А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пригоршня вечности" (страница 17)

   – Мне всегда доставляло удовольствие беседовать с умными людьми, – произнёс тот, полируя бокал полотенцем. – Видите ли, гостей здесь чрезвычайно много, но достойных собеседников – почти не бывает.
   – Где это – «здесь»?
   – Здесь, – Юарон обвёл рукой зал и Нламинер проследил глазами за его жестом. – В Театре.
   – В Театре, – эхом отозвался Нламинер и опустил голову, уперев её в ладони.
   – Не огорчайтесь, – произнёс Юарон рядом с ним. – Раз уж вы нашли меня, значит, вы готовы заплатить за содействие.
* * *
   Арлион-Шаннар чувствовал, что хорошо поработал.
   Из тридцати семи судей, которых назначили все заинтересованные божества, он успел посетить тридцать пять прежде, чем их находил загадочный помощник Токссара.
   При разговорах с ним – все тридцать пять бесед оказались до смешного одинаковыми – этот помощник никак не заподозрил, что имеет дело с подделкой. Не смешно ли, подумал Шаннар. Всё же есть изъян в планах Токссара. Не всё он предвидит, не всё чувствует, не всё предусмотрел. Теперь, когда все тридцать пять Судей, свободные от внушения, которое пытался применить союзник, скажут своё настоящее мнение, участь Токссара незавидна. Что-то он предпримет после этого? Впрочем, это будет уже другая история – хотя, возможно, он, Шаннар, вновь окажется в неё втянутым.
   Нет, скучной такую жизнь не назовёшь. Он вытянулся на серо-фиолетовом песке, на побережье в полутора километрах от доков города Оннд и принялся рассматривать султан дыма, вставший над островком, где не так давно находился маяк.
   Теперь оставалось только ждать. Никто не знает, когда боги объявят день Суда, и никому не под силам предсказать этот день. Теперь, когда выдалась передышка, можно просто погулять вокруг. Никакой спешки, никаких забот… на время.
   И что самое обидное – ни для кого он не друг, хотя многим, кажется, враг. Подлинные подвиги никогда не заслуживают ни единого доброго слова. Шаннар подобрал плоский камень и метнул его, не глядя – загадав предварительно желание.
   Камень отскочил от воды четырнадцать раз, прежде чем утонуть. Как он и загадывал.
* * *
   – Значит, вы здесь хозяин, – произнёс Нламинер, проходя вслед за Юароном в обширную оранжерею.
   – Я не хозяин, – возразил тот. – И никто не может им быть. Просто я лучше остальных понимаю законы Театра и всегда их соблюдаю. В ответ, Театр позволяет мне делать всё, что я сочту нужным. Разве это не справедливо?
   Нламинер только вздохнул.
   – Как вы здесь оказались? – спросил он после долгого молчания. Юарон был поглощён изучением какой-то лианы, что обвивала ствол высокой пальмы. Закончив осмотр, он спрятал лупу в карман и ответил, отряхивая руки:
   – Просто оказался, и всё. Многие попадают сюда, но не всем хватает ума осознать, что они хотели и как этого добиться. Я, в каком-то смысле, осознал.
   – И давно вы здесь?
   – Почём мне знать? – пожал плечами Юарон. – Здесь время не идёт. Отсюда можно выйти и в тот же момент времени, и в прошлое, и в будущее. Мне кажется, что я всегда здесь жил, хотя я помню и детство, и более зрелые годы…
   На вид ему дашь лет сорок, подумал Нламинер. Сколько же он здесь на самом деле? Юарон тихо рассмеялся и двинулся дальше по проходу.
   – Не стоит забивать голову вопросами, если ответ на них не нужен, – продолжил он. – Похоже, так учат в вашем Дворце Мысли? Здесь это не просто совет. Здесь это – правило номер один.
   – Со скольки же миров у вас здесь… гости? – спросил, сглотнув, Нламинер. Вселенная за последние несколько недель настолько расширилась, что он уже не считал себя чем-то уникальным и достойным внимания.
   Юарон вновь пожал плечами.
   – Что считать миром? Ралион – одна из планет, из звёздной системы одного из миллиардов звёздных скоплений. В соседних звёздных системах у вас тоже есть разумные существа, хотя и живут они совсем по-другому. Принадлежат ли они другому миру? У меня бывают люди, похожие на меня или на вас, на вашу спутницу…
   Что-то я не помню, чтобы я говорил о ней, подумал Нламинер.
   – …и на прочие расы Ралиона. Никто из них никогда не слыхал о Ралионе. Многие не верят в магию. Некоторые отрицают существование богов. Из другого ли они мира? Зачастую другой мир лежит в двух шагах – или даже в пределах того же самого существа. Так что я не могу ответить на вопрос.
   – Вы сказали, что я готов заплатить. А за что, вы знаете? И чем это я могу заплатить?
   – Догадываюсь, – Юарон отворил следующую дверь, и перед Нламинером открылась обширная библиотека. Не такая грандиозная, как Библиотека, но немалая. Юарон провёл его к небольшому отгороженному уголку, где на старинном деревянном столе располагалась обширная стопка бумаги, чернильный прибор и несколько перьев.
   – Вот ваша плата, друг мой, – Юарон указал на стопку бумаги. – Если вы сядете и опишете всю свою жизнь, изложите своё знание о Ралионе, Театр окажет вам ответную услугу. Или даже несколько услуг – всё зависит от вашей добросовестности. Дорогу сюда вы теперь найдёте, а если вам не будет работаться – заходите ко мне в ресторан, где я всегда буду рад побеседовать, развлечь вас музыкой, разговором – да мало ли чем ещё!
   – Ресторан, – задумчиво повторил Нламинер доселе неизвестное слово. – И сколько же я здесь просижу?
   – Время в Театре не идёт, – повторил Юарон. – Если вам угодно считать это заключением, – что ж, это очень приятное заключение. Согласитесь, что обслуживание здесь – высший класс.
   – Пожалуй, – согласился Нламинер, мрачно осматривая толстенную кипу, видимо, очень тонкой бумаги. Итак, приключения продолжались.
   Видно, во взгляде его мелькнуло отчаяние, поскольку Юарон похлопал его по плечу и добавил:
   – Сам я потратил немало сил и отказался от многого, чтобы выйти отсюда. Театр меня не выпускает. Ваша же свобода вам доступна – как и весь Театр. Играйте свою роль, друг мой, и завоёвывайте аплодисменты.
   Когда Нламинер очнулся от мрачных мыслей, Юарона поблизости не было. Стук закрываемой двери свидетельствовал о том, что ушёл он пешком, как все добрые люди. Хоть что-то здесь делается по-человечески, проворчал про себя Нламинер, усевшись за стол и задумавшись с пером в руке. Писатель из меня никакой, подумал он. Не беда, отозвался иронический голос где-то в глубине сознания. У тебя будет много времени для тренировки.

   XII

   В день, когда Нламинер закончил свою работу, он – как и тысячи раз до того – бродил по причудливо изгибающимся проходам Театра, пока не вышел – совершенно неожиданно для себя – в небольшую комантку, стены и потолок которой состояли из стекла.
   Странные картины открылись его взору.
   Их объединяло одно: везде царили сумерки. Холмы, заросшие столетним лесом, виднелись слева; полуразвалившиеся строения – прямо перед ним. Могучая река текла по правую руку – и неправдоподобно тонкая и высокая плотина виднелась вдали, гораздо ниже по течению.
   И лес, украшавший горизонт. Нламинер долго смотрел на него, не в силах понять, почему лес кажется таким необычным. Вскоре он понял: если законы перспективы не нарушались, каждое дерево в том лесу должно было быть высотой в несколько сотен метров.
   Разглядывая невероятную, невозможную мозаику ландшафтов, Нламинер находил в ней всё новые и новые детали. Вон – здание, построенное словно изо льда; вон – выжженная солнцем пустыня, с небывалыми грибовидными строениями, разбросанными там и сям; вон – дворец, мрачный и тёмный… Сколько же здесь всего!
   И каждое из этих мест, соединённых неизвестным художником в единое полотно, представлялось ему знакомым. Не прежде виденным, нет: скорее таким, которое невозможно не увидеть – рано или поздно.
   …Впоследствии именно эта стеклянная комнатка, а не всё остальное текучее великолепие Театра возникала перед его глазами, стоило ему подумать о проведённом там времени…
* * *
   «Время!»
   Голос вывел Шаннара из задумчивости. Он стоял у лавки бродячего торговца, прицениваясь к паре неплохих каменных браслетов. С детства он питал слабость к кустарным изделиям – у него дома скопилась уже неплохая коллекция. Теперь, пожалуй, он добавит к ней кое-что…
   «Время!»
   Голос внутри его головы звучал, как набат. Следовало торопиться. Неслыханно удивив торговца тем, что поспешно бросил на прилавок сумму, которую тот назвал в надежде всласть поторговаться, Шаннар схватил браслеты и кинул их в карман.
   «Время…»
   И испарился на глазах у ошарашенного торговца. Тот долго не решался взять оставленные чудаковатым магом деньги – не иллюзия ли? Не ловушка ли? В конце концов, он всё же взял их, отложив в специальный кармашек – непременно проверить! Если то, что ему досталось, не фальшивое, то неделю можно отдыхать…
* * *
   Незримо ни для кого, тридцать семь Судей надели Знаки, выданные им, и растворились в воздухе.
* * *
   Нламинер прощался с Юароном.
   – Не уверен, что ещё увидимся, – покачал тот головой. – Однако, желаю вам всего хорошего. Передавайте привет от меня всем своим друзьям. Если когда-нибудь окажетесь здесь, вы знаете, как меня найти.
   – За ту же плату? – Нламинер изобразил на лице ужас и оба расхохотались.
   – Нет, за счёт заведения, – ответил, отдышавшись, Юарон. – Жаль, я не знаю, что вас погнало в этакие странствия. Занимательная история, скажу я вам. Ну, всего доброго.
   Они вновь пожали друг другу руки, и Нламинер открыл невидимую до поры дверцу рядом со столом, за которым он провёл немало времени.
   За дверцей открывался чудесный лес, где всё искрилось и переливалось на солнце – видимо, недавно прошёл дождь. Нламинер ступил на тропинку, что змеилась среди деревьев, и оглянулся. Дверца захлопнулась за его спиной бесследно.
   Впереди возвышалось высокое здание, на фасаде которого даже издалека можно было увидеть множество изображений. Одно было знакомо Нламинеру – весы.
   Судя по всему, Театр выполнил своё обещание. Вся усталость, которая накопилась в его сознании за долгие дни, проведённые в Театре, быстро расселась, когда он сделал несколько первых шагов. Над ним было небо – настоящее небо. Настоящие птицы летали вокруг и настоящая жизнь текла своим чередом.
   Надеюсь, что я тоже настоящий, сказал про себя Нламинер и решительно направился к зданию.
* * *
   Боги приходили по одному.
   Эзоксу, Главный Судья, прибыл первым и сидел в просторном зале, рассматривая украшения, размышляя о том, что предстоит сделать. Здесь он становился на какое-то время личностью – не всеми теми Эзоксу, что присутствовали одновременно в мириадах миров, ему доступных, а собой. Тот образ, под которым он был известен, некогда был смертным существом. Никому не ведомо, где пролегает грань между смертным и богом, хотя однажды Эзоксу-смертный её пересёк. Но даже ему, Всезнающему, не было дано узнать этого.
   Вторым прибыл Легнар, он же Палнор, он же владелец тысяч других имён – бог воров, музыкантов, исследователей, художников… Некогда самостоятельные олицетворения всех этих родов деятельности во всех видимых Палнору мирах постепенно становились его ипостасями. Одет Бог Воров был в неизменные лохмотья, и, как всегда, держал в руке свою любимую флейту.
   – Я, значит, самый первый, – произнёс он, оглядываясь, и поправился, обнаружив Эзоксу. – Точнее, самый второй. Привет, Судья. Не возражаешь, если я тут немного сыграю?
   – Можешь похитить моё беспокойство, – усмехнулся Эзоксу. Здесь, в Зале Суда, никто из божеств не мог использовать свои атрибуты, что ставило всех в равное положение. Но музыка Палнора, лишённая всех её коварных магических свойств, всё же оставалась непревзойдённой.
   Палнор кивнул и, усевшись на одно из мест для Судей, тихонько заиграл что-то тихое и жалобное.
   А затем пошли все остальные – их соседи по Ралиону, включая таких редких гостей, как божества Хаоса, и некоторых богов из числа тех, которым Ралион не был доступен.
   Истца всё ещё не было, и, пока в Зал не начали заходить Судьи, боги беседовали, делились новостями, рассказывали забавные истории. Здесь они не имели власти – и не могли враждовать. Зартин, Владыка Драконов, держался особняком, но и на него произвело впечатление мастерство Палнора. Впрочем, подходить к Палнору вплотную он, как и Элиор, не решился.
* * *
   Нламинер наблюдал, как Судьи и масса другого народу – все очень странно и по-своему выглядели – входили в здание. Собственно, дверей не было: просторная арка служила входом в единственное помещение, но не оставалось сомнений, что здесь и происходит Суд Смертных. И не всякому дано войти туда.
   Риссы поблизости не было. Надеюсь, что с ней всё в порядке, подумал Нламинер. Хотя её совет сейчас был бы как нельзя кстати!
   Токссар и его помощник, Нлоруан, прибыли последними. Притаившись за колонной, Нламинер следил за тем, как они вошли и на его глазах Нлоруан стал почти прозрачным, войдя под арку. Все остальные присутствующие были вполне материальны и непрозрачны. Почти все – за исключением Андринкса, в облике белого ящера – приняли человеческий облик. Токссар не был исключением. В одной руке он нёс ветвь дерева, в другой – изогнутый посох, свой культовый знак.
   Нет, поправил себя Нламинер. Тот Токссар был подлинным владельцем этого культового знака. Этот же – самозванец, который пытается присвоить то, что присваивать не положено.
   Сам он не смог войти под арку – что-то не впускало его – да в том и не было нужды. Ему всё было прекрасно видно и слышно. Его самого из помещения не было видно – по крайней мере, Нламинер на это надеялся.
   Он приготовился наблюдать за тем, как пойдёт Суд, как кто-то осторожно тронул его за плечо. Он обернулся… надежда ожила в нём и тихо растаяла вновь. Это была не Рисса.
   Человек в небрежно наброшенном плаще, почти полностью облысевший и мягко улыбающийся, приветствовал его.
   – Интересно? – полюбопытствовал он.
   – Ещё как, – мрачно ответил Нламинер, пытаясь понять, с кем говорит.
   – Я помогу тебе, – человек подмигнул и в одной руке его появился свиток, а в другой – прозрачный кристалл. Нламинер тут же узнал его и несказанно поразился.
   – Эзоксу! – он взглянул в Зал. На месте главного Судьи уже сидел Эзоксу. – Кто же тогда…
   – Тс-с-с, – Эзоксу прижал палец к губам. – Там один наш общий знакомый. Говори потише, а то кое у кого могут быть слишком длинные уши.
   – Ничего не понимаю, – честно признался Нламинер. – Что за знакомый? Неужели вы собираетесь расстроить Суд? Что, богам всё позволено? – он почти кричал.
   – Не так громко, – Эзоксу недовольно поджал губы. – Богам позволено не всё. Но можешь не возмущаться: тот, кто всё это подготовил – тоже не бог. Так что все останутся довольны.
   Нламинер потрогал золотую цепочку, которая по-прежнему отказывалась покидать его шею.
   – И что тогда делать? – спросил он и ощутил, насколько глупо он выглядит.
   – Слушать, – указал Эзоксу рукой. – Ждать. Теперь всё зависит от Судей.
   И они принялись смотреть и слушать.
* * *
   – Истец имеет какие-либо замечания к Судьям или ответчикам? – задал вопрос лже-Эзоксу.
   Токссар оглядел зал, подолгу останавливаясь взглядом на каждом из богов. Гвайя, с крыльями, изображёнными на её одежде, насмешливо прищурилась, когда холодный взгляд скользнул по ней. Дольше всего Токссар изучал Палнора. Тот напустил на себя маску смертельной скуки и выразительно зевнул. Нламинер почувствовал, как, несмотря на важность происходящего, его обуревает смех.
   – Нет, – ответил, наконец, Токссар.
* * *
   Эзоксу позади Нламинера шепнул: – Всё идёт по плану. Он не заметил подделки. Если бы он действительно был богом, то обязательно заподозрил бы неладное.
   – А если Судьи его поддержат? – спросил Нламинер, не оборачиваясь.
   – Тогда приду я и объявлю, что Суд неправомочен, поскольку моё место занимает кто-то другой.
   – Похоже, вы всё продумали, – фыркнул Нламинер.
   – Я надеюсь, – скромно отозвался Эзоксу.
* * *
   – Судьи имеют замечания к истцу? – спросил «Эзоксу», одарив каждого из Судей вежливой улыбкой.
* * *
   – Он не перепутает слова? – спросил Нламинер.
   – Я заставил его повторить трижды, – усмехнулся бог. – Можешь не беспокоиться. Моя роль здесь – самая простая.
   – Неужели они не видят его спутника? – удивился Нламинер.
   – Не видят только Судьи, – пояснил Эзоксу. – Это тоже козырь в наших руках. Истцу полагается приходить одному.
* * *
   Судьи возражений не имели. Нламинер видел довольную улыбку на губах своего двойника, заметил он и едва видимый кивок, которым Токссар поддержал своего союзника.
   – Назовитесь, Истец, – предложил «Эзоксу». Когда это произошло, некоторые из богов обменялись удивлёнными взглядами. Только Андринкс, Зартин и Палнор оставались равнодушными. Божества Хаоса, Кунди и Янати, улыбнулись друг другу и взялись за руки. Не хотел бы я с ними встретиться, подумал Нламинер.
   – Изложите свои требования, – предложил «Эзоксу» и, не моргнув глазом, выслушал требования отставки на Ралионе более чем семи божеств. Включая самого Эзоксу. Теперь наступила очередь Токссара тихо радоваться, глядя на изумлённые лица богов.
   – Судей просят ознакомиться с деталями требования истца, – невозмутимо продолжал «Эзоксу». В Зале повисла гробовая тишина. Пока Судьи вчитывались в обширное описание, все остальные молчали. Ни один звук не нарушало хода мыслей – только едва заметный шорох бумаги.
* * *
   – Мне как-то не по себе, – произнёс Нламинер вполголоса, глядя на сосредоточенные лица Судей.
   – Мне тоже, – отозвался Эзоксу. – Как-никак, мне тоже грозит изгнание.
   – Но ведь остаются остальные миры?
   – Ты думаешь, претендент потребовал только Ралион? О, не сомневаюсь, что его аппетиты гораздо обширнее. В любом случае, изгнание – очень неприятная вещь. Можешь верить, можешь не верить.
* * *
   …Ритуал Суда продолжался, казалось, бесконечно. Наконец, «Эзоксу» взял в руки символ Весов – символ правосудия – и объявил:
   – Уважаемые Судьи, просьба ответить, поддерживаете ли Вы требования истца?
   – Да, – ответил твёрдо один из Судей и Нламинер заметил, как вздрогнул Эзоксу. Токссар старался сохранять безразличное выражение лица.
   – Да.
   – Да.
   – Нет, – отозвался следующий и теперь вздрогнул Токссар, а на лице его появилась растерянность.
   Все остальные сказали «нет».
   Уж лучше бы Эзоксу было явиться в своём традиционном облике – пернатого змея. Тогда, подумал Нламинер, с неприязнью глядя на бога, у его лица не было бы такого самодовольного выражения.
   – Ну, вот и всё, – Эзоксу довольно потёр руки. – Теперь ему будет, над чем задуматься. До встречи, смертный. Не сомневаюсь, что мы ещё увидимся. – Он помахал весело рукой и исчез.
   – До встречи, смертный, – передразнил его Нламинер, когда Эзоксу скрылся из виду. – Надеюсь, что мы не скоро увидимся, о Всезнающий! Как вы, все бессмертные, мне надоели!
   Ему едва хватило времени спрятаться, когда наружу вырвался разъярённый Токссар и устремился куда-то в чащу, ударами ладони сшибая на ходу деревья.
   Если он тебя заметит слишком рано, то твоя удача точно закончится, сказал себе Нламинер, следуя за ним и своим мрачным двойником на почтительном расстоянии.
* * *
   Токссар испытывал одновременно страх и ярость.
   Ярость – понятно. Остальные боги всё же смогли его перехитрить. Что делать с ними – тоже понятно, но на это снова нужно время, и почему вдруг стали рушиться его планы?
   Прежде всё, что он задумывал, свершалось в точности и никаких непредвиденных последствий не проявлялось.
   Он потребовал, чтобы Впервые Рождённый пришёл на Ралион, где его, Токссара, микроскопическое влияние всё же было самым сильным – и так оно и случилось. Правда, немного не совпало время и место – но это уже мелочи.
   Он потребовал, чтобы того хорошо подготовили к восприятию правды о его происхождении. И это правда. Так оно и случилось.
   Он поставил ловушку, запретив произносить своё имя – и его бесполезная уже спутница блестяще в неё попалась. Вряд ли теперь её ждёт возрождение.
   Он призвал одного из самых мощных магов, что когда-либо являлись на свет – и бесценная физическая оболочка Впервые Рождённого заполнилась тем, кем нужно. Незримый для богов и предсказателей, Нлоруан оказал ему немало ценных услуг. Скоро, правда, он потребует платы – но всё это уже разрешимые проблемы!
   Он навлёк проклятие Хаоса на Впервые Рождённого – и теперь тот будет уничтожен, едва лишь осмелится ступить туда, где имеют влияние Владыки Хаоса.
   Всё было готово! Все Судьи были обработаны, чтобы произнести нужное слово в решающий момент. И вот – провал.
   Он метался по своей обширной резиденции, бормоча проклятия, а Нлоруан стоял и бесстрастно смотрел на всё это.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация