А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пригоршня вечности" (страница 14)

   X

   Один.
   Нламинер довольно долго стоял, глядя на место, где только что стояла Рисса.
   У него чесался язык сообщить всем богам и всем тем, кто впутал их двоих в непонятную и затяжную игру всё, что он о них думает. Да только с цепочкой Дайнера его могли услышать (а нрав у богов бывает разный), да и сниматься эта цепочка не пожелала.
   За несколько лет общения с Риссой Нламинер успел отучиться от иррационального страха перед смертью, который привили ему люди. Кроме того, его «шестое чувство», которое не раз указывало ему нужное решение, говорило, что она всё ещё жива… только где? Вторым «подарком» от людей, избавиться от которого было труднее, была пассивность. Анлавен жил, пребывая в неторопливом безмятежном сне; все указания свыше, от правительства ли или ещё от кого – принимались как должное, какими бы они ни были. Думать полагалось избранным.
   Теперь он не знал, за что взяться.
   Прежде всего, стоило следить за мыслями. То, что боги обещали содействие, не означает, что оно будет дано бесплатно. И так уже было высказано несколько обещаний, выполнять которые ещё предстояло.
   Посему он подавил немедленное желание спросить у кого-нибудь из богов, куда дели его подругу и потребовать, чтобы её вернули обратно.
   Да и у кого спрашивать? Он перебрал в уме известные ему культы и осознал с ужасом, как мало он о них знает! Всю жизнь казалось, что нет нужды обременять себя подобным знанием: будет необходимость – узнаешь. Теперь необходимость была, но было ли время? Когда Арлион появится вновь?
   Неизвестно.
   Нламинер вздохнул и собрался с мыслями. Всё остальное вокруг него не изменилось. Позади виднелась распахнутая дверь в Библиотеку. Пожалуй, для начала это сойдёт.
   Будем считать, что времени достаточно. А раз времени достаточно, надо срочно узнать о культах Ралиона всё, что удастся.
   Когда Нламинер добрался до каталога, паника и ощущение беспомощности прошли.
* * *
   Куда ни глянь, кругом расстилалась ледяная пустыня.
   Однако прямо под ногами была тёплая и мягкая земля; неподалёку росли деревья, обрамляя небольшое озерцо. Здесь царило лето; в сотне-другой шагов в любую сторону от озера – вечная зима.
   Шаннар некоторое время бродил по роще, пока не осознал, что никого здесь нет. Не то чтобы совсем никого: где-то над головой пели птицы, стрекотали и жужжали насекомые – крохотный мирок жил летней жизнью, совершенно необычной и невероятной в таких условиях.
   «Это – последний визит», – подумал Шаннар и вздохнул. За исключением перемещений между многочисленными порталами, которыми были связаны все миры, где он побывал, путешествовать приходилось пешком. Ноги гудели и плохо слушались своего хозяина. Мало тренировки, подумал он и усмехнулся. Он попытался вспомнить, чем занимался, когда очередной «вызов» вырвал его из привычного окружения и поместил на Ралион, ничего не понимающего и безоружного. Всякий раз «вызов» заставал его врасплох.
   «Интересно, я один такой?» – подумал он и эта мысль внушила беспокойство. В самом деле, сколько существ выполняют волю невидимого судьи, который требует от них, чтобы задача, о которой всегда приходится догадываться самостоятельно, была решена как можно быстрее? Если он не один такой, было бы интересно познакомиться с коллегами. Или товарищами по несчастью. В конце миссии всякий раз вместо благодарности ему достаются угрозы и упрёки. Так уж устроен мир.
   Интересно, куда подевался хозяин этих мест?
   Шаннар поднял камушек и бросил в озеро, перепугав стайку небольших толстых рыбок. В разбегающихся волнах закачались кроны деревьев, побежало рябью ослепительно синее небо. Вздохнув, он сел у озера и уставился в отражение.
   Тут до него дошло, что в воде отражаются двое. Он оглянулся – никого. Вторым отражался худощавый, практически лысый человек, который пристально смотрел ему в глаза. Что ж, дело хозяйское.
   – Приветствую, – Шаннар махнул рукой отражению и оно кивнуло в ответ.
   Затем отражение постепенно растаяло, а на берегу материализовался его владелец.
   – Эзоксу? – спросил Шаннар и человек кивнул.
   – Наконец-то, – произнёс Шаннар, вытягиваясь на траве. – Ты уж извини, что я без должного почтения. Я до того утомился ходить из гостей в гости…
   – Знаю, – Владыка Мудрости опустился в возникшее из воздуха кресло и устроился поудобнее. – Что ты затеял на этот раз?
   – Я затеял? – Шаннар обиженно покосился на собеседника. – Во-первых, не я, а… – он оглянулся. – Нас здесь никто не услышит?
   – Никто, – покачал головой Эзоксу.
   Шаннар понизил голос и назвал имя.
   – Тот, кто его произнёс вслух в последний раз, похоже, нарвался на неприятности, – пояснил он. – Надо будет, конечно, помочь… как-нибудь. Тебе это имя что-нибудь говорит?
   Эзоксу смотрел куда-то сквозь него и Шаннар представил, как на миллионах миров бессчётные его воплощения сейчас перебирают все те бездонные океаны знаний, хозяином которых он считался. Прошло несколько секунд и взгляд Эзоксу стал более осмысленным.
   – Был такой бог, весьма скромных возможностей, местный для небольшого селения. Но о нём уже несколько тысяч лет никто не вспоминает.
   – Скоро вспомнят, – пообещал Шаннар. – Кто-то, кто назвался его именем, скоро соберёт Суд Смертных…
   – Известно.
   – А известно, что он потребует?
   Эзоксу выглядел растерянным и Шаннар в очередной раз насладился ощущением. Хоть какая-то компенсация за все эти длинные, трудные и утомительные разговоры!
   – По правилам, это не оглашается до начала Суда.
   – Он потребует изгнания нескольких других божеств и попытается присвоить их области влияния. По крайней мере, на Ралионе.
   – Бессмысленно, – Эзоксу покачал головой. – Судьи его не поддержат. Потрясения были бы слишком сильными.
   – А если поддержат?
   – Что ты имеешь в виду?
   Шаннар выдержал паузу и объяснил.
   – Претендент тихонько сидел на Ралионе несколько столетий и кого-то ожидал. Он нашёл себе интересного напарника – имя Нламинер из Анлавена тебе что-нибудь говорит?
   Эзоксу вновь посмотрел куда-то в пустоту, после чего ответил:
   – Говорит. Но я полагаю, ты с ним уже знаком.
   – Знаком. У этого малого не было отражения в бассейне Андринкса.
   Эзоксу нахмурил брови.
   – И он теперь в напарниках у претендента? Какая жалость!
   – Не совсем. Его двойник. Двойник идеальный, но содержимое его телесной оболочки для меня невидимо. Скажи, ты можешь попытаться увидеть двойника?
   – Попытаюсь, – Эзоксу помедлил секунду-другую и ответил голосом, в котором звучало искреннее удивление: – Не могу!..
   – Вот так, – Шаннар покивал головой. – Никто его не видит. Только смертные, но и для них он, скорее всего, принимает какой-нибудь неприметный облик. Вчера начали назначать судей. У меня есть полная уверенность в том, что эта парочка попытается как-то на них повлиять.
   Воцарилось молчание.
   – Так что ты хочешь? – впервые за время их разговора Эзоксу посмотрел Шаннару в глаза. – Всё это очень странно, но я не имею права вмешиваться.
   – Я хочу устроить небольшой розыгрыш, – невозмутимо объявил Шаннар, глядя в глаза божества. – Если не действовать, то, возможно, половина божеств вскоре покинет Ралион. Заметят это немногие, но когда заметят, будет уже поздно. Так что я хочу расстроить Суд.
   – Ты с ума сошёл! – Суд Смертных был высшей инстанцией для божеств – но не для Шаннара. Теперь в голосе Эзоксу звучал ужас. – Ты понимаешь, чем это может обернуться для нас всех?
   – Не для всех, – Шаннар поднялся с травы. – Всего лишь для двух смертных, которых претендент избрал своим инструментом. И для меня. Я открою ещё одну страшную тайну, Эзоксу: претендент вовсе не является божеством. Пока. Но если он выиграет Суд, то в пантеоне появится ещё один персонаж… и весьма мрачный, смею заметить. Слуги Хаоса покажутся сущим подарком по сравнению с ним. Ты же знаешь, никто так не кровожаден и мстителен, как смертные.
   – Я уже пообещал помочь этим двум. Не слишком ли многого ты от меня хочешь?
   Шаннар мысленно проклял самомнение всех божеств, включая Владыку Мудрости, и вновь заговорил.
   Прошло немало времени, прежде чем ему удалось убедить своего несговорчивого собеседника.
   – …Зайди как-нибудь ко мне, когда всё это закончится, – предложил Эзоксу. – Я что-то уже не ощущаю себя всезнающим. Неловко получается!
   – Загляну, – пообещал Шаннар весело. – Кстати, тебе будет интересно поговорить с Нламинером. Или с ними обоими. Кстати, услуга за услугу. Где они сейчас находятся?
   На сей раз Эзоксу очень недолго медлил с ответом.
   – Ни на одной области, мне доступной, их нет.
   – Значит, где-то на окраине, – Шаннар что-то прикидывал в уме. – Это очень плохо. Он, конечно, может тебя позвать, да вот только…
   – Что только?
   – Я ему посоветовал обращаться к богам только в самом крайнем случае.
   – Ну что же, – заметил Эзоксу. – Вот и посмотрим, насколько он силён. Жаль, конечно, что первым его увидел претендент…
   – Первым его увидел кто-то другой, – возразил Шаннар. – Ну ладно, мы ещё поговорим об этом. До встречи!
* * *
   Одиночество сильно мешало ему.
   Сам он вряд ли смог бы подобрать подходящее слово для нового ощущения. К большому облегчению его приёмных родителей, Нламинер вовсе не интересовался вопросами своего появления на свет и тонкостями взаимоотношений между полами вообще. Словно уже знал всё, что ему было нужно.
   Если бы его хоть раз показали эмпату (воспринимающему эмоции) – Флоссу, например – тот бы наверняка заинтересовался этим необычным ребёнком, который оставался глух к одним видам эмоциональных переживаний и необычайно чувствителен к другим. Этого, однако, не произошло.
   В окружающих он более всего ценил честность.
   Во всех остальных отношениях Нламинер также был уникален… впрочем, как и все мы. Так или иначе, он сумел успокоить ноющее, неприятное чувство утраты и усилием воли поддерживал работоспособное состояние. Вследствие какого-то колдовства ни пить, ни есть ему не хотелось, пока он находился в Библиотеке. Его тайные ожидания не сбылись: никого больше в Библиотеке так и не появилось.
   А жаль, подумал он. Никакого способа следить за временем не было (по подозрениям самого Нламинера, время здесь вообще не шло), но по внутренним часам прошло не менее трёх суток, прежде чем он, прихватив с собой несколько книг (которые, как ему казалось, ещё пригодятся), вышел наружу, в бескрайние пустоши.
   – Каждая дверь не лучше других, – заявил он вслух и твёрдо открыл дверь с надписью «ТЕАТР».
   К его удивлению, изнутри вырвался не пыльный и застойный, но чистый, бодрящий воздух, наполненный хвойным ароматом.
* * *
   Селиан Килор, потомственный ткач, был немало удивлён, когда богатый эскорт прибыл к нему домой и пригласил его в храм Элиора, оказывая почести, которые подобали бы какому-нибудь богатому аристократу.
   Пока его торжественно везли в храм, его соседи по улице успели составить несколько версий происходящего. Среди версий были: участь жертвы на каком-нибудь особо торжественном празднестве гневного бога; неожиданно вскрывшиеся родственные связи с каким-нибудь высокопоставленным жрецом; такие впечатляющие предположения, как кража большого количества храмовых сокровищ и многое другое. Если бы не крайний ужас, который не отпускал ткача всю дорогу, он, без сомнения, достойно бы ответил зубоскалам.
   К его невероятному удивлению миссия, которую ему поручили, была равно ответственной и почётной. Сам он слышал о Суде Смертных, но быть самому избранным судьёй! Это была слава на всю жизнь, чем бы Суд не закончился. Он только робко заметил, что не имеет никакого отношения к культу (мстительный характер Бога-Солнца был ему хорошо известен).
   – Это не имеет значения, – ответили ему.
   После чего с почётом проводили домой. На сей раз массивная золотая эмблема на его шее мигом пресекла всевозможные разговоры. Шутки шутками, а смеяться над судьёй, избранным Элиором, означало бы значительно сократить срок своей жизни…
   …Поздно вечером в дверь его дома постучали. Селиан, чей разум перебирал радужные перспективы, с неохотой оторвался от раздумий и открыл дверь.
   За ней стоял высокий незнакомец, отличавшийся от человека только очень длинными клыками. Он улыбнулся (Селиан вздрогнул) и вежливо спросил:
   – Имею ли честь говорить с Судьёй Селианом Килором?
   – Вы из… Храма? – спросил почему-то Селиан, глядя в глубокие, затягивающие чёрные зрачки пришельца.
   – В некотором смысле, – ответил тот. – Я вас надолго не задержу.
   Селиан впустил гостя в дом и запер дверь.
* * *
   Нламинер сделал несколько шагов и остановился в недоумении. Затем оглянулся. Дверь «наружу» висела в воздухе, безо всякой видимой опоры. А вокруг расстилались подозрительно знакомые холмы…
   Впрочем, нет. На горизонте виднелось величественное куполообразное строение. Должно быть, это и есть Театр. Одинокие небольшие постройки – полуразвалившиеся хижины, какие-то памятники и совсем непонятные сооружения украшали собой холмы.
   Слева от него глухо заворчал отдалённый гром и Нламинер обернулся. Обернулся и тут же присел от неожиданности, не зная, спасаться ли ему бегством, или вцепиться в землю, слиться с ней, держаться до последнего.
   Огромная, непередаваемо грозная и клубящаяся грозовая туча возвышалась на расстоянии нескольких шагов от него. Она висела всего в метре-другом от земли, щедро изливая на неё водяные запасы. Внутри чёрной массы непрерывно сверкали молнии; время от времени доносились раскаты грома. Небывалое зрелище совсем парализовало Нламинера – сил хватило только на то, чтобы не кинуться без оглядки подальше от такого дива.
   Он так и не нашёл в себе храбрости дотронуться до тучи рукой, и предпочёл отвернуться и пойти к Театру. Несколько раз оборачивался – туча лениво плыла своей дорогой и размеры её были просто потрясающими. Судя по всему, ползти над одним и тем же местом ей предстояло несколько дней.
   Только теперь он заметил, что и обычные облака тоже плывут чуть-чуть ниже уровня его головы. Всё остальное – деревья, кусты, даже птицы, которые в изобилии летали вокруг – было нормального размера и острое чувство нереальности долго не отпускало Нламинера.
   Он не решился пройти насквозь ни одно облако и предпочитал обходить их за несколько шагов. По пути он пытался запоминать ориентиры, если случится возвращаться той же дорогой, но постепенно приходил к выводу, что эта затея напрасна. Где бы ни был он сейчас, это всё одно с Лугами, с мёртвой пустошью вокруг здания с бессчётным количеством дверей, с Библиотекой и Портом… Интересно, а что там за дверью, помеченной «Ралион»? Привычный ему мир или такое же место, где ни один закон природы не является обязательным?
   Узнаем в своё время, думал Нламинер, постепенно приближаясь к растущей громаде Театра. Искушение воззвать к какому-нибудь божеству было сильным, но он сумел его побороть.
* * *
   Она неслась сквозь пространство, лишённое материи.
   Чем-то это походило на путешествие по таваи, но на сей раз полёт был неуправляемым.
   Её «тело» непрерывно вращалось, далёкие зарницы освещали призрачным сиянием «небо» и многочисленные более светлые пятна проносились мимо. Возможно, это были «спуски» в физическую проекцию, возможно, что-то ещё – понять это не представлялось возможным. От прежней Риссы сейчас оставался только разум в чистом виде, без всего прочего. Что-то, что для физического тела казалось бы ледяным ветром, влекло её по никому не ведомому пути.
   В момент «отрыва» от физического тела всякий, кто практиковал путешествие по таваи, испытывал поначалу сильный шок. Разъединение духа и тела, мыслящей сущности и её носителя никогда не проходило безболезненно. Со временем можно было привыкнуть к этому довольно болезненному ощущению, как хронически больной свыкается со своими неудобствами. Полностью избежать этого нельзя.
   Но теперь, судя по всем признакам, она совершала именно астральный полёт, – безо всякого нервного укола. Это было поразительно и, вероятно, именно эта мысль пробудила Риссу. Слишком стремительно «унесло» её сюда и слишком настойчиво неизвестный до сих пор голос убаюкивал её, предлагая вечный отдых и покой.
   Очнувшись, она ощутила пронизывающий «холод», которым было сковано всё её невидимое «тело».
   Осознав себя, она смогла остановить вращение вокруг своей оси и принялась изучать окрестности.
   Очень скоро стало ясно, что она движется по спирали, постепенно ускоряясь и приближаясь к загадочной центральной точке её орбиты. Повернувшись «лицом» (скорее по привычке, чем по необходимости: в таваи мыслящее существо смотрит одновременно во все стороны) к центру «притяжения», она заметила странную тёмно-фиолетовую вращающуюся туманность, куда ей предстояло упасть.
   Попытавшись мысленно остановить свой спиральный полёт, она убедилась, что каждая такая попытка приводит только к ускорению движения. Какие бы методики, способы концентрации, мысленные приказы она ни отдавала, на каждую попытку остановить движение неведомая сила отвечала противоположным действием.
   Тогда Рисса, секунду поколебавшись, прекратила сопротивление и убрала все ментальные барьеры, которые привыкла воздвигать, проникая в таваи. Как правило, в любом месте проекции есть обитатели, которых притягивает временно «необитаемое» тело. Беспечность может дорого обойтись. Здесь же, когда физическое тело было неведомо где, на это можно было пойти.
   И случилось чудо: её движение почти прекратилось. Исчез жуткий холод, оставалась только равнодушно вращающаяся туманность да светящиеся дыры-окна, украшающие «небесную» сферу. Рисса поймала одну из них взглядом и тут же непреодолимая сила повлекла её навстречу быстро приближающемуся окну. Инстинктивно она дала приказ невидимым мускулам защитить руками лицо, но в следующий момент окно уже закрывало собой полнеба. И тогда застывшая картина, которую она увидела сквозь окно, ожила.
* * *
   Словно в древнем килиане, где не было звуков и порой не было красок, картина была немой.
   Рисса увидела незнакомое небо, почти чисто сиреневого цвета и приземистые, ветвистые деревья. Впрочем, какими бы странными не были иные миры, везде были деревья, везде была трава, птицы, животные. Глаза и сознание быстро привыкали к новым формам. По крайней мере, её глаза и сознание: смежные реальности были ей знакомы и то, что приводило другие расы в суеверный ужас, для Хансса и некоторых других рас было столь же обыденным, как порталы, големы – неутомимые работники на все руки, ковры-самолёты и прочие достижения цивилизации. Разница была в точке зрения.
   Изящное строение под открытым небом было, несомненно, храмом. Человекоподобные существа, с иссиня-чёрной кожей и коротким мехом, покрывавшим почти всё тело, участвовали в неком неизвестном обряде. Точка зрения сместилась и в кадре появилась изящная представительница прекрасного пола, державшая за руку ребёнка. Женщина стояла перед небольшим возвышением (алтарём?), на котором находилась хрупкая на вид статуя – летящее крылатое четвероногое существо с оскаленной пастью. Жрец со своей свитой приблизился к возвышению с другой стороны и, судя по движениям губ, принялся что-то читать. Статуэтка, казалось, ожила и засветилась всеми цветами радуги.
   И это будет всегда, подумала Рисса. Всегда будут боги и им поклоняющиеся, всегда у смертных существ будет необходимость опереться на что-то более постоянное, универсальное, всеобъемлющее.
   В этот момент ребёнок сумел освободиться от руки своей матери и потянулся к сверкающей, переливающейся игрушке, что манила его.
   Несколько человек бросилось к алтарю со всех сторон.
   Слишком поздно. Ручки уже сомкнулись на постаменте статуэтки. Кто-то успел поймать ребёнка за руку, но безуспешно. Статуэтка покачнулась и, упав на каменный пол, взорвалась дождём из сотен сверкающих брызг.
   Все, кроме матери, бросились прочь от ребёнка. Алтарный камень стал непроницаемо-чёрным. Трещины побежали по нему. Чёрный саван опустился на испуганного малыша, впитался в его кожу, в одежду, в пол под ним.
   Лицо ребёнка заполнило весь экран. Рисса старалась запомнить каждую его черту. Особенно запомнились его глаза – чёрные, бездонные, непонимающие.
   Камера начала удаляться. Все те, кто несколько секунд назад принимали участие в ритуале, осторожно, пятясь, удалялись прочь от осквернённого алтаря. Возле перепуганного, плачущего ребёнка и его матери, что лежала ничком на камне, уже не было никого. Все сторонились их, словно зачумлённых.
   Окно отодвинулось прочь, картинка замерла и через миг Рисса вновь вернулась на свою орбиту. Подавив бешеное сердцебиение, она выбрала следующее окно и оно вновь поглотило её…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация