А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 34)

   – С возрастом все мы становимся немного сентиментальными, – пожал плечами Белгарат.
   – Моя подружка в порядке? – спросила Бархотка у Сади, возвратившегося откуда-то с глиняным кувшинчиком в руках. – Тебя долго не было.
   – Зит прекрасно себя чувствует, – ответил Сади. – Просто один из малышей решил поиграть со мною в прятки. Он очень хорошо спрятался – я не скоро его отыскал.
   – Какой смысл нам тут засиживаться? – подал голос Шелк. – Не лучше ли зажечь сигнальный огонь – может быть, Креска успеет подобрать нас до темноты?
   – Мы ждем гостей, Хелдар, – сказал Эрионд.
   – Ждем гостей? И кто же это к нам припожалует?
   – Кое-кто из друзей намеревается нас навестить.
   – Это твои друзья или наши?
   – Всего понемножку. Вон кое-кто уже показался. – И Эрионд указал на море.
   Все дружно повернулись туда, куда он указывал. Шелк вдруг расхохотался.
   – Следовало бы это предвидеть, – сказал он. – Вот и полагайся после этого на Бэрака!
   «Морская птица» величественно покачивалась на волнах, плавно огибая рифы.
   – Давай-ка, Белдин, сходим на берег и зажжем сигнальный огонь, – предложил Шелк.
   – Ты что, сам не справишься?
   – С превеликим удовольствием – как. только ты научишь меня поджигать камни.
   – Ох, об этом я как-то не подумал…
   – Ты твердо уверен, что Белгарат моложе тебя? У тебя явный склероз, старичок.
   – Не зарывайся, Шелк! Ладно, пошли. Так уж и быть, просигналим этой лодке-переростку…
   И они вдвоем направились вниз, к берегу моря.
   – И это предначертано? – спросил Гарион у Эрионда. – Бэрак должен был появиться?
   – Тут не обошлось без нашего участия, – признался Эрионд. – Ведь надо же тебе как-то добраться до Ривы. К тому же Бэрак и его спутники – именно те, кому надлежит первыми узнать о случившемся.
   – Спутники? Но правильно ли это? Ведь в Реоне Цирадис сказала…
   – Теперь этой проблемы больше не существует, – улыбнулся Эрионд. – Выбор сделан. К нам навстречу уже спешат многие. Очень многие. Наш общий друг имеет обыкновение соединять судьбы.
   С правого борта «Морской птицы» уже спустили шлюпку, и она скользила по воде, в лучах закатного солнца напоминающей расплавленное золото. Все стали спускаться на берег – туда, где уже стояли Шелк и Белдин, и куда плыла шлюпка.
   – Что тебя так задержало? – крикнул Шелк Бэраку, стоящему на носу шлюпки.
   Сейчас рыжая борода великана казалась огненной. Бэрак широко улыбался.
   – Как тут у вас дела? – прокричал он.
   – Весьма недурственно, – крикнул Шелк в ответ, но тотчас же осекся. – Прости, Цирадис, наверное, я дал маху…
   – Успокойся, принц Хелдар. Мой дорогой друг сознательно пожертвовал собой, и я уверена, что душа его сейчас радуется вместе со всеми нами.
   Теперь Гарион видел, что в шлюпке собрались все: за спиной огромного черекца посверкивали доспехи Мандореллена, был тут и Хеттар, гибкий, словно хлыст, и Лелдорин, и даже Релг. Заметно подросший сын Бэрака Унрак был прикован к корме – такая строгость по отношению к юноше несколько удивляла.
   Бэрак поставил огромную ногу на борт, готовясь выпрыгнуть из шлюпки.
   – Осторожнее, – предупредил Шелк. – Тут довольно глубоко. Немало гролимов испытало это на собственной шкуре.
   – Вы побросали их в море? – спросил Бэрак.
   – Нет. Они сигали туда по собственной доброй воле.
   Киль шлюпки прошелестел по гальке, и вскоре Бэрак и остальные были уже на берегу.
   – Мы проворонили много интересного? – спросил верзила.
   – Да не то чтобы, – пожал плечами Шелк. – Ничего такого – просто мы в очередной раз спасли вселенную. Ну, ты знаешь, как это делается. А у твоего сына какие-то неприятности?
   Шелк поглядел на Унрака, закованного в цепи. Вид у юноши был унылый.
   – Да сущая мелочь, – ответил Бэрак. – Около полудня он вдруг обернулся медведем, вот и все. Мы решили, что это неспроста.
   – Это у вас фамильное. Но сейчас-то к чему цепи?
   – Иначе матросы наотрез отказывались садиться с ним в шлюпку.
   – Что-то я ничего не понимаю, – шепнул Закет на ухо Гариону.
   – А это у них наследственное, – объяснил Гарион. – Члены семьи Бэрака – защитники короля Ривы. Когда того требуют обстоятельства, они превращаются в медведей. Бэрак делал это не раз, когда я был в опасности. И вот, похоже, передал это умение по наследству своему сыну Унраку.
   – Так теперь твой защитник Унрак? Но для этого, сдается мне, он слишком зелен – да тебе к тому же защитник не так уж необходим.
   – Вероятнее всего, Унрак – защитник Гэрана, а там, в гроте, Гэран подвергался серьезной опасности.
   – Господа, – торжественно произнесла Сенедра, – позвольте представить вам кронпринца Ривы Гэрана! – И она высоко подняла мальчика, чтобы все его увидели.
   – Если она в ближайшее же время не опустит его на землю, малец разучится ходить, – пробормотал Белдин на ухо Белгарату.
   – Ее хилые ручонки устанут гораздо раньше, – успокоил брата Белгарат.
   Бэрак и остальные окружили маленькую королеву, а матросы тем временем с великой неохотой освобождали Унрака от оков.
   – Унрак! – взревел Бэрак. – Поди-ка сюда!
   – Иду, отец.
   Юноша вышел из лодки и приблизился.
   – За этого молодого человека ты отвечаешь головой! – объявил Бэрак, указывая на Гэрана. – Если с ним что-нибудь случится, то не знаю, что я с тобой сделаю!
   Унрак поклонился Сенедре.
   – Ваше величество, – поприветствовал он королеву, – вы прекрасно выглядите.
   – Благодарю, Унрак, – улыбнулась она в ответ.
   – Вы позволите? – Унрак протянул руки к малышу. – Нам с его высочеством следует поближе познакомиться.
   – Разумеется, – ответила Сенедра, вручая сына юному черекцу.
   – Нам не хватало вас, ваше высочество, – широко улыбнулся Унрак мальчику, которого держал на руках. – В следующий раз, когда решите отправиться в столь дальнее путешествие, дайте нам знать, прошу вас. А то все мы немного беспокоились.
   Гэран радостно захихикал и тотчас же принялся дергать Унрака за шелковистую рыжую бородку. Юноша морщился, но стоически терпел.
   А Сенедра по очереди обнимала своих старых друзей, раздавая поцелуи налево и направо. Мандореллен конечно же плакал не таясь – он расчувствовался настолько, что не мог даже по своему обыкновению произнести возвышенные слова приветствия. Лелдорин был примерно в таком же состоянии. Релг – вот диво! – даже не отшатнулся от королевы, когда та кинулась ему на шею. Похоже было, что его жизненная философия за годы супружества претерпела существенные изменения.
   – Я вижу здесь незнакомцев, – тихо сказал Хеттар.
   Шелк с размаху хлопнул себя по лбу.
   – Ах, как же это я так оплошал! Вот это госпожа Полидра, супруга Белгарата и матушка Полгары. Слухи о ее безвременной кончине, как оказалось, были сильно преувеличены.
   – Ты можешь хоть раз в жизни быть серьезным? – шипел Белгарат, покуда новоприбывшие почтительно приветствовали золотоволосую женщину.
   – Ни за что на свете! – плутовски ухмылялся Шелк. – Слишком уж меня это забавляет, к тому же я только начал. Господа, позвольте мне продолжить церемонию. Иначе вы будете знакомиться до поздней ночи. Вот это Сади. Вы его, должно быть, помните – это старший евнух из дворца королевы Салмиссры.
   – Бывший старший евнух, Хелдар, – поправил его Сади. – Приветствую вас, господа. – И он склонился в поклоне.
   – Ваше превосходительство, – ответствовал Хеттар, – уверен, мы сможем объясниться позднее.
   – Цирадис вы все наверняка помните, – продолжал Шелк. – Это великая прорицательница из Келля. Правда, сейчас она выглядит немного усталой – нынче около полудня ей пришлось принять одно немаловажное решение.
   – А где тот верзила, который был с тобой в Реоне, Цирадис? – спросил Бэрак.
   – Увы, господин Трелхейм, – грустно ответила она, – мой проводник и защитник пожертвовал жизнью ради нашего общего дела.
   – Я глубоко сожалею, – просто произнес Бэрак.
   – Нельзя обойти вниманием и его императорское величество Каль Закета Маллорейского, – как ни в чем не бывало продолжал Шелк. – Время от времени он был нам весьма полезен.
   Друзья Гариона во все глаза глядели на Закета, и лица их постепенно вытягивались.
   – Полагаю, мы смело можем оставить в прошлом наши распри, – дружелюбно сказал Закет. – Мы с Гарионом уже все уладили.
   – Я счастлив, ваше величество, – церемонно поклонился Мандореллен, – что довелось мне дожить до того дня, когда на земле воцарился наконец благословенный мир.
   – Слава о ваших подвигах, доблестный воитель из Мандора, летит впереди вас, – ответил Закет на почти безукоризненном мимбрийском диалекте, – однако лишь сейчас я понял, что любые славословия бледнеют рядом с самим великим героем.
   Мандореллен просиял.
   – Здорово это у вас выходит! – пробормотал Хеттар.
   Закет ухмыльнулся и поглядел на Бэрака.
   – Когда свидитесь с Анхегом, господин Трелхейм, передайте, что я не оставил намерения выслать ему счет за все те корабли, что он потопил в Западном море после Тул-Марду. Полагаю, мои притязания вполне законны.
   – Я от всей души желаю вам удачи, ваше величество, – хмыкнул Бэрак, – но, полагаю, вы удивитесь, увидев, сколь неохотно отпирает Анхег двери своей сокровищницы…
   – Ничего-ничего, успокойся, – тихо сказал Гарион Лелдорину, который напрягся и побледнел от ярости при одном упоминании имени Закета.
   – Но…
   – Он в этом не был виноват, – продолжал Гарион. – Твой родственник погиб в битве. Такое частенько случается, и нет решительно никаких причин держать камень за пазухой. Ведь именно тайные обиды становились причиной прискорбных беспорядков в Арендии на протяжении долгих столетий.
   – Уверен, что все вы узнаете Эрионда, в прошлом Эрранда, – с наигранной небрежностью произнес Шелк. – Перед вами – новый бог Ангарака.
   – Новый кто-о-о?! – ахнул Бэрак.
   – Но ведь должен же ты быть в курсе последних событий, дражайший мой Бэрак, – потупился Шелк, полируя ногти о ткань туники.
   – Шелк! – укоризненно воскликнул Эрионд.
   – Каюсь, – ухмыльнулся Шелк. – Не смог устоять. Достанет ли у тебя милосердия простить ничтожного грешника, о великий боже? – Он нахмурился. – Нескладно как-то выходит… Слушай, как теперь к тебе обращаться?
   – Чем тебе не нравится имя Эрионд?
   Релг смертельно побледнел и рухнул на колени как подкошенный.
   – Прошу тебя, не надо, Релг. – Эрионд поспешно помог улгу подняться. – Кстати, мой отец передает тебе сердечный привет.
   Релг затрепетал.
   – Ну, а теперь, полагаю, настало время раскрыть один малюсенький секретик, господа, – хитренько прищурился Шелк. – Уверен, вы не забыли графиню Лизелль, мою дорогую невесту.
   – Твою невесту? – воскликнул пораженный Бэрак.
   – Надо же когда-то и мне остепениться, – пожал плечами Шелк.
   Все сгрудились вокруг него, наперебой поздравляя. Бархотка, однако, отнюдь не выглядела довольной и счастливой.
   – Что-то не так, дорогая? – с невинным видом спросил у нее Шелк.
   – Не кажется ли тебе, что ты кое-что упустил из виду, Хелдар?
   Тон Бархотки не сулил ровным счетом ничего хорошего.
   – Что-то не припоминаю…
   – Ты позабыл спросить моего согласия.
   – Да неужели? Разве я об этом забыл? Но ведь не собиралась же ты отказывать мне?
   – Разумеется, нет!
   – Ну, тогда…
   – Мне еще очень многое предстоит тебе сказать, Хелдар, – угрожающе произнесла Бархотка.
   – Похоже, я начинаю из рук вон плохо…
   – Хуже некуда, – согласилась она.
   Они развели большой сигнальный костер прямо в амфитеатре, рядом с огромной драконьей тушей. Дарник смущенно перенес сюда при помощи волшебства огромную груду мокрых бревен, прибитых морем к побережью рифа. Гарион критическим взором окинул никуда не годное топливо.
   – Припоминаю, как дождливыми вечерами мы с Эриондом из сил выбивались, разыскивая сушняк для костра…
   – Но сейчас особый случай, Гарион, – извиняющимся тоном ответил Дарник. – Впрочем, если ты предпочитаешь иной способ развести огонь, то почему бы тебе не заняться этим самому?
   Гарион ошеломленно уставился на кузнеца и вдруг расхохотался.
   – Ты прав, Дарник, а я осел. Но, наверное, лучше не рассказывать об этом Эрионду.
   – Ты полагаешь, он об этом не знает?
   Друзья проговорили до поздней ночи. Столько всего произошло за то время, что они не виделись, – многое надо было обсудить, осмыслить. Но вот один за другим усталые путники начали засыпать.
   До рассвета оставалось еще часа два, когда Гарион внезапно пробудился.
   Его разбудил даже не звук, а свет. Вначале амфитеатр осветил ударивший с неба голубой луч, затем к нему присоединились другие лучи – они струились с ночного неба, напоминая стройные сияющие колонны – красные, желтые, зеленые… Были тут и такие дивные оттенки, которым даже названия нельзя было подобрать. Колонны расположились полукругом недалеко от воды, а в небе над ними, озаренный радужным сиянием, на огромных крыльях парил величественный белый альбатрос. Но вот внутри светящихся колонн постепенно стали вырисовываться сверкающие фигуры – Гарион уже видел такое в Хтол-Мишраке. Алдур и Мара, Исса и Недра, Чолдан и Белар – все боги были здесь, и лица их сияли радостью.
   – Пора, – вздохнула Полидра, сидящая в объятиях Белгарата. Она решительно высвободилась и встала.
   – Нет! – страдальчески воскликнул Белгарат. Глаза его наполнились слезами. – У нас есть еще время…
   – Ты знал, что так случится, Старый Волк, – нежно сказала она. – Так должно было случиться.
   – Я не могу еще раз потерять тебя! – объявил он и тоже поднялся. – Это лишено всякого смысла…
   Он взглянул на дочь.
   – Пол…
   – Да, отец, – отозвалась она, поднимаясь на ноги. Дарник тотчас же встал рядом с нею.
   – Теперь тебе придется управляться со всем самой. Белдин, Дарник и близнецы тебе помогут.
   – Неужели ты в одночасье оставишь меня круглой сиротой?
   В голосе ее зазвенели слезы.
   – Ты очень сильная, Пол. Мы с матерью гордимся тобой. Будь счастлива.
   – Не делай глупостей, Белгарат, – твердо сказала Полидра.
   – Это не глупость! Я не смогу снова жить без тебя!
   – Это запрещено.
   – Никто не может этого мне запретить – даже наш Великий Учитель! Ты не уйдешь одна, Полидра. Я иду с тобой. – Он крепко обнял жену за плечи и взглянул в самую глубину ее янтарных глаз. – Так будет лучше…
   – Тебе решать, супруг мой, – сказала она чуть погодя. – Но надо действовать быстро, пока не явился сам Ул. Ведь в его власти это нам запретить, как бы ни сильно было твое желание следовать за мною.
   Тут подошел Эрионд.
   – Ты твердо решил, Белгарат?
   – У меня хватило времени подумать – целых три тысячелетия. Мне только надо было дождаться Гариона. Теперь он здесь, и ничто не держит меня более.
   – А что могло бы заставить тебя передумать?
   – Ничто. И ничто более нас с нею не разлучит!
   – Тогда я все устрою.
   – Но это строжайше запрещено, Эрионд, – возразила Полидра. – Ведь я сама согласилась на это, когда боги поручали мне мою миссию…
   – Любую договоренность можно пересмотреть, Полидра. К тому же отец мой, да и братья не посоветовались со мной, принимая это решение. Это дает мне право распорядиться ситуацией, не спрашивая совета у них.
   – Но ты не можешь перечить воле отца! – упорствовала Полидра.
   – Но я пока не знаю, какова воля отца. Разумеется, я принесу самые искренние извинения. Уверен, что он не будет так уж зол на меня – да и никто в целом мире не может гневаться вечно, даже мой отец. Да и всякое решение можно при необходимости переменить. Если потребуется, я напомню ему о том, как некогда, в Пролгу, Горим уговорил его сменить гнев на милость.
   – Все это до боли знакомо! – прошептал Бэрак на ухо Хеттару. – Сдается мне, новый бог Ангарака слишком много времени провел в обществе нашего принца Хелдара…
   – Пожалуй, это и впрямь заразно, – согласился Хеттар.
   В душе Гариона вспыхнул огонек безумной надежды.
   – Можно на время позаимствовать у тебя Шар? – вежливо попросил Эрионд.
   – Разумеется.
   Гарион чуть ли не вырвал Шар Алдура из рукояти Ривского меча и поспешно протянул его юному богу.
   Эрионд взял мерцающий камень и приблизился к Белгарату и его жене. Потом осторожно коснулся камнем сперва лба Полидры, а затем – лба Белгарата. Гарион, зная о том, что прикосновение камня означает неминуемую смерть, со сдавленным криком подался вперед. Но было уже поздно.
   Белгарат и Полидра засветились странным голубым светом, не отрывая глаз друг от друга. А Эрионд спокойно возвратил Шар королю Ривы.
   – А у тебя не будет крупных неприятностей? – спросил Гарион.
   – Все в полном порядке, Гарион, – заверил его Эрионд. – Вероятно, мне придется в ближайшие несколько лет безжалостно попрать многие законы – так что пора привыкать.
   Со стороны моря, оттуда, где высились величественные сияющие колонны, послышался мощный аккорд, напоминающий звук органа. Гарион взглянул на собравшихся богов и даже зажмурился от неожиданности – альбатрос ослепительно засиял.
   Белокрылая птица словно растворилась, а мгновение спустя на ее месте в небе явился сам Отец богов.
   – Прекрасно сработано, сын мой, – произнес Ул.
   – Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять твой замысел, отец, – с выражением искреннего раскаяния ответил Эрионд. – Прости, я такой тугодум…
   – Просто ты еще не привык, сын мой. – Величественным жестом Ул дал понять сыну, что тот прощен. – Однако, использовав Шар своего брата, ты поступил совершенно неожиданно и весьма остроумно. – На губах бога заиграла легкая улыбка. – И даже если бы я намеревался оставаться непоколебимым, одно это растопило бы мое сердце.
   – Я отчего-то так и подумал, отец.
   – Прошу тебя, Полидра, – снова заговорил Ул, – прости мне мою уловку. Это бесспорно было жестоко. Но узнай и то, что я намеревался обмануть вовсе не тебя, а моего сына. Он всегда был скромен и застенчив и крайне неохотно принимал решения. Но поскольку от него теперь зависят судьбы этого мира, он должен учиться творить волю свою, а если потребуется, то и пересматривать собственные решения.
   – Значит, это было испытание, о Великий Ул? – дрогнувшим голосом спросил Белгарат.
   – Все, что происходит с нами, – в той или иной мере испытание, Белгарат, – спокойно объяснил Ул. – Может быть, я немного утешу тебя, если скажу, что ты и твоя благородная супруга с блеском выдержали экзамен. Ведь именно ваша обоюдная решительность побудила моего сына действовать. Это значит, что вы оба верно служите мне, даже когда, казалось бы, все уже закончилось. А теперь, Эрионд, соединись со мною и братьями. Вскоре мы распрощаемся, но прежде должны приветствовать тебя в этом мире, который вверяется ныне в руки твои.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация