А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пригоршня вечности" (страница 13)

   Она привыкла к текущим, вечно меняющимся пейзажам таваи. Красочные фантастические ландшафты, переливающиеся краски, зыбкие контуры и вся гамма чувств, которую только можно ощутить.
   Теперь же она стояла в холодном, тёмном и сыром месте, где под ногами были острые камни. Её обувь, вместе с остатком вещей, осталась с её «грубым» телом. В таваи можно существовать только лично – придумать себе сколь угодно украшенный облик, но лично для себя существо остаётся полностью обнажённым. Ничего, кроме собственного «тела».
   И это тело сейчас ощущало острые углы, впивающиеся в ступни. Прочная чешуя не помогала. Аккуратно переставив ноги, Рисса огляделась и принюхалась.
   Пещера. Сырость и сквозняки. И холод. Не физический, конечно – откуда ему тут взяться! Иной холод, от которого постепенно устаёт и застывает разум.
   Она сдвинулась и хруст камней под ногами отозвался гулким насмешливым эхом. Охота побродить, смертный? Добро пожаловать! Что-то неприятное поразило её обоняние. Тонкий, отнюдь не зловонный, оттенок, тем не менее оскорблявший её чувства.
   Несколько более светлых пятен сгустились в окружавшем её мраке. Помедлив, Рисса осторожно двинулась в направлении одного из них.
   Путешествие во тьме отняло, казалось, вечность. В конце концов туннель изогнулся, круто наклонился вниз и завершился, неожиданно, чем-то вроде окна.
   В нём виднелась часть обстановки какого-то достаточно убогого питейного заведения, но лица! Рисса готова была поклясться, что это – Ралион!
   Прямо «под» окном был столик на двоих. Спиной к ней, с головой, укрытой капюшоном, сидел кто-то высокий. Напротив, лицом к ней, сидел персонаж, ей вовсе не известный. Впрочем нет… определённые черты были знакомы. Почти человекоподобная фигура, с мелкой чешуёй, удлинёнными челюстями, глубоко посаженными глазами и длинными, тонкими конечностями. Очень невысокое: Рисса и её соплеменники не отличались ростом, но это существо было ещё мельче.
   Они о чём-то оживлённо беседовали. Окно не пропускало ни звуков, ни запахов, ни ментальных всплесков – только изображение.
   Наконец, карлик закончил разговор, уставился прямо на Риссу (у неё вновь всё замёрзло внутри от этого взгляда), и… прыгнул прямо на неё!
   Он отшатнулась, прижимаясь к острым и холодным камням туннеля. Что-то со свистом пронеслось мимо, словно комета, оставляя за собой слабо светящийся, быстро гаснущий след. Звук, напомнивший ей безумный хохот, растаял вдалеке.
   Незнакомец в капюшоне сидел, как ни в чём не бывало. Затем, видимо, кто-то окликнул его. Он опустил капюшон и повернулся к Риссе лицом. Она вздрогнула и вновь пережила шок.
   Это был Нламинер.
   Лицо его, правда, словно хранило на себе отпечатки тысяч боёв, в глазах таилась мрачная бездна, а губы давно уже не знали улыбки. Несколько томительных мгновений они смотрели друг другу в глаза (осознавал ли он это?) и Рисса показалось, что гул и суета трактира начинают доноситься до неё откуда-то издалека.
   Незнакомец усмехнулся, блеснув ослепительно белыми клыками и отвернулся вновь.
   Рисса уже мчалась обратно, чтобы вернуться скорее в мирную тишину Библиотеки.
* * *
   Рука опустилась на плечо Нламинера и он едва не выронил тяжеленный том себе на ногу. Поднял глаза. Риссы не было в кресле напротив. Обернулся и встретился с ней глазами.
   – Хотя бы раз привыкнуть к такому! – воскликнул он и нервно облизал клыки. – Что случилось?
   – Я только что видела тебя, – пояснила Рисса и опустилась в кресло. Глаза Нламинера расширились и Рисса описала ему вкратце своё путешествие.
   – Очень хорошо! – он недовольно поморщился. – Опять от меня что-то скрывают. Ты догадываешься о чём-то – по глазам вижу. Правильно?
   Рисса кивнула.
   – О чём-то, что касается меня.
   Вновь кивок.
   – Тогда почему бы не сказать?
   Рисса немного помедлила с ответом.
   – Ты смотрел вместе со мной в бассейн Андринкса. Помнишь?
   Нламинер хмуро кивнул. Как не помнить!
   – Этого достаточно. Я не стану ничего пояснять, поскольку тебе следует самому сделать все выводы. Ты что-то видел там – что-то, настолько тебя потрясшее, что я тогда испугалась за состояние твоего рассудка…
   Рисса вспомнила, с каким страшным лицом он озирался и продолжала:
   – …И я не буду расспрашивать, что именно ты там видел. Это меня не касается.
   Она помолчала. Нламинер опустился обратно в кресло, с плохо скрытой досадой на лице. Такое выражение частенько встречалось на лицах у детей. Которым отказываются сообщать ответ на загадку, что оказалась им не под силам. Которые считают себя обиженными.
   – Если кто-нибудь расскажет, что именно видел в том бассейне, может случиться что-нибудь непоправимое, – пояснила она почти оправдывающимся тоном.
   Нламинер вздохнул и самообладание вернулось к нему.
   – Понятно, – произнёс он устало. – Я подумаю. Пока же вот, смотри, моя следующая находка.
   Он положил перед Риссой открытую книгу. Огромная, чуть ли не в квадратный метр, картина занимала всю страницу.
   С неё Риссе приветливо улыбался тот самый карлик, которого она разглядывала совсем недавно. Только глаза у существа на изображении не светились лихорадочным светом, а лицо излучало не подозрительность, а доброту.
   Она посмотрела на иллюстрацию и подняла глаза на Нламинера. Тот был явно восхищён своей находкой и довольно улыбался. Затем прижал палец к губам.
   – Только не читай его имя вслух, – предупредил он. – Иначе у нас будут неприятности.
   Он указал ей под стол. Там виднелись останки сожжённой дотла книги. Видно, огонь был очень сильным: белела кучка пепла, запаха почти не ощущалось.
   – Хорошо, что нашёлся второй экземпляр, – пояснил Нламинер и откинулся в кресле, закрыв глаза.
* * *
   Они сидели снаружи от Библиотеки.
   Нламинер развлекался тем, что рисовал в пыли запретное имя и тут же поднимался ветерок, который сдувал его. Он не осмелился выцарапывать его в камне – как знать, может, земля тогда разверзнется под ногами, чтобы стереть с камня надпись, которой не должно быть. В конце концов Рисса поймала его за руку.
   – Остынь, – посоветовала она. – Не привлекай к себе внимания.
   – Послушай, – повернулся он к ней и хитрые огоньки зажглись в его глазах. – Этот трюк – с именем, которое нельзя произнести, чтобы не быть замеченным – он ведь довольно старый?
   – Старый, – пожала плечами она. – Многие на Ралионе им пользуются. Конечно, всё не так сильно. Как правило, это работает в пределах дома… иногда города. Для большей области влияния требуются чудовищные затраты энергии…
   Она вновь запнулась.
   – А боги этим пользуются?
   – Пользуются, только не этим. Боги кругом, – Рисса начертила в воздухе круг. – Они присутствуют сразу во всех местах. Им не нужно произносить заклинания, чтобы почувствовать обращение к себе. Самого обращения достаточно.
   – Понятно, – Нламинер почесал затылок. – Похоже, что наш знакомый как-то раз прибег к этому заклинанию, да так и наращивает мощность. Может быть даже, не подозревая об этом.
   Нламинер улёгся прямо на чахлую траву и прикрыл глаза.
   – Вертится одна идея в голове, – произнёс он, не открывая глаз. – Попытаюсь поймать её.
   Рисса наблюдала за его лицом. Выражение на нём было ей знакомо: всякий раз, когда Нламинера настигало озарение, на лице его было точно такое же, немного насмешливое, выражение. Она уселась рядом, перебирая камушки под руками и вспоминая.
* * *
   Опустив шест, Рисса критически оглядела своего нового знакомого.
   – Кто учил тебя фехтовать?
   Нламинер смутился.
   – Я пытался учиться у тренеров Оннда, но на лучших у меня не было денег.
   – Понятно, – она поджала губы. – До сей поры тебе везло, но удача не может длиться бесконечно.
   «Почему не может?» – хотел спросить Нламинер, но взглянул в её глаза и передумал.
   Три дня после неожиданной ночной схватки с нежитью восстановили его силы, но изредка странная ноющая боль поражала все его мускулы и суставы на несколько секунд… чтобы так же неожиданно отпустить. Словно ревматизм, подумал он. Рисса, выслушав его описания, сказала только, что со временем это пройдёт.
   – У нас ещё есть восемь-девять дней, – сообщила Рисса и извлекла из чехла на спине свой жезл. – Придётся тебя немного подучить, иначе нам обоим может сильно не повезти.
   Так начались безрадостные дни, наполненные исключительно уроками. К концу дня Нламинер совершенно выматывался, в то время как Рисса выглядела возмутительно бодрой. Он впервые увидел, что такое хорошее владение оружием. Кроме жезла (который она предпочитала) Рисса неплохо владела также мечом и посохом.
   – То, чему тебя учили, – говорила она, показывая Нламинеру основные оборонительные приёмы, – годится для спортивного боя. Ни в настоящем бою, ни тем более в бою с чудовищами тебе всё это не поможет. За несколько дней я не смогу тебя научить всему, но основы дать успею.
   Как настоящий учитель, попытки улизнуть от тренировок она встречала весьма прохладно.
   – Там, внизу, нам придётся встретиться с подавляющими силами, – пояснила она. – Другой дороги отсюда всё равно нет – либо слезать с обрыва, либо возвращаться через Сингару. Если же мы проведём здесь слишком много времени, следующая группа нападающих окажется нам не по зубам.
   Это произошло на четвёртый день занятий. Нламинер уже испытывал острое отвращение к занятиям (что, как говорила Рисса, является верным признаком того, что они необходимы).
   Они стояли друг перед другом, вооружённые шестами, что должны были изображать мечи.
   На второй или третий раунд их поединка странное чувство посетило Нламинера: словно его разум отделяется от тела. Он следил, как тело его, словно само по себе, движется, принимает ту или иную позу, как руки движут шестом. Время ускорилось. После нескольких секунд такого состояния что-то будто бы взорвалось в голове – ослепительная вспышка, принесшая неожиданное знание. Позже он рассказывал, что ощущения были сродни стихам, что возникли у него перед глазами. Слова были понятны, хотя и не переводились точно ни на один язык. Ближайший перевод был примерно таким:
...
   «Где та стрела,
   Что взмыла ввысь,
   И вслед за сбитой ей звездой назад вернулась?»
   После этого время пошло прежним ходом.
   Теперь, однако, мускулы его обрели привычку владеть мечом, тело – знание о том, как, куда и когда надо двигаться, а разум – обострённое чувство того, куда будет нанесён удар. Он не обратил внимания на ложный выпад, шагнул, поворачиваясь, вглубь незащищённой области и ударил.
   Шест вырвался из рук Риссы, переломился в воздухе и упал по обе стороны от неё. А шест Нламинера остановился посреди замаха у её шеи.
   Нламинер опустил шест и сел, стараясь унять неожиданно возникшую дрожь в руках.
   Рисса стояла, поражённая. У неё в глазах ещё стояло фантастически быстрое движение, которое обезоружило её. Бой был завершён профессионально, за два молниеносных движения. Как ему это удалось?
   – Впечатляет, – произнесла она, когда обрела дар речи. – Ты что, намеренно притворялся?
   – Нет, только что научился, – ответил он, стуча зубами. Отвратительная дрожь всё не проходила. Рисса посмотрела ему в глаза и сразу же поверила.
* * *
   Кто-то тихонько кашлянул.
   Нламинер немедленно вскочил на ноги, а Рисса открыла глаза, прогоняя воспоминания.
   Шаннар-Арлион стоял перед ними и довольно улыбался.
   – Началось, – произнёс он без какого бы то ни было вступления. – Боги уже начали назначать судей, а наш общий знакомый с напарником развили бурную деятельность. Мне срочно нужно его имя. Успели выяснить?
   Нламинер и Рисса кивнули.
   – Превосходно. – Шаннар кинул что-то Нламинеру и тот машинально поймал предмет. Это была массивная, хотя и тонкая, золотая цепочка. – Одень на шею, – посоветовал он. – Это от Дайнера.
   – От кого? – поразился Нламинер, разглядывая цепочку. Рисса шепнула ему на ухо: «Дайнер, бог-посредник между смертными и остальными богами».
   – От него, – невозмутимо продолжал Шаннар. – Я тут поговорил с некоторыми из богов… Они согласны будут помочь вам, так что этот предмет может пригодиться. Однако мой совет – просите помощи только в крайнем случае.
   Нламинер пожал плечами и одел цепочку.
   – Сейчас вы мне скажете имя, – продолжал Шаннар, – и я уйду. Будьте готовы к неприятностям в любой момент. Как только мой…э-э-э… небольшой обман всплывёт, наш общий знакомый будет, мягко говоря, недоволен. Вам придётся проникнуть к нему домой и утихомирить его.
   – Но как?! – воскликнул Нламинер.
   Шаннар пожал плечами.
   – Понятия не имею. У меня и без того хватает дел, так что думайте сами. Не забудьте про его напарника – он для меня по-прежнему неосязаем, и что от него ждать, я не знаю. Так как его зовут?
   – Его зовут Токссар, – произнесла Рисса прежде, чем Нламинер успел её остановить.
   Шаннар кивнул и исчез.
   – Не стоило говорить… – начал было Нламинер и осёкся.
   Чёрная трещина открылась за спиной у Риссы. Порыв ледяного ветра швырнул её внутрь и сбил с ног Нламинера. Прежде, чем он сумел подняться на ноги, трещина сомкнулась с грохотом, от которого заложило уши.
   Нламинеру показалось, что чей-то гулкий хохот донёсся до него.
   – Я доберусь до тебя! – крикнул он в ярости и погрозил небу кулаками.
   Когда он разжал кулаки, каменное крошево высыпалось наземь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация