкнул пальцами и прислушался.
   – Мне пора. Спасибо, Нламинер, за беседу. Пожалуйста, зайди ко мне в школу до отправления куда бы то ни было. Я, помимо прочего, Наблюдатель в Оннде, и всё, что ты сочтёшь нужным рассказать, будет очень интересно многим другим.
   Они распрощались.
   «Пожалуй, пока из города уезжать я не стану», решил Нламинер, двигаясь не спеша в сторону гавани.
   Поглазев на корабли и послушав свежие новости, он направился к ближайшую гостиницу, чтобы обдумать свои планы. Заработанного ему должно хватить на несколько месяцев, а за это время он найдёт, чем заняться.
   Он прошёл едва ли сотню шагов, когда кто-то осторожно потянул его за руку.
   – Я слыхала, что ты ищешь, чем заняться? – спросили его.
* * *
   «По…л тре… кни. а с… вв… с. ве… ап..»
   Нламинер очнулся от воспоминаний и понял, что уже час сидит, глядя на проплавленные буквы.
   «По…л» – несомненно, «подвал». Это-то понятно. Если бы Рисса что-то обнаружила поблизости, она давно бы уже сказала. Стены достаточно тонкие, скрытых помещений над землёй не должно быть – план маяка висит в нескольких местах здания и ни одна копия существенно от других не отличается. Значит, что-то должно быть под землёй. «Если только здесь нет порталов», возразил внутренний голос. Нламинер поморщился. Пока лучше думать, что здешние подземелья, как и положено нормальным классическим подземельям, не меняют своего вида каждые несколько минут, и что каждая дверь, сколько бы раз её ни открывали, будет вести в одно и то же место. Правда, дверь из их комнаты вела ночью куда-то… впрочем, это было что-то вроде сна.
   «Кни. а» – «книга»? «Третья книга»? Где здесь есть книги, среди которых можно найти третью? Разумеется, напротив. Нламинер вышел на минутку в библиотеку и быстро вернулся. Понятно. «Третья книга слева вверху». Какая-то простая загадка…
   Третьим слева – если считать полки, стоя лицом внутрь помещения, был объёмистый том всяческих путевых заметок и описаний народов Ралиона. Нламинер посмотрел: издано сто сорок лет назад. Ну да, небось, полным-полно всяких сказок. Искать в такой книге что-то полезное и связанное с маяком?
   На всякий случай он прихватил книгу, которая была бы третьей слева, стой он лицом в противоположную сторону. Это был справочник по наиболее известным архитектурным сооружениям Ралиона. Тоже очень полезный, несомненно. Тот, кто оставлял это послание, большой шутник.
   Но вот последние слова никаких идей не навевали.
   Он сидел, листая пожелтевшие страницы, поражаясь фантазии автора, смехотворным подчас воззрениям путешественников прошлого, когда появилась Рисса и села поближе к камину.
   – Холодно, – сообщила она. – Очень холодно для середины лета. Ужасные сквозняки во всех этих комнатах.
   Нламинер показал ей книги и сел, прислушиваясь к завывающему за окнами ветру. Рисса захлопнула ставни и вернулась к очагу.
   – Иначе, – пояснила она, – и в спячку впасть недолго.
   – Вы впадаете в спячку? – поразился Нламинер.
   – В прошлом, – ответила она, держа руки у огня. – Будь со мной всё моё снаряжение, мне и зазимовать ничего бы не стоило.
   Нламинер посмотрел на останки мебели – последний запас дров. Дня на два хватит, не более. Что делать потом – совершенно неясно.
   – Слушай, – повернулся он к Риссе. – Не может быть, чтобы здесь топили одними дровами. Даже когда здание ещё не было разгромлено, потребовались бы тонны дерева! Что, его везли с Материка?
   – Почему бы и нет? – пожала плечами она. – Один раз в год – не так уж и дорого, если речь идёт о безопасности многих десятков кораблей.
   – Но камин есть только в этой комнате! Как обогревались остальные?
   Рисса задумалась.
   – Должно быть, какое-то центральное отопление. Я правда, не помню, чтобы оно было на планах, но что в этом такого интересного?
   Нламинер поднялся.
   – Где-то в кладовках я видел зимние одежды, – заметил он, подбрасывая новое полено в огонь. – Поищу, может там что-нибудь найдётся.
   – Отвратительная погода, – пробормотала Рисса, поворачивая хвост к огню. – Не хватало только замёрзнуть.
* * *
   Нламинер шёл, сжимая в руках изрядно пострадавшую от воды, моли и времени меховую накидку и прислушивался к каждому звуку. Снаружи уже бушевала метель. Если бы он не видел это своими глазами, нипочём бы не поверил. Позавчера – лето, жаркое и влажное. Вчера – осень, с опаданием листьев, дождями и непрекращающимся ветром. Сегодня – уже зима. Чертовски быстро идёт здесь время!
   Обратившись лицом туда, где должен был быть континент, он прищурился, стараясь сквозь вращающийся снежный туман увидеть хотя бы один блик света, хоть какое-нибудь свидетельство существования цивилизации. Но тщетно.
   Осколки путеводного шара на крыше время от времени испускали болезненный, неровный свет. Он выхватывал из снежного вихря фантастические, эфемерные картины, от которых становилось не по себе.
   Он вернулся в их комнату и вздохнул с облегчением. Как тепло!
   Рисса дремала у огня.
   Нламинер постоял у окна и вздрогнул. Шаркающий звук донёсся до него, словно из другой вселенной – так, что его можно было бы счесть игрой воображения. Он повернулся к Риссе. Та спокойно спала, практически беззвучно и неподвижно – как обычно.
   Нламинер повесил на пояс ножны с мечом и выскользнул из комнаты. Сквозняк оплакивал что-то в концах коридора, и отдельные снежинки весело кружились в воздухе. Пыли на полу уже не было: пол был чист и даже, кажется, натёрт. Скоро новый, снежный ковёр украсит большинство здешних комнат.
   Шаркающие звуки донеслись вновь, откуда-то снизу. Нламинер обнажил клинок и поразился: голубое пламя плясало по нему, то пригасая, то проносясь яркими волнами. Нламинер подобрался к лестнице и заглянул вниз. Никого. Ни теней, ни запахов. Он скользнул по каменным ступеням вниз и выглянул за угол. Одна из дверей была приоткрыта. Звук доносился изнутри.
   Может, стоит всё же разбудить Риссу? Её чутьё никогда прежде не подводило… за исключением тех случаев, когда он полагалась на его чутьё. Что-то с ней не так, подумал Нламинер, стараясь ни звуком, ни движением не выдать своего присутствия. Совсем уж врасплох её не застать. Если что – подниму шум погромче.
   Он вжался в стену и подкрался к косяку. Изнутри тянуло запахом горящих дров, пыли и чего-то ещё. Слабый скрип. Свист ветра в щелях. Что там происходит?
   Нламинер беззвучно возник в проёме. Кто-то, сгорбленный, закутанный в старую шубу, сидел за столом и медленно, словно с трудом, писал в старой потрёпанной книге. В камине рядом едва-едва теплился огонь. Нламинер быстро огляделся. Что-то сродни видению Риссы. Очень настоящее, но… не настолько, насколько он сам. Впрочем, раз уж у нас тут летом зима, почему бы не появиться ещё одному жителю?
   Он медленно, шаг за шагом, приближался к сидящему. Сказалась многолетняя привычка. Ни одна половица не скрипнула под ногами, ничто не захрустело и не покатилось. В кресле сидел, видимо, человек: пальцы были узловатыми, почти коричневыми, но явно человеческими. Пальцы старика или тяжело больного.
   «Лето 102/4.», прочёл Нламинер из-за его спины, уже не сильно беспокоясь о своей безопасности. Он стоял чуть боком: если кому-то ещё вздумается пробраться в комнату, он заметит пришельца. Сидящий же, судя по всему, не был опасен. Он прислушался и вновь осторожно наклонился над книгой.
   «Метель и сильный ветер продолжаются уже третий день. Нет никакой возможности ухаживать за шаром: от холода я чувствую себя гораздо хуже. Если не прибудет корабль с топливом, то до конца лета я просто не доживу.»
   Сидящий неожиданно поднял голову и посмотрел Нламинеру в глаза.
   Огромного усилия воли ему стоило не закричать от ужаса.
   Мёртвое лицо открылось его глазам. Оно выглядело так, словно в течение многих лет постепенно отваливалось кусками, и недостающие части замещались первым попавшимся материалом. По всем законам природы, человек с таким лицом не мог быть живым.
   Человек поднялся из кресла и двинулся прямо на Нламинера. Тот, потрясённый, не сдвинулся с места, и случилось нечто странное: человек прошёл сквозь него. Кряхтя (судя по движениям), взобрался на небольшую складную лестницу, чтобы поплотнее закрыть створку окна. Нламинер, не веря своим глазам, потрогал стол, украдкой пошевелил страницу книги, дотронулся до чернильницы. Всё совершенно материально.
   Человек подошёл, сгибаясь в три погибели, к очагу, что-то беззвучно сказал и вышел прочь из комнаты. Поборов крупную дрожь, что не позволяла ему пошевелиться, Нламинер направился следом. Не было смысла таиться от этого старика: всё равно он его не ощутит.
   Он двигался вслед за человеком, заглядывая во все комнаты, поражаясь произошедшим там переменам. Что-то тихонько стучало и бурлило на кухне – кастрюля, стоявшая на плите. Связка ключей лежала рядом с люком, закрывающим спуск в подвал. Человек с величайшим усилием открыл люк (Нламинер подумал, что тут-то ему и наступит конец) и исчез в темноте внизу. Вскоре там зажёгся неровный жёлтый свет и Нламинер поспешно спрыгнул вниз. Облачко пыли поднялось из-под его ног. Человек тут же обернулся (Нламинер отвёл взгляд в сторону), посветил вверх и что-то произнёс. Затем, покачав головой, скрылся там, где Рисса обнаружила сгнившие мешки с провизией.
   Всё там было чисто и аккуратно. Никакой плесени, никакого запаха гниения. А у самого входа был ещё один люк (как это мы его пропустили?), в который человек и спускался. Нламинер подошёл и заглянул внутрь. Внизу аккуратными рядами стояли какие-то бутыли, свёртки, тюки. Пахло пылью. Человек тащил что-то скрежещущее. Вскоре он вернулся со своей поклажей к люку. Это была вязанка дров.
   Нламинер привидением следовал за этим существом, всё более проникаясь ощущением нереальности. Старик обошёл все комнаты, наверху и внизу (заглянул и в ту, где по-прежнему безмятежно спала Рисса), и, неожиданно, вновь направился в подвал.
   В этот раз он двинулся туда, где находилась оружейная. Зачем, интересно? С кем он собрался воевать?
   Дверь распахнулась, но никакой оружейной там не было. Да и зачем такому сторожу оружие? Всё пространство внутри занимали четыре огромных, высеченных в камне концентрических круга. Посреди чёрным туманным облаком висел портал. Изящная вязь неизвестного (дарионского – судя по начертанию) языка украшала каждый круг. Понять бы ещё, что всё это значит!
   Человек поднял руку и внешний круг осветился. Левой рукой старик принялся чертить в воздухе некий знак, контуры которого загорались ярким фиолетовым свечением. Нламинер видел, как шевелятся губы человека, но не мог угадать ни единого слова. Круг погас и человек сделал шаг вперёд. Новый знак – новые безмолвные слова – новый круг гаснет, и снова шаг вперёд. Когда перестал светиться и последний круг, портал издал мелодичный звук и Нламинер вздрогнул. То, что все действия старика были безмолвными, усыпляло бдительность. До чего же напряжены нервы! Он вытер пот с лица и осторожно выдохнул.
   Человек постоял у портала, коснулся его рукой и, горестно опустив голову, отправился восвояси. Каждый круг чуть загорался, когда идущий пересекал его, а портал постепенно переставал светиться. Наконец, старик исчез где-то наверху и заскрежетал люком.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация