А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 32)

   Глава 24

   Снаружи все так же грозно рокотал гром и бушевал шторм, который высшие силы замыслили еще в первый день творения. Ветер ужасающе завывал и стонал в туннеле, ведущем из амфитеатра в грот. Вкладывая меч в ножны, Гарион вдруг ясно осознал, что именно с ним происходит. Удивительно, как же это он раньше не догадывался, в чем дело. Обстоятельства требовали принять судьбоносное решение. И то, что он, совершенно не ломая головы, преспокойно следил за происходящим, могло означать лишь одно: решение давным-давно уже было принято, но таилось в таких глубинах его подсознания, что сам он до сих пор этого не осознавал. Возьмись он искать единственно верный ответ сейчас, назойливые мысли о надвигающемся великом событии только смутили бы его, породили бы в его мозгу мириады трусливых «а что, если…», которые в конечном счете могли бы поколебать его решимость именно в тот момент, когда она ему нужнее всего. Верный или ошибочный, но выбор он уже сделал, и переживать по этому поводу теперь было совершенно бессмысленно. Гарион знал, что руководствовался он не только доводами разума, но еще и внимал голосу сердца. На него снизошли покой и безмятежность, ибо он непостижимым образом понял, что его выбор, каким бы он ни был, единственно верен. И Гарион принялся спокойно изучать грот.
   Стены его, которые лишь отчасти позволял разглядеть неверный свет, исходящий от Сардиона, похоже, были базальтовые – поверхность дробилась на мириады посверкивающих граней. Пол – на удивление ровный и гладкий в результате неустанной работы морских волн либо сделан таковым по приказанию Торака еще тогда, когда он, будучи здесь, бросил вызов Улу, своему отцу, и сразился с ним. Но вот вода, стекающая, предварительно поднимаясь по стене грота, в мрачное озеро, представляла собой куда большую загадку. Ведь гора эта – высочайшая вершина всего рифа, и воде полагалось бы стекать вниз, а вовсе не подниматься по стене, расположенной много выше уровня моря. Возможно, Белдин смог бы это растолковать или Дарник. Но Гарион понимал, что сейчас ему следует предельно собраться, а вовсе не отвлекаться на изучение законов гидравлики.
   И внимание Гариона всецело сосредоточилось на единственном источнике света в этом мрачном гроте – на Сардионе. Камень вовсе не был красив. Оранжевые полоски в нем перемежались с молочно-белыми, а теперь на его поверхности играл еще и отсвет голубого сияния Шара Алдура. Он был так же гладок, как и Шар, который отполировала рука самого Алдура, но кто же отполировал Сардион? Некий неведомый бог? Или племя косматых человекообразных существ еще на заре мира, повинуясь приказанию свыше, усердно трудилось, полируя эту оранжево-белую поверхность грубыми, мозолистыми и когтистыми лапами, совсем непохожими на человеческие руки? Даже такие примитивные создания, должно быть, ощущали силу камня и, обожествляя его – или же считая его собственностью божества, – совершали этот кропотливый труд, просто не зная иных форм богопочитания.
   Гарион обвел взглядом лица друзей – всех тех, чьи судьбы были начертаны на Небесах среди звезд и кому предписывалось сопровождать его сюда в этот великий день. Смерть Тофа расставила все по своим местам – и теперь настала абсолютная ясность.
   Цирадис, заплаканная и сокрушенная, приблизилась к алтарю и обернулась к собравшимся.
   – Урочный час близится, – прозвучал ее чистый и твердый голос. – Дитя Света и Дитя Тьмы должны объявить о своем выборе к тому моменту, когда мне придет пора принять решение. Знайте, вы оба, что выбор ваш будет окончателен и бесповоротен.
   – Я сделала свой выбор еще на заре мира, – объявила Зандрамас. – В бесконечных коридорах времени давным-давно отдавалось эхом имя сына Белгариона, ибо он касался Ктраг-Яски, который не позволял дотронуться до себя никому, кроме самого Белгариона. В тот миг, когда Гэран коснется Ктраг-Сардиуса, станет он величайшим богом, превыше всех прочих божеств, и получит безраздельную власть над миром. Приблизься, Дитя Тьмы! Займи место свое пред алтарем Торака в ожидании Последнего выбора, который вот-вот сделает прорицательница из Келля! А когда она изберет тебя, протяни руку свою и возьми то, что тебе принадлежит!
   Вот он, последний ключ к разгадке! Теперь Гарион точно знал, какой выбор сделал в глубинах подсознания, и не сомневался, что выбор этот единственно верный. А Гэран тем временем с великой неохотой подошел к алтарю – личико его выглядело не по-детски серьезным.
   – А теперь ты, Дитя Света, – сказала Цирадис, – объяви о своем выборе. На чьи плечи возложишь ты это тяжкое бремя?
   Гарион в подобных мелодраматических ситуациях всегда чувствовал себя не в своей тарелке. Это Сенедра, а порой даже и Полгара любили поучаствовать в событиях сродни театральному действу – он же, трезвый и практичный сендариец, всегда сторонился любой напыщенности. И в то же время ему нельзя было допустить, чтобы Зандрамас преждевременно узнала о том, кого он изберет. Ведь, невзирая на данное ею слово, черная колдунья отнюдь не собиралась сдаваться так просто, покорно предоставив Цирадис право Последнего выбора. Зандрамас вполне способна на отчаянную последнюю подлость, и ему непременно надо сбить ее с толку, чтобы в критический момент колдунья заколебалась. Уверовав, что он вот-вот сделает ошибочный выбор, ведьма возликует и решит, что она победила. Тогда, в самый последний момент, он сумеет сделать единственно правильный выбор. Если Дитя Тьмы хотя бы на мгновение растеряется, то рука ее дрогнет, и Гарион успеет ее остановить, что бы она ни замыслила. Он прекрасно видел, где стоят Зандрамас, Гэран и Отрат. Мальчик стоял футах в десяти от алтаря, а Зандрамас – прямо у него за спиной. Отрат трусливо прятался за камнем в глубине грота.
   Все непременно должно было получиться, если он сумеет заронить в душу колдуньи тревогу, затем постепенно сделать ее невыносимой, а потом обратить в прах все ее надежды. И Гарион весьма искусно изобразил на лице мучительную нерешительность. Он по очереди подходил к своим друзьям, озадаченно вглядываясь им в лица, порой рука его даже тянулась к чьему-либо плечу – да, со стороны казалось, что он вот-вот выберет неподходящего человека. И всякий раз, когда Гарион это проделывал, он всей кожей ощущал восторг Зандрамас, дикое ее торжество. Колдунья даже не пыталась скрывать своих чувств. Все шло как нельзя лучше. Враг не подавал и признаков былой рассудительности.
   – Что ты делаешь? – прошептала Полгара, когда Гарион остановился перед нею.
   – Потом объясню, – шепнул он в ответ. – Это необходимо – и очень, очень важно. Верь мне, тетушка Пол. – И он двинулся дальше.
   Подойдя к Белгарату, Гарион сразу же почувствовал, как напряглась Зандрамас. Да, с этим бессмертным волшебником и сейчас нельзя было не считаться, а если ко всем его титулам присоединится и «Дитя Света», что позволит ему затем сделаться еще и богом, старик станет поистине грозным противником.
   – Что ты тянешь, Гарион? – услышал он шепот деда.
   – Пытаюсь сбить Зандрамас с толку, – ответил он. – Прошу тебя, внимательно следи за нею, когда я выберу! Она на все способна.
   – Так ты знаешь, кто?..
   – Конечно, знаю, только стараюсь не думать об этом – не хочу, чтобы она прочла мои мысли.
   – Делай как знаешь, Гарион. Только не переиграй! А то как бы тебе, чего доброго, заодно с Зандрамас не вывести из себя еще и Цирадис, – с гримасой озабоченности произнес старец.
   Гарион кивнул и, пока медленно шел мимо Сади и Бархотки, постарался прочесть мысли черной колдуньи. Она была вне себя, разум ее мутился от злости и нетерпения. Пора, решил Гарион, останавливаясь напротив Шелка и Эрионда.
   – Сделай так, чтобы лицо твое оставалось непроницаемым, – шепнул он драснийцу. – Не дай Зандрамас шанса понять чего-либо, как бы я ни поступил сейчас.
   – Эй, только не промахнись, Гарион! Я вовсе не желаю продвижения по служебной лестнице…
   Гарион еле заметно кивнул. Все уже почти кончено. Он взглянул на Эрионда. Юноша был ему почти как брат.
   – Прости меня, Эрионд, – одними губами вымолвил он. – Думаю, ты не поблагодаришь меня за то, что я собираюсь сделать.
   – Все правильно, Белгарион, – улыбнулся юноша. – Я давно знал, что так будет. Я готов.
   Все сошлось. Эрионд ответил на таинственный вопрос «Ты готов?». Эрионд был готов, возможно, с самого дня своего рождения. Теперь фрагменты головоломки встали на свои места, и никакая сила во вселенной уже не могла их разъять.
   – Выбирай, Белгарион, – сказала Цирадис.
   – Я уже выбрал, Цирадис, – просто ответил Гарион. Рука его легла на плечо Эрионда. – Вот тот, кого я выбрал. Вот Дитя Света!
   – Прекрасно! – воскликнул Белгарат.
   «Дело сделано!» – откликнулся таинственный голос в мозгу Гариона.
   Гарион ощутил внутри себя странный толчок, сменившийся внезапно возникшей пустотой и легким сожалением. Он более не Дитя Света. Теперь эта миссия возложена на Эрионда, но Гарион знал, что ему предстоит исполнить последний свой долг. Он медленно обернулся, пытаясь оставаться внешне невозмутимым. На огненном лице Зандрамас ярость мешалась со страхом. Это окончательно утвердило его в мысли, что он сделал единственно правильный выбор. Никогда прежде он не пользовался таким трюком, хотя не раз наблюдал, как тетушка Пол с блеском проделывала подобные вещи. Но сейчас некогда было рассуждать. И он вновь осторожно проник в мысли черной колдуньи, но теперь его интересовали не столько ее чувства, сколько намерения. Он непременно должен был узнать, что она замышляет. В мыслях колдуньи из Даршивы царил полнейший хаос. Похоже было, что фокус Гариона сработал. Зандрамас была совершенно растеряна – она никак не могла решить, что же ей предпринять. Но она непременно что-то предпримет! Гарион знал наверняка, что колдунья просто не может подчиниться воле келльской прорицательницы.
   – Тогда иди, Дитя Света! Нужно, чтобы ты и Дитя Тьмы стояли плечом к плечу – тогда я смогу выбирать между вами, – сказала Цирадис.
   Эрионд кивнул, пересек грот и остановился подле Гэрана.
   – Все готово, Цирадис, – сказала Полидра. – Каждый сделал свой выбор. Дело лишь за тобой. Мы в назначенном месте в назначенный день. Настало время тебе исполнить свою миссию.
   – Еще не пора, Полидра. – Голос Цирадис дрожал от возбуждения. – Я должна прочесть в Книге Небес о том, что настал час выбора.
   – Но ты ведь не видишь неба, Цирадис, – напомнила прорицательнице бабушка Гариона. – Мы находимся под землей. Книга Небес отсюда не видна.
   – Мне нет нужды идти и глядеть в Книгу Небес. Она сама придет ко мне.
   – Решай, Цирадис, – елейно тянула Зандрамас. – Попомни мое слово – тут нечего и выбирать. Это должен быть сын Белгариона!
   Гарион напрягся, как натянутая струна. Зандрамас уже приняла решение и умудрялась блистательно скрывать это от него. Он начинал восхищаться своим врагом. Она тщательно продумала каждый свой шаг, с ловкостью истинного стратега подготовила каждый бастион. Сдавая один рубеж, она отступала к следующему. Именно поэтому Гариону и не удавалось читать ее мысли – она знала, что будет делать, и надобности думать об этом у нее не было. Но Гарион тем не менее чувствовал, что следующий шаг колдуньи как-то связан с самой Цирадис. Это был последний бастион Зандрамас.
   – Не делай этого, Зандрамас, – предупредил он колдунью. – Ты знаешь, что это против правил. Оставь ее в покое.
   – Выбирай же, Цирадис! – скомандовала колдунья.
   – Я не имею права… Миг выбора еще не настал…
   Лицо Цирадис исказила нечеловеческая мука.
   И тут Гарион осознал, что происходит. Мощная волна нерешительности и сомнения, исходящая от Зандрамас, направлена была прямо на прорицательницу с завязанными глазами. В этом и состоял отчаянный план колдуньи. Не справившись с ними, Зандрамас атаковала Цирадис.
   «Помоги ей, тетушка Пол, – мысленно взмолился Гарион. – Зандрамас пытается помешать ей сделать выбор!»
   «Да, Гарион, – спокойно отвечала Полгара. – Я знаю».
   «Сделай же что-нибудь!»
   «Еще не время. Следует дождаться момента выбора. Если я предприму что-либо прежде, у Зандрамас будет время мне воспротивиться!»
   – Снаружи творится неладное, – взволнованно произнес Дарник. – В туннеле виден какой-то свет. Он все ближе и ближе.
   Гарион быстро оглянулся. Свет был смутен и неярок, но уже сейчас не оставалось сомнений, что он не походит ни на что, виденное им прежде.
   – Час выбора пробил, Цирадис! – В голосе Зандрамас звенела злоба. – Выбирай!
   – Я не могу! – простонала пророчица, поворачиваясь лицом к неведомому свету. – Нет еще! Я еще не готова! – Она заметалась, заламывая руки. – Я не готова! Я не могу выбирать! Пришлите кого-нибудь другого!
   – Выбирай! – безжалостно повторила Зандрамас.
   – Только бы мне их увидеть! – рыдала Цирадис. – Только бы увидеть!
   И тут вмешалась Полгара.
   – Это легко устроить, Цирадис. – Голос волшебницы звучал безмятежно. – Видения застят тебе зрение – вот и все. – Протянув руку, она осторожно сняла повязку с глаз пророчицы. – Смотри теперь глазами человеческими и делай свой выбор.
   – Но это запрещено! – взвизгнула Зандрамас, почуяв, что последняя надежда рухнула.
   – Нет, – возразила Полгара, – будь это запрещено, я просто не смогла бы снять с ее глаз повязку.
   Цирадис же отшатнулась – как ни был слаб и призрачен свет в гроте, но он потряс прорицательницу.
   – Не могу! – кричала она, прижимая ладони к глазам. – Я не могу!
   Глаза Зандрамас вспыхнули.
   – Я торжествую! – воскликнула она ликующе. – Выбор должен быть сделан, однако теперь право выбора переходит к другому. Цирадис лишена этого права, ибо решение не выбирать тоже суть выбор!
   – Это правда? – быстро спросил Гарион у Белдина.
   – Существуют две точки зрения на сей вопрос…
   – Да или нет, Белдин!
   – Я не знаю. Я, право, не знаю, Гарион.
   И тут туннель озарился светом, что был ярче солнца. Сияние все усиливалось, высветив даже глубокие щели между камнями.
   – Миг настал, – произнес так хорошо знакомый Гариону голос, доносящийся теперь из уст Эрионда. – Миг выбора настал. Выбирай, Цирадис, иначе все погибло.
   Цирадис покачнулась. Глаза ее нерешительно перебегали с одного лица на другое. И вот она вновь заломила руки.
   – Она не может! – воскликнул император Маллореи, бросаясь к ней.
   – Она должна! – Гарион схватил друга за руку – Если она не сделает этого, все пропало!
   И вновь глаза Зандрамас зловеще вспыхнули.
   – Хватит с нее! – раздался ее торжествующий крик. – Ты сделала выбор, Цирадис! Ничего уже нельзя изменить! И теперь я сделаю выбор за тебя и вознесена буду превыше всех, когда вновь явится Владыка Тьмы!
   Это и была последняя ошибка Зандрамас, ее роковая ошибка. Цирадис выпрямилась, и пылающие глаза ее устремились прямо на огненное лицо колдуньи
   – Ты ошибаешься, Зандрамас, – прозвучал ледяной голос келльской пророчицы. – То, что произошло, – лишь минутная слабость, а вовсе не выбор! У меня есть еще время!
   Она запрокинула свое прекрасное лицо и закрыла глаза. Под сводами грота мощно, словно аккорд органа, зазвучал хор келльских прорицательниц и вдруг оборвался резко, вопросительно…
   – Теперь решать буду только я, – сказала Цирадис. – Все ли условия совпали?
   Вопрос ее обращен был к двум безликим сущностям, говорящим теперь устами Эрионда и Гэрана.
   – Да, совпали, – произнесла одна из них устами Эрионда.
   – Да, совпали, – эхом откликнулась другая устами Гэрана.
   – Тогда внемлите!
   Прорицательница мгновение внимательно смотрела в лица юноши и мальчика. И вот, с криком нечеловеческого отчаяния, упала она на грудь Эрионду.
   – Выбираю тебя! – прорыдала она. – Права я или ошибаюсь, но я выбираю тебя!
   Внезапно грот резко накренился, но это не было землетрясение, потому что ни единый камушек не отделился от мрачных стен. Гарион отчего-то не сомневался, что накренился сразу весь мир – нет, даже все мироздание. Энергия, выход которой дало решение Цирадис, была непостижима для смертного ума.
   Но вот невыносимо яркий свет стал постепенно гаснуть, вслед за ним и свет, исходящий от Сардиона, померк и поблек. В момент выбора черную колдунью резко отбросило назад, и огоньки у нее под кожей замерцали с удесятеренной силой, затем они стремительно закружились, делаясь все ярче и ярче…
   – Нет! – взвизгнула Зандрамас. – Нет!
   – Может быть, эти огни и есть знак твоего величия, Зандрамас? – прозвучал голос Полидры. – Ты, возможно, еще «воссияешь ярче прочих созвездий небесных». Ты сослужила верную службу Пророчеству Тьмы и заслужила за это награду.
   И бабушка Гариона твердой поступью направилась прямо к черной колдунье. Зандрамас резко отпрянула.
   – Не касайся меня!
   – Я и не собираюсь касаться тебя, Зандрамас, только твоих одежд! Я хочу видеть своими глазами и награду твою, и твое возвышение. – И Полидра одним движением сорвала с колдуньи черный балахон.
   Зандрамас даже не сделала попытки прикрыть наготу, ибо под одеждой у нее не было тела. Виден был лишь смутный абрис, легкий туманный контур, внутри которого кружились огоньки, делаясь с каждой секундой все ярче.
   Гэран же на своих крепких ножонках кинулся прямо к матери, а Сенедра, рыдая от счастья, заключила его в объятия и крепко прижала к груди.
   – Что будет с ним? – спросил Гарион у Эрионда. – Ведь теперь он Дитя Тьмы.
   – Нет более Детей Тьмы. Твой сын в безопасности.
   Гарион испытал невыразимое облегчение. И все явственнее делалось посетившее его в момент выбора, сделанного Цирадис, ощущение богоприсутствия. Он пристальнее вгляделся в Эрионда, и ощущение это усилилось. Раньше Эрионду было на вид никак не более двадцати, теперь же он казался ровесником Гариона – лицо его, прежде невинное, словно у младенца, стало серьезным и мудрым.
   – Нам осталось кое-что докончить, Белгарион, – сказал он.
   Сделав знак Закету приблизиться, он осторожно передал маллорейцу все еще рыдающую Цирадис.
   – Прошу тебя, заботься о ней.
   – Я никогда ее не оставлю, Эрионд, – пообещал Закет и бережно повел плачущую девушку к остальным.
   – А теперь, Белгарион, – продолжал Эрионд, – передай мне Шар, принадлежащий брату моему. Пора завершить начатое.
   Гарион потянулся к рукояти Ривского меча и положил руку на Шар Алдура.
   – Выходи, – приказал он Шару.
   Шар легко выскользнул из своего углубления, и Гарион передал его юному богу.
   Эрионд поглядел сперва на светящийся голубой камень, который держал в руке, затем перевел взгляд на Сардион, а затем вновь взглянул на Шар Алдура. В лице бога было нечто необъяснимое, когда он глядел на эти два камня, лежащие на черте, разделяющей мироздание. Он поднял вверх лицо – и мгновение спустя оно снова выглядело безмятежным.
   – Да будет так! – провозгласил он и, к ужасу Гариона, крепко сжал в ладони Шар и поднес руку к Сардиону.
   Мерцающий красным светом камень, казалось, вздрогнул. Подобно Ктучику, он вначале расширился, затем сжался. Потом снова расширился – в последний раз. И, подобно Ктучику, взорвался, но взрыв этот сдерживала неведомая сила, исходящая то ли от Эрионда, то ли от Шара, то ли откуда-то еще… Гарион ясно осознавал, что, если бы не эта сила, ничто в мире не устояло бы на своих местах после взрыва такой невообразимой мощи.
   Но невзирая на то, что присутствующих защищало бессмертное и неуязвимое теперь тело Эрионда, титанической силой взрыва все брошены были наземь. С потолка дождем посыпались камни, и вся пирамида содрогнулась. Землетрясение это было мощнее того, что некогда до основания разрушило Рэк-Хтол. Не успев даже ни о чем подумать, Гарион перекатился по полу, чтобы прикрыть собой Сенедру и Гэрана. Он успел заметить, что многие из его друзей таким же образом защищают своих любимых.
   Земля продолжала сотрясаться, но на алтаре теперь уже не было видно Сардиона. На его месте сиял огненный шар – он был в тысячу раз ярче солнца.
   А Эрионд с тем же непоколебимым спокойствием извлек руку вместе с Шаром Алдура из жуткого пламени, охватившего Сардион. И вот, когда последнее препятствие, удерживавшее Сардион от разрушения, было устранено, камень взорвался. Сверкающие осколки ударили в потолок пещеры – кровлю мгновенно сорвало, и во все стороны разлетелись колоссальные базальтовые глыбы.
   Внезапно показавшееся небо озарено было светом много ярче солнечного. Фантастическое пламя охватило небосклон от одного горизонта до другого. А осколки Сардиона устремились прямо ввысь, исчезая из виду в высотах небесных.
   Зандрамас издала дикий, какой-то звериный вопль – смутный контур ее тела таял на глазах.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация