А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 39)

   – Вот и ладненько, дорогуша.
   Горбун смял бумаги и положил шарик на ладонь. Белый комочек тотчас же вспыхнул ярким пламенем и сгорел дотла.
   – Так-то оно способнее будет. – Белдин сдунул с ладони пепел. – Ну что, дело сделано?
   – Не совсем, – ответила Велла. Она наклонилась и вытащила из-за голенищ два острых кинжала. Потом еще два – из-за пояса.
   – Вот, – протянула она их своему новому хозяину. – Они мне больше не нужны.
   Взгляд ее был непривычно нежен и кроток.
   – О-о-о… – Глаза Полгары наполнились слезами.
   – Что это значит, Пол? – взволновался Дарник.
   – Это самая великая жертва, на какую только способна надракийская женщина. – Полгара промокнула глаза уголком фартука. – Только что она всецело покорилась Белдину. Как это прекрасно!
   – А на что мне эти ножички? – ласково улыбнулся Белдин.
   Он подбросил кинжалы в воздух один за другим, и они пропали, обратившись в дым.
   – До свиданьица, Белгарат, – сказал Белдин старому волшебнику. – Пошалили мы с тобой на славу, правда?
   – Славное было времечко… – У Белгарата в глазах стояли слезы.
   – Похоже, Дарник, – обратился горбун к кузнецу, – ты здесь меня заменишь.
   – Ты говоришь сейчас так, будто собираешься умереть, – удивился Дарник.
   – Еще чего, Дарник! Вовсе не собираюсь умирать. Просто… сменю образ жизни. Попрощайтесь за меня с близняшками. Все им растолкуйте. А ты, Ярблек, упивайся богатством, но не забудь, я все-таки остался в выигрыше! Гарион, смотри, чтобы в мире дела шли на лад!
   – Ну, об этом позаботится Эрионд.
   – Это я знаю, но приглядывай за ним! Не позволь ему влипнуть в новую историю!
   Сенедре Белдин ничего не сказал – он просто облапил королеву и звонко чмокнул в щечку. Поцеловал он и Полидру. Она с любовью обняла его в ответ – янтарные глаза ее лучились.
   – Пока, старая корова. – Он фамильярно шлепнул Полгару по мягкому месту. Потом выразительно поглядел на ее талию и добавил: – Говорил же я тебе, что растолстеешь, ежели будешь лопать столько конфет!
   Она поцеловала его со слезами на глазах.
   – Ну, а теперича, ласковая моя, – обратился он к Велле, – пойдем-ка прогуляемся. Нам надо кое-что обсудить, прежде чем мы всем сделаем ручкой.
   И они рука об руку отправились на вершину ближайшего холма. Там они довольно долго беседовали. Потом обнялись, обменялись пламенным поцелуем и, не размыкая объятий, пропали, а в небе тотчас появились два ястреба.
   Один из них был всем прекрасно знаком – с синей ленточкой на лапке. У другой же птицы ленточка эта отливала лиловым. Они резвились в воздухе, поднимаясь все выше и выше в своем свадебном танце, и вот превратились в две еле заметные точки. Потом и точки эти исчезли.
   Гарион и остальные пробыли у Полгары и Дарника еще две недели. Но вот Полидра, заметив, что хозяевам хочется покоя и уединения, предложила всем съездить в Вейл. Пообещав к вечеру воротиться, Гарион с Сенедрой взяли сына и подросшего уже волчонка и вместе с Белгаратом и Полидрой отправились в самое сердце Вейла.
   Около полудня они добрались до приземистой башни Белгарата и поднялись по винтовой лестнице на самый верхний этаж.
   – Осторожнее, тут ступенька еле держится, – рассеянно предостерег их на лестнице хозяин.
   Гарион помешкал, пропустил всех вперед, потом приподнял тяжелую каменную плиту и заглянул под нее. Под нею обнаружился круглый камушек величиной с лесной орех. Гарион вытащил его, сунул в карман и опустил плиту на место. Он заметил, что другие ступени вытерлись и просели от времени, а эта выглядит как новенькая, и подумал о том, сколько столетий или тысячелетий подряд старик перешагивал через нее. И Гарион стал подниматься с приятным сознанием выполненного долга.
   – Что ты там делал? – спросил Белгарат.
   – Ступеньку чинил. – И Гарион вручил старику странный камушек. – Она шаталась из-за этой вот штуковины. Теперь стоит как влитая.
   – А знаешь, я буду скучать по этой ступеньке, – жалобно вздохнул старик. Потом уставился на камушек. – Ах, вспомнил! Я сам его положил под ступеньку.
   – Но для чего? – изумилась Сенедра.
   – Это бриллиант, моя девочка, – объяснил Белгарат. – Я хотел проверить, сколько времени мне понадобится ходить взад-вперед по лестнице, чтобы истолочь его в пыль.
   – Бриллиант? – Глаза Сенедры расширились.
   – Можешь взять его себе, если хочешь.
   Белгарат протянул камушек королеве.
   И тут случилось невероятное. Невзирая на свое толнедрийское происхождение, Сенедра продемонстрировала подлинное бескорыстие.
   – Нет, спасибо, Белгарат, – сказала она. – Я не хочу разлучать тебя со старинным другом. Мы с Гарионом можем положить его на место, когда будем уходить.
   Белгарат расхохотался.
   Гэран и молодой волк резвились на полу под одним из окон. Мальчуган тискал волчонка, таскал за уши и хвост, зверь же, стоически снося истязания, то и дело норовил облизать мальчишке лицо. Гэран заливался счастливым хохотом.
   Полидра критически оглядела круглую сводчатую комнату.
   – Приятно вновь оказаться дома. – Она ласково погладила спинку кресла, испещренную глубокими царапинами от совиных когтей. – Я не менее тысячи лет просидела на этой самой спинке…
   – А что ты делала тут, бабушка? – спросила Сенедра, которая безотчетно копировала теперь обращения Гариона к близким.
   – Надзирала вон за ним. – И золотоволосая женщина указала на Белгарата. – Я полагала, что он когда-нибудь меня все-таки узнает, но не могла предположить, что случится это так нескоро. Вот и пришлось мне привлечь его внимание.
   – Каким образом, бабушка?
   – Я избрала вот это обличье. – Полидра коснулась пышной своей груди. – Похоже, я много больше интересую его как женщина, нежели как сова или волчица.
   – Кстати, все время забываю тебя кое о чем спросить, – вмешался Белгарат. – Когда мы повстречались, вокруг не было других волков. Что ты делала там, одна?
   – Поджидала тебя.
   Он заморгал.
   – Так ты знала, что я буду там?
   – Разумеется.
   – А когда это было? – полюбопытствовала Сенедра.
   – После того, как Торак похитил у Алдура Шар, – рассеянно ответил Белгарат – он явно думал о другом. – Учитель отослал меня на север, дабы я уведомил о случившемся Белара. Я обернулся волком, чтобы выиграть время. Мы с Полидрой повстречались в области, которая ныне именуется северной Алгарией. – Он поглядел на жену. – Кто предупредил тебя, что я иду?
   – Меня ни о чем не надо было предупреждать, Белгарат, ведь, родившись, я уже знала, что в один прекрасный день ты придешь. Но ты, надо признаться, не спешил. – Она вновь оглядела помещение. – Думаю, мы немножко тут приберемся. А на окна непременно надо будет повесить занавески…
   – Ну, что я говорил? – вздохнул Белгарат.
   Засим последовали поцелуи, объятия, рукопожатия, слезы прощания. Потом Сенедра подхватила на руки Гэрана, Гарион – волчонка, и семейство стало спускаться вниз по винтовой лестнице.
   – Чуть не забыл, – на полпути спохватился Гарион. – Отдай мне бриллиант – я положу его на место.
   – Разве нельзя положить на его место простой камушек? – Глазки Сенедры хитро блеснули.
   – Дорогая, если тебе так уж нужен бриллиант, я подарю точно такой же.
   – Конечно, Гарион, но если я оставлю у себя еще и этот, то у меня их будет целых два!
   Он рассмеялся, но решительно разжал маленький кулачок жены, взял камень и возвратил его на прежнее место, под каменную ступеньку.
   Внизу они сели на коней и шагом поехали по равнине, залитой ярким весенним солнцем. Сенедра прижимала к себе Гэрана, а волчонок трусил рядышком, то и дело бросаясь в погоню за кроликами.
   Они еще недалеко отъехали от башни, когда Гарион расслышал знакомый звук, похожий на шепот. Он натянул поводья.
   – Сенедра, – окликнул он жену и указал на двери башни. – Погляди…
   Она оглянулась.
   – Но я ничего не вижу.
   – Подожди. Они вот-вот появятся.
   – Кто?
   – Дедушка и бабушка. А вот и они!
   Два волка один за другим выскользнули из дверей и побежали рядышком по поросшей травой равнине. Они бежали, упиваясь свободой и ничем не омраченной радостью.
   – Я уверена была, что они начнут с генеральной уборки, – удивилась Сенедра.
   – Но это куда важнее, Сенедра. Это много, много важнее…
   На закате они подъехали к дому Полгары и Дарника. Дарник все еще работал в поле, а из кухни доносилось тихое пение Полгары. Сенедра вошла в дом, а Гарион, сопровождаемый волчонком, направился прямо к Дарнику.
   Ужин в тот день их ожидал королевский – гусь с пряной подливкой и роскошным гарниром из овощей трех видов. Был на столе и ароматный, свежеиспеченный хлеб, с которого еще стекали прозрачные капли горячего масла.
   – Где ты взяла гуся, Полгара? – спросил озадаченный Дарник.
   – Мой маленький секрет, – спокойно отозвалась жена.
   – Пол!
   – Объясню как-нибудь в другой раз, дорогой. А теперь давайте есть, покуда все не остыло.
   А после ужина все долго сидели у камина. Собственно, огонь развели, казалось бы, без особой надобности – было тепло, даже окна и двери оставались открытыми, – но ведь именно огонь и очаг делают заурядное жилище родным домом, и тепло им необходимо не только для того, чтобы согреться…
   Полгара держала на коленях Гэрана. Она прижималась щекой к его нежным кудряшкам, и лицо ее выражало полнейшее довольство.
   – Это для практики, – тихонько сказала она, улыбнувшись Сенедре.
   – Ну уж этого навыка вы никогда не утратите, тетушка Пол, – отвечала королева Ривы. – Ведь вы вырастили сотни мальчишек на своем веку!
   – Ну, уж не сотни, дорогая моя, но полезно кое-что освежить в памяти…
   Волчонок спал мертвецким сном у самого камина. Он то и дело тоненько взвизгивал во сне и сучил лапами.
   – Наш малыш видит сон, – улыбнулся Дарник.
   – Неудивительно, – ответил Гарион. – Всю обратную дорогу от дедушкиной башни этот грозный зверь гонялся за кроликами. Правда, ни одного так и не изловил. Кажется мне, он делал это просто ради забавы.
   – Кстати, о снах. – Тетушка Пол встала. – Вам, вашему сыну и этому щенку завтра поутру рано вставать. Пора ложиться.
   Поутру они поднялись с первыми лучами солнца, с наслаждением позавтракали, а потом Дарник с Гарионом отправились седлать лошадей.
   Прощание было кратким – в сущности, в нем вовсе не было нужды, ибо они и не намеревались расставаться. Перекинувшись парой слов, женщины наскоро поцеловались, а Гарион с Дарником обменялись крепким рукопожатием.
   На середине склона холма Сенедра вдруг обернулась.
   – Тетушка Пол! – звонко крикнула она. – Я тебя люблю!
   – Да, дорогая, – откликнулась Полгара. – Я знаю. И я люблю тебя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация