А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 4)

   Волчица спокойно трусила рядом с Кретьеном. Уши ее то и дело вздрагивали, а янтарные глаза настороженно следили за овцами.
   – Не советую, сестренка, – сказал ей по-волчьи Гарион.
   – Сестра и не собирается делать ничего такого, – ответила волчица. – Волчица и прежде встречалась с этими зверями, да и с людьми и собаками, которые их оберегают. Украсть овцу легче легкого, но тогда собаки выходят из себя, а их гавканье портит аппетит. – На волчьей морде появилась самая настоящая улыбка. – Правда, сестра может заставить этих зверюшек побегать. Всем надлежит знать, кто хозяин в лесах.
   – Брат опасается, что наш вожак будет недоволен.
   – Увы, – согласилась волчица. – Возможно, вожак чересчур много о себе понимает. Сестра отметила в нем эту особенность.
   – Что она говорит? – с любопытством спросил Закет.
   – Подумывает – не погонять ли овечек, – ответил Гарион. – Нет, не затем, чтобы убивать, а просто порезвиться. Думаю, ей хочется немного поразвлечься.
   – Поразвлечься? Странно звучит, когда касается волка…
   – Ничуть. Волки частенько играют друг с дружкой, к тому же у них весьма утонченное чувство юмора.
   Лицо Закета сделалось задумчивым.
   – Знаешь, что пришло мне на ум, Гарион? Человек считает себя властелином мира, но все прочие существа, соседствующие с ним, относятся к его величию с полнейшим равнодушием. У них своя жизнь, свое общество и, полагаю даже, свои разнообразные культурные традиции. Ведь они же не обращают на нас никакого внимания, правда?
   – За исключением тех случаев, когда мы причиняем им неудобство.
   – Какой сокрушительный удар по моему императорскому достоинству! – Закет криво улыбнулся. – Мы с тобою – самые могущественные люди во всем мире, а волки смотрят на нас лишь как на источник досадных неудобств.
   – Это урок смирения, – согласно кивнул Гарион. – Смирение благотворно для души.
   – Возможно…
   Уже вечерело, когда они добрались до пастушеского стойбища. Поскольку подобные поселения гораздо реже перемещаются с места на место, нежели походные лагеря путешественников, порядка и размеренности здесь было куда больше. Просторные, натянутые на прочные каркасы из крепких шестов, шатры образовывали некое подобие улиц, даже вымощенных плотно пригнанными бревнами. Загоны для овец располагались в конце каждой такой улицы, а один из горных ручьев перегораживала бревенчатая плотина, образуя сверкающий на солнце небольшой прудик, откуда брали воду, чтобы поить животных. В уютной долине, где раскинулось поселение скотоводов, уже сгущались вечерние тени, а в безветренном недвижном воздухе поднимались синеватые столбы дыма от костров.
   Высокий и худой человек с обветренным загорелым лицом и снежно-белыми волосами, облаченный в такой же белый балахон, как и у всех прочих пастухов, вышел из шатра сразу же, как только Гарион и Закет достигли границы поселения.
   – Ваше явление было предсказано, – глубоким и тихим голосом произнес он. – Окажите нам честь и разделите с нами вечернюю трапезу.
   Гарион внимательно глядел на пастуха, отмечая его сходство с Вардом – тем самым человеком, которого встретили они на острове Веркат, на другом краю света. Теперь у него уже не было сомнений, что далазийцы и раса рабов из Хтол-Мургоса родственны друг другу.
   – Мы почтем это за честь, – ответил Закет. – Но нам не хотелось бы вас обременять.
   – Это не бремя для нас. Меня зовут Берк. Я прикажу слугам позаботиться о ваших лошадях.
   Тут подъехали и остальные путники.
   – Добро пожаловать всем вам, – приветствовал их Берк. – Соблаговолите спешиться. Угощение для вечерней трапезы почти готово, и для вас уже разбит шатер.
   Он серьезно посмотрел на волчицу и кивнул ей в знак приветствия. Видно было, что ее присутствие никоим образом его не беспокоит.
   – Ваша учтивость достойна всяческих похвал, – спешиваясь, сказала Полгара, – а столь радушное гостеприимство совершенно неожиданно, особенно вдали от очагов культуры.
   – Человек приносит культуру с собою туда, где поселяется, госпожа, – ответил Берк.
   – С нами раненый, – сказал Сади. – Это несчастный путник, которого мы подобрали в горах. Мы помогли ему чем смогли, но неотложные дела зовут нас, а тряска в седле, боюсь, разбередит его раны.
   – Можете оставить его здесь. Мы о нем позаботимся. – Берк внимательно поглядел на одурманенного зельями жреца, покачивающегося в седле. – Это гролим, – безошибочно определил он. – Целью вашего странствия, видимо, является Келль?
   – Нам предстоит сделать там остановку, – осторожно ответил Белгарат.
   – Тогда гролиму никак нельзя сопровождать вас.
   – Мы слышали об этом, – сказал Шелк, ловко соскакивая наземь. – А что, гролимы действительно слепнут, если пытаются войти в Келль?
   – Если понимать буквально, то так оно и есть. У нас в лагере живет один такой жрец. Мы нашли его блуждающим в лесу, когда перегоняли овец на летние пастбища.
   Глаза Белгарата сузились.
   – Как думаешь, добрый человек, могу я с ним перемолвиться? Я давно изучаю подобные явления и рад был бы получить ценную информацию.
   – Разумеется, – кивнул Берк. – Он в последнем шатре по правой стороне улицы.
   – Гарион, Пол, пойдемте, – бросил через плечо Белгарат и двинулся по бревенчатому настилу улицы.
   – Откуда столь живое любопытство, отец? – спросила Полгара, когда они отошли достаточно далеко, чтобы никто не смог их услышать.
   – Я хочу непременно выяснить, насколько сильно проклятие далазийцев, тяготеющее над Келлем. Если оно преодолимо, то мы можем наткнуться на Зандрамас, когда, в конце концов, доберемся туда.
   Гролим неподвижно сидел на полу в шатре. Острые и резкие черты его лица словно смягчились, а незрячие глаза утратили безумный фанатизм, характерный для жрецов. Теперь лицо его выражало некое странное удивление.
   – Как поживаешь, друг? – вежливо спросил жреца Белгарат.
   – Хорошо, я всем доволен, – отвечал гролим. Эти слова странно прозвучали в устах жреца Торака.
   – Зачем тебе понадобилось идти в Келль? Разве ты не знал о проклятии?
   – Это не проклятие. Это благословение.
   – Благословение?
   – Жрица Зандрамас приказала мне попытаться проникнуть в священный город далазийцев, – продолжал гролим. – Она обещала возвысить меня над прочими, если мне это удастся. – Он слабо улыбнулся. – Думаю, на самом деле она просто хотела испытать силу чар. Хотела узнать, можно ли ей самой решиться на путешествие туда…
   – Насколько я понимаю, ответ она получила отрицательный.
   – Трудно сказать. Попасть туда было бы для нее величайшим благом.
   – Не нахожу, что ослепнуть – это благо.
   – Но я не слеп.
   – Но ведь именно в этом и заключается заклятие!
   – О нет. Правда, я лишен возможности видеть окружающий меня мир, но это лишь оттого, что я вижу нечто иное – и оно наполняет сердце мое великой радостью.
   – Что? Что это такое?
   – Я вижу лик бога, друг мой, и буду видеть его до конца моих дней.

   Глава 3

   Гора всегда была рядом. Даже блуждая в холодных дремучих лесах, они постоянно чувствовали, как возвышается она над всем миром – спокойная, белоснежная, безмятежная. Гора постоянно маячила у них перед глазами, настойчиво напоминала о себе, даже во сне являлась. Путники уже много дней ехали к этой сверкающей белой громадине, и день ото дня Шелк все больше мрачнел.
   – Как вообще можно отдаться какому-то занятию в этом краю, где эта штука застит полнеба? – взорвался он однажды погожим вечером.
   – Наверное, они просто не обращают на нее внимания, Хелдар, – мило улыбнулась Бархотка.
   – Как можно не обращать внимания на такую громадину? – раздраженно ответил Шелк. – Интересно, известно ли ей самой, насколько она помпезна? Да что там, она просто вульгарна!
   – Ты теряешь рассудительность, – ответила девушка. – Горе совершенно безразлично наше мнение о ней. Она будет вот так же стоять и тогда, когда никого из нас уже не будет. – Девушка помолчала. – Может быть, именно это и беспокоит тебя, Хелдар? Ну, то, что ты столкнулся с нетленным и вечным в своей бренной жизни?
   – Звезды тоже вечны, так же, кстати, как и грязь у нас под ногами, – возразил Шелк, – но они не бесят меня так, как эта штуковина. – Он поглядел на Закета и спросил: – А кто-нибудь взбирался на ее вершину?
   – А зачем это нужно?
   – Да чтобы победить ее, чтобы унизить! – Маленький драсниец рассмеялся. – Хотя это еще менее разумно, не правда ли?
   Но Закет оценивающе глядел на громадину, скрывающую половину неба на юге.
   – Не знаю, Хелдар, – сказал он. – Я никогда даже не думал о возможности сражения с этой горой. Биться со смертными легко. Но биться с горой – это нечто совсем иное.
   – А не все ли ей равно? – раздался голос Эрионда.
   Юноша говорил столь редко, что порой казался немым, подобно гиганту Тофу. А в последнее время он еще больше ушел в себя.
   – Гора, возможно, даже будет рада, – продолжал он. – Представляю, как ей одиноко. Наверное, она с радостью разделит удовольствие любоваться со своих высот этим миром со смельчаком, который отважится взойти на нее.
   Закет и Шелк обменялись красноречивыми взглядами.
   – Нам понадобятся веревки, – будничным тоном заявил Шелк.
   – И еще некоторые приспособления, – прибавил Закет. – Всякие штуки, которые можно вбивать в лед, притом достаточно крепкие, чтобы выдержать вес человека.
   – Дарник все придумает и сделает.
   – Послушайте-ка, вы, двое, не пора ли остановиться? – резко остудила их пыл Полгара. – Сейчас не об этом надо думать.
   – Мы просто рассуждаем, Полгара, – беспечно отвечал Шелк. – Не вечно же будет длиться наше путешествие, ну, а когда мы закончим дела – тогда…
   Горы заставили их всех перемениться. Все реже и реже возникала надобность в словах, мысли делались более размеренными и длинными, и, сидя у огня во время ночных привалов, они делились ими друг с другом. Путешествие по горам словно стало для всех периодом очищения и духовного исцеления, а соседство величественной громады еще сильнее сблизило друзей.
   Однажды ночью Гарион пробудился оттого, что вокруг стало светло, как днем. Он выскользнул из-под одеяла и отодвинул полог. Над миром стояла полная луна, щедро проливая на землю серебристое сияние. Гора, холодная и белоснежная, четко выделялась на фоне звездной россыпи, сияя в лунном свете столь ярко, что казалась почти живой.
   Краем глаза Гарион заметил какое-то движение. Полгара выскользнула из палатки, где безмятежно спал Дарник. На ней был белый плащ, сиявший в свете луны столь же ярко, как вечные снега на далекой вершине. Она некоторое время постояла, любуясь величественным зрелищем, потом повернулась к палатке.
   – Дарник! – шепотом позвала она. – Выйди и погляди!
   Из палатки показался Дарник. Он был обнажен до пояса, и серебряный амулет на его груди сверкал в лунном свете. Он обнял Полгару за плечи, и оба они замерли, упиваясь волшебной красотой этой изумительной ночи.
   Гарион уже собрался окликнуть их, но что-то его остановило. Этот момент был слишком интимным для супругов, чтобы посторонний мог позволить себе вмешаться. Некоторое время спустя Полгара потянулась к уху мужа и что-то зашептала, и они оба с улыбкой рука об руку направились к своей палатке.
   Тихонько опустив полог палатки, Гарион вернулся туда, где расстелены были его одеяла.
   Постепенно, когда путники взяли направление на юго-запад, лес стал меняться. Пока они ехали по горам, их окружали лишь хвойные вечнозеленые деревья да кое-где попадались купы тонких осинок. По мере приближения к подножию величайшей в мире горы им все чаще стали встречаться березы и вязы. И вот наконец они въехали в дубовую рощу.
   Проезжая под сенью развесистых ветвей вековых дубов, Гарион невольно вспомнил Лес Дриад в южной Толнедре. Он взглянул в лицо своей миниатюрной жене и тотчас же понял, что сходство это не ускользнуло и от нее. Сенедра пребывала в состоянии мечтательной созерцательности – казалось, она вслушивается в голоса, внятные ей одной.
   Однажды в ясный солнечный полдень они нагнали еще одного путника – седобородого старца, облаченного в одежду, сшитую из оленьих шкур. Орудия, торчащие из переметной сумы на спине покорного мула, выдавали занятие их владельца – золотоискатель, один из тех бродячих отшельников, ищущих покоя и уединения вдали от мирской суеты. Старик ехал верхом на косматой лошаденке, такой низкорослой, что ноги всадника почти касались земли.
   – Значит, мне не послышалось, что кто-то едет следом за мной, – сказал он, поравнявшись с Гарионом и Закетом, облаченными в кольчуги и шлемы. – Вообще-то в этих лесах мне редко кто-то попадается – ну, из-за проклятия и всего такого прочего.
   – Я полагал, что проклятие относится исключительно к гролимам, – сказал Гарион.
   – Почти все считают, что доискиваться истины себе дороже. А вы куда путь держите?
   – В Келль, – ответил Гарион. Он не видел никакого смысла делать из этого тайну.
   – Надеюсь, вы едете по приглашению. Жители Келля не обрадуются чужеземцам, которым втемяшилось в голову явиться туда незваными.
   – Там знают, что мы едем.
   – Тогда все в полном порядке. Странное местечко этот Келль, и народец там необычный. Впрочем, долгая жизнь подле этой горушки хоть кого сделает странным… Если не возражаете, я поеду с вами до самого поворота на Баласу – это в нескольких милях отсюда.
   – Чувствуй себя вполне спокойно, – сказал Закет. – А почему ты не моешь золото? Сейчас для этого самое что ни на есть подходящее время.
   – Я прошлой зимой крепко застрял в горах, – принялся объяснять старик. – Вскоре у меня вышли все припасы. И потом, я стосковался по беседам с людьми. Лошадка моя и мул – прекрасные слушатели, но вот собеседники никудышные, а волки так быстро бегают, что и с ними разговора не получается. – Старик поглядел на волчицу и ко всеобщему изумлению обратился к ней на ее языке: – Здорова ли ты, матушка?
   Акцент его был ужасен, да и фраза выстроена не вполне правильно, но говорил он, без сомнения, по-волчьи.
   – Потрясающе! – Волчица слегка оторопела, но ответила на традиционное приветствие: – Волчица всем довольна.
   – Брат рад это слышать. А как случилось, что ты путешествуешь с двуногими?
   – Сестра примкнула к ним некоторое время тому назад.
   – А-а-а…
   – А как удалось тебе овладеть языком волков? – спросил Гарион.
   – Так ты его тоже понимаешь? – Старика это открытие отчего-то очень обрадовало. Он поудобнее уселся в седле и сказал: – Я почти всю жизнь свою провел поблизости от волков. А правила вежливости велят выучить язык ближайших соседей. – Старик ухмыльнулся. – Честно говоря, поначалу я ни черта не понимал – но если долго вслушиваться, начинаешь в конце концов кумекать, что к чему. Лет пять тому назад я целую зиму прожил в волчьем логове. Это здорово помогло.
   – И они вот так запросто позволили тебе жить вместе с ними? – усомнился Закет.
   – Звери довольно долго ко мне привыкали, – признался старик, – но я был им небесполезен, вот они и приняли меня.
   – Небесполезен?
   – В логове было тесновато, а у меня при себе инструменты. – Старик указал на переметную суму. – Я расширил пещеру, и волкам это пришлось по нраву. Ну, а позднее я приглядывал за щенками, пока старшие охотились. Чудные ребятки! Играли, словно котята. Позже я пытался поладить таким же манером с косолапым. Ничего из этого не вышло. Мишки – чересчур высокомерные создания. Предпочитают держаться особняком. А олени слишком легкомысленны, чтобы с ними дружить. Так что лично я предпочитаю волков.
   Лошаденка у старика была не очень быстроногая, и вскоре их нагнали остальные путники.
   – Ну как, посчастливилось? – спросил Шелк, кивая в сторону сумы с инструментами.
   – Худо-бедно, – уклончиво отвечал седобородый.
   – Прости меня, – извинился Шелк. – Я и не думал допытываться.
   – Ничего, друг. Я сразу увидел, что ты парень честный.
   Бархотка, услышав эти слова, презрительно фыркнула.
   – Я ответил тебе по привычке, – продолжал золотоискатель. – Не слишком разумно рассказывать всем и каждому, сколько золота тебе довелось намыть.
   – Вполне тебя понимаю.
   – Я никогда не держу при себе много золота, когда спускаюсь на равнины, беру ровно столько, чтобы хватило закупить все необходимое. А остальное надежно прячу в горах.
   – Зачем ты этим занимаешься? – спросил Дарник. – Ну, я имею в виду, почему ты всю жизнь посвятил поискам золота? Ты же все равно не сможешь потратить всего, что отыщешь. Тогда ради чего все это?
   – Надо же чем-то заниматься, – пожал плечами старик. – Человек распускается, не имея дела в жизни. – Он вновь хитро ухмыльнулся. – И потом, когда находишь в ручье самородок, чувствуешь такое волнение… На золото просто приятно смотреть.
   – В самом деле, – искренне согласился Шелк. Старый золотоискатель поглядел сперва на волчицу, потом на Белгарата.
   – По ее поведению можно заключить, что именно вы здесь главный, – отметил старик, обращаясь к волшебнику.
   Белгарат был несколько удивлен.
   – Ему знаком волчий язык, – поспешил объяснить ему Гарион.
   – Потрясающе! – Белгарат, сам того не ведая, повторил то, что сказала волчица.
   А старик продолжал:
   – Я как раз собирался дать один совет этим двум юнцам, но, пожалуй, лучше мне поговорить об этом с вами.
   – Со вниманием выслушаю.
   – Далазийцы – народ странноватый, друг мой, и суеверия у них не вполне обычные. Было бы преувеличением сказать, что эти леса они считают священными, но все же относятся к ним очень почтительно. Я не советовал бы вам рубить здесь деревья – и пуще того, убить здесь кого-нибудь! – Старик указал на волчицу. – Она об этом знает. Вы, верно, уже заметили, что она здесь не охотится. Далазийцы не желают, чтобы лес этот был осквернен кровью. На вашем месте я бы это учел. Если вы оскорбите их верования, то можете чрезвычайно осложнить себе жизнь.
   – Весьма благодарен за информацию, – ответил Белгарат.
   – Никогда не вредно передать другому то, что сам уже знаешь, – сказал старик. Потом поглядел вперед. – Здесь мы с вами и распрощаемся. Отсюда дорога сворачивает на Баласу. Приятно было с вами поболтать. – Он почтительно приподнял потрепанную шляпу, глядя на Полгару, потом взглянул на волчицу. – Удачи тебе, матушка, – сказал он и пришпорил свою лошаденку. Низкорослое животное припустилось рысью, и вскоре старик исчез за поворотом.
   – Что за милый старик, – сказала Сенедра.
   – К тому же весьма полезный, – добавила Полгара и, обращаясь к Белгарату, сказала: – Лучше тебе предупредить дядюшку Белдина, отец. Пусть оставит в покое кроликов и голубей – по крайней мере, пока мы едем через этот лес.
   – Я про него совсем позабыл, – спохватился Белгарат, – но тотчас же это сделаю.
   Старый волшебник поднял лицо к небу и закрыл глаза.
   – А этот старикашка и впрямь может разговаривать с волками? – спросил Шелк у Гариона.
   – Он знает их язык, – ответил Гарион. – Говорит, правда, не слишком хорошо, но все понимает.
   – И сестра уверена, что он понимает много лучше, чем говорит, – сказала вдруг волчица.
   Гарион уставился на нее, пораженный: она поняла человеческую речь!
   – Языку двуногих несложно выучиться, – пояснила волчица. – Как сказал этот двуногий с белой шерстью на морде, можно всему научиться довольно быстро, если дать себе труд внимательно слушать. Правда, сестра не собирается говорить на вашем языке, – критически прибавила она. – А то недолго и язык себе откусить…
   Внезапно Гариона осенила одна мысль, и тотчас же на него снизошла абсолютная уверенность в том, что мысль эта здравая.
   – Дедушка! – позвал он Белгарата.
   – Не сейчас, Гарион. Я занят.
   – Хорошо, я подожду.
   – А это очень важно?
   – Полагаю, да.
   Белгарат открыл глаза.
   – Ну, что там еще?
   – Ты помнишь тот наш разговор в Тол-Хонете – ну, тем утром, когда шел снег?
   – Ну, в общих чертах…
   – Мы рассуждали о том, как часто кажется, будто все, что происходит, уже случалось когда-то прежде…
   – Теперь припоминаю.
   – Ты говорил тогда, что, как только два Пророчества разделились, время словно бы остановилось – и будущее не станет настоящим до тех пор, пока они вновь не соединятся. Потом ты сказал, что, покуда этого не произойдет, мы вновь и вновь будем ходить по замкнутому кругу одних и тех же событий, поступков…
   – Я на самом деле так сказал? – Старик явно был доволен. – Глубокая мысль, не правда ли? А с чего вдруг ты заговорил об этом сейчас?
   – Потому, что, как мне кажется, нечто подобное только что произошло. – Гарион поглядел на Шелка. – Помнишь того старика золотоискателя, которого мы повстречали в Гар-ог-Надраке, когда втроем ехали в Хтол-Мишрак?
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация