А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 9)

   – Один-ноль в пользу Полгары, – пробормотал Гарион.
   – Ты все время это повторяешь, – недоуменно сказал Закет. – А что это значит?
   – Просто народная алорийская поговорка, – объяснил Гарион.
   – Почему бы тебе не сэкономить время, Пол? – спросил Белгарат. – Попробуй посовещаться с объединенным разумом далазийцев, прежде чем начнешь махать крылышками.
   – Прекрасная мысль, отец, – согласилась она, закрыла глаза и запрокинула голову. Но почти тотчас же покачала головой и вздохнула. – Они не пускают меня…
   – Это само по себе можно счесть подтверждением нашей правоты, – хихикнул Белдин.
   – Что-то не пойму вас, – пробормотал Сади, потирая ладонью свежевыбритую голову.
   – Спору нет, далазийцы мудры, – сказал ему горбун, – но вот проницательностью не отличаются. Нашим милым девушкам удалось выудить у них важные сведения. И если бы информация оказалась ложной, то далазийцам не было бы никакого резона отказывать Полгаре в общении с объединенным разумом. Коль скоро они не впустили ее туда, это значит, что мы напали на след. Давай выйдем из города, – предложил он Полгаре. – Нет надобности открывать им наши карты.
   – Я не так уж хорошо летаю, тетушка Пол, – нерешительно произнес Гарион. – Ты уверена, что я вам нужен?
   – Нам нельзя рисковать, Гарион. Если далазийцы против своего обыкновения сделали это место недоступным, нам может понадобиться помощь Шара, чтобы туда прорваться. Если мы сразу явимся туда с Шаром, то сэкономим время.
   Гарион вздохнул.
   – Может, ты и права…
   – Держите с нами связь! – напутствовал их Белгарат.
   – А как же иначе, – брюзгливо откликнулся Белдин.
   Выйдя из дома, горбун осмотрелся.
   – Думаю, во-он там хорошее местечко. – Он указал пальцем на рощицу. – Эти деревца надежно укроют нас от любопытных взоров.
   – Хорошо, дядюшка, – согласилась Полгара.
   – Вот еще что, Пол, – прибавил горбун. – И поверь, я вовсе не хочу тебя обидеть.
   – Что-то новенькое в твоем репертуаре.
   – Ты нынче утром в прекрасной форме. – Горбун ухмыльнулся. – Но тем не менее на горе вроде этой царит свой микроклимат и, что важнее, дуют свои, особые ветры.
   – Да, дядюшка, я знаю.
   – А я знаю, как ты любишь снежных сов, но у них оперение чересчур нежное. И если тебя подхватит горный ветер, ты рискуешь спуститься вниз нагишом.
   Полгара внимательно взглянула на Белдина.
   – Или, может быть, ты хочешь, чтобы ветер повыдергал у тебя все перья?
   – Как ни странно, нет, дядюшка.
   – Почему бы не взять пример с меня? Вдруг тебе даже понравится быть ястребом.
   – И, конечно, с синей ленточкой?
   – Ну, это дело твое, однако синий цвет тебе к лицу, Пол.
   – Ты просто невозможный человек! – Она расхохоталась. – Хорошо, дядюшка, будь по-твоему.
   – Только я первый, – заявил Белдин. – Тогда ты сможешь воспользоваться мною в качестве образчика – это поможет тебе.
   – Я знаю, как выглядят ястребы, дядюшка.
   – Разумеется, знаешь, Пол, но мне приятно помочь.
   – Ты нынче удивительно добр.
   Очень странно было Гариону оборачиваться не волком, а иным существом. Он внимательно осмотрел себя, сравнивая с Белдином, горделиво сидевшим на ветке у него над головой, сверкая пронзительными желтыми глазами.
   – Сносно, – буркнул Белдин. – Но в следующий раз обрати внимание на хвостовое оперение. Оно должно быть погуще, ведь им приходится рулить.
   – Итак, господа, – донесся с соседней ветки голос Полгары, – пора трогаться!
   – Я полечу впереди, – сказал Белдин. – У меня ведь опыта побольше вашего. Если мы угодим в нисходящий воздушный поток, постарайтесь держаться подальше от горы. Ведь не хотите же вы насмерть расшибиться о камни?
   Он взмахнул крыльями и легко заскользил прочь.
   Гариону довелось лететь так высоко только один раз – когда он добирался из Ярвиксхольма в Риву, сразу после того, как похитили Гэрана. Тогда он обернулся крапчатым соколом. Но ястреб – птица куда более крупная, и к тому же полет в горах разительно отличался от свободного парения над Морем Ветров. Воздушные течения бурлили вокруг острых скал, делая полет совершенно непредсказуемым и оттого крайне опасным.
   Три ястреба поднимались все выше и выше, подхваченные восходящим воздушным потоком. Для того чтобы держаться в воздухе, не требовалось никаких усилий, и Гарион постепенно стал понимать, отчего Белдин так любит летать.
   Он обнаружил также, что зрение его необычайно обострилось. Он видел в мельчайших подробностях, словно на расстоянии вытянутой руки, все скрытое между скал – вплоть до насекомых и нежных лепестков цветов. Когтистые его лапы непроизвольно сжимались, когда внизу, в скальной расщелине, пробегал какой-нибудь мелкий грызун.
   «Не забывай, для чего мы здесь, Гарион», – услышал он в своем мозгу голос Полгары.
   «Но…»
   Желание камнем упасть вниз и схватить когтями жертву было почти непреодолимым.
   «Никаких „но“, Гарион! Ты ведь уже завтракал. Оставь бедняжек в покое».
   «Ты отнимаешь у него маленькие радости!» – услышал Гарион ворчанье Белдина.
   «Мы здесь не ради забавы, дядюшка. Не задерживайся».
   Удар был силен и к тому же застал Гариона врасплох. Внезапный воздушный поток швырнул его прямо на острые скалы, и лишь в последний момент чудом удалось Гариону избежать неминуемой гибели. А мощный нисходящий воздушный поток швырял его из стороны в сторону, безжалостно сминая его крылья. Вдобавок начался проливной дождь, и крупные ледяные капли заколотили по его покрытому перьями телу, словно тысячи мокрых молоточков.
   «Это неспроста, Гарион!» – раздался у него в голове громкий возглас Полгары.
   Гарион огляделся, но нигде ее не увидел.
   «Где ты?» – позвал он.
   «Не важно! Настало время просить помощи у Шара. Далазийцы пытаются прогнать нас!»
   Гарион не был вполне уверен, услышит ли Шар его в том странном месте, где он оказался, когда его владелец обернулся птицей. Но выбора не было. Беспощадно хлещущие ледяные струи и порывы ветра все равно не дали бы Гариону возможности опуститься на землю и принять человеческий облик.
   – Прекрати это! – приказал он камню. – И ветер, и дождь – все разом!
   Мощный поток энергии, вырвавшийся из Шара, отбросил Гариона назад, и он судорожно замахал крыльями, стараясь восстановить равновесие. Мгновение ему казалось, будто его окружило яркое голубое сияние.
   Тут же прекратился дождь и стих ветер – Гарион снова очутился в восходящем воздушном потоке и взмыл в теплое летнее небо.
   Он потерял около тысячи футов высоты, но вскоре заметил Белдина и Полгару, с которыми, видимо, случилось то же самое – их отнесло друг от друга не менее, чем на милю. Снова начав подъем по спирали, Гарион увидел, что они следуют за ним.
   «Будь начеку! – зазвучал в его голове голос Полгары. – Чуть что, проси Шар о помощи!»
   Минуты за две они наверстали упущенное и устремились выше, минуя поросшие лесами склоны, и вот достигли полосы между лесами и границей вечных снегов. Здесь царствовала безмятежность высокогорных лугов, поросших дикими цветами, клонящими головки под легким горным ветерком.
   «Вот! – раздался скрипучий голос Белдина. – Вот она, дорога!»
   «А ты уверен, что это не звериная тропа?» – спросила Полгара.
   «Она чересчур пряма, Пол. Олень даже под страхом смерти не может ходить по идеальной прямой. Нет, без людей здесь не обошлось. Давай-ка поглядим, куда она ведет».
   И Белдин плавно заскользил вдоль идеально ровной тропы, ведущей через луг в направлении скальной расщелины. На самом краю луга он взмахнул крыльями.
   «Пора спускаться. По-моему, остаток пути лучше проделать на своих двоих».
   Полгара и Гарион послушно опустились и приняли человеческий облик.
   – Давеча я уже посчитал себя покойничком, – признался Белдин. – Чуть было шею не сломал… – Он критическим взором окинул Полгару. – Не хочется ли тебе пересмотреть свою теорию о том, что далазийцы никогда никому еще не причинили вреда?
   – Что ж, видно будет.
   – Жаль, что при мне нет меча, – вздохнул Гарион. – Если мы попадем в переделку, то окажемся совершенно беззащитны.
   – Не думаю, что в переделке, которую сулит нам судьба, твой меч чем-либо нам поможет, – откликнулся Белдин. – Однако не прерывай контакта с Шаром. А теперь пойдем и поглядим, куда нас приведет эта тропка…
   И горбун двинулся по тропинке прямо к расщелине. По обеим сторонам ее возвышались два огромных валуна. А в самом центре стоял Тоф, загораживая им дорогу.
   Полгара ледяным взором взглянула прямо ему в глаза.
   – Мы войдем в поселение прорицательниц, Тоф. Так предначертано.
   Глаза великана на мгновение затуманились и стали пустыми. Потом он кивнул и отступил, давая им дорогу.

   Глава 7

   Пещера оказалась невероятно огромной – в ней умещался целый город. Он походил на Келль, лежащий у подножия исполинской горы, только тут не было ни садов, ни лужаек. Повсюду царил полумрак, потому что прорицательницам, не снимавшим с глаз повязок, света не требовалось, а их немые проводники, как отметил Гарион, прекрасно видели в темноте.
   По пути им встретилось всего несколько человек, и те из них, кто видел, как Тоф ведет за собой чужаков, остались к этому совершенно безучастны. Белдин, ковыляя по улице, что-то бормотал себе под нос.
   – Ну, что такое, дядюшка? – не выдержала Полгара.
   – Просто удивительно, насколько люди рабы привычек и традиций.
   – Не понимаю, о чем это ты.
   – Город находится внутри пещеры, а они все равно строят дома с крышами. Ну не дикость ли? Ведь дождей и снегопада здесь явно не бывает.
   – Но наверняка бывают холода – особенно зимой. А если у дома нет крыши, то тепло мгновенно улетучивается из жилища. Я права?
   Белдин насупился и через силу признался:
   – Об этом я как-то не подумал…
   Дом, к которому вел их Тоф, располагался в самом центре этого дивного подземного города. Хотя внешне он ничем не отличался от прочих строений, но само его расположение свидетельствовало о том, что в нем проживает важная персона. Тоф вошел в дом без стука, и они оказались в простой комнате, где сидела, словно поджидая их, Цирадис. Ее бледное лицо озаряло пламя свечи.
   – Вы прибыли несколько раньше, чем мы ожидали, – сказала она.
   Голос ее звучал как-то странно – совсем не так, как во время их предыдущих встреч. Гарион поежился – ему показалось, будто у пророчицы не один голос, а сразу несколько. И все эти голоса говорили сейчас хором.
   – Так вы знали, что мы придем? – спросила Полгара.
   – Конечно. Это был только вопрос времени. Все зависело от того, когда вы трое выполните возложенную на вас миссию.
   – Миссию?
   – Для волшебницы столь могущественной, как ты, это пара пустяков. Но испытание было необходимым.
   – Но я что-то не припоминаю…
   – Я уже сказала, все очень просто, и вы, без сомнения, забыли об этом.
   – Соблаговоли напомнить! – встрял Белдин.
   – Изволь, благородный Белдин. – Цирадис улыбнулась. – Вы отыскали наше поселение, вы преодолели препятствия на вашем пути, а Полгара правильно произнесла слова, позволившие вам войти.
   – Снова шарады! – едко ответил Белдин.
   – Шарады – недурной способ тренировки ума.
   Старик только буркнул что-то неразборчивое.
   – И шараду необходимо было разгадать, и миссию выполнить, ибо только тогда я смогу открыть то, что надлежит открыть. – Пророчица поднялась на ноги. – А теперь давайте сойдем вниз, в Келль. Мой проводник и добрый друг понесет великую книгу, которую надлежит передать в руки бессмертному Белгарату.
   Немой великан подошел к книжной полке, висевшей на противоположной стене полутемной комнаты, и достал оттуда огромный фолиант в черном кожаном переплете. Он сунул его себе под мышку, взял свою госпожу за руку и повел ее к выходу.
   – А зачем столько таинственности, Цирадис? – спросил Белдин девушку с повязкой на глазах. – Почему прорицательницы скрываются в горах, а не живут себе спокойненько в Келле?
   – Но ведь этот город и есть Келль, благородный Белдин.
   – А как же тот, что внизу?
   – Там тоже Келль, – улыбнулась прорицательница. – У нас это дело совершенно обычное. В отличие от других городов наши поселения очень обширны. Это – поселок прорицательниц. В горах есть и другие поселки – там живут мудрецы, колдуны, некроманты, лозоходцы. А все это вместе и есть Келль.
   – Вечно вы, далазийцы, создаете ненужные сложности!
   – Города у других народов выстроены для иных целей, Белдин. Некоторые для торговли. Другие для защиты от недругов. Наши города построены для того, чтобы в них учились.
   – Да как можно учиться, если полдня надо потратить, чтобы повидаться с коллегами в других поселениях или там, внизу?
   – А нам не надо никуда ходить, Белдин. Мы в любое время можем друг с другом говорить. Разве не так вы беседуете с бессмертным Белгаратом?
   – Но это совсем другое, – проворчал он.
   – А в чем же отличие?
   – Наши беседы тайные…
   – А нам нет надобности из чего-то делать тайну. Мысли каждого тотчас же становятся известны всем.
   Они вышли из пещеры на яркий и теплый солнечный свет. Близился полдень. Бережно ведя за руку Цирадис, Тоф шел впереди. Они миновали расщелину в скале, два огромных валуна и направились вниз по тропе, ведущей через луга. Примерно спустя час путники окунулись в зеленую лесную прохладу – из раскидистых крон доносилось птичье пение, а насекомые мелькали в солнечных лучах, словно яркие огненные искорки.
   Тропа шла под уклон отлого, но очень скоро Гарион в буквальном смысле на собственной шкуре почувствовал все неудобства долгого шаганья под гору. Даже не снимая башмака, он понял, что на большом пальце левой ноги у него вздулся огромный волдырь, причиняющий острую боль, а правый большой палец надсадно пощипывало, и было ясно, что вскоре он разделит судьбу левого. Гарион сжал зубы и, прихрамывая, продолжал путь.
   До сверкающего города в долине они добрались на закате. А когда шли по мраморной улице, ведущей к дому, предоставленному путникам любезным Далланом, Гарион злорадно отметил, что Белдин тоже хромает.
   Войдя в дом, они застали друзей за ужином. Гарион хорошо видел, как изменилось лицо Закета, когда маллореец увидел Цирадис, – из оливково-смуглого оно превратилось в белое, и короткая черная бородка, которую отрастил император, желая остаться неузнанным, лишь подчеркивала бледность. Он встал и склонил голову.
   – Приветствую тебя, великая прорицательница, – почтительно произнес он.
   – Приветствую тебя, император Маллореи, – откликнулась Цирадис. – Как я и обещала тебе там, в мрачной Даршиве, я сдаюсь вам на милость как заложница.
   – К чему такие речи, Цирадис! – Император слегка растерялся и даже покраснел. – В Даршиве я был вне себя и не отдавал себе отчета, что говорил, я тогда просто не знал, как поступить. Зато теперь мне все ясно.
   – Но я тем не менее ваша заложница, ибо так предначертано, и должна сопровождать вас в Место, которого больше нет, чтобы выполнить возложенную на меня миссию.
   – Вы все, должно быть, проголодались, – спохватилась Бархотка. – Сядьте за стол и поешьте.
   – Но прежде я еще кое-что должна сделать, Охотница, – ответила ей Цирадис.
   Она вытянула вперед руки, и Тоф осторожно вручил ей книгу, которую они принесли с собою.
   – Бессмертный Белгарат! – Голос прорицательницы вновь зазвучал сразу на несколько ладов. – Мы отдаем в руки твои нашу священную книгу, потому что так велели нам звезды. Читай внимательно, ибо на страницах ее начертана твоя судьба.
   Белгарат стремительно встал, подошел к прорицательнице и принял из ее рук книгу. Старец дрожал от нетерпения.
   – Мне известно, Цирадис, сколь драгоценна эта книга, и я обещаю бережно хранить ее и вернуть тотчас же, как узнаю то, что мне необходимо.
   Он отошел к маленькому столику у окна, уселся, раскрыл книгу и углубился в чтение.
   – Подвинься! – буркнул Белдин.
   Горбун, хромая, подошел к столику и придвинул к нему другой стул. Два старика склонили головы над шуршащими страницами – и все окружающее для них перестало существовать.
   – Может быть, поешь, Цирадис? – спросила Полгара.
   – Ты добра, Полгара, – ответила келльская прорицательница. – Я постилась с тех самых пор, как вы вошли в пределы города, готовясь к этой встрече, и от голода чувствую слабость.
   Полгара осторожно подвела Цирадис к столу и усадила ее между Бархоткой и Сенедрой.
   – Как мой малыш, великая прорицательница? – с дрожью в голосе спросила Сенедра.
   – С ним все хорошо, королева Ривы, только он очень скучает по тебе.
   – Удивительно, что он помнит меня, – с горечью произнесла Сенедра. – Когда Зандрамас украла его, он был совсем крошкой. – Она вздохнула. – Сколь многого я лишилась и этого никак, никак нельзя вернуть… – Ее нижняя губа предательски задрожала.
   Гарион подошел к жене и нежно обнял ее за плечи.
   – Все будет хорошо, Сенедра, – уверил он королеву.
   – Это правда, Цирадис? – Голосок Сенедры дрожал от слез. – Правда ли, что все кончится хорошо?
   – Этого я не могу открыть тебе, Сенедра. Мы стоим на развилке двух дорог и на какую из них ступим, неведомо даже звездам.
   – Как прошло ваше путешествие? – спросил Шелк отнюдь не из любопытства, а единственно ради того, чтобы уйти от скользкой темы.
   – Пришлось понервничать, – ответил Гарион. – Я не больно-то хорошо летаю, да и погода нам не благоприятствовала.
   Шелк нахмурился:
   – Но ведь день был абсолютно безоблачным!
   – Однако не там, где мы были. – Гарион взглянул на Цирадис и решил не распространяться о том, как их чуть было не расшибло в лепешку внезапным порывом ветра. – А можно ли рассказать им о селении, где вы живете? – спросил он прорицательницу.
   – Разумеется, Белгарион, – улыбнулась она. – Тут все свои, а от друзей не следует ничего скрывать.
   – Ты помнишь гору Кахша в Хтол-Мургосе? – спросил друга Гарион.
   – Изо всех сил стараюсь о ней забыть.
   – Ну так вот, прорицательницы живут в городе, похожем на тот, что выстроили дагаши внутри горы Кахша. Внутри горы очень большая пещера.
   – Тогда я искренне рад, что меня с вами не было.
   Цирадис повернулась к нему и между ее бровей залегла тоненькая морщинка.
   – Так ты все еще не преодолел свой беспричинный страх, Хелдар?
   – Нет… почти нет, кстати, не назвал бы его беспричинным. Поверь, Цирадис, у меня есть на то причины – даже множество причин.
   Он беспокойно поежился.
   – Ты должен собрать в кулак все свое мужество, Хелдар, ибо настанет час, когда тебе придется войти в такое место, которое внушит тебе ужас.
   – Всеми силами постараюсь этого избежать.
   – Ты должен, Хелдар. У тебя нет права выбора.
   Шелк погрустнел, но смолчал.
   – Скажи мне, Цирадис, – спросила Бархотка, – это ты приостановила течение беременности у Зит?
   – Ты весьма проницательна, если заметила приостановку этого в высшей степени естественного процесса, Лизелль, – ответила пророчица. – Но это сделала не я. Волшебник Вард на острове Веркат предложил ей подождать с родами до тех пор, покуда она не выполнит свою миссию в Ашабе.
   – Так Вард – волшебник? – изумленно спросила Полгара. – Обычно я распознаю волшебников без труда, но Варду удалось это от меня скрыть.
   – Да, он очень скрытен, – согласилась Цирадис. – В Хтол-Мургосе ситуация такова, что нам приходится весьма осторожно пользоваться нашими искусствами. Гролимы в землях мургов всегда начеку и не любят беспокойств, которые неизбежно доставляет колдовство.
   – На Веркате ты поставила нас в тупик, – сказал Дарник. – Это пока мы не уразумели, что заставило тебя действовать именно так. Боюсь, Тоф много претерпел от меня. Но он добросердечен и простил мне это.
   Немой великан улыбнулся кузнецу и принялся жестикулировать.
   Дарник расхохотался.
   – Не трудись, Тоф! Я наконец-то разобрался, как именно ты разговариваешь со мной.
   Руки Тофа опустились. А Дарник внимательно прислушался.
   – Да, – согласился он. – Так много проще и быстрее. Хорошо, что теперь не надо размахивать руками. Кстати, мы с Эриондом отыскали неподалеку от города пруд. В нем водится великолепная форель.
   Тоф широко улыбнулся.
   – Так и знал, что ты это скажешь, – улыбнулся ему в ответ Дарник.
   – Боюсь, мы испортили твоего проводника, Цирадис, – извиняющимся тоном сказала Полгара.
   – Нет, Полгара. – Губы прорицательницы тронула улыбка. – Эта страсть обуревает его с детства. Частенько во время наших странствий он отыскивал повод задержаться на время подле какого-нибудь озера или речки. Я не корю его за это – рыба мне нравится, а он искусно ее готовит.
   Закончив ужин, они сидели и вполголоса беседовали, стараясь не беспокоить Белгарата и Белдина, которые, не отрываясь, читали Маллорейские проповеди.
   – А как Зандрамас узнает, куда мы направляемся? – спросил Гарион у Цирадис. – Поскольку она гролимская жрица, вход сюда ей заказан.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация