А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 36)

   – Кажется, они еще не вполне к этому готовы, – заявил Шелк. – Похоже, я и сам не вполне к такому зрелищу подготовлен, – прибавил драсниец, который демонстративно отворачивался, когда Релг приближался к стене.
   Несколько дней спустя в гавань вошли сразу два корабля. С борта одного из них сошли генерал Атеска и начальник штаба Брадор, а на другом, типично черекском военном судне, прибыли король Анхег и император Вэрен в сопровождении Грелдика.
   – Бэрак! – взревел король Анхег. – Сделай одолжение, придумай что-нибудь, чтобы мне не пришлось волочить тебя в кандалах в Вал-Алорн!
   – Не правда ли, круто? – заметил Хеттар, глядя на рыжебородого гиганта.
   – Он заткнется, как только я его напою, – передернул плечами Бэрак.
   – Прости, Гарион, – гулким голосом заговорил тем временем Анхег. – Мы с Вэреном из сил выбились, ловя его, но эта его большая плошка плавает быстрее, нежели мы полагали…
   – Плошка? – возмутился Бэрак.
   – Все в порядке, Анхег, – улыбнулся Гарион. – Они прибыли лишь к шапочному разбору.
   – Так ты отыскал сына?
   – Да.
   – Теперь выпори его хорошенько, старик! Мы все из сил выбивались, разыскивая этого огольца.
   Тут явилась Сенедра с Гэраном на руках, и Анхег заключил их обоих в свои медвежьи объятия.
   – Ваше величество, – приветствовал он королеву Ривы, – и вы, ваше высочество, – пощекотал он мальчишку.
   Гэран радостно захихикал. А Сенедра попыталась присесть в реверансе.
   – Не делай этого, Сенедра, – сказал Анхег. – Ты уронишь малыша.
   Сенедра только радостно рассмеялась и улыбнулась императору Вэрену.
   – Дядюшка…
   – Привет, Сенедра, – ответил седой император. – Ты прекрасно выглядишь. – Прищурившись, он оглядел ее. – Мне мерещится или ты и вправду слегка поправилась?
   – Это временное явление, дядюшка, – отвечала она. – Я объясню потом.
   Брадор и Атеска приблизились к Закету.
   – О, ваше императорское величество, – с деланным изумлением произнес Атеска, – подумать только, мы встретились именно здесь…
   – Генерал Атеска, – перебил военачальника Закет, – мы достаточно близко знакомы, чтобы презреть условности.
   – Мы беспокоились о вас, ваше величество, – вмешался Брадор. – А поскольку мы все равно были недалеко… – И лысый человек беспомощно развел руками.
   – Ну, а что вы двое поделывали неподалеку отсюда? Разве я не велел вам оставаться на берегах Магана?
   – Кое-что переменилось, – принялся объяснять Атеска. – Армия Урвона раскололась, и даршивцы, похоже, дрогнули. А мы с Брадором решили воспользоваться возможностью вновь присоединить Пельдан и Даршиву к великой империи и преследовали жалкие остатки даршивской армии по территории всей восточной Далазии…
   – Восхитительно, господа, – одобрил Закет. – Очень, очень хорошо. Надо бы мне почаще удаляться от дел.
   – Вот, значит, каково твое представление об отдыхе? – тихонько отозвался Сади.
   – Ну, разумеется, – ответил за императора Шелк. – Борьба с драконами – отменное упражнение.
   Закет и Вэрен внимательно оглядывали друг друга.
   – Ваши императорские величества, – вежливо вмешался Гарион, – видимо, настало время представить вас друг другу. Император Вэрен, это его величество император Каль Закет Маллорейский. Император Закет, это его императорское величество Рэн Боурун, двадцать четвертый правитель Толнедрийской империи.
   – Сойдет и просто Вэрен, Гарион, – заявил толнедриец. – Мы премного наслышаны о тебе, Каль Закет, – просто сказал он, протягивая руку.
   – И уверен, что не слышали ровным счетом ничего хорошего, Вэрен, – улыбнулся Закет, тепло пожимая руку императора.
   – Слухи редко бывают правдивы, Закет.
   – Нам многое следует обсудить, ваше императорское величество, – предложил Закет.
   – Вполне с вами согласен, ваше императорское величество.
   Ольдорин же, король Перивора, пребывал в состоянии некоей прострации. Еще бы, его островное королевство в одночасье наводнили августейшие особы. Гарион представлял монарху одного высокого гостя за другим, делая это так деликатно, как только мог. Но невзирая на его усилия, Ольдорин оказался в состоянии пробормотать лишь несколько бессвязных слов в ответ, а всяческие «соблаговолите» и «соизвольте» начисто вылетели у него из головы. Улучив момент, Гарион отвел монарха в сторонку.
   – Судьба дает нам редчайшую возможность, ваше величество, – сказал он. – Ведь здесь волею провидения встретились Закет Маллорейский, Вэрен Толнедрийский и Анхег Черекский, а нам остается лишь воспользоваться этим случаем и заключить мир, которого жаждут все истерзанные распрями земли.
   – Ваше присутствие лишь украшает сей ослепительный парад, Белгарион из Ривы…
   Гарион учтиво поклонился.
   – Хотя королевство ваше сколь блистательно, столь и гостеприимно, в чем нет ему равных в мире, но опрометчиво было бы упустить этот потрясающий случай, ваше величество, увлекшись увеселениями. Посему покорнейше прошу вас позволить мне и друзьям моим на некоторое время уединиться, дабы обсудить возможность, столь любезно предоставленную нам провидением. Уверен, без вмешательства богов тут не обошлось.
   – Нимало в этом не сомневаюсь, ваше величество, – согласился Ольдорин. – На верхнем этаже дворца моего есть зал заседаний, где никто не посмеет нарушить вашего уединения, король Белгарион. Покои эти в вашем полном распоряжении. Искренне уверен, что встреча сия воистину судьбоносна, и то, что пройдет она под кровлей дворца моего, величайшая честь для скромного монарха.
   Встреча монархов была воистину экспромтом. По общему согласию председательствовал на ней Белгарат. Гарион выразил согласие выступать от имени королевы Поренн, Дарник – от имени короля Фулраха, Релг защищал интересы Страны улгов и Марадора. Мандореллен представлял, разумеется, Арендию, Хеттар представительствовал от имени отца, Сади – от имени королевы Салмиссры, а Натель призван был выражать волю всех туллов, хотя и подавал голос крайне редко. Но ни один из присутствующих не выразил желания выступить от имени Дросты-Лек-Тана из Гар-ог-Надрака…
   С самого начала, к глубочайшему неудовольствию Вэрена, присутствующие условились исключить из повестки дня вопросы торговли и сразу же перейти к сути.
   На второй день переговоров Гарион устало откинулся на спинку кресла, вполуха слушая переговоры Шелка с Закетом по поводу мирного договора между Маллореей и Хтол-Мургосом. Гарион печально вздохнул. Всего каких-нибудь пару дней назад все они были не только свидетелями, но и участниками величайшего события в истории вселенной – и вот теперь, сидя за столом, ковыряются в зауряднейшей международной политике! И все же он вполне отдавал себе отчет, что народы куда более волнует то, что произойдет за этим самым столом, нежели то, что случилось на рифе Корим. По крайней мере, какое-то время именно так и будет…
   Но вот наконец удалось достичь Дал-Периворских договоренностей. Разумеется, все соглашения были предварительными и изобиловали общими фразами. Положения договора конечно же подлежали ратификации – их обязаны были подписать отсутствующие на встрече монархи. В ходе переговоров сторонами двигала более добрая воля, нежели соображения взаимной выгоды, как это обычно бывает на подобных переговорах. И все же Гарион понимал, что это последняя надежда человечества. Белдин в качестве секретаря обдумывал формулировки. Решено было скрепить документ печатью короля Ольдорина, в чьих владениях соглашения и были достигнуты.
   Церемонию подписания документа обставили в высшей степени торжественно – ведь мимбрийцы доки по части торжественных церемоний.
   Следующий день был омрачен печалью расставаний. Закет, Цирадис, Эрионд, Атеска и Брадор отбывали в Мал-Зэт, а остальным предстоял длинный путь домой на борту «Морской птицы». Гарион долго проговорил напоследок с Закетом. Они договорились постоянно переписываться, а когда будут позволять государственные дела, и навещать друг друга. Обмениваться письмами будет легко – это знали оба, но вот относительно визитов подобной уверенности не было ни у одного из них.
   Потом Гарион вместе с семейством пошел проститься с Эриондом. Гарион сам проводил юного и пока еще никому не известного бога к причалу, где его поджидал корабль Атески.
   – Мы с тобой прошли вместе долгий путь, Эрионд, – сказал он.
   – Да, – согласился Эрионд.
   – Тебе еще очень многое предстоит сделать.
   – Возможно, даже больше, чем ты можешь себе вообразить, Гарион.
   – Ты готов?
   – Да, Гарион, я готов.
   – Хорошо. Если тебе когда-нибудь понадобится моя помощь – только позови и я явлюсь к тебе, где бы ты ни был.
   – Я буду иметь это в виду.
   – И не закопайся в делах – не то твой конь разжиреет в праздности.
   Эрионд улыбнулся.
   – Этого не опасайся. Моему коню и мне еще достанет забот.
   – Удачи тебе, Эрионд.
   – И тебе, Гарион.
   Они пожали друг другу руки, и Эрионд направился к сходням.
   А Гарион, вздохнув, пошел туда, где поджидала его «Морская птица». Потом все немного постояли на причале, провожая взглядами отплывающий от острова корабль Атески. Они видели, как он плавно обогнул корабль Грелдика, напоминающий нетерпеливого пса, не чающего, когда хозяин спустит его с поводка.
   Но вот и матросы Бэрака подняли якоря, а гребцы вывели массивное судно из гавани. Затем подняли паруса, и «Морская птица» устремилась к дому.

   Глава 27

   Погода стояла ясная и солнечная, и попутный ветер, наполнявший паруса «Морской птицы», нес ее на северо-запад, вслед за латаным-перелатаным военным кораблем Грелдика. По настоянию Унрака оба судна сделали краткую остановку в Мишрак-ак-Тулле, чтобы высадить Нателя.
   Дни стояли долгие, настоянные солнечным теплом и ароматом морской свежести. Гарион с друзьями почти все время проводили под навесом на палубе. Рассказ о сражении на рифе Корим был долгим, к тому же те, кому не довелось стать свидетелями случившегося, требовали самых мельчайших подробностей. Они постоянно перебивали рассказчиков вопросами, уводя в сторону от основных событий, но повествование, хотя и бессвязное, тем не менее неуклонно близилось к концу. Непосвященным слушателям многие эпизоды показались бы совершенно фантастическими, однако Бэрак и его друзья всему безоговорочно верили. Они довольно много времени провели в обществе Белгарата, Полгары и Гариона, чтобы понять – для этих людей нет ничего невозможного. Единственное исключение из правила являл собою император Вэрен, относившийся ко всему скептически, но Гарион подозревал, что причиной тому был философский склад ума императора, а вовсе не природная недоверчивость.
   Перед тем как высадить Нателя в родном порту, Унрак дал юному монарху множество советов. Основной же состоял в следующем: королю туллов следовало собраться с духом и вырваться из-под материнской опеки. Однако когда Унрак глядел вслед удаляющемуся Нателю, на лице его не отразилось и тени оптимизма.
   Затем «Морская птица» взяла курс на юг, все еще следуя за кораблем Грелдика. Они плыли вдоль пустынных каменистых берегов Рэк-Госку, что в северо-восточном Хтол-Мургосе.
   – Правда, позор? – сказал Бэрак Гариону, указывая на судно Грелдика. – Эта посудина чудом держится на плаву.
   – Грелдик не щадит корабля, – согласился Гарион. – Я не раз с ним плавал.
   – У этого типа никакого уважения к морю! – презрительно бросил Бэрак. – К тому же он слишком много пьет.
   Гарион моргнул.
   – Прости, что ты сказал?
   – Признаюсь, что я пропускаю кружечку-другую эля время от времени, но Грелдик-то хлещет вовсю прямо в море! Это отвратительно, Гарион. Я бы назвал это даже кощунством.
   – Ты знаешь о море много больше моего, – признал Гарион превосходство собеседника.
   Корабль Грелдика и «Морская птица» миновали узкий пролив между островом Веркат и южным побережьем Хагги и Горута. Так как в южных широтах лето было в самом разгаре, погода и не думала портиться, и они шли на всех парусах. Когда они миновали опасные скалы у оконечности полуострова Урга, на палубу явился Шелк.
   – Вы двое, похоже, тут поселились, – сказал он Бэраку и Гариону.
   – Люблю стоять на палубе, когда видна земля, – ответил Гарион. – Кажется, что вот-вот куда-то пристанешь. А что поделывает Полгара?
   – Шьет, – ответил Шелк. – А заодно и обучает этому искусству Сенедру и Лизелль. Они наготовили целую кучу всяческих чепчиков и распашонок.
   – С чего бы это? – деланно изумился Гарион.
   – Нельзя ли попросить тебя об одолжении, Бэрак, – сказал Шелк.
   – Чего тебе надобно?
   – Я хотел бы завернуть в Рэк-Ургу. Неплохо бы вручить Ургиту копию соглашения – к тому же Закет в Дал-Периворе сделал кое-какие предложения, о которых мой брат непременно должен узнать.
   – Поможешь приковать Хеттара к мачте, когда будем заходить в порт? – спросил Бэрак.
   Шелк сперва озадаченно заморгал, но затем до него дошло, в чем дело.
   – Ах, как же это я позабыл… Не самая удачная мысль – затащить Хеттара в город, кишащий мургами.
   – Никуда не годная мысль, Шелк. Вернее даже было бы сказать – идиотская мысль.
   – Позволь мне с ним перемолвиться, – предложил Гарион. – Может, мне удастся его немного успокоить.
   – Ну, если это тебе удастся, то, как только мы влипнем в шторм, я попрошу тебя подняться на палубу и договориться с ветром, – ответил Бэрак. – Хеттар ничуть не сговорчивее урагана, особенно если дело касается мургов.
   Однако высокий алгариец не впал в буйство и не потянулся к сабле, заслышав слово «мург». Хеттару уже успели поведать о том, кто на самом деле Ургит, а когда Гарион осторожно намекнул ему на вероятность захода в порт Рэк-Урги, соколиное лицо его выразило живейший интерес.
   – Я постараюсь держать себя в узде, Гарион, – пообещал он. – Думаю, мне даже приятно будет повстречаться с драснийцем, который умудрился сделаться королем мургов.
   Ввиду генетической и ставшей уже инстинктивной взаимной ненависти мургов и алорийцев Белгарат призвал всех к величайшей осторожности.
   – Тут сейчас тихо, – сказал он. – Так давайте же не мутить воду. Бэрак, подними белый флаг, а когда мы подойдем к причалу, я приглашу Оскатата, сенешаля Ургита.
   – А ему можно доверять? – с сомнением в голосе спросил Бэрак.
   – Полагаю, да. Мы не пойдем всей гурьбой во дворец Дроим. Высадив нас на берег, вы с Грелдиком отплывете подальше в море. Ни один даже самый отважный мургский капитан не рискнет напасть на два черекских военных судна на открытой воде. Я же буду поддерживать связь с Полгарой и позову на помощь, если потребуется.
   Они довольно долго надрывали глотки, прежде чем мургский полковник снизошел к просьбе послать во дворец Дроим за Оскататом. Впрочем, возможно, на решение мурга отчасти повлиял приказ Бэрака привести в действие боевые катапульты на борту. Рэк-Урга не был слишком уж красивым городом, но полковнику явно не улыбалось, чтобы его сравняли с землей.
   – Уже вернулись? – заорал прибывший в гавань Оскатат.
   – Да вот, случилось проплывать мимо, решили заглянуть на огонек, – беспечно ответил Шелк. – Хотели бы, если возможно, перекинуться парой словечек с его величеством. Мы обязуемся сдерживать наших алорийцев, если вы будете крепко держать на поводках ваших мургов.
   Оскатат тотчас же принялся отдавать приказания, приправляя их доброй порцией ужасающих угроз, после, чего Гарион, Белгарат и Шелк, сопровождаемые Бэраком, Хеттаром и Мандорелленом, сели в шлюпку и поплыли к берегу.
   – Ну, и как все было? – спросил Оскатат у Шелка, когда кавалькада гостей и следующие за ними облаченные в черное охранники ехали по булыжной мостовой к дворцу Дроим.
   – Все сложилось как нельзя лучше, – самодовольно ухмыльнулся Шелк.
   – Его величество будет сердечно рад это слышать.
   Они вошли в варварски-роскошный дворец Дроим, и Оскатат повел их по длинному коридору, тускло освещенному масляными лампами, в Тронный зал.
   – Его величество ожидает этих людей, – хрипло сказал Оскатат стражникам, – и сейчас же их примет. Откройте двери.
   Один из стражников, похоже, был новичком.
   – Но ведь это же алорийцы, господин Оскатат, – робко возразил он.
   – Ну и что? Открывай!
   – Но…
   Оскатат с невозмутимым лицом обнажил меч.
   – Ты что-то еще хочешь мне сказать? – вкрадчиво произнес он.
   – О… ничего, господин Оскатат, – поспешно ответил стражник. – Решительно ничего.
   – Тогда почему двери все еще закрыты?
   Двери тотчас же распахнулись.
   – Хелдар!
   Громкий крик донесся из дальнего конца Тронного зала. Король Ургит чуть ли не скатился по ступеням с тронного возвышения и кинулся к брату, на ходу отшвырнув корону. Он сгреб Шелка в объятия, заливаясь счастливым смехом.
   – А я-то думал, что тебя давно нет в живых! – причитал он.
   – Ты прекрасно выглядишь, Ургит, – заметил Шелк.
   Ургит незаметно состроил гримасу.
   – А знаешь, я теперь женат.
   – Я почти уверен был, что Прала настроена серьезно. Да я и сам скоро женюсь.
   – На той блондиночке? Прала поведала мне о чувствах Бархотки к тебе. Вообразить трудно – закоренелый холостяк принц Хелдар женат! Наконец-то!
   – Рановато раскатываешь губы, Ургит, – ворчливо заметил Шелк. – Я еще могу передумать – вот возьму да и брошусь грудью на клинок! Послушай, похоже, тут нет посторонних. Самое время кое о чем тебе рассказать, а времени у нас в обрез.
   – Тут только матушка и Прала, – ответил Ургит, – ну и, разумеется, мой отчим.
   – Отчим?! – воскликнул ошарашенный Шелк.
   – Матушке было одиноко. Она тосковала по тумакам, которыми некогда щедро награждал ее Таур-Ургас. Я использовал все свое влияние, чтобы сбыть ее с рук, выдав за Оскатата. Хотя опасаюсь, новый муж сильно ее разочаровал – ведь, насколько мне известно, он еще ни разу не спустил ее с лестницы. Да что там, этот безобразник и руки на нее не поднимает!
   – Он просто невыносим, когда на него находит, – извиняющимся тоном произнес Оскатат.
   – Ничего на меня не находит, я просто в прекрасном настроении, – засмеялся Ургит. – Клянусь вырванным глазом Торака, я скучал по тебе, братец.
   Потом он приветствовал Гариона и Белгарата, а затем вопросительно поглядел в сторону Бэрака, Мандореллена и Хеттара.
   – Это Бэрак, граф Трелхеймский, – представил Шелк рыжебородого верзилу.
   – Он много крупнее, чем я представлял себе по рассказам о нем, – восхитился Ургит.
   – Это Мандореллен, барон Во-Мандор.
   – Это имя и этот титул – синонимы благородства.
   – А это Хеттар, сын Хо-Хэга Алгарийского.
   Ургит в ужасе отпрянул. Даже Оскатат подался назад.
   – Не о чем беспокоиться, Ургит, – успокоил его Шелк. – Хеттар прошел по улицам города от самой гавани до дворца и пальцем не тронул ни единого из твоих подданных.
   – Удивительно, – нервно пробормотал Ургит. – А вы переменились, господин Хеттар. Говорили, будто вы десяти футов роста, а на шее носите ожерелье из мургских черепов.
   – Просто я сейчас временно отдыхаю, – сухо ответил Хеттар. Ургит хмыкнул.
   – Но ведь не станем же мы с вами ссориться? – все еще опасливо спросил он.
   – Нет, ваше величество, – заверил его Хеттар. – Да, в общем, между нами и нет неприязни. Более того, вы меня интригуете.
   – Сразу легче стало на душе, – довольно вздохнул Ургит. – Однако если начнете нервничать, будьте добры, дайте мне знать. По дворцу все еще шатается с десяток папочкиных генералов. Оскатат пока не нашел повода их обезглавить. Я тотчас же пошлю за ними, и вы на них отыграетесь. Они у меня как бельмо на глазу. – Он нахмурился. – Жаль, что я не знал о том, что вы посетите меня. Я уже много лет собирался послать вашему отцу благодарственный дар.
   Бровь Хеттара поползла вверх.
   – Он оказал мне услугу, какую только может один человек оказать другому – пропорол своей саблей брюхо Таур-Ургаса. Можете передать ему, что я кое-что потом доделал.
   – Да ну? Обычно никому не приходится ничего доделывать за моим отцом.
   – Не подумайте ничего дурного, Таур-Ургас был мертвее мертвого. Но мне не улыбалась мысль, что какой-нибудь гролим, проходя мимо, воскресит его. Вот я и перерезал ему глотку, прежде чем похоронить.
   – Перерезали глотку?
   Это заявление потрясло даже Хеттара.
   – От уха до уха, – радостно подтвердил Ургит. – Когда мне было десять лет, я украдкой стащил маленький кинжал, а потом в течение нескольких лет затачивал его. Перерезав ему горло, я вогнал кол ему прямо в сердце, а потом закопал его на глубину футов в семнадцать – да, чуть не позабыл, вниз головой. Когда одни лишь ноги его торчали из земли, он показался мне почти симпатичным. Я решил дать себе отдых – отставил лопату и всласть налюбовался.
   – Вы закапывали его собственноручно? – спросил Бэрак.
   – Этого я никому бы не передоверил! Иначе не мог бы пребывать в полной уверенности, что все сработано на славу. Когда я засыпал яму и заровнял холмик, то проехался на колеснице по этому месту несколько раз, чтобы даже следов не осталось. Ни один мург не ведает, где именно погребен Таур-Ургас – эта мысль греет мне сердце. Ну, а теперь пойдемте поприветствовать мою матушку и августейшую супругу. А потом вы расскажете мне последние новости. Могу ли я надеяться, что Каль Закет сейчас лобызается с Тораком?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация